?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Disclaimer !!! Памяти Антона Носика Previous Previous Next Next
Живые записки Антона Носика
Anton Nossik at LiveJournal
dolboeb
В летнем «Пионере» — колонка президента ГМИИ им. Пушкина Ирины Антоновой — о том, что эпоха великого искусства, начавшаяся с Ренессанса, в нашем мире закончилась в 1910-е годы, и на смену ей пришёл «действительно большой кризис художественной системы», отправной точкой которого стал «Чёрный квадрат» Малевича. Пересказывать текст не стану, его стоит читать целиком, но кое-что в нём требует уточнения и reality check:

Пока есть — и он будет длиться долго — век репродукций, век непрямого контакта с художественным произведением. Мы даже музыку слушаем в наушниках, а это не то же самое, что слышать ее живьем. Но репродукция ущербна, она не воспроизводит даже размера, что уж говорить о многом другом. Давид и его уменьшенный слепок — это не то же самое, но чувство «не то же самое», оно потеряно. Люди, посмотрев телевизионную передачу о какой-либо выставке, говорят: «Зачем нам туда идти, мы же все видели». И это очень прискорбно. Потому что любая передача через передачу абсолютно не учит видеть. Она в лучшем случае позволяет запечатлеть сюжет и тему.
 
Постепенно люди отвыкнут от прямого общения с памятниками. К сожалению, несмотря на туризм и возможность что-то посмотреть, новые поколения все больше будут пользоваться только копиями, не понимая, что есть огромная разница между копией и подлинным произведением. Она зависит от всего: от размеров, материала, манеры письма, от цвета, который не передается адекватно, по крайней мере сегодня.


Убойная ирония этого пассажа состоит в том, что именно «Музей изящных искусств имени императора Александра III при Императорском Московском университете», с 1937 года именуемый ГМИИ имени А.С. Пушкина, по сей день является самым ярким и наглядным памятником этому самому веку репродукций и копий. Этот музей, открывшийся ровно за три года до завершения картины Малевича «Чёрный квадрат», создавался на основе Кабинета изящных искусств и древностей Московского университета как учебно-вспомогательное и публичное хранилище слепков и копий с классических произведений мирового искусства. Ровно в этом состояла его историческая миссия: приобщать к сокровищам художественной классики людей, которым, скорее всего, не доведётся в этой жизни увидеть оригиналы.

Копии для музея, к слову сказать, начали заказываться ещё в 1890-е годы, не дожидаясь приговоров Малевича. Если при большевиках собрание ГМИИ пополнилось кое-какими оригиналами, то отнюдь не по воле его отцов-основателей, а по указам Наркомпроса, в результате ограбления Третьяковки и Эрмитажа, ликвидации Строгановского, Румянцевского и щукинского музеев, уничтожения ГМНЗИ (закрытого в 1948 году как «рассадник низкопоклонства перед упадочной буржуазной культурой»), национализации частных собраний Брокара, Морозова, Щукина. Не случись всего этого варварства, единственные оригиналы в собрании ГМИИ относились бы к коллекции подлинных египетских древностей, которую в 1909 году перед отъездом в Ниццу успел продать государству разорившийся египтолог Голенищев. Это, спору нет, великолепное собрание, но оно составляет меньше 0,9% от фондов ГМИИ, и никак не относится к той прекрасной эпохе (от Возрождения до середины 1910-х), конец которой возвещает нам колонка Ирины Александровны.

Второй абзац из процитированного отрывка Антоновой открывается пророчеством:

Постепенно люди отвыкнут от прямого общения с памятниками

Чтобы от чего-нибудь отвыкнуть, нужно к этому сперва привыкнуть. Когда я в 1975-1978 годах занимался в «Кружке юного искусствоведа» при ГМИИ им. Пушкина, ни малейшего шанса взглянуть на оригиналы шедевров, выставленных в Итальянском дворике, у меня не было. Как не было такой возможности ни у моих родителей, ни у кого-либо из их друзей. Все мы были тупо «невыездные». И никто из нас не рассчитывал в этой жизни взглянуть живьём ни на Коллеони в Венеции, ни на Гаттамелату в Падуе, ни на Давида во флорентийской Академии. После крушения СССР миллионы жителей Империи впервые в жизни получили возможность взглянуть на шедевры европейской скульптуры и живописи в оригинале — и воспользовались ею. Не помешали этому ни Казимир Малевич, ни Итальянский дворик в ГМИИ, ни Интернет с его гигапикселями.

