?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Disclaimer !!! Памяти Антона Носика Previous Previous Next Next
Живые записки Антона Носика
Anton Nossik at LiveJournal
dolboeb
Пишут, что развалилась демократическая коалиция.
Эта новость вызывает у меня куда меньше удивления, чем известие о создании той же самой коалиции в предшествующем политическом сезоне. Всем заинтересованным лицам я своё недоумение тогда же и высказал. В ответ услышал, что ничего не понимаю в Realpolitik. Замечание очень точное. Добавлю только, что я и впредь ничего не намерен в ней ничего понимать. Мне хватает знания некоторых принципов, как завещал Гельвеций.

По моему глубокому убеждению, в коалиционные партнёрства может вступать кто угодно и с кем угодно — давно и не нами замечено, что politics make strange bedfellows. Но для успеха таких союзов необходимо совершенно чёткое и безальтернативное, к тому же одинаковое, понимание всеми партнёрами одной общей политической цели, которая составляет предмет объединения. Эта цель должна быть до такой степени проста и конкретна, что её можно прямым текстом озвучить и избирателю, и партийному активу каждой из сторон.

Если общей политической цели нет, а есть только техническая (использовать существующую юридическую оболочку для участия в выборах, подстраиваясь под переменчивые особенности избирательного законодательства в текущем сезоне), то это изначально обречённая конфигурация. Тому из партнёров, который привносит в сделку свой электоральный ресурс, наносится репутационный вред с первого дня существования коалиции. А второму партнёру — техническому, владельцу юрлица — не удаётся получить от этого союза никаких выгод. В итоге одна сторона теряет очки, а другая ничего не приобретает.

Хорошо, что эта коалиция распалась сегодня, а не в июне. Жаль, что этот неудачный опыт партийного строительства отнял столько сил и времени у людей, способных, как мы видели, и на более осмысленные действия. Впрочем, жизнь впереди длинная, и остаётся надеяться, что из совершённых ошибок будут извлечены какие-нибудь уроки на будущее.

Метки: , ,
Местонахождение: Новинский бульвар, Москва

59 комментариев or Оставить комментарий
dolboeb
За всей нелепой текучкой (мизулина, лайфньюс, электронная россия, суд/тюрьма, демкоалиция) не успел вчера поверстать записки стольника Петра Толстого о Венеции. А эта тема, на мой вкус, поинтересней и Следственного комитета, и Совфеда, и доходов Лентача. По крайней мере, для меня. Так что публикую три отрывка из будущего путеводителя. Композиция каждой главки стандартная: цитата из Петра Толстого + фото + моё описание + как добраться и что там делать в апреле-мае 2016.

Начнём прогулку с церкви San Giorgio dei Greci. Ей в воспоминаниях царского стольника посвящено много места, поскольку это был главный православный храм тогдашней Венеции. Толстой регулярно ходил туда молиться и подробно описывал чин службы — замечу, не претерпевший за последующие 320 лет значительных изменений.
Путеводитель по Венеции: греческая церковь, еврейское гетто, турецкое подворьеСвернуть )
Напоминаю всем, кто дочитал до этого места, что это была демо-версия путеводителя Петра Толстого по Венеции. Мне бы хотелось такой путеводитель написать, сверстать и издать в ePub — хотя можно, конечно, и бумажной версией заморочиться, ежели найдутся заинтересованные издатели. Желающие принять участие в проекте приглашаются черкнуть мне весточку в Фейсбуке.

Метки: , , ,
Местонахождение: Новинский бульвар, Москва

19 комментариев or Оставить комментарий
dolboeb
Удивительная история про советскую власть: казалось бы, она создала себе предельно комфортные экономические условия. Поначалу 150 миллионов человек, а по концовке так и все 286, работали практически забесплатно, и имели чрезвычайно скромные потребности, которые власть к тому же не торопилась удовлетворять (китайские коммунисты населению хотя бы одежду и мыло по рациону выдавали, советские и того не делали).

