December 3rd, 2015

0Banksy

«Афиша»: вовремя уйти

Бумажный журнал «Афиша» будет выходить 4 раза в год.
Онлайн-проекты «Город» и «Воздух» прекратят своё существование.
Если вспомнить все предшествующие «реформы» в этом издании за последний год — переход с двухнедельного выпуска на ежемесячный, закрытие «Еды» и «Мира», прекращение выпуска путеводителей — то последняя новость выглядит вполне логичной.

Конечно, официальная версия говорит о превращении бумажного издательского дома в диджитальную компанию — но эти разговоры в «Афише» велись и 8,5 лет назад, когда на не огороженной ещё в ту пору набережной Стрелки глава «Афиши Диджитал» Дмитрий Степанов презентовал амбициозный проект «Афиши 2.0», связанный с переориентацией с бумаги на онлайн, с превращением издания в полноценный сервис веб 2.0, где полезный городской контент создаётся в непрерывном соавторстве между редакцией и читателями, чьи оценки, отклики и рецензии дополнят и обогатят интерактивный каталог всех развлечений столицы. Речь не шла о том, что редакцию при этом сократят или разгонят, что закроются флагманские продукты ИД, что на зарплатах сотрудников сэкономят — а наоборот, о том, чтобы хорошего и разного (в том числе — редакционного) контента в «Афише» стало больше. В рамках той программы преобразований ключевые сотрудники редакции, помимо выпуска полос раз в две недели, начали вести блоги, оперативно реагируя на новости по теме своих рубрик... Но сегодня речь явно не об этом. А о том, что реклама в бумажном издании плохо продаётся, дистрибуция хромает — и ответственность за неудачи коммерческих служб привычным движением перекладывают на редакционный коллектив. Такое не раз уже случалось в разных проектах, где собственники с катастрофическим результатом заменили старую, эффективную команду продажников на новую, «доверенную» — и, разумеется, готовы искать причину итоговой неудачи не в собственных кадровых решениях, а в том, что чистка рядов была недостаточно радикальной... К «переориентации на онлайн» всё это никакого отношения не имеет. Переориентация на онлайн — это когда ты можешь показать, что онлайн у тебя окреп, развился, вырос, стал драйвером роста выручки, что номера журнала лучше продаются в цифре для iPad, чем на бумаге... Если ничего такого нам не рассказывают, значит дело не в ставке на онлайн, а в банальном урезании расходов на производство контента.

Илья Красильщик, проработавший в ИД Афиша 8 лет и возглавлявший с 2008 по 2013 год редакцию журнала, делится в «Медузе» своими грустными мыслями о судьбе издания. Почитайте этот текст, он рассказывает, как коллектив единомышленников в редакции «Афиши» представлял себе свою (и журнала) миссию. Очевидно, его видение перекликается с ожиданиями читателей, чей спрос на журнал много лет определял и успех издания, и его культовый статус. «Может быть, у нас даже что-то получилось», — с надеждой, но без уверенности пишет Красильщик.

Я уверен, что получилось: сам много лет читал этот журнал, и на бумаге, и в онлайне, выписывал его, не пропускал «Пикников Афиши» и других городских мероприятий, устраиваемых редакцией — иногда даже из дальних поездок в середине лета возвращался, чтоб на них попасть. Но те времена прошли, и вот о чём мне думается, читая Красильщика.

Умирание «Афиши» началось не вчера, и даже не год назад. Пионеры издания, для которых миссия была важней собственной должности и зарплаты, последовательно вытеснялись кадрами, больше склонными к компромиссу, чем к максимализму. Процесс занял годы, но всю дорогу ясно было, к чему он в итоге приведёт. В этом смысле судьба «Афиши» за последнюю пару лет — прекрасная иллюстрация к истории про лягушку, которая дала себя сварить просто потому, что воду в кастрюле разогревали до кипения постепенно. А судьба Ленты.Ру — это как раз история про лягушку, которая выскочила из кастрюли сразу, и оттого смогла уцелеть, сохраниться, продолжить активное существование. Коллектив Ленты.Ру, откуда за неделю 75 сотрудников редакции и технических служб дружно уволились в никуда после разгона руководства, рассеялся по нескольким проектам — вновь созданным, или ранее уже существовавшим. Одни сделали «Медузу», «Мохнатый сыр», «Образовач», N+1, другие влились в состав РБК, «Ведомостей», «Слона» и других редакций.

