November 20th, 2016

0гонь

Читатель и самоубийство

Большой репортаж Кати Гордеевой в «Медузе» — о том, как в России и в разных странах мира устроена и работает система профилактики самоубийств и психологической помощи людям, столкнувшимся с суицидом близких. Там же — подборка комментариев кризисных психологов о трагедии в Стругах Красных.

Тема болезненная, трудная, готовых рецептов нигде нет. В каком-то смысле, суицидология — точная наука, но слишком уж междисциплинарная. Факторы, которые необходимо учесть для эффективной профилактики суицида, лежат одновременно во многих плоскостях: помимо чистой медицины, огромное влияние на суицидента оказывают семейно-бытовые, социально-экономические проблемы, общий культурный фон отношения общества к попыткам самоубийства…

И, конечно, применительно к российским реалиям, никуда не деться от классического брежневского рецепта: давайте задёрнем занавески, и будем считать, что поезд идёт. Чем меньше правдивой информации о проблеме просочится в общество, тем лучше. Есть и законодательные инициативы по засекречиванию суицида, и нормы цензурного 139-ФЗ, позволяющие объявить «пропагандой подростковых самоубийств в Интернете» любой текст, видео или картинку, а на сайте Роспотребнадзора выложена даже целая методичка по самоцензуре для журналистов под красноречивым заголовком «Рекомендации по распространению в СМИ информации о случаях самоубийства».

Во вводной части этого духоподъёмного документа упоминаются Мэрилин Монро и Курт Кобейн, а также передовой опыт XVIII века по запрещению в разных европейских княжествах «Страданий юного Вертера» И.В. Гёте. В общем-то, не поспоришь с утверждением, что когда суицид входит в романтическую моду, у любых героических самоубийц появляется некоторое количество подражателей. Вспомнить хоть Майерлинг, хоть бедную Соню Кайленскую, которая травилась лауданумом на карнавале в Венеции, покуда её не менее романтичная maman пыталась тем же способом уйти из жизни в Дрездене… Но в общем и целом валить ответственность за подростковые самоубийства на Гёте с Шекспиром, Толстого с Джеком Лондоном или Кобейна с Башлачёвым — унылый советский идиотизм.

В реальности самоубийств становится меньше не там, где правильно запрещают «Ромео и Джульетту», «Анну Каренину» и «Мартина Идена», а там, где у человека, оказавшегося на опасной грани, есть возможность получить помощь и поддержку — от школы, семьи, психологических служб, общественных и религиозных организаций… И такая поддержка совершенно невозможна в условиях советского подхода, основанного на вранье, замалчивании, блокировках сайтов и сообществ по «нехорошей» теме.
dev patel

Денежная реформа в Индии: хотели как лучше

Кажется, товарищ Моди чего-то не учёл, объявив об отмене хождения самых популярных купюр.
Теневая экономика, завязанная на оборот наличных, как оказалось, охватывает не только подпольную сферу, но и совершенно легальные бизнесы.

Супруга, отправившаяся в Индию на третий день после объявленной денежной реформы, докладывает сегодня утром из столицы Раджастана:

У нас тут в Джайпуре жара и ахтунг с деньгами
Так ни разу в банкомат не смогли попасть. Очереди на 6-7 часов и дают в одни руки по 2000₹. Мы пока даже подступиться не смогли. Меняют по чуть-чуть доллары по адскому курсу.


На мой наивный вопрос, а почему бы не платить за покупки пластиком (совсем недавно его принимали по всей Индии — от сувенирных лавок до деревенских сельпо), супруга сообщает, что продавцы дружно теперь отказываются принимать карты — и за железнодорожные билеты, и за гостиницу, и за покупки в продуктовом супермаркете. То есть эффект от жёстких мер правительства оказался противоположным искомому. Вместо того, чтобы загнать в безнал теневую экономику, создали по всей стране ажиотажный спрос на наличность и выгнали в нал тех участников рынка, которые уже лет 10-15 спокойно работали с легальными и прозрачными для налоговой электронными платежами.

Обидно, конечно, потому что сама идея вытеснения наличности — вполне прогрессивная и здоровая, ни одному обществу она ещё не повредила. Но тут, видимо, подвела тысячелетняя традиция индийских властей класть болт на неудобства и нужды населения. Решил реформатор, что жёсткость новой меры будет способствовать её эффективности — а оказалось, что времена изменились, в стране давно капитализм, и прежний страх перед жёсткой властью отошёл на второй план перед страхом потерять деньги. И, вместо того, чтобы дисциплинированно уйти в безнал, население и бизнес дружно ломанулись за наличной валютой.