Впрочем, посчитать точное количество бывших советских граждан, купивших за последнюю четверть века билеты в Уффици и Лувр, мы не можем: там не ведут такого учёта. Зато у нас есть данные о посещаемости главного российского музея, Государственного Эрмитажа, куда люди ходят как раз за теми самыми оригиналами.

Эрмитаж был открыт для публики в 1852 году. В 1880 году его посещаемость составила 50.000 человек.
В 1914 году, на заре «века репродукций», Эрмитаж посетили 150.000 человек.
В 2012 году — 2.882.385 человек.
В 2014 году — 3.247.956 человек.
В 2015 году — 3,67 млн человек.

Мне кажется, эти цифры никак не подтверждают тезиса о том, что в «эпоху репродукций» в мире падает спрос на оригиналы живописных и скульптурных шедевров. Будь то «постепенно» или стремительно. Можно взглянуть на аналогичные данные по Лувру, Британскому музею, National Gallery, Метрополитену или музеям Ватикана — думаю, нигде мы не заметим признаков того, что «эпоха репродукций» лишила эти собрания посетителей.

Другой вопрос, что репродукции — в первую очередь, цифровые — действительно пользуются спросом в наши времена. В том же Эрмитаже, за 17 лет со времени создания сайта, его посещаемость выросла с нуля до 3,8 миллионов человек в год. Сайт British Museum в 2014 году привлёк 43,7 млн посетителей. Это неслыханные цифры в мировой истории изобразительных искусств, и из них действительно можно сделать вывод, что репродукции в наше время сделались «популярней» оригиналов.

Надеюсь, нет нужды объяснять, почему этот вывод абсолютно ошибочный.
Если вдруг непонятно — ещё раз перечитайте данные о посещаемости Эрмитажа за последние 100 лет, и сходите по ссылкам про аудиторию других музеев.

Метки: , , , , , ,
Местонахождение: Пирогово, Московская область

23 комментария or Оставить комментарий
dolboeb
Навальный объясняет правильность запрета на ношение паранджи (бурки, чадры, никаба, чачвана). Ссылается на мнение главреда Deutsche Welle, выступившего в поддержку такого запрета в Германии.

Как догадывается читатель, Ислам я не исповедую, а к притязаниям исламистов на мировое господство отношусь резко отрицательно. Запрет на строительство минаретов, принятый в Швейцарии по результатам общенационального референдума, мне кажется и уместным, и легитимным. Как и введённый Ататюрком запрет на ношение платков в государственных учреждениях, который действует в Турции уже 92 года, несмотря на все потуги Эрдогана и его исламистской хунты по переписыванию конституции. Французский закон 2004-228 (и его продолжение №2010-1192), мне нравится меньше, но эти нормы действуют во Франции не первый десяток лет, и во всех институтах конституционного надзора они уже прошли проверку на соответствие основному закону. В частности, 2 года назад легитимность французского запрета на сокрытие лица в общественных местах подтвердил Европейский суд по правам человека.

Запрет конкретно на паранджу представляется мне ущербным потому, что её ношение — не сама болезнь, и тем более не причина болезни, а всего лишь симптом — как краснота и опухлость при инфекционном воспалении. Можно, конечно, замазывать покрасневший участок кожи тональными кремами и прикладывать к нему лёд: краснота при этом станет не видна, и температура воспалённого участка понизится. Только вот болезнь от этого никуда не денется.

Если мы живём в стране, в которой Конституция гарантирует женщинам равноправие, защиту от дискриминации, оскорблений и насилия по половому признаку — то в связи с нарушением этих норм разбираться надо не с женщиной (которая объект этих действий, то есть жертва, потерпевшая сторона), а с субъектом. С теми, кто заставляют женщину носить такую одежду против её воли. Да, разумеется, это куда сложней, чем наделить постовых милиционеров новым коррупциогенным полномочием хватать женщин на улицах и доставлять в участок для оформления протокола. Но если кому-то паранджа представляется проблемой, то её решение отнюдь не состоит в уличных облавах на тех самых женщин, за права которых как бы ведётся эта борьба.

