July 11th, 2016

0solovyevorel

 Чекисты в поисках сепаратора: зачем нужен обыск в делах о преступлении мысли?

ФСБ объяснила обыски на «Эхе Москвы» расследованием дела о призывах к сепаратизму, — сообщал на той неделе телеканал До///дь.

Невольно представилось, как чекисты заглядывают под все столы в редакции в поисках сепаратора.

Позже выяснилось, что ищут переписку интернет-редакции с политологом Пионтковским, который в январе что-то такое написал там в блоге про Чечню в составе России, после чего ему пришлось в спешном порядке выводить из состава России самого себя.

С точки зрения здравого смысла, российская практика проводить обыски в рамках расследования любых дел о мыслепреступлении выглядит юридическим нонсенсом. Во всех таких делах человек обвиняется в том, что однажды высказанная им мысль — преступна. Это некая субъективная оценка дознавателя, которую он должен подпереть актами казённых экспертиз, чтобы представить суду как доказанную. Но мысль-то уже высказана, записана, задокументирована в материалах следствия. Какую пользу может тут принести обыск? Какие доказательства и улики по делу он может выявить, если спор идёт об оценке уже публично прозвучавших слов?!

Бытовой смысл обысков по политическим делам хорошо понятен — хотя бы на примере недавнего визита сыщиков в семью Навальных. Это в чистом виде харассмент, акция устрашения, внесудебная расправа под видом следственного действия. Когда у жены и несовершеннолетних детей оппозиционера отбирают трубки и планшеты, никому же не приходит в голову, что в этих гаджетах будут искать какие-то доказательства виновности Навального в клевете на миллионера-милиционера Павла Карпова. В устройствах самого Навального могут поискать какую-нибудь переписку, документы и контакты, облегчающие фабрикацию новых «экономических» дел по старой схеме. И с некоторой натяжкой такой интерес ещё можно признать служебным и профессиональным. Но телефоны и планшеты детей забирают явно не для следственных действий, а в чисто карательных целях. Так же, как у одного известного русского националиста, по совместительству геймера, при обыске по экстремистскому делу недавно изъяли из квартиры игровые приставки. Вы когда-нибудь слышали о преступлениях экстремистской направленности, совершённых с помощью Sony Playstation? Вот, и они тоже не слышали. А приставки забрали из тех же соображений, по которым в шесть утра выпиливают болгаркой дверной замок из квартирной двери. Чтоб жертвы правосудия поняли, с кем они связались, когда писали про квартиры, угодья и панамские счета. А у самих шестой iPhone, между прочим, и второе высшее. А у некоторых — ещё и Сони, страшно сказать, Плейстейшын.

Несмотря на очевидность этой «воспитательной» мотивировки, её не так уж просто применить к конкретному случаю с «Эхом Москвы». Потому что если бы задача рейда состояла в том, чтобы парализовать работу СМИ (как это регулярно случается в провинции), то для этого уже 20 лет силовики тупо изымают серверы, ответственные за вещание. В нашем случае ничего такого не случилось — пишут, что просто искали переписку редакции с Пионтковским. И искали её не в эфирной зоне, а в веб-редакции. На (д)опрос вызвали не ведущих из эфира, а сотрудников интернет-отдела, причастных к публикации постов в блоге радиостанции... Короче, складывается удивительное ощущение, что обыск имел какое-то отношение к расследуемому делу, а не просто к устрашению всех и вся. Как выясняется, так тоже бывает, хоть и не часто.

Когда я наткнулся на постановление о производстве обыска в материалах моего собственного уголовного дела, то задал вопрос адвокату и следователю: должно же быть какое-то хотя бы квазиюридическое объяснение у этой практики? Какие материалы по делу можно искать в компьютере человека, обвиняемого в публичном высказывании? Подзамочные дневниковые записи «Как я готовился возбудить ненависть либо вражду», способные доказать преступный умысел? А вдруг я эти записи делал на манжетах? Почему у следствия такая фиксация на электронных носителях?!

Как мне объяснили и следователь, и адвокат, логика тут всё же есть. Не сказать чтобы слишком убедительная, но за что купил, за то продаю.

