March 5th, 2016

Martyn Jacques

Как страшно жить на Западе

В правительственной «Российской газете» наткнулся на прекраснейший текст доктора исторических наук, профессора «Вышки» Александра Лукина об ужасах жизни на Западе. Там, оказывается, не существует никакой свободы слова, царит сплошная олигархия, людей заставляют регистрировать однополые браки, снижается уровень образования, с каждым годом становится всё больше бедных и мигрантов, непрерывно растёт национализм. «А за некоторые мнения уже вполне могут и подвергнуть административному или уголовному преследованию».

В частности, запрещено и опасно для жизни рассуждать о неполноценности негров и гомосексуалистов, а также требовать принудительного лечения последних — которое медицина широко практиковала, покуда эта глубоко научная практика не была принесена в жертву идолу политкорректности. Заодно в Америке запретили антропологию, чтобы жители не узнали о существовании разных человеческих рас.

Из-за цензуры на телевидении граждане США не знают правды о ходе президентских выборов:

В США формально в выборах президента постоянно участвует 4-5 кандидатов, но никто об этом даже не знает, так как телеканалы показывают дебаты только тех двух, кто выдвинут приемлемыми партиями.

В сфере культуры — полный ад и упадок. Певцы сплошь безголосые, вместо музыки у них — один сумбур. В изобразительном искусстве из-за разгула демократии «уничтожили высокий классический стиль», а «скоморошеская похабщина, ранее предназначавшаяся для развлечения необразованной части населения, захватила оперные театры и выставочные залы».

Популярность соцсетей на загнивающем Западе профессор Лукин объясняет тем, что люди там работают в больших корпорациях, и часто не представляют ни конечного смысла, ни результатов своей деятельности, получая довольно много за роль винтика огромной машины. Из-за этого страдает самооценка, и соцсети люди на Западе заводят для того, чтобы искусственно её себе повысить за счёт сотен своих фальшивых друзей в кавычках. Перед этими «друзьями» сотрудники крупных западных корпораций выкладывают фото и видео, где «рассказывается, кто что ел, с кем спал», и прочие образцы своего бесстыдства. Какую часть из 1,55 млрд активных пользователей Фейсбука составляют служащие крупных американских корпораций, постящие там своё бытовое порновидео, в статье, к сожалению, не уточняется. Ещё при обращении к теме незаслуженно забыт тот вопиющий факт, что правилами Фейсбука выкладывание фото и видео такого содержания запрещено. Так что фото и видео оперативно удаляются, а аккаунты публикаторов блокируются, что ведёт к ещё более резкому падению их самооценки...

Под конец статьи автор вдруг вспоминает, что и в России не всё хорошо с гражданскими свободами, но это — адекватная плата за отсутствие здесь западных ужасов. Это объяснение, пожалуй, стоит процитировать целиком:

Возможно ли для России заимствование позитивных сторон западной цивилизации без скатывания к ее идеологическому монополизму, пока не ясно. В России есть безусловный дефицит политической свободы, но в других отношениях общество и люди в ней гораздо свободнее западного. Где будет комфортнее жить человеку традиционных взглядов: в обществе большей политической свободы, но разгула того, что он считает полной безнравственностью и удушающей политкорректности, или там, где можно меньше участвовать в управлении государством, но тебя не заставляют регистрировать "нетрадиционные браки", наблюдать из окна парады гомосексуалистов и не отбирают детей из семьи за "неправильное" воспитание? Вероятно, при определенных условиях выбор может быть и в пользу меньшей политической свободы.

Честно говоря, такого развёрнутого и фундаментального анализа жизни на Западе я не читал, пожалуй, с самых советских времён. Даже полагал грешным делом, что искусство создания подобных текстов в наши дни сохранилось лишь в Северной Корее. А вот, оказывается, могут же и в России, если захотят.
muller

Что заговорщики сделали со Сталиным

Согласно официальному сообщению, объявленному по радио назавтра в 6 утра, вечером 5 марта 1953 года на Ближней даче в Кунцево умер от инсульта Иосиф Сталин. Обстоятельства последних дней его жизни дошли до нас во множестве разных версий (один Хрущёв переизобретал свою историю по меньшей мере трижды), но в общем и целом сюжет вырисовывается один и тот же. 73-летний Сталин довольно явно готовился в очередной раз почистить верхушку своей вертикали от четырёх ближайших приближённых, и эта самая четвёрка его каким-то ловким способом опередила.

