May 6th, 2016

prophet

Если человек говорит от имени Бога...

Если некий человек говорит от имени Бога, это может значить ровно одно из двух.

Либо человек этот — Пророк, посланный к людям тем самым Богом, от имени Которого он говорит.
Либо он — самый обычный проходимец.
При этом не боящийся Божьей кары, потому что сам он ни в какого бога не верит.

Есть, конечно же, и третий вариант, но к нему обычно справка из ПНД прилагается.
0dannunzio

Кто был на небе, тот не захочет на землю

Наблюдая за графиком моих европейских поездок, читатели часто удивляются, зачем я провожу столько времени в Италии, как будто бы других мест в мире мало. Велик соблазн что-нибудь им ответить, но боюсь, что всех моих мыслей по этому поводу хватило бы на трёхтомник, а пост в ЖЖ их не вместит.

Если же отвечать коротко, одним абзацем, то это давно уже сделано без меня. Например, летом 1837 года Николай Васильевич Гоголь писал из Швейцарии в Баден-Баден Варваре Балабиной, собиравшейся в поездку по Европе:

Вот мое мнение: кто был в Италии, тот скажи «прощай» другим землям. Кто был на небе, тот не захочет на землю. Мне кажется, уже душа не в силах будет наслаждаться прекрасным видом какого-нибудь места, — она будет помнить лучшее и уже ничто не в силах из нее выгнать его. Те горы, которые казались мне голубыми до Италии, теперь кажутся серыми. Воздуха нет, этого прозрачного, транспарантного воздуха. Солнце здесь не любит так земли и людей, как в Италии. Там оно дает им какой-то радушный, сверкающий колорит.
00Canova

6 мая: резать или стричь

К годовщине 6 мая не хочется ничего писать про режим и погоны. Просто два стихотворения тут оставлю, одно из которых является продолжением другого. В напоминание о том, что сегодняшние наши проблемы страха и безголосья — родом не из 2012 года, и даже не из 2000

Вот А.С. Пушкин, в ноябре 1823 (по его собственному выражению, жанр — подражание басне умеренного демократа Иисуса Христа):

Свободы сеятель пустынный,
Я вышел рано, до звезды;
Рукою чистой и безвинной
В порабощенные бразды
Бросал живительное семя —
Но потерял я только время,
Благие мысли и труды...

Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.


А вот Баратынский, года 1835 — о том же самом, но обычным своим негромким голосом:


К чему невольнику мечтания свободы?
Взгляни: безропотно текут речные воды
В указанных брегах, по склону их русла;
Ель величавая стоит, где возросла,
Невластная сойти. Небесные светила,
Назначенным путём, неведомая сила
Влечёт. Бродячий ветр неволен, и закон
Его летучему дыханью положён.
Уделу своему и мы покорны будем,
Мятежные мечты смирим иль позабудем,
Рабы разумные, послушно согласим
Свои желания со жребием своим, —
И будет счастлива, спокойна наша доля.
Безумец! не она ль, не вышняя ли воля
Дарует страсти нам? и не её ли глас
В их гласе слышим мы? О, тягостна для нас
Жизнь, в сердце бьющая могучею волною
И в грани узкие втеснённая судьбою.