May 31st, 2016

00Canova

Что знает обо мне Государство

Завершил сегодня ознакомление с материалами моего уголовного дела. В ближайшие 10 дней его изучением займётся прокуратура.

Во втором томе сыскался интереснейший рапорт длиною в 6 страниц, составленный оперуполномоченным 2 отдела Главного управления по противодействию экстремизму МВД России, майором М.Н. Барлубаевым. Жанр документа — «всё, что нам удалось узнать об этом подозрительном типе». Составлено в декабре 2015, вскоре после того, как СК решил-таки возбудиться.

Как выясняется, борцам с экстремизмом известно обо мне множество разнообразной, по большей части бесполезной, информации. Пишут, например, что бабушка моя ухитрилась родиться 15.01.1910 года в деревне Юрздыка Червенского района Минской области Белорусской ССР — при том, что сама такая ССР была провозглашена лишь 10 лет спустя, после установления в тех краях советской власти... Знают, что моя сестра Сандра преподаёт социолингвистику в университете (впрочем, не установлено, в каком — но я могу подсказать: вот в этом). Где-то добыли фотографию и адрес московской прописки моей бывшей жены Оли, с которой мы развелись в Израиле в июне 1993 года — но, видимо, тель-авивский раввинат забыл поставить МВД РФ об этом в известность. Про отца моего оперуполномоченному удалось установить, что он был в 2011 году избран почётным членом Российской академии художеств, а в 1994 году «убыл по адресу: Тверская область, Нелидовский район, населённый пункт Лесной заповедник» (про этот населённый пункт я из рапорта узнал впервые, как и про бабушкину деревню Юрздыку; речь, очевидно, идёт о том, что в 1994 году отец продал свою кооперативную трёшку в Москве, и был выписан в никуда: в России он к тому моменту не жил уже 12 лет).

Очень подробно в рапорте расписаны все штрафы ГИБДД, собранные моим шофёром с августа 2014 года (видимо, до этого времени в ДПС не велось компьютерного учёта). Заодно представлен полный перечень всех моих поездок по России и зарубежью за 2015 год: Казань, Ростов, Питер, Минск, Ереван, Киев, Рим, Париж, Лондон, Венеция, Ницца, Прага... Присмотревшись к этим данным внимательно, я обнаружил, что учёт перемещений отслеживаемого лица система ПТК «Розыск — Магистраль» ведёт по бронированиям билетов в российских авиакассах, а не по стойкам регистрации в аэропортах. В списке фигурирует пара сгоревших билетов, по которым никто никуда не летал, но отсутствуют фактически совершённые вылеты из Домодедово, по которым билеты приобретались через приложение зарубежной а/к.

Ближе к середине последней, 6-й страницы, покончив с перечнем моих родственников, штрафов и перемещений по свету, оперуполномоченный, наконец, вспомнил и о моей скромной персоне. Воспроизведу этот фрагмент целиком и без утайки, ибо в нём описана вся моя жизнедеятельность за последнюю четверть века, с точки зрения родного государства и его недремлющих органов. А что знает про человека в России государство — то знает свинья.

Трудней всего понять из этого рапорта, где кончается Википедия, и начинается оперативно-розыскная деятельность, и наоборот. А в целом ощущение от изученного сегодня второго тома — такое же, как и от всех прочих документов, суммирующих труд десятков правоохранителей за 8 месяцев напряжённых следственных действий по уголовному делу №387282.

Очень жалко истраченной бумаги.
zombatar

Перевёрнутый мир: мост Кадырова

В Санкт-Петербурге требуют назвать мост именем Ахмата Кадырова. Что само по себе нисколько не удивляет: в московском Южном Бутово уже 12 лет существует улица его же имени.

Но замечательно выбрано время для озвучивания подобных инициатив. Буквально в минувший четверг суд в Грозном приговорил к длительным срокам заключения двух украинских граждан, обвиняемых в том, что в 1994-95 годах они принимали участие в боевых действиях в Чечне — на стороне того самого Ахмата Кадырова, объявившего России джихад. Вот как описывает роль муфтия в тех событиях российский генерал Трошев в своих мемуарах:

В апреле 1995 года в горах Чечни федеральными войсками готовилась широкомасштабная операция. Положение боевиков было сложным, их отряды несли огромные потери. Многие дудаевцы дрогнули. В бандформированиях начались разброд и шатания. Назревал военно-нравственный кризис.

Это почувствовали чеченские лидеры, в том числе и муфтий Чечни Ахмат Кадыров. Он собрал в одном из горных селений, еще не занятом "федералами", всех полевых командиров и военно-политических руководителей республики. Как духовный лидер Кадыров объявил России джихад ("священную войну против неверных") и заставил всех присутствовавших поклясться на Коране, что они будут биться с русскими до последней капли крови: победа или смерть, иного не дано.

Совещание в горном ауле скорее напоминало религиозное действо, чем военный совет. Отсюда и главный итог: участники "сбора" не разработали новых тактических планов ведения войны, а укрепились духовно. Что было, кстати, немаловажно для лидеров незаконных вооружённых формирований в тех обстоятельствах. Фактически первую скрипку сыграл Ахмат Кадыров — не военный человек, а муфтий. Он стал крестным отцом джихада. Его авторитет среди чеченцев (и до того солидный) теперь вырос невероятно. Он стал как бы духовным знаменем борьбы с Россией за независимость Чечни...


Каждый раз, когда мне кажется, что я уже полностью привык к шизофрении как основной движущей силе политических процессов в России, достаточно заглянуть в новости, чтоб заново впечатлиться степени запущенности недуга.