August 12th, 2016

0marcius

Кто все эти люди?

Главное развлечение человека, проводящего лето в Московском регионе, под подпиской о невыезде — листать свои же отчёты о прошлых путешествиях. Чем я, собственно говоря, теперь и занят. Долистался по ходу до скульптурной группы на брюссельской Grote Markt (по нашему — Grand Place).

Вспомнилось, что специально для того и фотографировал эту группу товарищей в июне 2014 года, чтобы затем спросить читателей в ЖЖ, кто все эти люди. Увы, отвлёкся тогда на футбол, Магритта и другие брюссельские приключения, так пост и не был написан. Поэтому спрашиваю сейчас. Допустим, второй слева — Св. Христофор при исполнении; второй справа — наш любимый Победоносец. А нечётные кто? Кто юноша слева? Кто меченосец по центру? Кто епископ на правом фланге?

Они там все в принципе подписаны, но готическим шрифтом, и с жуткими потёками, так что на моём снимке подписи, увы, не читаются. Но если кто вдруг идёт сейчас Grote Markt с зеркалкой и телевиком, простейший способ узнать ответ — снять и позумить. Впрочем, если кто из общей эрудиции догадается, или нагуглит — ещё лучше.
dead cash

Как превратить территорию детского сада в участок стоимостью 1,6 млрд рублей

Восхитительную в своей простоте и откровенности схему обогащения столичных чиновников раскрыла на днях «Transparency International Россия».

Была в Москве такая компания, со сложным названием ООО «ЖК “На Ивановской”». И получила она в 2011 году от Департамента земельных ресурсов Москвы участок в САО площадью 6091 кв. м., напротив парка Дубки. Но ничего не могла с ним поделать, потому что целью предоставления земельного участка в кадастре значилось «осуществление образовательной деятельности». Конкретно — детский сад там располагается. А это не очень интересное московскому застройщику направление деятельности.

Казалось бы, ситуация патовая: в Москве, где, по общему мнению горожан и столичных чиновников, отмечается острый дефицит детских дошкольных учреждений, изменить назначение земельного участка с детского сада на коммерческое жилое строительство — mission impossible. По крайней мере, по закону. Но закон — это для врагов. А мэрия Москвы сильна друзьями.

4 июня 2015 года в состав учредителей ООО «ЖК “На Ивановской”» внезапно вошла пара новых «инвесторов», афилиированных с собянинским заместителем по строительству Маратом Хуснуллиным. Им нарисовали долю в 25%. Напрашивается вопрос, зачем они полезли в капитал компании, у которой за душой — один дохлый, неликвидный актив. Но у новых собственников был план. Уже 15 июня 2015 года ООО «ЖК “На Ивановской”» попросило Правительство Москвы изменить цель предоставления участка — с детского сада на жилой небоскрёб.

Правительство Москвы безотлагательно откликнулось на эту просьбу. 9 сентября 2015 года Департамент городского имущества г. Москвы издал распоряжение, согласно которому на участке можно строить многоквартирные жилые дома, подземные гаражи, стоянки и другие полезные для заявителя конструкции. Вдогонку вышло ещё одно распоряжение — о том, что заявителю предоставляется рассрочка по уплате за земельный участок, сроком на 3 года. Сумма отложенного платежа составила 421 млн рублей. После этих распоряжений кадастровая стоимость участка выросла со 145 до 517 млн рублей, а рыночная оценка проекта составила 1,6 млрд рублей. И квартиры в 22-этажке уже продаются. Однушка стоит от 6,8 до 9,3 млн рублей, четыре комнаты — до 22,5 млн рублей. Вот сколько пользы может принести участок, если вопрос о его назначении решает комиссия Хуснуллина.