Они сделали это быстро, решительно, и сразу, как только увидели, куда всё катится.
Хотя тогда, в марте 2014 года, их коллективная отставка и уход в никуда без компенсаций выглядели безрассудством. А готовность сотрудников иных редакций приспосабливаться к «реформам» собственника могла казаться разумной жизненной стратегией. Ишак, падишах, умри ты сегодня, а я — завтра...

По концовке в очередной раз выяснилось, что единовременный моральный выбор дальновиднее компромисса. Что терпеливо ждать, покуда оно всё само предсказуемо закончится — отнюдь не выигрышная стратегия.

Реальность постепенно меняет свои очертания, но эти изменения надо замечать и отдавать себе в них отчет, — пишет Красильщик.

И он совершенно прав. Добавлю лишь, что их нужно не только замечать, но и вовремя на них реагировать.
moroz

Какая из башен кого заказала

Отдельно меня восхищают те комментаторы, которые в последнем расследовании ФБК о семейном бизнесе Чаек и Цапков усматривают «войну башен Кремля» — и рассуждают об этом с таким серьёзным видом, как будто бы эта патетическая дежурная благоглупость имеет какое-нибудь отношение к существу обнародованных фактов.

Вообще-то мне представляется довольно самоочевидным, что у любого человека, занятого в таких конфликтных сферах, как криминал, рейдерство, распил госсобственности и подковёрная схватка чиновников за власть, есть свои соперники, противники, прямые враги. Достаточно вспомнить, как окончили свои дни многие российские криминальные авторитеты: явно врагов у них было не меньше, чем у генпрокурора, его заместителей и домочадцев.

Значит ли это, что Глобус, Сильвестр, братья Квантришвили, Костя Могила, Япончик и Дед Хасан были кристально честными, законопослушными гражданами России, а всё, что нам известно об их противоправной деятельности — заказуха и происки недоброжелателей?

Если завтра выяснится, что сведения об активах семейства Чаек, о рейдерских захватах и разваленных прокуратурой уголовных делах в Фонд борьбы с коррупцией поставляли приближённые пана Бастрыкина — что это изменит?

Я хорошо понимаю, почему так много и охотно рассуждают о «заказе» сами фигуранты разоблачений, а также нанятые специалисты по забалтыванию резонансных тем — от одиннадцатирублёвых троллей в ЖЖ до высокооплачиваемых экспертов по «развитию гражданского общества» из придворной свиты. Что им ещё осталось говорить, если все факты проверяемы по открытым источникам, от ЕГРЮЛ до «Ведомостей» и Forbes? Но когда разумные и вменяемые с виду люди, посмотрев фильм и проверив документацию, бросаются жевать эти сопли про «войну башен Кремля», мне это кажется самой нелепой из всех мыслимых страусиных реакций.

Кстати, пресловутым «башням Кремля» нет решительно никакой надобности привлекать Навального и ФБК к своим подковёрным схваткам. У каждой из тех самых «башен» есть обширный арсенал средств борьбы друг с другом, и в публичном, и в непубличном поле. Достаточно вспомнить общеизвестное: шубохранилище в Акулинино, кооператив «Сосны», квартиры в Майами, часы Пескова, американские офшоры Фетисова, фиктивные разводы чиновников-миллиардеров, распилы на тендерах с подставными участниками, семейные схемы Ротенбергов и прочие аферы, раскрытые за последние несколько лет Фондом борьбы с коррупцией, не только не стали поводом для открытия уголовных дел — никого даже не понизили в должности после этих публикаций. Чтобы сковырнуть Якунина, нужна была папочка с информацией ОВ, вовремя положенная на правильный стол. И уверяю вас, там не было ни слова про шубохранилища: такие мелочи в наши дни ни одному российскому клептократу не могут стоить карьеры. Потому что коррупция в тех самых «башнях» — name of the game. Если кому-то и нужно о ней знать, то исключительно нам. Даже если читать и смотреть всё это нам неприятно и тошно.
istanbul

