November 21st, 2016

fuckir

Как отличить Россию от Африки

Очень познавательный тест опубликован сегодня на Медиазоне.
Там дана подборка актуальных политических новостей, и читателю предлагается угадать, российские они, или африканские. Прелесть в том, что угадать совершенно невозможно.

Вот, например, сюжет:

Оппозиционная пресса сообщает о преследованиях народных целителей, гадалок и колдунов в удаленной провинции N. — проверить эти сведения затруднительно, потому что власти страны лишь на словах контролируют эту опасную и малоизученную территорию. Двусмысленность ситуации в том, что одновременно столицы достигают слухи о новом «медицинском центре», который открылся в N. под патронажем губернатора и специализируется на изгнании злых духов.

А вот и разгадка:

Мусульманский лекарь удаляет джинна специальными молитвами из Корана. Наличие порчи или сглаза налицо, если у человека начинается реакция на молитвы: слезы, онемение конечностей, сильное сердцебиение, одышка, тяжесть в теле, боль в животе, спине, голове.

Часто людей доставляют в полубессознательном состоянии или на грани. Для того чтобы определить, спрятан ли в человеке бес, в приемной пациента сажают на кушетку и в течение нескольких минут спрашивают об ощущениях, возникающих при чтении Корана. Если, например, чувствуется покалывание в икрах ног, руках, то это верный признак, что он одержим бесами. Процедура выведения бесов не ограничивается одноразовым визитом. Порой требуется несколько сеансов. Совсем тяжелых отправляют к другим целителям, практикующим дополнительные вычитки Корана. Молитвы также начитывают на воду, масло тмина, мед, которые потом дают принимать больному.


Дело, как мог догадаться проницательный читатель, происходит в Чеченской Республике.
Но и в московских новостях встречается немало событий, про которые трудно поверить, что речь не про Зимбабве.
00Canova

Лучший оберег от Поклонской и Залдостанова

Паркер выступил с очень дельной репликой о нынешнем разгуле кащенитов, рвущихся отрегулировать в России все виды искусства: кинематограф, театр, оперу и балет, Государственный Эрмитаж и частные галереи. Свора действительно разрослась в наши дни непомерно. От федеральной номенклатуры, вроде Поклонской, Милонова и Цветкова, чиновников ФАС, объявивших живопись Босха порнографией, и одиозных погромщиков типа Энтео, до совершенно безымянных ревнителей скреп — например, виртуального омского движения «Семья, любовь, Отечество», у которого весь список контактов ограничен одним адресом в почте Яндекса (это та самая «общественность», которая добилась запрета оперы Ллойд-Веббера в Омске).

Паркер очень точно подмечает ключевую особенность нынешних мракобесных кампаний: с точки зрения здравого смысла, поводы для них абсолютно непредсказуемы.

Спрогнозировать, что именно вызовет возмущение общественности в следующий раз, практически невозможно. Находящиеся недалеко от Эрмитажа Кунсткамера и Зоологический музей, забитые чучелами животных сверху донизу, возмущения не вызывают. А выставка с несколькими чучелами вызывает. Как минимум три фильма о романе Александра II с Екатериной Долгоруковой возмущения не вызывают. А фильм о романе Николая II с Матильдой Кшесинской вызывает. 26 лет спектакль «Иисус Христос — суперзвезда» спокойно идет себе в питерском театре «Рок-опера» с благословения, между прочим, самого патриарха Алексия II — а намерение показать этот же самый спектакль в Омском государственном музыкальном театре вдруг вызывает общественный протест.

При этом Паркеру кажется, что разгулявшуюся нынче в России стихию мракобесия никаким способом не унять, и она пребудет с нами вовеки.

Ожидать ответной гражданской активности — то есть, какого-нибудь общественного движения по защите общества от общественных движений, никак не приходится, — пишет он.

Действительно, никаким встречным объединением психически вменяемых граждан против кащенитов этой вакханалии мракобесного цензурного непотребства не остановить. Тем более важно спросить себя, а откуда она вообще взялась, и почему в предшествующие 15-20 лет мы ничего не слышали о поползновениях деятелях, вроде Поклонской и Залдостанова, Энтео и Цветкова, Мединского и Говорухина, сформировать всероссийский репертком для цензуры фильмов, книг, выставок, театральных и музыкальных постановок?

Вопрос не такой сложный, как кажется на первый взгляд, и даже не требует обращения к известной статье Умберто Эко. Потому что дело тут не во вкусах, и даже не в их носителях.

Просто раньше в России действовала Конституция. И она одинаково защищала как право поклонников Стаса Михайлова, Лепса и Ваенги ходить на их концерты, так и право любителей иной музыки на них не ходить. Это ведь очень простой и внятный конституционный принцип: каждый вправе смотреть то кино, которое ему нравится, и никто не вправе указывать другому, какое кино ему смотреть нельзя. Не нравятся тебе фильмы Учителя и Звягинцева, постановки Богомолова и Кулябина, выставки Фабра и Стёрджеса — просто не ходи туда, не смотри и не слушай. Прими как данность, что вкусы у людей разные, и цивилизованное свободное общество видит в этом разнообразии ценность.