Если некто подозревается в том, что он уже совершил одно преступление мысли, то резонно предположить до кучи, что он либо покушался на аналогичные деяния в прошлом, либо находится в процессе подготовки новых злодеяний экстремистской/террористической направленности в будущем. И обыск стандартно назначается в таких случаях именно для того, чтобы выявить связанные с такой догадкой обвинения признаки и улики преступления. То есть, условно говоря, в моём случае следует искать не конкретный пост в ЖЖ «Стереть Сирию с лица Земли» (что и в самом деле было бы глупо), а признаки того, что я в прошлом подстрекал руководство страны к каким-нибудь иным действиям, вроде ввода войск в Грузию, Крым, Донецк и Луганск, избиения американских дипломатов и польских журналистов, кибератак на серверы эстонского правительства или иных действий, призывы к которым в моём случае должны расцениваться как возбуждение по 282-й статье. Равно как и признаки того, что я как раз на момент обыска готовился к чему-нибудь подобному призвать в дальнейшем. Поэтому вполне логично, что при обыске по 282-й у меня должны искать не бутылки с коктейлем Молотова на антресолях, не схрон оружия за стиральной машиной, и даже не те зловещие инструменты, с помощью которых участники массовых беспорядков обычно скалывают у омоновца зубную эмаль. А именно что инструменты мыслепреступления, в форме электронных носителей, на которых могли б сохраниться мои прошлые злодеяния и будущие преступные планы.

Очевидно, и в случае с Пионтковским на серверах искали не тот пост, который и так уже лежит в блоге на сайте Эха Москвы, а признаки других его преступных планов или более ранних деяний сходной направленности. Например, что он в прошлом собирался добиваться отторжения от России таких её исконных земель, как Финляндия, Польша, Прибалтика, Аляска, Новороссия, или подстрекал к передаче Китаю 337 км исконно русской земли на Амуре. Или что в будущем, с использованием сайта «Эха Москвы», политолог планировал что-нибудь эдакое сказануть о судьбе островов Курильской гряды...

В моём случае дополнительных улик не нашлось — по крайней мере, я ничего о них не прочёл в обвинительном заключении. Кроме сирийского эпизода, мне ничего не инкриминируется. А вот нашли ли под столом в интернет-редакции «Эха» принадлежащий Пионтковскому сепаратор, чекисты нам пока не рассказали.
0kozel_animated

Как найти то, не знаю что, в моём ЖЖ

Поскольку в этом ЖЖ за 15,5 лет его существования опубликовано 11.646 записей, то читатели меня постоянно просят подсказать какой-нибудь старый пост, которого я сам совершенно не помню.

Расскажу, что я делаю, если мне надо найти прежний пост, а я лишь в общих чертах помню, о чём там было.

Во-первых, существуют тематические теги (они же метки). К сожалению, они работают в ЖЖ не всю дорогу, а лишь в последние лет 5. Но работают. И на заглавной странице моего блога они все перечислены в правой колонке, в кликабельной форме. Это очень удобная форма навигации, за вычетом того обстоятельства, что они, сволочи, case-sensitive, поэтому по тегам Америка и америка, Интернет и интернет, находятся разные посты. Но, поскольку я об этом знаю, то за единичными исключениями, вроде Интернета и СССР, пишу все теги с маленькой буквы, включая имена собственные.

Вот, например, всё, что я написал о Венеции за последние годы:
http://dolboeb.livejournal.com/tag/венеция
А вот всё о Византии:
http://dolboeb.livejournal.com/tag/византия
Тегом 282 я обозначаю записи об экстремизме, и все заметки о моём преследовании по 282-й статье УК РФ им помечены, так что искать достаточно легко:
http://dolboeb.livejournal.com/tag/282
Реклама в этом ЖЖ снабжена предсказуемым тегом реклама. Но он, к сожалению, издавна используется также для постов, в которых реклама является темой, а не жанром:
http://dolboeb.livejournal.com/tag/реклама
Теги о моих семинарах и лекциях всегда идут с тегом преподаю
http://dolboeb.livejournal.com/tag/преподаю