Почему Эрдогана нельзя сравнивать с Голлумом

Уголовное дело об оскорблении Эрдогана, которого в Твиттере сравнили с Голлумом, набирает обороты. Подключились даже создатели «Властелина колец», чтобы объяснить: сравнение главного турецкого исламиста с Голлумом — оскорбление не для Эрдогана, а для сказочного толкиеновского персонажа, который в отличие от Эрдогана, когда-то был хорошим парнем. И вообще, его звали не Голлум, а Смеагол.

На самом деле, у меня нет ни малейших сомнений, что врачу, которого уже выгнали с работы за твиты с Эрдоганом и Голлумом, турецкое правосудие в конечном итоге вкатит заветную двушечку. И заступничество Питера Джексона не поможет, ибо самое страшное оскорбление тут — в кастинге. Ведь Голлума в той картине играет сын армянского гинеколога Саркисяна. Такого оскорбления Эрдогану, конечно же, не снести.
11 сентября с георгиевской ленточкой

Никаких контактов с террористами?!

Изучил послание, а там — внезапно:

Никакого убежища бандитам. Никаких двойных стандартов. Никаких контактов с любыми террористическими организациями. Никаких попыток использовать их в своих целях.

Золотые слова. Только никак они не вяжутся с делом.

На фото — Сергей Лавров и один из главарей террористической организации ХАМАС Халед Машаль. Их тёплая дружеская встреча состоялась в катарской столице минувшим летом. А до этого — в Москве. А после встречи в Дохе Лавров позвал хамасовца снова посетить Россию.

А вот спецпредставитель России на Ближнем Востоке Богданов встречается в тёплой дружественной обстановке с главарём ливанской террористической организации Хизбалла:

Самое смешное, что у отказа России включать ХАМАС и Хизбаллу в списки террористических организаций есть предельно официальное объяснение. Его дал руководитель Управления по борьбе с международным терроризмом ФСБ генерал-майор Юрий Сапунов в интервью правительственной «Российской газете». Там все двойные и тройные стандарты объяснены с аптекарской точностью: Вот что сказал Сапунов:

Мы знаем, что эти организации используют террористические методы, и учитываем это. К тому же мы признаем международные списки террористических организаций, например, списки ООН или таких ведущих мировых держав, как США и Европейский союз.

А не включаем мы их в списки вот почему:

Ни одного террористического акта, ни одного боевика, который бы посягал на террористический акт на российской территории, среди тех организаций нет.

То есть мы знаем, что они террористы, мы признаём решения международного сообщества об их включении в соответствующие списки, но контактов с ними не прекратим, покуда они весь этот террор ведут не у нас.

Очень важно обратить внимание на оговорку про территорию. Сказать, что ХАМАС и Хизбалла не совершают терактов против российских граждан генерал-майор не мог. В Израиле постоянно проживают более сотни тысяч российских граждан, ежегодно страну посещают более полумиллиона туристов из РФ — и все они являются для террористов из ХАМАСа и Хизбаллы легитимной мишенью. О студентке из города Владимира, обучавшейся по обмену в Иерусалимском университете и пострадавшей в хамасовском взрыве автобуса, рассказывали даже по ящику. Так что вместо двойного стандарта (мы не считаем террористами тех, кто взрывает не россиян) пришлось применить тройной: мы знаем, что они — террористы, что они взрывают и бомбят наших граждан, но пока они это делают на чужой территории, мы с ними ссориться не хотим.

Зачем нужны двойные стандарты, когда у нас давно уже тройные.