July 8th, 2016

00Canova

Если вы против изнасилования, что вы сделали для освобождения Татьяны Андреевой?

Есть такой прекрасный американский писатель Майкл Крайтон, прославившийся «Парком Юрского периода».

Он создатель сериала ER и врач по образованию, то есть человек с очень формальным академическим подходом к любой актуальной теме, на которую он пишет роман. Он про эту тему сперва читает сто томов специальной литературы, а в конце любой книги у него огромный раздел ссылочного материала, чтобы читатель мог самостоятельно разобраться, где там фантазия автора, а где non-fiction, реальное положение дел. Как у Нестерова в «Небесном Стокгольме».

Есть такой ссылочный раздел и в его романе про клонирование динозавров, и в романе Rising Sun, про Японию, которая беспощадно колонизирует США с помощью прямых инвестиций, подкупа и криминальных подстав. Вот буквально там в конце 20 страниц ссылок на научную литературу, где объясняется, что для японского бизнеса совершенно легитимно подсунуть в постель конкурента труп заранее убитой проститутки, чтобы завладеть его активами. Это не противоречит ни морали, ни законам Японии. А США к таким методам борьбы не готовы, поэтому проигрывают соревнование, констатирует Крайтон.

Разобравшись с клонированием и Японией, Крайтон обратился к теме sexual harrassment, и написал в 1994 году роман Disclosure. Который был потом экранизирован, с Деми Мур и Майклом Дугласом в главных ролях. Но в экранизацию не вошёл список использованной литературы, А жаль. Там очень много важного видно, из этой подборки фактов. Например, видно, как скосоёблена правоприменительная практика в США по вопросу о sexual harrassment. Вот такая тема как «принуждение к сексу с использованием служебной зависимости» в условиях эмансипации — это на 43% тема принуждения мужчины спать с начальницей. Но про это нет ни жалоб, ни уголовных дел. Мужчина просто не может пожаловаться, что его принудили к сексу с женщиной. Ему никто не поверит. Он будет по умолчанию осуждён. Потому что он мужчина, и сам отвечает за свой хуй. А женщина, велевшая мужчине раздеться в её кабинете под угрозой увольнения — ни в чём не виновата. И в 100 случаев из 100 ей верят.

Сегодняшний флэшмоб #ЯнеБоюсьСказать основан на той же презумпции права женщин на лжесвидетельство.

Я нисколько не сомневаюсь, что нежелательным сексуальным домогательствам в своё время подвергались практически все женщины, которых я знаю, включая мою жену и сестру. Я только не думаю, что желание некоторых гламурных журналов повысить свой траффик за счёт дармового user-generated content поможет им восстановить справедливость. Я думаю, что если кто-то решил сделать дешёвый пиар на модной теме, то мои читатели имеют право знать, в чём состояла исходная мотивация. Не в том, чтоб кого-нибудь привлекли к суду за преступления. Не в том, чтобы завтра не повторились такие преступления. А только в хэштегах, ретвитах и лайках, за которые кто-то получит квартальную премию.

Глянцевый журнал «Космополитен» в очередной раз поимел вас, девушки. Ваши исповеди измерены в терминах KPI, SMM, CTR и CTI. Ни один домашний насильник от этого флэшмоба даже не поморщился, не перестал делать то, что вчера сходило ему с рук, и завтра сойдёт. Вы просто подогрели кому-то поляну.

Но проблема от этого никуда не делась.
Вот, например, сидит 7 лет в концлагере девушка, пырнувшая ножом насильника. Она в момент «совершения преступления» была явно невменяема, насильник тащил её безжизненное тело на себе, про это есть видео.
Спросите себя, что лично вы сделали для её освобождения.
И имейте в виду, что никакой хэштег ей не поможет.
Ей нарисовали семь лет, и она их сидит.
Её можно оправдать и освободить, но не хэштегами, а осмысленным действием.
Ровно в этой точке расходятся интересы общества и тех глянцевых редакций, которые замутили флэшмоб.
Выйдите на площадь за Татьяну Андрееву, убившую своего насильника.
Сделайте так, чтобы её не просто освободили, но и оправдали.
Чтобы следующий насильник знал, чем рискует.
Понимаю, что проще и дешевле поставить хэштег в Фейсбученьке.
Но и вы понимайте, что есть разница между полезным действием и его имитацией.