May 16th, 2016

00Canova

Скоро «парламент Венеции» узнает о своём существовании

Около часа ночи с воскресенья на понедельник по куче российских СМИ, казённых и карманных, разнеслась благая весть: 18 мая парламент Венеции признает Крым частью Российской Федерации. Об этом уже успели написать «Известия», ИТАР-ТАСС, Life.Ru, Газета.Ру и «Московский комсомолец», рассказали телеканалы РЕН-ТВ и «Звезда». Думаю, к утру список ретрансляторов новости заметно расширится — но итальянских СМИ среди них по-прежнему не будет.

Вынужден огорчить публикаторов сенсации. У Венеции нет никакого парламента. Его тут не существовало даже в 1797 году, когда Наполеон упразднил Светлейшую Республику: в сложную пятиуровневую систему её сдержек и противовесов входили, помимо дожа, Большой Совет из 2000 человек, Коллегия (аналог кабинета министров), Синьория, Совет Десяти, Сенат и даже Аренго — всенародный сход, призванный обеспечить влияние всех граждан Венеции на принятие законодательных решений, созываемый от случая к случаю, по типу новгородского веча. Но парламента не было. Не появился он ни при Наполеоне, ни при австрийцах, ни после вхождения Венеции в состав объединённой Италии 150 лет назад. Городом с тех самых пор управляет мэр, избираемый прямым голосованием жителей, и в некоторых ритуалах исполняющий церемониальные функции дожа. Одновременно с мэром избирается и городской совет из 36 депутатов, выбранных по партийным спискам + сам мэр). Горсовет называется Consiglio communale и заседает в Palazzo Corner Piscopia Loredan на Большом канале. Дворец построен в XIII веке, в разное время служил постоялым двором, резиденцией дожа, частным жилищем и гостиницей:

Даже если считать заседающий тут ныне горсовет «парламентом Венеции», вопросов международной политики он не ставит и не решает, поскольку занят муниципальными проблемами, и их ему, верите ли, хватает выше крыши. «Признать Крым российским», или отменить санкции ЕС, этот орган ни при какой погоде не может. Как не может это сделать и Региональный совет Венето, поскольку в его компетенцию внешнеполитические вопросы тоже не входят. Конечно, любой отдельно взятый депутат областного, городского или сельского совета в Италии может критиковать политику её центральных властей, за это тут не возбуждают уголовных дел и не отбирают бизнес. Но будь он не рядовой депутат сельсовета, а даже целый сельский староста, эта критика всё равно останется его частной инициативой и личным делом.

PS. С тех пор, как Крым вошёл в состав России, это уже не первый случай, когда официозные российские СМИ пытаются найти в Венеции какую-нибудь прямую или косвенную поддержку. Так, в марте 2014 года венецианцы из репортажей РТ узнали о своём выходе из состава Италии. Новость об этом событии, попавшая в местную газету, звучала так: «Русское ТВ рассказало об отделении Венеции».

PPS. Оказывается, ещё в апреле наши госСМИ сообщали о снятии санкций Евросоюза французским парламентом. Там, правда, фактическая база была попрочней.
00Canova

Французский парламент тоже отменил санкции

Оказывается, несуществующий «парламент Венеции» — не первая европейская организация, которая, по утверждениям российских госСМИ, «признала Крым и отменила санкции».

До этого правительственная «Российская газета» в конце апреля уже рассказывала своим читателям о том, что «французский парламент проголосовал за отмену антироссийских санкций ЕС». Но там хотя бы речь шла о резолюции, действительно принятой членами Национальной ассамблеи, покуда большинство её членов находилось на пасхальных каникулах. Включая Марин ле Пен и её товарищей по «Национальному фронту», за документ проголосовали 52 представителя оппозиции и трое социалистов (всего в Ассамблее заседают 577 депутатов). И это был не закон (для принятия которых созван парламент), а всего лишь петиция, лишённая любой юридической силы, и ни одну живую душу во Франции ни к чему не обязывающая. Формулировки там были, к примеру такие:

Souhaite voir la France s’opposer au renouvellement des sanctions prises dans le cadre de l’Union européenne à l’égard de la Russie
([Национальная ассамблея] желает видеть Францию возражающей против возобновления санкций ЕС в отношении России).