Открытым остаётся один медицинский вопрос: пришлось ли четверым заговорщикам в ночь с 28 февраля на 1 марта 1953 года отравить «отца народов» каким-то ядом во время их последней совместной попойки на Ближней даче, или, по чудесному совпадению, тирана в самый подходящий момент хватил инсульт, а Хрущёв, Берия, Маленков и Булганин всего лишь проследили, чтобы он после этого на протяжении пары дней не получал никакой врачебной помощи. Думаю, ответа на этот вопрос мы уже никогда не узнаем. Меня вполне устраивает и версия о чуде на праздник Пурим.

Зато подготовка к устранению «отца народов», проведённая Берией, задокументирована очень даже обстоятельно. В считанные месяцы перед смертью Сталин лишился сразу многих из верных людей, которыми окружил себя в последние годы на Ближней даче: лечащего врача Виноградова, начальника охраны генерала Власика, секретаря Поскрёбышева. Причём решение об аресте или отстранении каждого из них он сам же и принял. В результате остался и без медицины, и без охраны, и без ближайшего помощника — зато в компании ровно тех самых четырёх человек, которых собирался вскоре устранить. А они — с ядом или без яда — успели его опередить.

После чего Берия деловито занялся устранением всех нежелательных свидетелей и возможных исполнителей заговора (охранников Ближней дачи, её прислуги, сталинского сына Василия, уверенного, что отца «отравили»). А трое остальных заговорщиков озаботились устранением уже самого Берии, которую им удалось успешно осуществить спустя 16 недель руками военных. Спустя полгода после захвата Берии над ним прошёл суд, на котором его признали врагом народа и шпионом сразу кучи разведок — такое ощущение, что, начиная с первых дней своей дореволюционной карьеры, он ничего другого не делал, а только куда-нибудь непрерывно вербовался: то к азербайджанцам, то к англичанам, то к американцам, а до этого ещё и на царскую охранку успел поработать. Когда Берию на самом деле расстреляли — после суда, или сразу же при аресте, полугодом раньше — тоже окончательно не понятно. Документы его судебного дела вызывают массу вопросов, достоверной информации о том, куда делось тело после казни, тоже нет. Но в 2002 году Военная коллегия Верховного суда РФ оставила приговор Берии без изменения.

Книг и иных исследований об обстоятельствах смерти Сталина в последующие полвека издано великое множество. Не желающим тратить много времени на изучение хроники «кто кого убил какого числа, и зачем» могу порекомендовать журнальный вариант книги Авторханова «Загадка смерти Сталина», вышедший 25 лет назад в «Новом мире». По сравнению с тамиздатовским оригиналом книга сокращена вдвое. У Авторханова, конечно же, есть собственная версия событий, но писал он этот текст в эмиграции, сбежав из СССР за 11 лет до описываемых событий, поэтому полагается в основном на разные свидетельства очевидцев, ставшие достоянием открытой печати в первые годы после смерти Сталина. Отдельно в связи с сегодняшней датой могу порекомендовать волонтёрский исследовательский интернет-проект «05/03/1953», где журналистами и историками собрано много оригинальных свидетельств о событиях 5-9 марта 1953 в Москве.
chemodan new

Последний рывок в Швейцарию





-=Спецпроект: выиграй Гранд тур по Швейцарии!=-







В начале месяца я рассказывал тут о туристическом квесте «Get Lost Get Natural», организованном Московским представительством Офиса по туризму Швейцарии. На протяжении 6 недель участники конкурса, а среди них и я, следили за перемещениями героев квеста по самым живописным точкам Швейцарии, параллельно отвечая на различные вопросы. И вот эти 6 недель прошли. Конец каждой из них отметился промежуточными призами. Наградой за правильные и быстрые ответы стали ваучеры авиакомпании SWISS на перелет в Швейцарию, а также швейцарские часы, швейцарские ножи и футболки с логотипом Гранд Тура. Вместе с читателями этого блога мы прошли по стопам главных героев всей третьей недели квеста.
Collapse )
muller

Краткий курс истории России, Византии и Пруссии

Эпическая статья министра Лаврова — обзор российской истории от X века до наших дней. На читающую публику самое сильное впечатление произвела в ней история о том, как Александр Невский «мудро и дальновидно» лёг под веротерпимых татаро-монголов, чтобы спасти «идентичность» Руси от тлетворного Запада, уже в ту пору пытавшегося расширить НАТО на восток. В итоге у нас с тех пор в генах и такая политика, и татаро-монголы, а заодно мы ещё и весь христианский мир от них спасли. Тут у Лаврова сразу три взаимоисключающих версии в одном абзаце: его собственная (спаслись от Запада), пушкинская (спасли Европу) и гумилёвская (Великая степь — это мы).

