May 14th, 2016

0jobs

О пользе непоследовательности

Инстаграм перекрасился. Приложение сменило свой славный коричневый логотип, изображавший старую фотокамеру, на странную геометрическую абстракцию в кричащих кислотных тонах. До кучи перерисовали и все кнопки внутри приложения — в том самом духе, в котором Джонатан Айв в своё время перепахал интерфейс iOS. У Айва это, помнится, называлось «отказом от схевоморфизма».

Перекраска Инстаграма, конечно же, была вполне предсказуемой, если учесть, что с прежним логотипом сервис просуществовал пять с половиной лет — любой Гугл, Яндекс и Microsoft за это время успел, перекраситься, ребрендить и переименовать свои приложения по несколько раз.

Уникальность Инстаграма в этом вопросе — то, что они в очередной раз не придумали, как объяснить своё нововведение.

Удивительные люди руководят этой компанией. На нашей памяти они успели принять множество судьбоносных решений, но ни одно из них не сумели объяснить. Навскидку:
— когда Инстаграм только появился, его гендир Кевин Систром объяснял, что приложение будет только для iPhone, разрабатывать версию под Android вообще не входит в планы. В результате явилась толпа разработчиков, создавших аналоги под Android, и все они быстро разорились. Систром глянул на их незавидную судьбу — и выпустил Инстаграм под Андроид.
— первые лет 5 существования Инстаграма на любые вопросы о странном формате картинки 612*612 его пресс-служба и идеологи отвечали, что путём долгих и глубоких размышлений пришли к выводу, что квадратный кадр — оптимален, и никаких других форм-факторов человечеству не нужно. А если нужно — пусть идут в другие соцсети, где они разрешены, в тот же Фейсбук или Твиттер... Потом вдруг в один прекрасный день, когда десятки миллионов людей во всём мире научились кропить любой кадр до квадрата, когда написаны были уже дюжины специальных приложений, платных и бесплатных, для оквадрачивания кадров, в Инстаграме вдруг отменили ограничения по формату картинки. И тоже без объяснений, как и предшествующая упёртость в квадратный форм-фактор.
— в один прекрасный день Инстаграм объявил: теперь у нас можно выкладывать видео, ура! Но только по 15 секунд. Почему по 15 секунд? Ну, этого достаточно должно быть для видео. В другой прекрасный день, когда все уже приучились обрезать видео до 15 секунд, объявили, что можно до минуты. К тому моменту, как все 300 миллионов переучатся обрезать до минуты, объявят новую квоту.
— однажды Инстаграм объявил о планах монетизации. В чём они состояли, так никто и не узнал по сей день. Но всех пользователей закошмарили известием, что, с одной стороны, реклама будет появляться у них в ленте, а с другой стороны, любая их картинка будет считаться рекламным материалом корпорации. Пресса и публика впала в ахуй, посыпались протесты, и в считанные дни появилось сообщение, что всё это было понарошку: ни размещение рекламы в аккаунтах, ни использование защищённых авторским правом фотографий в собственных нуждах компании в планы не входит. Зачем было воду мутить, и что там за план был изначально — мы так и не узнали по сей день.

А знаете, что самое смешное во всей этой эпопее?
Что Инстаграм, со всеми своими экивоками и закидонами, был и остаётся исключительно успешным социальным проектом, показывающим, несмотря на всю конкуренцию, устойчивый рост аудитории, пользовательской базы и её активности. Странные и противоречивые решения, которые в разное время принимались руководством компании и доставляли немало огорчений подписчикам, ни разу не обернулись для самой соцсети проблемами, убытками или потерей аудитории. Все как-то давно уже привыкли, что компания время от времени формулирует странные правила, которых сама не может объяснить, но, покуда её руководство не придумало какой-нибудь Большой Самоубийственной Хуйни (вроде, например, полного запрета любых форматов, кроме видео) — пользователи легко и без усилия адаптируются к нововведениям, смысл которых им не понятен.

И это вообще не про Инстаграм история, а про любой успешный интернет-проект. За последнюю четверть века я не увидел ещё ни одного стартапа, который бы знал на 10 лет вперёд, что он конкретно собирается делать — и для заработка, и для привлечения аудитории. В начале делалось что-то одно, потом получалось что-то совершенно другое, неожиданное и непредвиденное, — успех, который отлично объяснялся задним числом, но совершенно не закладывался в первоначальные планы. Если у кого-то и были планы, расписанные на 10 лет вперёд, то они были совершенно одинаковыми у тех, кто выиграл гонку, и у тех, кто разорился в ноль. Хоть такие документы и называются обычно «стратегией», по сути дела, это просто общие слова, которые никак не годятся в качестве руководства к действию на стремительно меняющемся рынке. Единственное годное руководство к действию в реальном времени — импровизация, которую первые лица компании не всегда могут объяснить даже самим себе, не то что широкой публике или собственной пресс-службе. А человек, которого мы называем «визионером», на самом деле, не имеет никакого такого visio. Дело не в том, что он что-то видит в будущем, а лишь в том, что он готов к экспромтам, к эксперименту, к прыжкам в незнаемое, к неожиданным поворотам и смене направления.

