November 16th, 2015

0Banksy

ВВС Франции бомбят позиции ИГИЛ в Сирии. А пора бомбить их в Париже и Брюсселе

Франция нанесла минувшей ночью серию авиаударов по объектам Исламского государства в его сирийской столице, городе Ракка. Боевые самолёты ВВС Франции, поднявшиеся с баз в Иордании и Эмиратах, сбросили в общей сложности 20 бомб на объекты исламистов. Министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан сообщил об ударах по командному центру ИГ, тренировочному лагерю террористов и оружейным складам.

В настоящее время французская военная группировка в составе коалиции против ИГИЛ насчитывает 12 «Рафалей» и «Мистралей». Министерство обороны объявило о намерении направить в зону конфликта флагманский авианосец класса «Шарль де Голль» с 24 боевыми самолётами на борту. То есть численность группировки будет утроена. В настоящее время авианосец находится на базе ВМФ Франции в Тулоне.

В самой Франции готовится комплекс жёстких профилактических мер, направленных против участников и вдохновителей исламистского подполья — включая закрытие салафитских мечетей, ограничительные меры против проповедников джихада и помещение фигурантов полицейских досье под усиленный надзор. О необходимости зачистки исламских террористических гнёзд заговорили вчера в Бельгии, которая в последние годы служит главным плацдармом для исламских боевиков в Европейском Союзе. Из одного только брюссельского пригорода Моленбек-Сен-Жан вышли и исполнители парижских терактов, и Мехди Немуш, убивший четырёх человек в Еврейском музее в Брюсселе, и Аюб Эль-Хазани, открывший стрельбу по пассажирам скорого поезда Амстердам-Париж, и члены вербовочной ячейки ИГ, выявленной в Вервье в январе 2015 года. Именно в Бельгии закупались оружием братья Куаши, расстрелявшие редакцию Charlie Hebdo, и Амеди Кулибали, совершивший теракт в кошерном супермаркете Парижа. В общей сложности спецслужбами Бельгии идентифицировано 494 участника террористического подполья; 272 из них в настоящее время воюют на стороне ИГ в Сирии и Ираке, 75 числятся убитыми, 134 возвратились с Ближнего Востока, и ещё 13 находятся в пути оттуда.

Это гигантская проблема, — заявил в воскресенье премьер-министр Бельгии Шарль Мишель, комментируя ситуацию в Молленбек-Сен-Жан. — За последние месяцы принято немало инициатив по борьбе с радикализацией, но необходимы репрессивные меры.

Понятно, что одними заявлениями политиков и точечными бомбовыми ударами в Сирии исламистское террористическое подполье в Европе не победить — точно так же, как невозможно расследовать причины катастрофы A321 на Синае, проводя обыски на камеру в московском офисе «Когалымавиа» и туроператора «Бриско». Но такие события, как теракты в Париже, открывают глаза европейским избирателям. Они начинают понимать, какую цену заплатили за неразборчивый приём сирийских беженцев. Научаются видеть, откуда исходит угроза, и какие меры на самом деле направлены на их защиту от повторения парижской трагедии. Отучаются винить жертв терактов в «провокациях» и оправдывать террор «оскорблением чувств верующих». Начинают спрашивать своих избранников: сколько боевиков вы депортировали? Сколько ликвидировали? Скольким отказали во въезде? Сколько снесено салафитских мечетей? Сколько имамов привлечено к ответственности за пропаганду джихада? Скольким родителям, отправляющим детей во французскую школу в хиджабе, отказано в гражданстве ЕС?

Всё это — совершенно правильные вопросы. Даже если кому-то кажется, что задавать их поздновато, когда в одной Франции 5 миллионов официально исповедуют Ислам. Но так уж устроена психика евросоюзного обывателя: пока он не видит угрозы, он в неё и не верит. Угроза, однако, совершенно реальна, и если французы её не заметили ни во время расстрела в Тулузе, ни во время бойни в Еврейском музее в Брюсселе — то, как верно заметил А.Г. Кнышев, «история повторяется трижды: один раз, как трагедия, и ещё два раза для тупых».

