June 27th, 2016

00Canova

Считал ли апостол Павел, что гомосек хуже Дмитрия Киселёва?

Прочитал на сайте Pravoslavie.Ru ответ иеромонаха на вопрос лесбиянки: «чем мы грешнее всех остальных? Мы такие же люди, как и все». Вопрос уместился в одну строку, ответ занял три экрана, но яснее не стало.

Пишет насельник Сретенского монастыря иеромонах Иов (Гумеров):

Люди, живущие в содомском грехе, лишаются спасения: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6: 9–10).

В этом перечислении слово «мужеложники» выделено жирным шрифтом. Выделял его не я, а иеромонах Иов (Гумеров). Однако доподлинно известно, что апостол Павел, когда писал Первое послание к Коринфянам, сочетания клавиш Ctrl-B для разметки текста не использовал. Соответственно, ни в одном дошедшем до нас списке Св. Писания объект повышенной милоновской озабоченности никаким болдом из общего перечня грехов не выделен. То есть, по версии апостола Павла, «мужеложники» (ἀρσενοκοῖται) грешны перед Богом в точности в такой же мере, что и неженатые мужчины/женщины, ведущие половую жизнь (πόρνοι), и женатые мужчины/женщины, изменяющие своей половине (μοιχοί), и даже героические дрочилы (μαλακοὶ), нашедшие подручный способ избежать внешних соблазнов. Таким же грехом, как арсенокоитус, апостол Павел полагал и употребление алкоголя (μέθυσοι), и госслужбу РФ (κλέπται), и рейдерство (ἅρπαγες), и даже работу на федеральных телеканалах (λοίδοροι).

Внимание, вопрос к православным богословам, владеющим темой.

Откуда мог взяться жирный шрифт в Первом послании к Коринфянам?
Допустимо ли любому православному священнослужителю редактировать текст Священного писания, подгоняя слова Христа и Апостолов под собственную гомофобию?

Существует ли в христианском каноне какой-нибудь такой ранжир грехов, в котором бы запрет на мужеложство стоял выше любой из Десяти заповедей?
00Canova

Я — гомофоб. Ненавижу пидоров, и никогда не буду с ними спать

После предыдущего поста о редактировании Нового завета в угоду текущей российской гомофобской конъюнктуре, у читателя может сложиться ошибочное мнение, что я имею что-то против гомофобов.

Назовём вещи своими именами.
Я сам — предельно сознательный и последовательный, ветхозаветный гомофоб.
Мне отвратительно представить себе секс между мужчинами, а за предположение, что одним из участников подобной мерзости мог бы быть я сам — вообще готов убить любого, кто такое выскажет.

Я считаю, что хуже половой связи мужчин с мужчинами может быть только секс человека с животными, вроде кошки, собаки, крысы, нутрии, Милонова, Мизулиной или Яровой.

Но также я либерал, в связи с чем считаю, что арбитром в вопросах добровольной половой связи между людьми и Божьими тварями никогда и ни при каких обстоятельствах не должно выступать государство. Оно много веков пыталось это делать, принимая законы о запрете того или иного секса — с инородцами, иноверцами, неарийцами, неграми, иудеями — но все эти опыты заканчивались всегда политической катастрофой, весьма далёкой от искомых идеалов расовой чистоты. Потому что личная жизнь людей в нормальном обществе находится вне компетенции государства, будь то Османская империя, Папская область, корона Британской империи или Кордовский халифат.

От Государства, живущего на мои налоги, я жду, что оно за мои деньги обеспечит в обществе нормальный уровень здравоохранения, образования, социального обеспечения, ремонта дорог, личной безопасности на улицах и в электричке. А уж кого и в какие дыры мне трахать, кого пускать под своё одеяло, и как относиться к чужим половым преференциям — это уж я как-нибудь решу сам, без участия пидоров из Госдумы, Совфеда, ФСБ, МВД, СКР, ГП, ФМС, УФСИН и ФСО.

Увы, довольно значительная часть российских ЛГБТ-активистов состоит сегодня в тактических союзах с разными тоталитарными сектами, требующими сжигать сердца геев заживо. Но я не активист ЛГБТ, я очень ветхозаветный гомофоб, меня на такую хуйню не развести. Моя позиция по этому вопросу не покупается за деньги. Я не пидор, не буду пидором никогда, я не возьму ни рубля от ЛГБТ-фондов, я просто либерал, и пусть ебутся с кем им нравится — как я ебусь с теми, кто нравится мне.

Спасибо за понимание.