Если теги Вам не помогают, то в Гугле есть возможность ограничить сферу поиска одним сайтом. Синтаксис там очень простой:
site:dolboeb.livejournal.com
Если не задать никаких других аргументов, Гугл выдаст все проиндексированные страницы этого ЖЖ, общим числом 64.700. Почему так много находок при 11.646 записях? Ну, Гугл индексирует ещё и страницы обсуждения к каждому посту, и служебные страницы, и даже, может быть, френдленту…

Так что в любом случае аргумент поиска задавать стоит.
Рассмотрим на простейшем примере.

Вот, есть такой Алексей Михайлович Паперный, дивный музыкант, режиссёр, драматург и мой старинный друг.
Естественно, есть у меня и тег паперный:
http://dolboeb.livejournal.com/tag/паперный
Но знакомы мы с ним примерно с 1986 года, соответственно и писал я о нём в ЖЖ в те годы, когда теги в движок ещё не добавились.
Так что поиск в Гугле с аргументом паперный даст больше релевантных находок, чем соответствующий рукотворный тег:
site:dolboeb.livejournal.com паперный

Надеюсь, это объяснение покажется вам полезным — и не только применительно к моему ЖЖ.

PS. Я пользуюсь Гуглом примерно с 1998 года, и хорошо ориентируюсь не только в его языке запросов, но и наблюдаю перемены в его алгоритме выдачи. За Яндексом я так внимательно не слежу, потому что его Поиск по блогам — проект скорее мёртвый, чем живой. Все его полезные фичи свёртываются ещё с 2009 года по идеологическим и коммерческим соображениям. Ключевые люди, отвечавшие за проект, давно уже не имеют к нему отношения. Это, к сожалению, скорее ghost, чем живой и работающий сервис, применительно к поиску в ЖЖ. А основанный на движке Яндекса внутренний поиск в ЖЖ — вообще неживое позорище. Поэтому объясняю про Гугл. Но если кому-то поможет Яндекс, ничего против не имею, очень люблю эту компанию, и без её навигатора из дома не выхожу.
0козел Фрэнк

Крик души: как я провёл лето

Раньше, если мне хотелось проверить, чем я занимался 10 лет назад в этот день, я использовал удобную функцию в ЖЖ: возможность пробить любую календарную дату.

Например:
http://dolboeb.livejournal.com/2006/07/11/
Из постов за этот день отчётливо видно, что я провёл его в тель-авивской промзоне:
http://dolboeb.livejournal.com/748666.html
Нетрудно тут же и догадаться, что в кафе на углу Кременецкий и Игаль Алон я только обедал, а рабочий день мой проходил в Бейт Маарив, в редакции агентства «Курсор», которое мы с партнёром в том же году удачно продали, наварив за два года примерно в 50 концов.

Но потом появился Инстаграм, в Фейсбуке сделалось приложение «Этот день в моей личной истории» (в моей италоверсии — Accade oggi, в оригинале — On This Day) и следить за прошлой жизнью стало значительно проще. Вот что я наблюдаю, запустив сегодня этот app.

Год назад мы с Лёвой гостили в Иерусалиме. Сперва с Емелей и его обширным семейством посетили Музей Израиля, а когда он закрылся — поехали купаться в Вади Кельт, в Иудейской пустыне.

Благослови детей и зверей #Израиль

A photo posted by Anton Nossik (@dolboed) on




Два года назад я в этот день залез на свежепостроенный арабскими инвесторами лондонский небоскрёб The Shard, и фотографировал оттуда закат:

Закат. Найти StPaul и плакать

A photo posted by Anton Nossik (@dolboed) on




Накануне этой экскурсии посетил чичваркинский Hedonism, затарился копчёным совиньоном с виноградников Луары за нормальные человеческие деньги:



Три года назад я проснулся рано утром в Венеции и обнаружил, что кофе в доме закончился. Я добрёл по Новой дороге до вокзала Санта Лючия, сел в скорый женевский поезд Швейцарских федеральных дорог, и за 25 минут (из которых 7 занимает стоянка в Местре) добрался до Падуи, где торгуют капсулами Nespresso.