Но не успеваешь ещё переварить этот винегрет, а там уж следующий абзац начался, и опять новое слово в мировой истории:

Русь смогла выйти из этого тяжелого испытания в качестве единого государства, которое впоследствии и на Западе, и на Востоке стали рассматривать как своего рода наследника павшей в 1453 г. Византийской империи.

Откуда взялся этот тезис про «наследника Византии», более или менее хорошо известно. В русских источниках он впервые появляется через 70 лет после падения Константинополя, в письме псковского монаха Филофея великокняжескому дьяку. Ни на каком Западе и ни на каком Востоке об этом письме никто в 1523 году не слыхал, и никаких геостратегических истин из него не черпал. А самоназвание «Третий Рим» придумали братья-болгары, которые так называли Тырново, столицу своего Второго царства (1185-1396). Не потому, что болгары пытались закосить под новую Византию — а наоборот, они от неё избавились, разбив в боях сперва императорские войска, потом латинян из IV крестового похода, и этим «Третьим Римом» они хотели сказать ровно то, что никакой Византии они знать не знают, а знают одно Тырново. И было это в те годы, когда Византия ещё кое-как существовала. А уж спустя два-три столетия, когда турки стёрли с карт Европы и её, и царство тех же болгар, совершенно точно никто ни на Западе, ни на Востоке не задавался вопросом «кто ж у нас наследник этой давно сгинувшей империи? Уж не великий ли князь Московии?».

Самое смешное, что и Филофей не про передел Европы писал своё письмо, и не про турок даже, а на сугубо религиозную тему — об ответственности князя московского за сохранение последнего оплота истинной христианской веры. Дискурс этот был не про то, что мы теперь греки, а про то, что греки скурвились, прельстились ересями, легли под агарян, и единственные правильно верующие христиане — это теперь мы, так давайте блюсти свою веру в чистоте и не поддаваться соблазнам. И когда патриарх Никон стал восстанавливать на Руси греческий церковный канон, то концепцию «Третьего Рима» взяли на вооружение как раз его оппоненты-раскольники. Поэтому к 1667 году она была Церковным советом запрещена, и сохранялась лишь в традиции староверов, как именно антигреческая платформа.

Первым человеком, которому пришло в голову увидеть в «Третьем Риме» геополитику и пророчество о Российской Империи, подгребающей под себя византийское наследство, был киевский историк Владимир Иконников (1841-1923). Очень понятным контекстом, в котором он переизобрёл «Третий Рим» как имперскую идеологию, был турецкий гамбит Александра II, Крымская война, претензии на проливы и т.п. А почитаешь Лаврова — так эта концепция из докторской Иконникова, защищённой в Новороссийском университете в 1869 году, была предметом консенсуса «на Востоке и на Западе» аж с середины XV века. То есть весь мир признавал 550 лет назад, что проливы — наши. Одни мы думали, что это про религию.

Дальше Лавров добирается до XVIII века и делает впечатляющее историческое открытие, набело переписав всю историю Семилетней войны. История эта, хоть и изобилует участниками, на самом деле вполне простая. Прусский король Фридрих II, переоценив свои силы, неудачно залупнулся сразу на каждого из своих европейских соседей, и оказался в состоянии тотальной войны со всем континентом, которую он совершенно никак не мог выиграть, потому что теснили его со всех сторон, троекратно превосходящими силами противника. И в самом деле, Фридриха за семь лет войны неоднократно побили и в Силезии, и в Богемии, и в Саксонии, и в Восточной Пруссии. Но ему несказанно повезло, потому что коалиция его врагов, составленная из французов, австрийцев, шведов и поздней примкнувшей к ним Елизаветы Петровны, обнаружила тотальную неспособность договариваться и координировать действия. Каждый раз, когда Фридрих лишался значительной части войска и начинал готовиться к капитуляции, войска коалиции вдруг куда-то не туда уходили, и так ни разу не сподобились его добить. А теперь послушаем Лаврова:

Уже в середине XVIII века Россия выходит на ключевую роль в общеевропейском конфликте – Семилетней войне. Русские войска тогда триумфально вошли в Берлин – столицу считавшегося непобедимым прусского короля Фридриха II, – и лишь неожиданная кончина императрицы Елизаветы Петровны и восшествие на российский престол симпатизировавшего Фридриху Петра III спасло Пруссию от неминуемого разгрома. Этот поворот событий в истории Германии до сих пор именуется «чудом Бранденбургского дома».