Добившись всего за 3 месяца столь впечатляющих успехов, новые «инвесторы» тут же покинули проект, продав свои 25% ООО «ЖК “На Ивановской”» тому же офшору, у которого они их прежде получили. Легко посчитать, что четверть стоимости проекта в 1,6 млрд рублей — это как раз те самые 400 миллионов, на которые ООО получило отсрочку от городских властей. Так что можно сказать, что деньги свои благодетели ООО «ЖК “На Ивановской”» отработали честно. За 3 месяца превратить территорию детского сада в участок под строительство 22-этажного дома на продажу — не всякому Гераклу такое по плечу. Но когда за дело берутся специалисты по благоустройству, «и невозможное возможно», как сказал поэт.
0лева 2011

Что у меня общего с Василием Сталиным?

Сегодня — день рождения моего друга Евгения Серафимовича Финкеля, писателя, журналиста, бессменного главреда НьюсРу.Ко.Ил.
Самоиздательская система Ридеро поздравила его досрочным выпуском в интернет-магазины книги «Дети Грауэрмана», которую Евгений Серафимович написал совместно со своим отцом, Серафимом Григорьевичем.

Книга, жанр которой обозначен как «роман-рассказа», повествует о людях, родившихся в роддоме имени Грауэрмана, где родились и оба автора, и ваш покорный слуга:

Из этой колыбели: младший сын Сталина Василий и приемный сын вождя народов Артем Сергеев — оба дослужились до генеральских погон, поэт Булат Окуджава и писатель Юрий Трифонов — их отцы были расстреляны в 1937—1938 годах, творческий дуэт Александра Ширвиндта и Михаила Державина тоже «зародился у Грауэрмана», отсюда родом весельчак Григорий Горин (Офштейн) и фантазер Кир Булычев (Можейко), режиссер Марк Захаров и его любимый «Бендер» Андрей Миронов (Менакер), режиссеры Олег Ефремов и Борис Грачевский, актеры Александр Збруев и Вера Глаголева, создатели «Ну, погоди» Александр Курляндский и Феликс Камов (Кандель), поэты Лев Рубинштейн и Сергей Гандлевский, танцор Андрис Лиепа и хореограф Азарий Плисецкий, пианист Николай Петров и певица Ирина Архипова, адвокат Генрих Падва и правозащитница Сусанна Печуро, журналист Владимир Молчанов и редактор Алексей Венедиктов, «долбоёб» Антон Носик и «самизнаетекто» Артемий Лебедев.

Электронная версия «Детей Грауэрмана» с сегодняшнего дня доступна
на ЛитРесе
в Амазоне
в ОЗОНе

Цена в 400 рублей может кому-то показаться конской — но давайте считать, что это подарок автору на день рождения. ;)
medvedev george

Страшный удар по экономике Лихтенштейна

Сегодня на официальном интернет-портале правовой информации опубликовано постановление правительства РФ №782 от 10 августа 2016 года за подписью Дмитрия Медведева. Постановление продлевает срок уничтожения пищевых продуктов, ввезённых в РФ в обход продовольственных санкций, до 31 декабря 2017 года.

Оказывается, срок действия предыдущего постановления об уничтожении продуктов истёк 5 августа. Так что все акции по уничтожению продуктов, о которых бодро рапортовали чиновники на этой неделе, являлись незаконными. Зато теперь всё в порядке, всё наладилось и вошло обратно в правовое поле.

Из постановления №782 узнаём полный список государств, продукты из которых подлежат в России уничтожению. Это США, страны Евросоюза, Канада, Австралия, Норвегия, Украина, Албания, Черногория, Исландия и Княжество Лихтенштейн.

Последний пункт отдельно меня порадовал. Княжество Лихтенштейн — это такой неприметный карликовый офшор, размером примерно с Химки, расположенный на задворках Швейцарской Конфедерации. При этом сама Швейцария в санкционном списке отсутствует, хоть и участвует во всех санкциях в отношении России.