Можно предположить, что и последние теракты в Париже со временем забудутся. Как забылась бойня в редакции Charlie Hebdo и захват заложников в кошерном супермаркете Парижа 10 месяцев назад. Но сколько ни закрывай глаза, менее реальной угроза не станет. Если о ней забыть — она о себе снова напомнит. И мы уже даже знаем, как.
0Banksy

Почему мы красим аватарку в цвета французского флага

В ночь с пятницы на субботу жители Парижа подверглись атаке террористов.
А россияне, поставившие себе в минувшие выходные французский флаг на аватарку в знак солидарности с жителями Парижа, подверглись в субботу и воскресенье атаке штатных и нештатных говноедов.

Говноеды негодуют: что ж вы не ставили себе российский флаг, когда на Синае разбился наш А321?!
Ведь наши 224 больше ихних 129!
Что ж наших-то погибших не пожалели?! Двойные стандарты! Мама, наших бьют!!!

Вопрос очень простой, но, в самом деле, требующий ответа.

Начнём с «не пожалели».

В Каире и Лондоне, Вашингтоне и Париже, Минске и Кишинёве, Анкаре и Улан-Баторе, Брюсселе и Киеве, после катастрофы А321 выстроились очереди из местных жителей к российским посольствам, с цветами и соболезнованиями. Об этом писали и местные СМИ, и даже киселёвский Sputnik. Про это есть фото и видео, есть репортажи, есть твиты российских диппредставительств со всех концов Земли.

А теперь давайте про флаг.

Что случилось в Париже в ночь с пятницы на субботу?
Исламское Государство нанесло удары по Французской Республике.
Президент Французской Республики в ту же ночь выступил с обращением к нации, и сказал: на нас напали враги-террористы из ИГ, мы им ответим.
В воскресенье вечером французские самолёты вылетели бомбить сирийскую столицу Исламского государства. Это война, в которой лично я поддерживаю французскую сторону.

По-моему, довольно логично, чтобы люди, которые в этой войне поддерживают Францию, а не ИГ, выразили свою солидарность. Например, покрасив аватарку в цвета французского флага. Или подсветив теми же цветами здания в центре своих столиц. Если какому-то говноеду это не нравится, то он приглашается есть своё говно молча, потому что его разрешения поддержать войну Франции против ИГ никто не спрашивал. Почавкивать, впрочем, можно — что мы и наблюдает в Фейсбуке.

А что случилось в России, когда над Синаем разбился А321?
Президент РФ ни с каким обращением ни к кому не выступил по сей день.
Власти России возбудили уголовное дело по ст. 263 УК РФ — «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта».
Спустя 17 дней после катастрофы расследование по-прежнему ведётся в отношении двух российских юрлиц: авиакомпании «Когалымавиа» и туроператора «Бриско».
Ни одного официального объявления о связи между катастрофой А321 и военными действиями российских войск в Сирии по сей день не прозвучало. Фразу «ИГИЛ объявил нам войну» до сих пор не произнесло ни одно официальное российское лицо.

Так с чем же должны были солидаризоваться подлые двуличные иностранцы, которые принесли цветы к российским посольствам, а триколор на аватарку не поставили? С претензиями российских властей к перевозчику «Когалымавиа» и туроператору «Бриско»?

По-моему, разница между солидарностью и соболезнованиями — вещь достаточно очевидная, если включить головной мозг. Когда 447-й рейс Air France пропал в небе над Атлантикой, унеся жизни 228 пассажиров и членов экипажа, флагов Франции тоже никто не вывешивал. Жертвам катастрофы и их родственникам можно соболезновать, но солидарность — это, братцы, о другом.

С французскими ВВС, бомбящими Ракку, я солидарен. Этот город нужно бомбить до последнего моджахеда. Пушков нам уже объяснил, почему российская авиация Ракку бомбить не собирается, но кто-то ж должен закатать столицу ИГИЛ в асфальт и вбомбить её в каменный век. Если это будут французы — я солидарен с их намерением. Allons, enfants de la Patrie, и далее по тексту.

А со следователями СКР, пытающимися перевесить ответственность за теракт с ИГИЛ на «Когалымавиа», я не солидарен ничуть.
В моём представлении, они тут скорей на стороне ИГИЛ выступают, третью неделю пытаясь публично переложить ответственность с больной головы на здоровую, с исламской террористической организации на российское юрлицо, которое в этой истории — точно такая же жертва, как любой из пассажиров.

Надеюсь, однажды мы этих государственных мужей увидим на скамье подсудимых по статье «пособничество ИГИЛ».