Конституция РФ отмерла в наши дни за ненадобностью. И в репертуарном вопросе образовался некий вакуум. Заполнить его спешат говорливая двоечница из Евпатории и косноязычный карлик в косухе, а также дремучие чиновники ФАС и безымянные омские бесенята, недавно впервые услышавшие про Ллойд-Веббера. Всем им кажется, что искусство и культуру (материи, о которых они не имеют даже самого приблизительного понятия) нужно законодательно отрегулировать в духе унтера Пришибеева. И единственно правильный способ загнать всю эту кликушествующую нечисть обратно в те щели, откуда она повылазила — вспомнить про Основной Закон, покуда он de jure у нас не отменен.

Нельзя запретить придурковатым депутатам Госдумы, невежественным чиновникам, крикливым байкерам или анонимным общественникам иметь своё мнение по поводу оперы, кино или Эрмитажа. Но можно и нужно им напомнить, что это их личное мнение никакой юридической силы не имеет. Режиссёры снимают такое кино, какое считают нужным, и это не тема для депутатских запросов, народных сходов, жалоб в прокуратуру.

Если им это внятно разъяснить, то и соблазн пиариться на запретительных инициативах сам по себе пройдёт. Ведь не в том же дело, что 10-15 лет назад в России не было кащенитов. А в том, что при действующей Конституции никто к их набросам не относился всерьёз. Всем понятно было: собака лает — ветер носит. Сегодня такого понимания уже нет, каждый охранительный выкрик воспринимается как предвестие новых цензурных мер — отсюда и соблазн биться в истерике на камеру, и «инициативы на местах», и отношение анонимов к запретительным воплям как к самому лёгкому и дешёвому способу пропиариться. Достаточно пару раз дать крикунам по носу, напомнив про Конституцию, и этот соблазн у них пройдёт.
cash

Вера в наличные деньги как признак слабоумия

Из комментариев к двум предыдущим постам про денежную реформу в Индии выяснилось, что многие мои читатели считают наличные деньги единственной гарантией экономической свободы, а безнал — происками рептилоидов, мечтающих поработить население Земли.

Вообще-то меня по жизни трудно удивить, но от таких набросов я совершенно честно охуеваю.

Бумажные деньги — анахронизм в точности того же свойства, что и конная тяга, и письма в конвертах с марками. Никакой самостоятельной ценности, в отрыве от текущих рейтингов и настроения их эмитента, банкноты не представляют даже для нумизмата или бониста. Никакой дополнительной надёжности, по сравнению с остатком на банковском счёте, купюры не обеспечивают. Самая главная страшилка фанатов наличности — «исчезновение» электронного счёта, отказ в обслуживании банковского клиента — тысячи раз случался в истории с держателями бумажных купюр, от Москвы до Зимбабве. Любой центробанк может точно так же наебнуться или объявить дефолт по своим обязательствам, как банк коммерческий.

В сущности, то, что случилось в Индии 8 ноября — как раз такой пример. Эмитент бумажек по 500 и 1000 рупий, самых ходовых в национальной экономике, объявил их недействительными. При этом человек, державший миллион рупий на банковском счету, от реформы никак не пострадал. А тот, кто этот же самый миллион рупий держал в сейфе наличными, сегодня не знает, какую часть накопленного он сможет спасти за оставшиеся 38 дней для обмена купюр.

Свободу от поползновений государства залезть к тебе в душу и в карман даёт не кэш, а головной мозг.
Если хочешь, чтобы государство поменьше знало о твоих активах — изучай современные способы их анонимизации.
А если хочешь гарантий, что ни наличность, ни золото в слитках, ни банковский счёт, ни биржевой портфель, ни аккаунт с биткойнами никогда не превратится в тыкву — просто поищи другой глобус.
Вера в существование на Земле таких имущественных прав, которые никогда и ни при каких обстоятельствах не могли бы обнулиться — признак невежества и скудоумия.

Абсолютно любая собственность, выраженная хоть в товарах (зерно, нефть, недвижимость), хоть в эквивалентах (золото, нал, счета, бумаги, биткоин), может при тех или иных обстоятельствах обесцениться и вдвое, и до нуля, в зависимости от масштаба потрясений. Так что весь спор о том, как правильно уберечь накопления — он, на самом деле, сводится к сравнению прогноза по рискам. Риски держателя долларов связаны с ФРС, держателя евро — с ЕЦБ. Дополнительные риски держателя евро и долларов на банковском счету связаны с перспективой разорения конкретного коммерческого банка. Дополнительные риски держателя тех же денег в наличной форме связаны с угрозой ограбления, пожара или обыска с выемкой.

У того, кто инвестировал свои деньги в недвижимость, и ценность, и ликвидность вложения прямо зависит от текущих норм законодательства по сделкам с такими активами. Скажем, если Латвия в какой-то момент подняла порог для получения ВНЖ за квартиру до 250.000 евро, то все более дешёвые единицы жилья (то есть до €249.999 включительно) разом потеряли привлекательность для большого сегмента российских покупателей, желающих совместить вывод денег из РФ с получением вида на жительство в Европе. Теоретически квадратный метр в Риге и на взморье от этого не подешевел, но по факту ликвидность определённых активов ебанулась ниже плинтуса.

Как правильно защитить свои сбережения от обесценивания — вопрос открытый.
Но если кто-то считает, что решением проблемы является тупо выход в кэш — он просто идиот.