Видимо, кому-то у нас в правительстве грюйер с эмменталем роднее хамона с пармезаном.
0jobs

Свободных денег Apple хватило бы на 4,5 Газпрома

По результатам первого полугодия 2006 года десятку самых дорогих компаний в мире возглавляла нефтегазовая корпорация Exxon Mobil, с капитализацией 371.187 млн долларов. На втором месте был концерн General Electric, с капитализацией в 342.731 млн. Третье место занимал Газпром, оцененный в 246.341 млн. Чуть дешевле стоил банковский консорциум Citigroup — $239.862 млн. Замыкал пятёрку Microsoft, капитализация которого составляла $237.688 млн. Итого: два углеводородных сырьевика, одна промышленная корпорация, один банк, и крупнейшая софтверная компания в истории человечества, у них в хвосте.

Прошло 10 лет. Посмотрим на нынешнюю пятёрку лидеров.

Первое место — Apple, стоимостью $577,35 млрд. Второе место — Google, 547,88 млрд. Третье место — Microsoft, но стоит он уже 452,9 млрд. На четвёртом месте — Amazon, 365,74 млрд. На пятом месте, с незначительным отставанием — инвестхолдинг Уоррена Баффета Berkshire Hathaway Inc., его капитализация сегодня — 363,78 млрд. Exxon Mobil занимает седьмую строчку и оценивается в 350,31 млрд, пропустив вперёд Facebook Inc. с капитализацией в 358,18 млрд.

Капитализация Газпрома сегодня составляет 3,26 трлн рублей, или $50,67 млрд по текущему курсу ЦБ. В мировом рейтинге это где-то конец второй сотни. Чуть дороже Роснефть — $54,25 млрд сегодняшними деньгами. Эти суммы не стоит даже сравнивать с чьей-то капитализацией. А стоит сравнить их просто с cash in hand — финансовыми «заначками» на счету ведущих американских корпораций. Самая большая заначка — у Apple, по последним данным она составляет 231,5 млрд долларов. У General Electric — 129,7 млрд долларов. У Microsoft — 116,9 млрд. «Гугл» пока не скопил достаточно денег, чтобы скупить Газпром и Роснефть без остатка, но он над этим работает. На его балансе — $80,8 млрд долларов. Думаю, к концу года и у Гугла хватит свободных средств, чтобы скупить весь российский нефтегаз на корню.

Но только зачем на этот неликвидный мусор тратить деньги.
ya100

Услышано в 1970-х. Запомнилось на всю жизнь

Однажды, в самом конце 1970-х, мы всей семьёй справляли Новый год у соседей по дому. Зачем-то в гостиной, где все собрались, был включён телевизор. Давали, как водится, «Голубой огонёк». На сцену один за одним поднимались какие-то унылые клоуны, лица которых, наверное, были хорошо знакомы телезрителю, но у нас дома телевизора никогда не было, так что мы их не узнавали даже после того, как ведущий их торжественно объявлял.

Выступающие читали стихи, рассказы, юморески. Размахивали руками, брали театральные паузы, выразительно смотрели в камеру. Почтительно склоняли голову, когда гости за столами в студии разражались аплодисментами после номера. Уходили за кулисы, а следом выскакивали новые… и такие они были все одинаковые, в своих импортных пиджаках, с отвислыми полужопиями щёк по обе стороны лица, что даже не всегда понятно было: это нового кого-то выпустили, или мы уже скучали полчаса назад над его же шутками.

Мой отчим старался уделять побольше внимания оливье с винегретом, холодцу и селёдке под шубой, но так случилось, что сидел он прямо напротив экрана, и стоило ему поднять глаза от тарелки — тут же он упирался взглядом во что-то очередное щекасто-пиджачное, надсадно сыплющее репликами с экрана…

Ближе к половине второго, поставив на стол пустую рюмку из-под «Экстры», отчим произнёс двустишие, почти из «Медного всадника», которые я с трудом расслышал, зато запомнил на всю последующую жизнь, настолько точно они описали всё происходящее по ту сторону экранного стекла:

Одна свинья сменить другую
Спешит, дав ночи полчаса
.


К чему я сегодня вспомнил эти строки?
Да просто так, безо всякой задней мысли.