Совершив закупку, я сел в следующий поезд, и ещё через час был в Вероне, где без предисловий забрался на Башню Ламберти и осознал, что инстаграмить с такой высоты было бы жестоко, потому что сделать меньше 30 кадров оттуда было бы кощунством, а подписчики в Инстаграме столько красоты не вынесут. Пришлось замутить фейсбучный фотоальбом.

А пишу я это всё к тому, что если б альтернативно одарённые товарищи из администрации ЖЖ сподобились бы, наконец, вместо перелицовки его морды, озаботиться созданием нормального мобильного приложения, то обо всех этих прекрасных местах и удивительных приключениях я мог бы спокойно и комфортно рассказывать здесь, as it happens. Вместо этого отчёты о моих путешествиях получают подписчики моего Инстаграма, Твитыря, Мордокниги, Фликра, Тумблера, ВКонташечки, даже, прости Господи, бессмысленного Swarm. А чтобы написать в ЖЖ внятный пост, мне по-прежнему нужен компьютер и полчаса времени, чтобы обработать, описать, сверстать и выложить одну картинку блеать. Причём создание собственно текста занимает меньше третьей части времени, которое я трачу на средний пост в ЖЖ.

PS. А чтобы сейчас корректно заэмбедить картинки из Инстаграма, чтоб они стали вам тут видны, мне придётся потратить ещё полчаса. So 1999...

PPS: поскольку механизм импорта в ЖЖ из Инстаграма сломался, и запрос oauth выдаёт 403-ю ошибку, картинок не будет.
lentadlo

Авиакомпания «Победа»: хамство как коммерческая стратегия

Про авиакомпанию Победа нужно просто кое-что понимать.

Как человек, который регулярно и охотно пользуется тем самым скандальным рейсом между VKO и BGY, он же «рейс в Милан», могу объяснить. Не про мораль, а про как там всё устроено.

Авиакомпания «Победа» — лоукостер, самый дешёвый и быстрый способ добраться из Москвы до Италии. Иногда можно уложиться в 100 долларов в два конца, но даже если выходит 200, это тоже не аэрофлотовский монопольный грабёж, а разумная цена, с учётом расстояния, скорости и пункта назначения.

При этом надо помнить, что авиакомпания «Победа» является дочкой того самого «Аэрофлота», и у неё нет задачи уничтожить его бизнес. Мудрые люди долго думали над тем, как бы избежать каннибализации материнской компании, и они придумали совершенно разумную, рабочую концепцию.

Летать авиакомпанией «Победа» — унизительно. Это совершенно сознательная стратегия, направленная на ограничение её пассажиропотока за счёт людей, которых коробит такой подход — и они лучше переплатят «Аэрофлоту» втрое, чем позволят так с собой обращаться. Как догадался читатель, я к таким людям не принадлежу, ибо к хамству в советском сервисе привык с раннего детства, и весьма успешно его игнорирую. Меня невозможно унизить тем, что какая-то сошка из обслуживающего персонала не считает меня за человека и смотрит волком. Я живу в государстве, где такое отношение чиновников к обычным людям является нормой на протяжении как минимум последних 1200 лет. Если б я не умел это игнорировать, давно бы сошёл с ума или уехал.

Хотите летать «Победой» — просто знайте заранее: вам будут хамить и искусственно создавать неудобства. Там есть очень строгий регламент по этому поводу. Например, я летаю с компьютерной сумкой формата «чемодан», и это можно. А вот рюкзак, по их правилам, нельзя. Даже детский, где только планшет, зубная щётка, трусы и майка. Верней, нужно доплатить за него как за отдельное место ручной клади, и при оплате на стойке регистрации это выйдет примерно в цену билета.

В «Победе» принципиально не откидываются сидения. Весь рейс нужно сидеть с прямой спиной. Хотя в точно таких же «Боингах» других авиакомпаний они откидываются.

Примерно треть мест на каждом рейсе предоставляется за отдельную доплату. Если вы за них не доплатили, вас туда не посадят, даже если половина самолёта будет пустая.