Кроме того, если мы в самом деле боремся за права женщин, то и их право одеваться по собственному усмотрению тоже стоит уважать. Участниц Pussy Riot никто не заставлял надевать балаклавы — это был их свободный выбор. Федеральным законом от 08.06.201265-ФЗ в России введён запрет на использование масок, средств маскировки, иных предметов, специально предназначенных для затруднения установления личности для участников митингов. Но просто на улицах нам пока не запрещают ни заматывать лицо шарфом в плохую погоду, ни застёгивать капюшон с высоким горлом, носить тёмные очки. Если начать сегодня в России лоббировать закон, регулирующий форму и дизайн головных уборов — скорее всего, он примет форму очередного «пакета Яровой», где вместе с паранджой запретят и юбки выше колена, и майки с коротким рукавом, и бикини, и выходить на улицу после 22:00 без разрешения участкового (сославшись при этом, как у них принято, на «мировую практику»).

В нынешнем составе Государственной Думы хватает любителей что-нибудь кому-нибудь запретить из высших патриотических соображений. По-моему, не стоит уподобляться этим запрещалкиным. Исламских фундаменталистов мы этим не напугаем — в самом крайнем случае, они просто запретят своим женщинам выходить на улицу.

Метки: ,
Местонахождение: Пирогово, Московская область

78 комментариев or Оставить комментарий
dolboeb
21 августа 1968 года советские танки, войдя в город, раздавили на пражских улицах и площадях мечту наивных чешских коммунистов о «социализме с человеческим лицом».

21 августа 1991 года такие же (а может, и те же самые) советские танки, выйдя из Москвы, унесли на своих гусеницах последние обрывки этой мечты. Кстати, Горбачёв в 1950-е годы на экономфаке МГУ учился вместе с теми самыми наивными чехами, которые за 20 лет до перестройки попытались допустить свободу и совести в условиях тоталитарной коммунистической диктатуры.

С тех пор уже нигде, никто и никогда «социализма с человеческим лицом» строить не пытался. Строили звериный капитализм, демократию, диктатуру, welfare state, госкапитализм, суверенную клептократию — но лозунг «социализма с человеческим лицом» в наши дни является полным неликвидом. Под ним не ходят на выборах в демократических странах, его не пишут на знамёнах диктаторы, даже китайским коммунистам он не пригодился.

Хотя, если вдуматься, лозунг-то сам по себе неплохой. Справедливое распределение общественного богатства — но при этом с уважением к личности, к человеку и его правам… В этом даже нет ничего невозможного. Только это не должно называться «социализм» — после всей крови, которая под этой вывеской пролилась в ХХ веке.

Метки: ,
Местонахождение: Пирогово, Московская область

147 комментариев or Оставить комментарий
dolboeb
В газетах пишут, что станцию московского метрополитена «Мякинино» решили с завтрашнего дня не закрывать. Сказалась забота доброго мэра о москвичах. Но в колл-центре московского метрополитена (+7-495-5395454) газет не читают, и там в 20:30 воскресенья 21 августа мне подтвердили, что с 22 августа эта станция подлежит закрытию на неопределённый срок в связи с её «несоответствием нормам безопасности».

О том, что станция подлежит закрытию, Собянин с Ликсутовым торжественно объявляли ещё в начале уходящей недели. На заглавной странице официального сайта метрополитена с 16 августа висит об этом уведомление. Дополненное отдельным пресс-релизом от 17 августа — о том, что на эксплуатацию станции нет необходимых согласований, а без согласований — низзя.

Говорится об этом так серьёзно, как будто бы никто не в курсе, что станция открылась в 2009 году, и преспокойно проработала до сегодняшнего дня без тех самых согласовательных бумажек, отсутствие которых в минувший вторник оказалось смертельной угрозой для пассажиров. Хотя, на самом деле, бумажки есть, аж с 2014 года, просто они получены в областном Ростехнадзоре, и поэтому теперь не годятся. А надо было получить такие же, но в московском Ростехнадзоре, говорят Собянин с Ликсутовым.

Ситуация практически дословно воспроизводит коллизию из фельетона Михаила Михайловича Зощенко «Слабая тара». Не откажу себе в удовольствии процитировать первые строки этого бессмертного очерка, потому что они — тоже прямая цитата из пиара нынешнего московского градоначальства:

Нынче взяток не берут. Это раньше шагу нельзя было шагнуть без того, чтобы не дать или не взять. А нынче характер у людей сильно изменился к лучшему.
Взяток, действительно, не берут
.

PS. На данную минуту никому доподлинно не известно, закроют завтра эту станцию метро, или не закроют. Кто врёт — твиттер Собянина или сайт и справочная служба метрополитена — узнаем не позже завтрашнего дня. Если кто добудет информацию раньше, делитесь, напишу апдейт.

Метки: , , , , ,
Местонахождение: Пирогово, Московская область

13 комментариев or Оставить комментарий