При этом советской власти вечно ни на что не хватало денег. И ладно б их не хватало только на обеспечение бытовых потребностей населения в одежде и лекарствах. Так ведь и на те нужды, на которые бабло выделялось в приоритете, тоже всегда оказывалось, что денег нет. Взять хоть эпоху малокартинья: из всех искусств для них важнейшим являлось кино. Целую Финскую войну просрали из-за того, что, по меткому замечанию одного британского историка, больше денег вложили в пропаганду, речёвки и духовые оркестры, чем в армейскую составляющую конфликта. То есть, казалось бы, бюджет голодных лет структурировался по той же формуле, что и путинско-медведевский: сокращаем расходы на социалку, медицину, образование, инфраструктуру, а на пропаганду расходы неуклонно растут. И всё равно имеем в итоге малокартинье сроком в десять сталинских лет. Не говорите только, пожалуйста, про войну, потому что строительству помпезных сталинских небоскрёбов в те же самые годы она никак не помешала (в том числе и в Варшаве, и в Шанхае).

Или вот Дом Наркомфина — другая статья бюджетных расходов, которая при советской власти росла точно так же, как сегодня растут доходы топ-менеджмента госкомпаний на фоне астрономических убытков того бизнеса, которым они управляют. Деньги на содержание номенклатуры, которых у такого режима должно хватать всегда, даже если население ест траву, потому что кошек и собак оно уже доело. Тем не менее, вся эпопея строительства Дома Наркомфина с 1929 по 1931 год — это история про деньги, которых не хватило буквально ровно ни на что. Планировалось, что построят ведомственный дом, где квартиры дадут рядовым сотрудникам одного советского комиссариата, чтобы они могли вместе жить, раз уж вместе работают. В итоге квартиры достались в основном большим шишкам, к Наркомфину отношения не имеющим: сталинским министрам юстиции и здравоохранения, художнику Дейнеке, самому архитектору Гинзбургу... Но и для нужд этой элиты денег не хватило: из запланированных шести корпусов «дома будущего» построили примерно два с половиной. В итоге жильцам дома пришлось голосовать: где мы разместим детский сад, если на отдельный корпус для него, заложенный в проекте, у государства нет денег. Проголосовали упразднить библиотеку, которая должна была находиться над столовой в коммунальном корпусе, и там устроить детсад. Это при том, что именно в те самые годы взорвали Храм Христа Спасителя, чтоб строить на его месте Дворец Советов высотой до небес. И отказ от его постройки связан был с причинами больше тектонической, чем денежной природы. Кстати, решение об отказе от строительства принимал жилец самой дорогой квартиры в том самом Доме Наркомфина, Николай Иванович Милютин. В 2015 году на месте его пентхауса разместилась прекрасная чайная-кальянная, ныне, увы, закрытая.

Спустя ещё 35-40 лет, при Брежневе, появилась волнительная задумка Дом Наркомфина снести. Для этого всем живущим в нём наследникам советской номенклатуры нужно было всего лишь предложить расселение в новостройки, чтоб в доме не осталось жильцов. Но и на это, блин, денег у советской власти не хватило. Кого-то расселили, остальным не нашлось жилья. Слава Богу, конечно, что так вышло, но всё же удивительно. Вроде, брежневские годы принято считать сытыми. И жилищного строительства велось в ту пору немало — сносить эти уродливые постройки будут, наверное, до конца нашей жизни. Однако же расселить один-единственный дом в центре Москвы на 46 квартир не получилось из-за нехватки денег.

В сухом остатке — старый советский анекдот:

Армянское радио спрашивают, можно ли построить социализм в пустыне Сахара.
Ответ: можно, только там очень скоро начнёт ощущаться дефицит песка.