Сегодня мы можем это с уверенностью констатировать задним числом, подкрепив кучей примеров — поведения нелогичного, иррационального, противоречащего всем ранее принятым решениям, но при этом абсолютно выигрышного. Скажем, Стив Джобс, вернувшись в компанию Apple, первым делом закрыл линейку гаджетов Newton, запущенную его неудачливым предшественником. Мало того, что это были прекраснейшие карманные девайсы, уникальные в своём роде, о которых до сих пор все их тогдашние владельцы вспоминают с восторгом и ностальгией. Тут уж на вкус и на цвет, как говорится. Но эта самая убитая на взлёте линейка Newton (а вовсе не те дорогущие десктопы и workstations, на которых вернувшийся Джобс велел всем в компании срочно сосредоточиться) была прототипом всех тех устройств, за счёт которых Apple в итоге завоевала ключевые рынки и победила вечных врагов из Microsoft: iPod, iPhone, iPad. Перенеся фокус своего бизнеса с дорогих настольных устройств на дешёвые карманные (а заодно и сведя к нулю стоимость лицензий MacOS, на которых компания четверть века мечтала озолотиться), Джобс, по сути дела, совершил разворот на 180 градусов относительно своих же прежних решений, заявлений и прогнозм. Это выглядит странно, нелогично, противоречиво — но результат нам всем известен, и он превзошёл все ожидания. Не потому, что Джобсу что-то там вдали увиделось, а просто потому, что он не боялся разворачиваться на 180 градусов, казаться непоследовательным, не уметь объяснить свою чуйку, но при этом следовать ей.

Его заклятый друг, спаситель и инвестор Билл Гейтс в своё время говорил ровно о том же самом: «Если в любые 18 месяцев своего существования Microsoft не сумеет переизобрести свою бизнес-модель полностью заново, то останется в прошлом», — предупреждал он, и как в воду глядел.

А лучше всех про долгосрочное планирование высказалась 20 лет назад «бабушка русского Интернета» Эстер Дайсон, сказавшая, что рсписывать бизнес-планы стартапа на годы вперёд — всё равно, что без карты планировать на три мили свой путь по незнакомой дороге, в тумане, где видимость не превышает 10 метров. Делать это, конечно же, можно, только не стоит воспринимать такие планы чересчур серьёзно.
11 сентября с георгиевской ленточкой

МИД РФ предупреждает туристов об американской угрозе

В ноябре прошлого года думский коммунист Соловьёв предложил законодательно ограничить выезд граждан РФ за рубеж. На него зашикали, что он не вовремя с этим вылез, и он стал неуклюже оправдываться: мол, я совсем не это хотел предложить, а просто чтобы наши органы правильно кошмарили каждого, кто собирается выехать за границу. Чтобы каждому, кто сунулся в турагентство, обстоятельно объясняли угрозы и риски, как там за границей дикие звери по улицам ходят, кругом террор, а наших людей похищают и в рабство угоняют. Если же несознательный гражданин, пройдя соответствующий инструктаж в МИДе, МВД и ФСБ, не испугается, то он должен будет подписать бумагу об ответственности за последствия своего безрассудства — и тогда его отпустят с миром.

Оправдания свои Соловьёв пробормотал прессе, но в законодательную форму этот древнееврейский обряд тройного отговаривания облекать не стал — счёл, видимо, что время не пришло. Как теперь выясняется, никакого закона и не нужно было, чтобы российских туристов кошмарить. Вот какую бумагу выдают нынче российские коммерческие турагентства своим клиентам, собравшимся за рубеж:

Надо заметить, что коммунист Соловьёв свою телегу про ужасы заграничных поездок мотивировал всё же террористической опасностью (и ссылался на катастрофу над Синаем). А тут речь идёт исключительно об угрозе со стороны правоохранительных органов США. На кого конкретно из российских граждан они устроили «охоту» в третьих странах, и кто из наших людей в США, кроме Бута и Ярошенко, отбывает «огромные сроки заключения», ума не приложу. Но страшилка, согласитесь, зачётная. Особенно мне про «отсутствие веской доказательной базы» понравилось. То есть МИД РФ заранее знает, что если какого-то россиянина ищет по всему миру ФБР, то он невиновен, а любые обвинения против него сфабрикованы чисто из русофобских побуждений.

Но в принципе, если вдуматься, совет очень годный. Если у человека «есть основания предполагать наличие претензий к нему со стороны американских правоохранительных органов», то лучше судьбу не искушать. Правда, 16 лет назад Госдума ратифицировала подписанный в июле 1999 года договор с США о взаимной правовой помощи по уголовным делам. То есть и Россия тоже является такой «третьей страной», по законам которой человека можно и арестовать, и осудить на основании тех самых «претензий к нему со стороны американских правоохранительных органов». Так что более правильным был бы совет этим туристам, разыскиваемым ФБР, например, за наркотики, торговлю оружием или детскую порнографию, отправляться в Сомали, Туркменистан, Сирию или Северную Корею, откуда американцам никого не выдают.