April 27th, 2016

0solovyevorel

Портал госуслуг: подотритесь вашей электронной заявкой

Продолжаем эксперимент с порталом госуслуг.
Вчера мне там в личном кабинете выставили счёт за новый паспорт, который я оплатил в два клика. Вспоминал, как вручную заполнял 4 копии квитанции в сберкассе, когда получал паспорт в прошлый раз, и радовался.

Но радоваться оказалось рано. Не зря предупреждали читатели, что со внутренним паспортом этот номер у них не прокатил. Как в воду глядели. Вчера в моём личном кабинете на портале госуслуг появился удивительный комментарий:

Вам необходимо явиться в течении 10 дней в отделение по Головинскому району отдела УФМС России по г. Москве в САО по адресу: г. Москва, Кронштадтский б-р, д. 19 А. Рузмайкина Ольга Ивановна, кабинет №2, тел. 8(495)452-51-ХХ. При себе необходимо иметь (по возможности): выписку из домовой книги, военный билет, либо водительское удостоверение, свидетельство о браке (о разводе), свидетельство о рождение детей, оплаченную квитанцию гос. пошлины на 1500 руб., фото 35x45 (3 шт.) График работы: Понедельник с 09.00 до 18.00 (обед с 14.00 до 15.00) Вторник, четверг с 11.00 до 20.00 (обед с 14.00 до 15.00) Среда с 09.00 до 13.00 Пятница с 09.00 до 16.45 (обед с 14.00 до 15.00)

Позвонил по телефону, и получил исчерпывающее разъяснение.
Во-первых, Ольга Ивановна, к которой Госуслуги рекомендовали мне явиться, давно уволилась из миграционной службы.
Во-вторых «инспектора по утере документов» нет на месте. У него, оказывается, есть свой персональный график работы, отдельный от расписания ОУФМС.
В-третьих, всем данным, которые я ввёл на портале Госуслуг, в миграционной службе знают только одно применение: я могу их теперь распечатать и подтереться. Потому что к «инспектору по утере» следует приходить с оригиналами всех документов, включая выписку из домовой книги, получение которой — отдельная экскурсия в контору на Конаковском проезде, работающую два дня в неделю по утрам. Нужна и бумажная квитанция об уплате госпошлины, и бумажные фотографии, несмотря на то, что портал госуслуг любезно предоставил возможность загрузить в его базу цифровое фото...

То есть требования закона 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» от июля 2010 года и Распоряжения Правительства Российской Федерации N 442-р от 17 марта 2011 г., для московского паспортного стола в 2016 году по-прежнему остаются пустым звуком. Официальный список из 264 документов, справок, квитанций и выписок, которые чиновник не имеет права требовать с гражданина, а обязан запросить в СМЭВ — фикция. Заявление прошлого министра связи (ныне — советника президента) о том, что чиновников будут наказывать за нарушение 210-ФЗ — пустой безответственный свист. А десятки миллиардов рублей, освоенные на внедрении электронных госуслуг, просто покормили правильные конторы, безо всяких последствий для деятельности паспортных столов.

Впрочем, вывод этот предварительный. Конечно, я не поленюсь сходить в паспортный стол поругаться, с текстом 210-ФЗ, и доложу о результатах. Кроме того, на 17 мая у меня в ГИБДД назначена выдача дубликата водительских прав.

В ожидании этих событий предлагаю читателям подумать, как можно было бы эффективно потроллить уполномоченные ведомства. Всё ж таки эта СМЭВ (система межведомственного электронного взаимодействия), оператором которой является Минкомсвязи, на наши налоговые деньги создавалась.
всюду жизнь

Как меня будут судить

По бесчисленным заявкам журналистов и просто неравнодушных читателей проясняю нынешний статус и дальнейшие перспективы моего уголовного дела. Набросал 8 этапов, продолжение — по ходу пьесы. Жирным шрифтом — общая практика, курсивом — мой отдельный случай.

1. Поступает донос, по нему назначается доследственная проверка.
В моём случае таких доносов было по меньшей мере два, и поступили они в начале октября 2015 года.

2. Если проверка не обнаружила признаков преступления, следует отказ в возбуждении уголовного дела. Если померещились признаки, возбуждается дело и начинаются следственные действия.
В моём случае были заказаны отзывы специалистов из ФСБ по поводу моего поста и интервью на Эхе. Специалисты из ФСБ, разумеется, усмотрели экстремизм, и дело было возбуждено в конце ноября 2015.