А объяснение этому феномену очень простое, из цикла Easy come easy go. Когда у вас расходами рулит чиновник, то есть человек, который поставлен распределять миллиарды, хотя он в жизни не заработал ни рубля, то довольно естественно, что расходные статьи у него никак не вяжутся с текущим наличием денег. Он рисует цифры от балды, рассчитывая, что деньги потом как-нибудь сами образуются (по меткому выражению самого успешного из специалистов по стрижке федерального бюджета на строительство дворцов, «деньги посылает Аллах»). В результате дебет, естественно, не сходится с кредитом, и пресловутое плановое хозяйство превращается в реестр невыполненных обязательств. Даже в заведомо паразитических сферах, вроде номенклатурного жилья, сталинского кинематографа или сегодняшней Чечни, денег всё равно не хватает. И никогда не хватит.

Метки: , , , ,
Местонахождение: Новинский бульвар, Москва

163 комментария or Оставить комментарий
dolboeb
Решение Мещанского суда по иску ветеранши к Тёме Лебедеву — это реально пострашней угроза для свободы слова в Интернете и в России, чем моё уголовное дело.

Потому что политика — это всё же прицельная стрельба. Никто ж не думает, что моё уголовное дело призвано защитить каких-то там сирийцев от угрозы, которую представляет мой блог для этой «национально-территориальной группы». Доносы на меня написали не из-за Сирии, а в надежде выслужиться в предвыборном году, отличиться в борьбе с пятой колонной национал-предателей. Если бы пост точно такого же содержания вышел у любого другого автора, не включённого в нашистско-молодогвардейские списки врагов народа, его б ни одна живая душа не заметила.

История про волгоградских сутяг и Тёму Лебедева — совершенно другого свойства. Тут работает тупая и тёмная стихия правового нигилизма, захлестнувшая наши суды. Страшней любого политического сыска эти мрачные тётки с авоськами, выбившиеся в судьи либо из ментов, либо из секретарш, в жизни своей не слыхавшие о Конституции РФ, ориентирующиеся не на дух и букву закона, а на свои пещерные представления об общественной морали (помните законопроект будущего оперуполномоченного по правам человека «О преступлениях против нравственности»?). Решения, которые принимают наши райсуды, зачастую поражают дикостью, безграмотностью, невежеством и безразличием к любым аргументам здравого смысла. Конкретный случай с исками случайных лиц против Лебедева — яркий тому пример.

В 2007 году Бабушкинский райсуд Москвы вынес беспрецедентное в своей нелепости и антиконституционности решение по иску Елены и Галины Гагариных к кинопрокатчику «Централ Партнершип». Предметом иска являлась в меру смешная российская трагикомедия «Внук Гагарина», в которой чернокожий детдомовец выдаёт себя за внебрачного потомка первого космонавта Земли. По сценарию он же сам эту байку и выдумал. Однако дочери космонавта сочли, что само упоминание фамилии Гагарина в названии и диалогах героев комедии порочит их честь и достоинство. А Бабушкинский райсуд с ними согласился. В результате каждая из сестёр получила с кинокомпании по 5 тыр морального вреда, плюс 3 тыр компенсации судебных издержек. А фильм был запрещён к показу и навсегда снят с кинопроката.

К счастью, прецедентным это решение Бабушкинского райсуда не стало. А то б дети лейтенанта Шмидта могли засудить любого издателя, экранизатора и прокатчика «Золотого телёнка» за распространение сведений, порочащих доброе имя и деловую репутацию их знаменитого предка. Впрочем, в Бабушкинском суде у них бы это не прокатило: там всё-таки иск был принят у биологических дочерей Гагарина, носящих его фамилию. А у лейтенанта Шмидта, как известно, никаких детей не было. Если б Паниковский, Балаганов и Бендер попытались подать иск в Бабушкинский суд, их бы там, вероятно, завернули как ненадлежащих истцов.

В решениях Мещанского суда по миллионным искам случайных прохожих к Тёме Лебедеву снято и это последнее ограничение. По логике этого вердикта, абсолютно кто угодно может обидеться за каменную бабу скульптора Вучетича (или за его же памятник Ф.Э. Дзержинскому, сбацанный в том же 1958 году) — и заработать на своей обиде от 500.000 до миллиона целковых. Понятно, что никакие ветераны и близко к иску против Лебедева не стояли, и блога его в глаза не видели — подача таких заявлений явно является патентом какой-нибудь ушлой адвокатской конторы, а найм правильных статистов для фронтирования слёзных жалоб «оскорблённой общественности» — дело техники. Как мы помним, в калмыцких офшорных помойках для похожей надобности набирали на работу инвалидов.