Если перед вылетом вы что-нибудь купили в duty free, и оно не лезет в вашу сумку, за пакет придётся доплатить как за отдельное место багажа при посадке на рейс. Хотя весь аэропорт Бергамо оклеен рекламой, что за покупки в duty free по его правилам доплата не положена. Можете считать, что это заведомо ложная, недоброкачественная реклама. Хотя на самом деле, это просто «Победа» саботирует внутренние правила аэропорта, под которыми она подписалась.

Про любую женскую сумку уже при посадке на рейс вам могут сказать «что-то она у вас слишком большая», заставят вынуть оттуда часть вещей и нести их до самолёта в руках. Про компьютерную такого никогда не скажут, даже если там, кроме компьютера, уместилась батарея вискаря, хамон, пармезан и кило персиков. Молнию застегнуть сумел — спокойно проходишь в автобус.

Отдельный цирк у «Победы» с рукавом. В правилах авиакомпании записано, что никогда она не подаст свой самолёт к рукаву, ни во Внуково, ни в Бергамо — даже если это бесплатно, и половина рукавов свободна. «Победа» всегда будет использовать самые дальние стояночные места, в любом аэропорту, это дело принципа. Вы будете до самолёта ехать автобусом 20 минут от терминала, причём на один 150-местный самолёт всегда подадут один автобус вместимостью не больше 78 пассажиров, и все 150 будут ждать последнего опаздывающего. По прибытии к месту стоянки самолёта всех выгрузят на лётное поле, и будут очень долго запускать внутрь через единственный трап, как показано у Варламова на фото. Долго — не потому, что пассажиров много, а трап — один. Долго — потому, что протокол проверки посадочных талонов при входе в салон «Победы» совершенно специально так прописан, чтоб пассажиры подольше находились на взлётном поле, под открытым небом – будь там дождь, снег или палящая жара. Это часть их фирменного ритуала унижения.

На борту «Победы» вам ни за какие деньги не предложат даже стакана воды: ни питание, ни питьё там не предусмотрено (зная об этом заранее, набиваете ручную кладь едой и питьём из зала ожидания).

Разумеется, если вы о чём-нибудь попросите стюардессу — например, пересесть на свободное место — то она вам откажет. Это часть её работы: всячески напоминать пассажиру, что он презренный нищеёб, что он заплатил мало денег, что он не летит «Аэрофлотом». Та же самая стюардесса, если когда-нибудь сделает карьеру и перейдёт на работу в материнскую компанию, будет охотно разрешать вам пересаживаться по салону при наличии свободных мест. Потому что это нормально, и ничему не мешает с точки зрения безопасности полётов, если пассажир пересядет с 27D на свободное 26F. Но в «Победе» есть совершенно строгие правила грубости и отказа пассажиру, и их никогда не нарушают. Не потому, что она лоукостер: во всех остальных дешёвых компаниях приоритетом является «максимум комфорта пассажиру, чтобы компенсировать неудобства». Потому что EasyJet думает про Ryanair, как бы его обойти по качеству сервиса при одинаковых ценах. А «Победе» велено думать только про «Аэрофлот»: как бы не оказаться на одном с ним уровне комфорта.

Всё это может звучать чудовищно, оскорбительно, неприятно. Но таковы у них правила игры. Если вы об этом заранее знаете, если все их фокусы с багажом вы изучили с первого раза, если вы выбрали и оплатили лучшее место в салоне, если вы летите с одной полупустой компьютерной сумкой 17" (а обратно вернётесь с нею же и двумя чемоданами купленного в Италии шмотья — отправив 10 кг багажом бесплатно, а другие 10 кг — за смешную доплату на вебе), то единственным неприятным моментом в этом путешествии будет зрелище того, как унижают ваших попутчиков. Мне это чудовищно портит перелёт. Но другого способа выйти в полдень из Дома Наркомфина, и в три часа дня въехать в Августинские ворота Верхнего Бергамо я, увы, не знаю. «Аэрофлот» и за 1000 долларов такой возможности не даёт.