3. В рамках следствия собираются улики; разные люди, имеющие отношение к расследуемому делу, получают процессуальные статусы — свидетелей, подозреваемых, обвиняемых. Следователь проводит установление фактов: допрашивает свидетелей, подозреваемых, обвиняемых, назначает обыски и экспертизы.
В моём случае в рамках следствия был допрошен я сам (в качестве подозреваемого в феврале и в качестве обвиняемого вчера) и свидетели моего эфира на «Эхе Москвы». Была заказана экспертиза в ГБУ «Московский исследовательский центр», которая не нашла признаков преступления. Тогда была заказана другая экспертиза, в 32-й лаборатории Минюста в Волгограде. Она не нашла в моих постах призывов, но нашла разжигание «розни» в отношении «национально-территориальной группы». На основании этого заключения мне было предъявлено обвинение. Обыск в рамках моего дела пока не проводился, но постановление о нём уже оформлено. В ходе обыска по таким делам дознаватель изымает у подследственного компьютер, а затем делает то, что по-английски называется fishing expedition: ищет неизвестно какие материалы, не фигурирующие в деле, но способные как-нибудь помочь обвинению. Например, планы вооружённого восстания, переписку с участниками террористического подполья, или копии любого наименования из Федерального списка экстремистских материалов (сейчас там насчитывается 3390 позиций, последняя — стихотворение, начинающееся словами «Хотят ли русские войны...»).

4. Результатом работы следователя становится обвинительное заключение. Оно направляется в прокуратуру для утверждения и передачи в суд.
В моём деле этот этап наступит ближе к лету. Прокуратура, получив обвинительное заключение, может его не утвердить и вернуть следователю, но ума не приложу, зачем бы она стала это делать.

5. Районный суд, получив обвинительное заключение, назначает заседание для рассмотрения дела по существу. Результатом судебного рассмотрения станет приговор, обвинительный или оправдательный, и окончание действия подписки о невыезде.
В моём случае дело будет, очевидно, рассматриваться в Пресненском райсуде Москвы (и Дом Наркомфина, и редакция «Эха Москвы» находятся на территории его подсудности). Это учреждение в прошлом прославилось решениями в интересах олигарха Потанина (против бывшей жены) и сенатора Слуцкера (против бывших партнёров по бизнесу), арестом Навального на 15 суток и снисхождением к Евгении Васильевой. Я — не Васильева, так что снисхождения не жду.

6. Решение районного суда подлежит обжалованию после того, как стороны получат полный текст мотивировочной части. Кассационной инстанцией для московских райсудов является Мосгорсуд на Преображенке.
Когда моё дело дойдёт до рассмотрения в Мосгорсуде, гадать пока рано. Не забываем, что приговор Пресненского суда может быть и оправдательным — такое случается в России примерно с 0,4% уголовных дел.

7. Постановление Мосгорсуда по жалобе на решение Пресненского райсуда будет означать окончание уголовного дела: приговор вступит в законную силу.
Деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 282 УК РФ, в нынешней редакции Уголовного кодекса наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

8. Если Мосгорсуд вынесет по моему делу любое решение, кроме оправдательного, это откроет дорогу в Конституционный суд.
В этой инстанции будет обсуждаться уже не моя трудная судьба уголовника, а несоответствие 282-й статьи положениям действующей Конституции РФ.

Там, конечно, и всякие другие сюжеты в будущем возможны — но, полагаю, что на сегодняшний день я достаточно чётко расписал обозримую перспективу, насколько она мне самому понятна.
всюду жизнь

Сколько можно бояться

Дорогие френды и читатели, перестаньте, пожалуйста, пугать меня тюрьмой.
Реально — надоело. Скучно, однообразно, ни о чём.

Я родился и вырос в стране, где поговорка от тюрьмы не зарекайся каждому жителю известна лучше, чем «Отче наш» и 49-я статья Конституции. Мне ещё не исполнилось 17 лет, когда моего учителя иврита отправили валить лес в мордовские лагеря — именно за то, что он преподавал мне иврит.

В 1983 году я, владея шестью иностранными языками, не пошёл на филфак МГУ, как настаивали родители, а поступил в медицинский институт — именно для того, чтобы в случае Афганистана или лагерей иметь пригодную в этих местах специальность. Ни по какой другой причине. Когда перспектива Афгана и лагерей миновала, я вернулся к гуманитарным занятиям, но если Родина скажет — откопаю диплом (кстати, адвокат и так велел его найти, для приобщения к уголовному делу).

Среди моих знакомых — и в брежневские времена, и в путинские — всегда хватало людей, переживших тюрьму и лагерь. В том числе и по политическим статьям, и по вполне себе уголовным. Некоторым из них я откровенно завидую, потому что они использовали время пребывания в местах лишения свободы с большой пользой для личностного роста и развития. В моём представлении, тюрьмы и лагеря — такая же школа жизни, как кругосветное плавание или восхождение на Эверест, только с меньшими рисками для жизни.

Когда мне попадаются такие материалы, как недавние карточки Олега Навального на Медузе — я читаю их с большим практическим интересом.

Весь смысл 282-й статьи и других аналогичных законов — в запугивании людей. В том, чтобы мы боялись открывать рот. Единственный способ бороться с этой системой — не бояться её угроз. Я — не боюсь. И не надо, пожалуйста, учить меня страху. Это ровно та наука, которую я считаю для себя лишней. Не потому, что я такой крутой и смелый, а потому, что мне скучно бояться. Людей, живущих в постоянном страхе перед властью или неизвестным будущим, среди моих знакомых было больше, чем даже сидевших. И если я, в силу каких-то обстоятельств, не отношусь к их числу, то считаю, что мне крупно повезло.