То есть Семилетняя война — это история про то, как русские в первый раз «дошли до Берлина», сокрушив «непобедимого» Фридриха. А чудо Бранденбургского дома — про то, как они потом лишились плодов победы из-за смерти Елизаветы Петровны и национал-предательства Петра III.

На самом деле, всё было немножечко с точностью до наоборот. Войну не сумели выиграть не из-за предательства, а из-за беспомощности командования и неумения договариваться. Берлин в ходе Семилетней войны брали не один раз, только победить Фридриха это так никому и не помогло. Впервые туда ворвалась австрийская кавалерия генерала Хадика в 1757-м, на второй год войны. Но как вошла, так и вышла. Второй раз, три года спустя, русский генерал Готтлоб Курт Генрих фон Тотлебен подошёл к Берлину, не имевшему укреплений и стен, лишь гарнизон в 1200 человек. Тотлебен обстреливал его и штурмовал, но взять не смог, и отступил. Потом к Тотлебену присоединились 18.000 австрийцев и 15.000 русских солдат, и тут уж сами немцы, находившиеся в городе, решили с превосходящими силами коалиции не связываться. Так что комендант Берлина просто сдал столицу без единого выстрела, причём предварительно прусская армия оттуда ушла в Шпандау. Тотлебен триумфально вступил в город, захватил трофеи, обложил жителей контрибуцией, взорвал оружейные и пороховые склады. А потом получил известие, что в сторону Берлина движется Фридрих II. На этом весь триумф и закончился: союзники город тут же и покинули, унося трофеи. А Фридрих, узнав об их уходе, даже не пошёл в сторону Берлина. После этого эпизода война продолжалась ещё без малого три года, и закончилась, смешно сказать, победой Фридриха II. До конца своего 46-летнего правления он удвоил территорию Пруссии, и много всякого полезного в ней сделал. Но это отдельный сюжет, а мне осталось лишь рассказать про «чудо Бранденбургского дома».

Дело было 12 августа 1759 года, то есть за 15 месяцев до прихода Тотлебена в Берлин. Фридрих ввязался в очередную неудачную схватку с превосходящими австро-русскими силами при Кунерсдорфе, и был там наголову разбит. От войска в 48.000 человек под его командованием осталось от силы 3000. И прусский король оценил ситуацию вполне однозначно, написав своему министру вот такое письмо накануне своей неминуемой гибели:

У меня больше нет никаких резервов и, по правде говоря, я верю в то, что всё потеряно. Гибели своего Отечества я не переживу. Прощайте навсегда. Фридрих

А потом прошёл день, второй и третий, и до короля начало доходить, что победители совершенно не собираются использовать плоды своей победы, не добивают его собственный отряд, и даже на Берлин не пошли, а отступают куда-то в сторону Коттбуса, безо всякой понятной цели. На четвёртый день Фридрих II написал своему брату Генриху Прусскому:

Я возвещаю Вам о чуде Бранденбургского дома. В то время, когда враг, перейдя Одер, мог решиться на вторую битву и закончить войну, он ушёл в направлении Мюльрозе и Либерозе

Вы, может быть, спросите: а как же смерть Елизаветы Петровны и национал-предательство Петра III? Ну так на календарь взгляните. Елизавета Петровна скончалась 25 декабря 1761 года, то есть через два с лишним года после описываемых событий. Петербургский договор между Фридрихом и Петром III был заключён через ещё 4 месяца после её смерти. И да, действительно, этот договор был для Фридриха необычайно щедр и выгоден. Но вот только был ли он национал-предательством? Была ли Россия заинтересована в том, чтобы Франция, Австрия и Швеция добили Пруссию? Лавров, видимо, так считает. И заговорщики, свергшие Петра III, тоже так говорили, обвиняя его в отказе от военной победы. Но фокус в том, что Петра низложили через 2 месяца после подписания, ещё через неделю он умер, а договор так никому не пришло в голову пересматривать — ни Екатерине, ни Фридриху. В последующие десятилетия он действовал и соблюдался, и, кажется, всех устраивал. Хотя я понимаю, что для г-на Лаврова успехи оружия ценней любых долгосрочных договоров. Такая уж нынче у нас дипломатия.