Как власти теперь будут выпутываться — непонятно. Вчера уже слышал по радио заверения индийского правительства, что иностранные туристы в декабре от реформы не пострадают, потому что в местах их скопления банкоматы работают в штатном режиме, и продавцы принимают карты. Даже поверил было, но после рассказов жены стало понятно, что власти просто боятся потерять туристический поток — вот и врут иностранной прессе. А на самом-то деле, если действительно выгородить какой-нибудь штат Гоа, чтобы проблема с наличными рупиями его не затрагивала — сразу же всё налбабло оттуда выкачают по своим теневым каналам соседние Махараштра и Карнатака.

Так что выбор у реформаторов небогатый: либо как-то отыгрывать назад, чтобы нейтрализовать последствия спровоцированного реформой кризиса, либо додавливать непослушное население и бизнес жёсткими и показательными репрессиями. Гадать, какой вариант они изберут, я не возьмусь. В любом случае, иностранцам, оказавшимся в этом сезоне в Индии, не позавидуешь.

PS. Если у кого-то из читателей к этому дню уже нашлись какие-то лазейки по добыче нала в Индии — прошу делиться.
00Canova

Как попасть на Айвазовского

Выставка Айвазовского в Третьяковской галерее на Крымском валу закрывается сегодня в полночь.
Все билеты на неё закончились в кассах примерно ещё в октябре.
Соответственно, километровая очередь безбилетников, которая там сейчас стоит вдоль всей восточной стены ЦДХ, запускается внутрь по 25 человек раз в полчаса. Легко посчитать, что люди, которые стоят сейчас в этой очереди 140-ми, зайдут внутрь часа через 3.

На этом, разумеется, не упускают своего случая нажиться спекулянты, предлагающие билеты без очереди по 1500₽ за единицу (при официальной цене в 400₽ за взрослого). Поскольку спекулянтам холодно, а спроса на их товар особенного нет, уместен торг. Ещё время от времени возникают совершенно честные лишние билеты — от людей, которые, скажем, собирались пойти компанией, а кто-то в итоге не смог. Мне сегодня парочка таких попалась.

Но если вы всё равно никак на эту выставку не попадаете, то, во-первых, есть в свободной продаже её роскошнейший каталог — пока за 3000₽, а там, глядишь, и подешевеет.

Во-вторых, для таких, как я, в приложении «Библиотека Третьяковской галереи» для iPad есть в точности этот же каталог в виде in-app purchase, со всеми текстами и репродукциями, всего за $4,99. Возможно, в русском AppStore он и того дешевле, не проверял. Но это реально очень круто — цифровой каталог. Жаль, что недоступен сквозному поиску, но copy/paste там работает.

Про саму выставку могу сказать, что это такой новый интересный жанр сложился у Третьяковки: превращать полузабытых русских художников в суперзвёзд, затмевающих популярностью Рафаэля. И с Айвазовским этот фокус в очередной раз прекрасно удался. Художник он превосходный, и очень понятный широкой публике. Просто эта самая публика в обычное время по картинным галереям у нас не ходит. Тот же «Девятый вал» в 14-м зале Михайловского дворца, напротив брюлловской «Помпеи», в обычный день вызывает у посетителей не больше ажиотажа, чем Генриетта Леопольдовна Гиршман в 42-м зале основного здания Третьяковки. Однако же придумался способ превратить сперва Серова, а теперь и Айвазовского в культовое художественное явление — по-моему, это очень здорово, даже если никак не сказалось пока на популярности других выставок, проходящих в Инженерном корпусе.

Впрочем, вот откроется 25 ноября в Третьяковке показ шедевров из Ватиканской пинакотеки, и там уже тоже полный аншлаг, до 2017 года никаких билетов нет в продаже. 15 декабря в онлайн-кассе выкинут билеты на месяц с 15 января 2017, и их тоже за первые 20 минут сметут подписчики третьяковской рассылки в соцсетях. Так что не только Серова с Айвазовским, но и Рафаэля с Караваджо, и Беллини с Перуджино, и Гверчини с Пуссеном Третьяковская галерея умеет продать отечественному зрителю на ура. За что респект ей и уважуха.