А самое главное, о чём стоит помнить в жизни (поскольку она чревата проблемами посерьёзней тюрьмы), — что Бог не посылает нам таких испытаний, которые мы были бы не в силах перенести.
0solovyevorel

К чему ещё забыли приравнять Интернет?

В 10-й главе III раздела Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации есть статья 63 «Обстоятельства, отягчающие наказание». За годы президентства В.В. Путина эта статья дополнялась новыми пунктами и подпунктами аж восемь раз. В настоящее время список отягчающих обстоятельств выглядит так:

а) рецидив преступлений;
б) наступление тяжких последствий в результате совершения преступления;
в) совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации);
г) особо активная роль в совершении преступления;
д) привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность;
е) совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
е.1) совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;
ж) совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
з) совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного;
и) совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего;
к) совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения;
л) совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках;
м) совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора;
н) совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти;
о) совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел;
п) совершение преступления в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней) родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (несовершеннолетней), а равно педагогическим работником или другим работником образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним (несовершеннолетней);
р) совершение преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма.


Сенатор Мизулина предложила внести в этот обширный список использование Интернета. Законопроект с таким дополнением к 63-й статье, по её словам, будет подготовлен в Совете Федерации «в ближайшее время».

С точки зрения здравого смысла и юридической логики это предложение — не меньший бред, чем все предшествующие инициативы Мизулиной. Если взять такие составы, как «Доведение до самоубийства», «Вымогательство», «Угроза убийством», «Обман или злоупотребление доверием» и т.п., то очевидно, что для совершения подобных преступлений может с равным успехом использоваться телефон и Скайп, сервис СМС-сообщений мобильного оператора или мессенджер. Почему одно и то же деяние, совершённое через СМС или чат, должно получать различную правовую оценку? С какой точки зрения вымогательство или угрозы с использованием Скайпа представляют большую общественную опасность, чем такое же вымогательство и угрозы по мобильнику?!

Впрочем, ни одну из инициатив наших законодателей в области Интернета за последние 4 года не следует оценивать с позиций здравого смысла и логики. Речь идёт о планомерном и целенаправленном уничтожении интернет-отрасли в России, силами упырей, которые в самом факте свободного общения людей между собой видят прямую и немедленную угрозу духовным скрепам. Никакими другими соображениями нельзя объяснить ни «закон о забвении», ни новый законопроект о приравнивании поисковых сервисов к СМИ, ни «антитеррористический» ФЗ-97 о блоггерах, ни бесчисленные законы о блокировке сайтов. Надо просто называть вещи своими именами, как делает Бастрыкин: всё это просто попытки заимствовать передовую туркменскую модель регулирования Интернета, выдавая её по невежеству за китайскую.

В таком контексте приравнивание использования Интернета к особой жестокости, садизму, состоянию алкогольного или наркотического опьянения, насилию над детьми, терроризму и рецидивизму — шаг закономерный. Было бы даже странно, если б никакая мизулина до него не додумалась. Но всё равно мне кажется, что это жалкая полумера. Зачем химичить с Общей частью УК, когда можно сразу перейти к Особенной? Просто нужна статья, объявляющая уголовным преступлением доступ в Интернет — по аналогии с принятой 5 лет назад статьёй 138.1, позволяющей посадить человека на 4 года за приобретение диктофона или видеокамеры. Проблема со статьей 138.1 — в том, что нигде на свете не существует списка этих самых запрещённых устройств, «покушение на приобретение» которых должно повлечь за собой уголовную ответственность. С Интернетом всё значительно проще. Как к нему подключаться, знает в России любая мизулина — а значит, и с привлечением к ответственности проблем не должно возникать.
00Canova

Барак Обама нанялся модератором в Лентач

Как выяснило неленивое издание ЛайфНьюз, за сообществом Лентач на платформе ВКонтакте стоит... Государственный департамент США. Как выясняется, там платят 4 доллара за каждую опубликованную в сообществе шутку:

На чём основывается столь сенсационное умозаключение фантазёров из ЛайфНьюз, в заметке не сообщается. Впрочем, политический донос в наши времена — не тот жанр, который требует каких-нибудь пруфов: главное успеть прокукарекать. В самом Лентаче известие о появлении заокеанских спонсоров восприняли с большим энтузиазмом, и тут же переименовались в «Звёзднополосач (Пропаганда Госдепа)»:

С нетерпением жду нового репортажа — о том, например, что все 1.112.955 подписчиков Лентача заброшены из Соединённых Штатов Америки в Дмитровский район Московской области для того, чтобы расшатать нашу страну к выборам 2016 года.