Жаль, что в нашей юриспруденции не предусмотрено такого понятия, как «злоупотребление правосудием» (frivolous lawsuit). В Америке бы эту ушлую адвокатскую контору разорили штрафами за непотребство. А в отечественном правосудии чем иск нелепей, тем больше шансов на благосклонное внимание тёток с авоськами.

Метки: ,
Местонахождение: Новинский бульвар, Москва

128 комментариев or Оставить комментарий
dolboeb
25 лет назад в существование Ада верили 24% россиян.
Сегодня этой верой охвачены уже 40% народонаселения.

В Дьявола в 1991 году веровали 25% жителей России.
Сегодня в Дьявола уверовали те же 40%, что верят в Ад.
В общем-то, довольно логичная динамика, если следить за новостями, или просто выглядывать иногда из окна.

Примечательна также динамика по числу верующих в загробную жизнь.
В 1991 году в неё верили 33%, сегодня — 46%. Больше, чем в Ад и в чертей.
То есть 13% верующих в загробную жизнь не предполагают, что она как-то сопряжена с Адом и чертями (источник).

Как догадывается читатель, я как раз вхожу в эти самые 13% (они же 6% от всего населения). В Дьявола я не верю, потому что этот концепт противоречит и логике, и морали монотеизма. Если этот мир создал единый и всемогущий Бог — значит, у Него нет и не может быть никакого равного соперника. Конечно, всемогущему Богу по силам создать и змея-искусителя, и существо чёрного цвета, с рогами и копытами, которое будет подначивать людей, учить их плохому, сбивать с пути праведного. Но в монотеистической картине мира этот козёл — такая же тварь Божия, как и мы с вами, и подчинена Божьему замыслу. Если же допустить, что Козёл может противостоять Богу и сражаться с ним на равных, то это может быть любой зороастризм, манихейство, мандеизм, но язычество, а никак не единобожие.

Что же касается Ада, который, соглашусь, является соблазнительным концептом для любого человека с воображением, и никак не противоречит логике и морали единобожия (Ад — совокупность наказаний, назначаемых как раз Богом, Его ГУИН), то с этой верой меня необратимо рассорил великий Данте. Он провёл очень обстоятельную работу по систематизации представлений об Аде, после которой любому вдумчивому читателю должно быть ясно превыше сомнения, что Ад у каждого верующего свой, что он находится внутри нашей головы (как тьма и Египет), а не ожидает нас где-то там за гробом. Ад реален ровно настолько, насколько он в состоянии кого-то из верующих удержать от дурных поступков. За гробом это всё уже совершенно бесполезно и бессмысленно. Сколько ни вари товарища Сталина в кипящей смоле, Мандельштама уже не воротишь. А та картинка, на которую пялился новорожденный Дуранте Алигьери, когда его крестили во флорентийском Баптистерии — это просто адский моральный трэш.

Праведники, со спокойной улыбкой наблюдающие за тем, как их менее добродетельных современников варят в кипящем масле, рвут на части клещами и скармливают зубастым зверям, ничего, кроме отвращения, у меня не вызывают. По идее, эти же самые праведники при жизни должны были никаких усилий не пожалеть, чтобы спасти ближних своих от адского пламени и вечных посмертных мук. Ну, не шмогли. Недоработали. Радуются-то они чему? Радость спасённого по поводу того, что кому-то из ближних спастись не удалось — это, как мне кажется, реакция последнего подонка, в духе известной лагерной присказки: «Умри ты сегодня, а я — завтра». Если католическая версия загробной жизни превращает праведных при жизни людей в такое чмо, то я на неё никак не могу подписаться.

Метки: , ,
Местонахождение: Новинский бульвар, Москва

67 комментариев or Оставить комментарий