May 5th, 2017

bluetrain

Чем своя машина хуже её отсутствия

Варламов опубликовал очень подробный стоимостный разбор, из которого следует, что владение собственным автомобилем в городских условиях обходится в России сильно дороже, чем и каршеринг, и езда на такси, и общественный транспорт. Причём разбирал он это всё на примерах, где человек живёт в ебенях, при этом каждый будний день таскается куда-то в район Садового кольца на работу. А есть же и такие люди, которые работают на дому, и те, кто живут в центре, в шаговой доступности от всех часто посещаемых мест. Для таких случаев разрыв в транспортных расходах между своей машиной и наёмной выходит ещё ощутимей.

Думаю, новостью эта арифметика может стать только для очень редкого или неопытного автомобилиста. Вопрос «Во сколько мне обходится машина?» рано или поздно любому должен в голову приходить — если не из экономических соображений, то чисто из любопытства. А ответ один: не просто дорого, но и чем дальше, тем дороже. Потому что, помимо плановых расходов, есть экстренные, внеплановые, непрогнозируемые. И вероятность любого из таких дополнительных расходов (поломка, ДТП, ущерб/кража, рост налогов, удорожание топлива и запчастей) растёт как функция от стажа автовладения.

А существуют такие системы отсчёта, относительно которых все эти учтённые и не учтённые Варламовым траты суть хуйня. Например, opportunity cost, цена времени единственной жизни. Потому что если, скажем, я живу в 45 минутах езды от работы, то на своей машине я полтора часа в день рулю. Вождение в мегаполисе — это не расслабуха ни разу, и не оздоровляющая спортивная процедура, а трудозатрата, от которой тупо устаёшь (в отличие от езды на такси, метро или электричке). При этом любая из перечисленных альтернатив тебе высвобождает те же самые полтора часа в день (7,5 часов в неделю, 360 часов в год) на самую разную осмысленную умственную деятельность: чтение, творчество, самообразование, общение. То есть конкретно те часы жизни, которые ты проводишь за баранкой, возможно, являются самой дорогой ценой, уплаченной за автовладение.

Могу совершенно точно назвать одно условие, при котором вся эта математика становится строго неактуальной. Случается, что человеку езда за рулём доставляет полноценное человеческое удовольствие. По крайней мере, у меня есть не меньше дюжины знакомых (в основном, девушек), которые совершенно чётко это про себя знают и говорят: я люблю ездить за рулём по городу. Мне это нравится. Меня это заряжает энергией перед рабочим днём и расслабляет после. В таком случае сводить вопрос к деньгам, конечно же, неправильно, потому что машина тут — часть комфортного для человека образа жизни, а за комфорт не жалко и заплатить. Но это не общий и совершенно не универсальный случай. К тому же, это обычно проходит с возрастом. К 35 годам — у многих, к 50 — у всех. Как молодость практически.

[Лучшее решение проблемы с машиной в Москве]
Из личного опыта могу сказать, какое решение транспортной проблемы в мегаполисе под названием Москва представляется мне совершенно идеальным. Это персональный водитель, с машиной в его собственности. Который получает фиксированную сумму жалования при нефиксированном рабочем графике. Понятно, что в развитых странах такое удовольствие — удел только очень богатых людей, потому что зарплаты высоки, а отношения найма регулируются трудовым правом, со всеми вытекающими отсюда выплатами, налогами и соцобязательствами. Но в таких странах, как Россия, Украина или Индия, где до трудового законодательства ещё не додумались, а неквалифицированная рабсила стоит копейки, это очень удобное решение, причём отнюдь не только транспортных вопросов. Я уже три года живу и работаю в одном и том же здании, сэкономил на этом те самые 360 часов в год разъездов между домом и офисом, но у водителя моего (который, на самом деле, персональный помощник), работы от этого не то чтобы убавилось. Страшно подумать, сколько времени я угробил бы за эти годы на разъезды по разным хозяйственным делам и на развоз родственников по городу, если бы мне все такие заботы было некому поручить. А в моём представлении время единственной жизни — самый ценный, дорогой, абсолютно невосполнимый ресурс.

100george

Георгиевские ленты — для воспитанников Алоиза Бруннера

В связи с акцией по раздаче георгиевских ленточек в Сирии Иван Фёдорович Давыдов очень кстати напоминает, что эта страна не только укрывала до 2010 года одного из самых страшных нацистских преступников, гауптштурмфюрера СС Алоиза Бруннера, но и привлекла его к созданию собственных суверенных спецслужб. В моей заметке «Стереть Сирию с лица Земли» об этом, как сейчас помню, тоже упомянуто. Теперь воспитанники Бруннера цепляют на грудь георгиевские ленточки. Что в принципе логично, если вспомнить, кому в годы Второй мировой выдавались георгиевские кресты (hint: ни в СССР, ни в странах-антигитлеровской коалиции такой воинской награды не было).

Спустя полтора года после той публикации к выполнению моих наказов присоединились уже и ВВС Израиля, и Дональд Трамп с «Томагавками», и Эрдоган с клешнёй, и местные умельцы с зарином. А несу за это всё ответственность по-прежнему я один. Даже не с кем стола вертануть, чтоб спросить с тебя, Бруннер.
putin dark

Нет Путина — нет России?

