April 29th, 2016

00Canova

Telegram за миллиард не продаётся

Всюду сегодня пишут, что Гугл год назад предложил Павлу Дурову миллиард за Telegram.
Что ответил Дуров — не пишут, но легко догадаться, что послал.

Вообще, это очень смешная история — про то, как Google предложил кому-то миллиард(ы) долларов за стартап.

Смешная — потому, что она бесконечно повторяется, с неизменным результатом.
В феврале 2014 писали, что Google предложил 10 миллиардов за WhatsApp.
Правда, топ-менеджеры Гугла тогда же заявили, что никаких предложений о покупке этого мессенджера не делали. Судя по категоричности опровержений, можно допустить, что слух был и впрямь преувеличен. В любом случае, вскоре после этого WhatsApp был куплен Фейсбуком за 22 млрд долларов (у многих в памяти застряла цифра в 19 млрд, но приобретение оплачивалось акциями Facebook, а они имеют обыкновение расти в цене; в частности, учредитель WhatsApp Ян Кум получил 24,9 млн акций FB, которые на момент сделки, в начале октября 2014, стоили $1,9 млрд, а сегодня — $2,9 млрд).

К Марку Цукербергу покупатели из Гугла стучались дважды. Сперва в 2004 году, когда стартап назывался ещё TheFacebook, его пытались поглотить гугловские скауты, и о миллиардах речь не шла. В следующий раз к сделке подошли серьёзней: предложение о выкупе Фейсбука было вынесено на правление Google и там утверждено. Цукербергу предложили продаться по оценке в 15 млрд долларов, но он в очередной раз послал. Если учесть, что текущая капитализация Facebook оценивается в 357,5 млрд долларов, правильно сделал.
butts

Вопрос, не требующий ответа

В рассылке анонсов Варламова, на которую я подписан, прочитал первую фразу очередного поста:
«Расскажу вам, почему я закрыл велолавку».

Хоть это, на самом деле, наверное, совсем не смешно, но вспомнились к случаю одна цитата и один анекдот.

Цитата — из У. Сомерсета Моэма. Был у него такой автобиографический роман «Эшенден или Британский агент», где писатель в свойственной ему иронической манере повествовал о своём сотрудничестве с английской разведкой в начале ХХ века. В предисловии (написанном в 1935 году) говорилось:

В 1917 году я поехал в Россию с заданием предотвратить революцию большевиков в этой стране. Как сможет узнать читатель из дальнейшего повествования, мои усилия успехом не увенчались”.

А анекдот мне вспомнился такой:

Война. Значительные силы атакующей армии стягиваются к крепости, которую решено подвергнуть многомесячной осаде. Но вместо этого над крепостью вдруг взвивается белый флаг, и её комендант выходит из ворот, чтобы подписать капитуляцию.
Командир армии, готовившейся к долгой осаде, спрашивает его:
— Почему же вы капитулировали без единого выстрела?
— О, на это у нас было не менее ста причин, — отвечает польщённый вниманием победителя комендант.
— ?!
— Во-первых, у нас вообще не было боеприпасов...
— Спасибо, можете не продолжать.


По-моему, в текущей российской экономической ситуации вопрос «Почему я закрыл бизнес?» является полностью риторическим.
zalupoj

Фотосессия длиной в 4 года

Мне уже доводилось тут писать о феноменальном упорстве моего друга Арсена Ревазова. Сегодня Арсен отчитался об успешном завершении ещё одного проекта, подтверждающую эту его особенность.

Есть в Венеции такая церковь, называется Santa Maria dei Miracoli, или просто Мираколи в местном обиходе. Построена в 1481-1489 годах архитектором Пьетро Ломбардо с сыновьями. Джон Рёскин, помнится, называл её самой красивой церковью в Европе. А проблема с ней в том, что красота эта со всех четырёх сторон довольно плотно застроена жилыми зданиями, из-за которых «самую красивую церковь в Европе» никак не возможно взять в кадр всю целиком, общим планом. То есть возможно, но с искажениями и искривлениями перспективы. Которые, собственно говоря, присутствуют на всех известных снимках этой церкви — в альбомах по архитектуре, путеводителях и коммерческих фотобанках.

Арсен 4 года ходил вокруг церкви Мираколи кругами, придумывая, как бы её всю запихнуть в кадр высокого разрешения, и без кривизны. На первый взгляд, довольно странный challenge: ведь и глаз человеческий охватывает церковь всегда с какой-то одной точки обзора, определяющей перспективу, угол зрения и связанное с ним искажение фактических пропорций. Но Арсену не интересно про глаз. Ему интересно про абсолют. Он хочет использовать фотографическую технику именно для того, чтобы увидеть окружающий мир таким, каким его не может ухватить наше несовершенное зрение. Его последний фотопроект «Четвёртое измерение» был как раз о том, чтобы посмотреть на Италию «глазами Бога». И церковь Мираколи — из тех объектов, про которые сразу ясно, зачем ей нужен такой идеальный взгляд: ведь вся её архитектура — о пропорциях. 4 года Арсен думал над этой задачей, и в итоге её решил:
5
Смысл найденного им решения мне вряд ли удастся понять, но объяснения Арсена могу передать дословно:

пришлось на альпе сделать одну дырку, врезать в ней резьбу под штативный болт и поставить вторую площадку сверху, вместо видоискателя. это сделал токарь в москве. я бы и сам сделал, но чтобы резать резьбу нужен метчик. а его так просто не найти, он дюймового
стандарта. дальше я сделал обычный шифт объектива, который еcть на альпе (подъем объектива вверх параллельно плоскости съемки), снял, а потом просто поставил альпу вверх ногами на новую площадку, и это оказалось уже не shift-raise, a shift fall.


Кадры сделаны объективом Schneider 58mm.
Оба снимка (общий план и фасад церкви) доступны в высоком разрешении:
общий план
фасад.