Хотите знать, почему законодатели не решились, как им это обычно свойственно, принять обязательный к исполнению государственный закон, а ограничились петицией, как какой-нибудь клуб собаководов? Да ещё с такими обтекаемыми формулировками, как «желаем видеть» вместо, например, «требуем»? Просто если б они попробовали придать этой прокламации подобие полноценного нормативного акта, кого-нибудь к чему-нибудь обязывающего, то не набрали б и 55 голосов из 577. «Настоящих буйных мало», как известно. А прелесть петиции в том и состоит, что, кроме вольного пересказа в «Российской газете» она ни на что не годится.
googlemap

Перевёрнутый мир: Рублёвка принадлежит Панаме

В сегодняшнем номере журнала The New Times — удивительное расследование о том, как в последние 15 лет права собственности и управления государственными земельными активами в районе Рублёвского шоссе без шума и пыли перекочевали в разные офшоры Западного полушария.

Почти пятая часть земли вокруг Москвы принадлежит офшорам — свидетельствуют документы, оказавшиеся в распоряжении The New Times. 1226 офшорных компаний только в Подмосковье владеют 6743 объектами недвижимости: элитными земельными участками, дорогими апартаментами, складскими терминалами, фабриками, заводами и даже стрельбищами, на которых когда-то отрабатывали свои боевые навыки бойцы спецназа ФСБ, МВД и ГРУ, — пишет сегодня издание.

Каждый раз, когда вижу в заголовке российской новости слово «офшор», мне кажется, что по этой теме невозможно уже написать что-нибудь новенькое и неожиданное. Вроде, и так всё понятно о природе бедствия и его масштабах. Схема — старая, не у нас придуманная, а в России обкатанная ещё покойным Березовским: госструктура заключает контракт с частной фирмой (можно даже тендер изобразить), затем активы и/или финансовые потоки государства направляются в офшор, где госчиновник, принимавший решение о подписании контракта, является либо явным акционером, либо скртым бенефициаром.

Березовский, правда, считал, что собственность, оформленная в России на того или иного владельца — фигня, пустые бумажки, которые в любой день могут быть переписаны на другого владельца (думаю, В.П. Евтушенков после опыта с «Башнефтью» мог бы с ним согласиться). Единственно важной вещью Борис Абрамович считал текущие финансовые потоки. Компания может принадлежать государству хоть на 146%, главное — чтобы её менеджмент исправно направлял всю выручку в правильный офшор, учил покойный. Именно поэтому он был так небрежен с оформлением собственности, никогда не владел акциями «Аэрофлота», а в лондонском суде не смог представить никаких юридических документов, подтверждающих его право владения долей в «Сибнефти».

«Панамское досье» — иллюстрация той же старой доктрины. Мы там видим прежде всего фокусы с финансовыми потоками. На основании притворных сделок и ничем не обеспеченных кредитных договоров средства госструктур через их кипрские дочки бесшумно перетекают в офшорные карманы физлиц. Часть денег может потом даже вернуться в Россию — в виде кредитов. Помнится, Березовский тоже кредитовал «Аэрофлот», его же собственными деньгами, под 38% годовых.

Но, как показывает расследование The New Times, офшоризация наших дней одними финансовыми потоками уже не ограничивается. Ученики и последователи Березовского оказались более внимательны к вопросам оформления государственного имущества на свои частные структуры. Но не в России, конечно же, а там, где собственность, по их мнению, защищена законом и судебной практикой. И это само по себе очень забавно. Выходит, что Березовский, 13 лет скрывавшийся в Лондоне, был патриот и государственник. А нынешние хозяева Барвихи верят только в британское право, панамскую юриспруденцию и корпоративные правила BVI. Так что если когда-нибудь в Кремле объявится власть, считающая разворовывание государственной казны преступлением, и она захочет расторгнуть коррупционные сделки по уводу госсобственности в офшор, тут же суды города Лондона окажутся завалены имущественными исками против России от вчерашних чекистов и их панамских адвокатов.