Главная ошибка публики в том, что из аксиомы "при Путине точно лучше не будет" она делает ложный вывод будто после Путина непременно будет лучше. Проблема в том, что с вероятностью 99% после Путина будет ещё хуже, — пишет в Фейсбуке Антон Красовский.

За вероятность не скажу, не вычислял. И готов назвать ещё немало ошибок публики. Но трудно поспорить с тёзкой: будущее по определению хуже настоящего, потому что каждого из нас в нём ждут болезни, утраты и смерть. Только не очень понятно, при чём тут сменяемость власти.

«Нет Путина — нет России» — сформулировал однажды будущий спикер Госдумы Володин. Это очень внятная и чёткая программа развития государства, только стоит вдуматься и понять, что она подразумевает.

Вопреки распространённому заблуждению, Владимир Путин — живой человек. Соответственно, он подвержен некоторым законам естественной физиологии человеческого организма. Средняя продолжительность жизни мужчины в России составляет сегодня 65 лет. Ровно столько Владимиру Путину исполнится через 5 месяцев. Конечно, дай Бог ему здоровья и счастья в личной жизни, но всё же стоит понимать, что 87,1% российского населения сегодня находится в возрасте 0-64 и, следовательно, Путина переживёт. Так что «Россия без Путина» — это не только лозунг соратников Алексея Навального, но и совершенно реальная жизненная перспектива для ста с лишним миллионов живущих ныне россиян. В связи с чем, имеет смысл задаться вопросом, что же будет с Родиной и с нами, когда эта перспектива материализуется.

Ответ спикера Государственной Думы на этот вопрос мы уже знаем:
«Нет Путина — нет России».
То есть, по планам господина Володина, страна обречена исчезнуть в тот самый день, как по всем её телеканалам в очередной раз покажут «Лебединое озеро» П.И. Чайковского.
Подразумевается, видимо, что страну в этот суровый час надлежит похоронить вместе с её вождём.

Мне хотелось бы верить, что это не единственный возможный сценарий развития российской истории на ближайшую историческую перспективу. Я готов допустить, что без Путина «будет хуже», но всё же надеюсь, что не настолько. В частности, мне хотелось бы, чтобы Россия Путина всё же пережила, и как-то научилась обходиться.

А вам?
0capello

Ох, «Уэмбли»: новости Крестовского острова

Надеюсь, вы не пропустили уморительную историю про Слюняева, который теперь Албин.
Если пропустили — читайте, там всё весело, от фамилии и до лопаты.

Но речь в той полемике шла изначально не про лопаты, а про строительство Крестовского стадиона. Там, как мы помним, процессы строительства и освоения бабла давно вошли в жёсткую противофазу. То есть чем меньше построено, тем больше нужно дополнительно денег вливать, относительно первоначальной сметы. И наоборот: чем больше денег вливается, тем дальше отодвигаются сроки сдачи объекта (в августе 2007 года Валентина Матвиенко обещала, что первый матч на стадионе будет сыгран в марте 2009 — для перечисления всех последующих переносов открытия не хватит пальцев рук и ног).
[Навальный про чудеса строительства стадиона]


Сегодня — очередная новость по этой неувядающей околофутбольной теме.
Новые обвинения предъявлены курировавшему стройку века в 2015 году вице-губернатору Санкт-Петербурга Марату Оганесяну. Арестованный в прошлом ноябре госчиновник обвиняется в получении взятки от одного из подрядчиков. Брал или не брал — нам неведомо; наверняка, честный человек, и скоро выйдет. Но формула обвинения доставляет.

По версии следствия, в 2015 году Оганесян, будучи вице-губернатором Санкт-Петербурга и курируя строительство стадиона на Крестовском острове, получил от Василия Сливкина через посредников взятку в размере 20 млн руб. за обеспечение подписания договора по художественной подсветке и наружному освещению стадиона.

Нет, вы просто вдумайтесь в масштабы. 20 миллионов рублей — только взятка за «обеспечение подписания». И не строительных каких-нибудь работ, а только художественной подсветки и наружного освещения. Сколько ж нужно на тех лампочках украсть, чтобы 20 миллионов за одну только подпись на исходном контракте отбивались?! Там же ещё потом нужно сдачу-приёмку подписывать, и снова чиновникам платить…

Предыдущее обвинение вице-мэру касалось стадионного табло, за право установки которого фирма-подрядчик перевела больше 50 млн рублей на счета подставных однодневок. Деньги, разумеется, исчезли в неизвестном направлении.

В общей сложности, по официальным данным, стадион к этому дню обошёлся дорогим россиянам как лондонский «Уэмбли». Cравнение не случайно: при реконструкции «Уэмбли» первоначальная смета оказалась превышена вдвое, а сроки сдачи стадиона растянулись на 8 лет. То есть мы тут как бы достойно выступаем на уровне худших зарубежных примеров долгостроя. Только «Уэмбли» вмещает 90.000 болельщиков, а «Крестовский» теоретически рассчитан на 60.000, из которых в нынешнем виде больше 20.000 запустить туда не пробовали (текущий прогноз сдачи стадиона в готовом виде — 10 июня). И когда подрядчики «Уэмбли» объявляли о превышении сметы, британские чиновники тащили их в Королевский суд, а не в офшор за откатом.