October 16th, 2016

googlemap

Можно ли сравнивать Россию с Сингапуром?

Можно ли сравнивать Россию с Сингапуром — третий день спорят в топах ЖЖ.
Странно, что этот вопрос может вызывать какие-то разногласия.

Сравнивать можно вообще всё, что угодно, и с чем угодно. Например, Слона и Моську. Моцарта и Сальери. Вкус помидоров — с удовольствием от секса. Солнце — с фонарём. Один переезд — с тремя пожарами. Илона Маска — с чудо-строителями космодрома «Восточный». Боба Дилана — с Александром Солженицыным.

Будет ли такое сравнение бессмысленным или осмысленным — зависит исключительно от избранного критерия.

Есть например, один такой параметр, по которому Россия — круче всех. Это размер территории: 17.125.191 км² с учётом Крыма и 17.098.246 км² в международно признанных границах. В пересчёте на душу населения всё не так однозначно: по этому показателю нас опережают и Габон с Центральной Африкой, и Канада с Исландией, и Казахстан с Ливией, а больше всего квадратных километров Бог послал эскимосам Гренландии: там на каждого жителя приходится 38,7 км², против наших 11,8 га на человека. Но по абсолютным размерам государства Россия — круче всех на свете.

Этим можно гордиться, про это можно слагать песни и стихи, можно презирать любую Европу, ссылаясь на наше превосходство по километражу (в последний месяц, в связи с расследованием по MH17, у патриотов модно стало тыкать этим сравнением в нос Голландии). Можно похвастаться, что у нас в стране под одни только свалки и помойки заняты земли, площадью равные всей Швейцарии: Россия — щедрая душа.

И, конечно же, можно этим единственным параметром объяснять отставание от развитых стран по абсолютно любому осмысленному показателю социально-экономического развития, будь то доходы населения, средняя продолжительность жизни, развитие медицины и высоких технологий, независимость судов, коррупцию в государственном аппарате и даже уровень расходов на науку, образование, культуру.

При таких размерах государства чиновники просто не могут себе позволить не воровать.
А вы говорите — Сингапур.
0photomonk

Ургант у Быкова 18 октября: трансляции не будет

Каждый раз, когда я веду прямые трансляции из лектория «Прямая речь» (будь то лекции Быкова по литературе или итальянские уроки Петрова), с беспринцЫпных чтений, концертов БГ и других мероприятий с платным входом, в комментариях кто-нибудь непременно задаёт вопрос: скажите, а это вообще легально? А как там с правами? А не возражает ли Быков? А что думают владельцы площадки?

Самое смешное, что таких вопросов никто ни разу не задавал про эфиры с вернисажей, выставок, из музеев и галерей. При этом как раз в ходе последней трансляции с выставки Пиранези в ГМИИ я с изумлением выяснил, что по правилам внутреннего распорядка этого учреждения (как их понимают смотрители залов) видеосъёмка там запрещена. Фото — сколько угодно, а видео — харам. Понять этот запрет умом мне не удалось, поэтому я спокойно продолжил съёмку. Но вот бывают же и такие курьёзы...

Перед следующей трансляцией из ГМИИ непременно согласую этот вопрос с тамошним руководством. Хотя, говоря формально, у музейных смотрителей нет никакого законного способа запретить видеосъёмку на телефон при разрешённой фотосъёмке. Они тупо не могут узнать, не отобрав мою трубу, в каком режиме я на неё снимаю, и снимаю ли вообще. А отбирать телефоны у посетителей, чтобы это проверить, им никто не разрешал. Можно, конечно, позвать милицию, но, как показал мой опыт с Пиранези, им проще ограничиться устным замечанием.

Возвращаясь к концертам, лекциям и конкретно к «Прямой речи», конечно же, в стенах любого частного помещении я уважаю право его владельцев устанавливать правила фото- и видеосъёмки. Это в равной степени относится к Государственному Эрмитажу и лондонскому Tabernacle, к концертному сету Ману Чао в Нескучном саду и квартирнику Валерия Афанасьева… О любой трансляции, если она не из публичного места, я всегда загодя договариваюсь с организаторами и/или выступающими. Быков даже специальное вводное предложение успел выработать в своих лекциях: «Вот если б Носик сейчас не вёл прямую трансляцию, то я мог бы вам откровенно сказать, что…». Дальше обычно следует какая-нибудь совершенно восхитительно неполиткорректная литературоведческая чернуха, в духе известного скетча Монти Пайтона «Нас смотрит королева».

Но вот, собственно говоря, имею сообщить, что 18 октября с.г. на вечере Ивана Урганта и Дмитрия Быкова в ЦДЛ трансляции моей не будет. Это первый случай в практике — и моей, и «Прямой речи», — когда такой запрет поступил, и если Константин Львович Эрнст не захочет вдруг выступить в роли Deus ex machina (в чём лично я очень сильно сомневаюсь), ограничение будет соблюдено. Иван Ургант — человек телевизионный, порядок использования его лица в коммерческих и некоммерческих целях регулируется строгими контрактами с каналом, и для моих трансляций там никакого исключения не предусмотрено, увы. Так что на мой репортаж послезавтра не рассчитывайте. Если в Москве — просто приходите в ЦДЛ, а если не в Москве — примите мои извинения.

Так тоже бывает.