June 8th, 2017

00Canova

Ещё одна нерецензия на «Нелюбовь»: не про уродов, а про людей

Очень примечательный разбор «Нелюбви» Звягинцева — снова в топах ЖЖ сегодня с утра пораньше.
Я как обещал неделю назад, что не буду раньше времени рецензировать это кино, так и не собираюсь его рецензировать по-прежнему.
Потому что в диалоге между хорошим новым фильмом и зрителем посредник, на мой вкус, не нужен.

Вот про какого-нибудь «Крёстного отца» или «Кабаре» мне живо интересно почитать сегодня, какая там кухня была закадровая, как продюсеры давили на Копполу, требуя срочно заменить Аль Пачино, куда потом делся Майкл Йорк (об этом очень интересно рассказывает Кончаловский, кастивший его до Вэла Килмера на роль в «Беглом поезде»), почему вторая часть трилогии собрала все Оскары, а первая — никаких, и т.п. Потому что эти фильмы — такая же, в сущности, часть моей культурной Вселенной, как «Война и мир», или Венеция, и малоизвестные факты из их истории я люблю собирать по крупицам.

Когда же речь идёт про новый фильм, только что вышедший на экраны, то самое большое, чего я могу хотеть от рецензента — это предостережения, если он оказался беспонтовым, пафосным, безнадёжно унылым говном, на которое жалко тратить три часа жизни, или, наоборот, рекомендации срочно бежать и смотреть, если получился шедевр. В случае с таким фильмом, как «Дуэлянт», очень кстати пришлась бы подсказка не пропускать ни одного кадра в первом часе, а на 61-й минуте встать и уйти, чтобы не портить впечатления просмотром дальнейшей бессмыслицы... Если это предостережение/побуждение в итоге совпадёт с моим собственным ощущением от фильма, то критик, который правильно советовал, получит плюсик к своей карме в моём персональном рейтинге надёжных рецензентов. А если не совпадёт, то минусую. Отдельно и жирно минусую тех, кто даёт рекомендации о неувиденном фильме, или судит о широкоэкранном блокбастере по палевной тряпке с левой озвучкой кащенита из торрентов. То есть вот всех этих кинокритиков из бумажной прессы, которые не знают английского, не попали на просмотр, но позволили себе давать оценку диалогам в «Железной леди» на основании пиратской переозвучки какого-то стариковского апостола, я давно и прочно заминусовал.
Collapse )
Впрочем, людям, у которых в жизни вообще нет никаких проблем, о которых я выше написал столько букв, наверное, действительно незачем идти и смотреть этот фильм.
putinkipa

Может ли молитва иноверца осквернить храм Божий?

По до сих пор не понятной мне случайности угодил вчера к другу Косте фон Эггерту, на эфир передачи «Трудно быть с Богом». Там раввин, муфтий и священник спорят с ведущим о религиозных аспектах текущих событий. Зачем нужен в этой передаче пятый, случайный человек, я так и не понял. Навскидку предположил, исходя из пресловутого списка т.н. «традиционных» для России религий, что это место должно быть отдано буддийскому ламе, но уже постфактум в описании программы прочёл, что участвуют в ней только монотеисты, чтобы не сказать — адепты авраамических конфессий, которым с ламой, очевидно, не договориться по ключевому вопросу единобожия. Так что я понял, что меня там никто не принял по ошибке за буддиста, но зачем позвали — по-прежнему Бог весть. Ничего важного по вопросу об отношениях между Исламом и вооружённым насилиям я к словам других ораторов добавить не мог. Соответственно, и не добавил. Зато пообщался с умными людьми, что само по себе оправдывало в моих глазах эту поездку.

Протоиерей Всеволод Чаплин, о необыкновенно высоком интеллектуальном уровне которого мне много рассказывали общие знакомые, полностью подтвердил их рассказы. Это действительно умнейший собеседник, эрудит и полиглот, который при общении без микрофонов всё прекрасно понимает и объясняет, а всё мракобесие у него — строго на камеру. К слову сказать, к этому же типу людей относится и публично всеми нами нелюбимый Виталий Милонов. Когда он снимает с себя клоунский костюм, под ним обнаруживается интереснейший собеседник, с которым очень трудно найти сколько-нибудь серьёзную почву для разногласий по ключевым вопросам современности. Просто его публичное амплуа требует определённых реплик, и он с ними справляется. Многие люди говорили мне то же самое про ВВЖ, но с ним я только раз в год на «Эхе» вижусь, так что проверить случая не имел.

Но в эфире отец Всеволод произнёс некоторое утверждение, которое мне хотелось бы уточнить у воцерковленных читателей этого ЖЖ, благо их есть тут некоторое ненулевое количество. С подачи муфтия, который посетовал на плохую абсорбцию мусульман в странах Европы, я рассказал об удачном, на мой взгляд, опыте моего любимого региона Венето. Где никогда не ступала нога мусульманского завоевателя, и по этой причине как класс отсутствуют мечети. А вот выходцы из мусульманских стран там есть — не только и не столько беженцы (им дороговато), сколько гастарбайтеры и мелкие предприниматели. И им негде в пятницу помолиться.

Соответственно, католические священники венецианских приходов, у которых две общих проблемы — неуклонное вымирание паствы от естественных причин и депопуляция Лагуны из-за земельных налогов — установили график, по которому они поочерёдно в пятницу пускают мусульман молиться в свои церкви. А на терраферме (так называются континентальные владения Венеции на Апеннинском полуострове) один сельский священник, чей приход почти совсем уже обезлюдел, оборудовал у себя в церкви постоянное молитвенное помещение для мусульман со всего Венето, и пара сотен их еженедельно по пятницам у него собирается. Этот пример показался мне очень удачной иллюстрацией к словам муфтия про абсорбцию, потому что Италия — это страна с довольно значительным мусульманским населением, особенно после ливийских событий, страна, принимающая беженцев из довольно проблемных регионов (в Венеции живут даже афганцы), но при этом об исламистском терроре итальянцы в основном читают в иностранных новостях. Единственной венецианке, погибшей в исламистском теракте, понадобилось сперва приехать в Париж, а там уже пойти с друзьями в Батаклан. Сценой общеитальянских поминок по этой девушке вдохновлялся Паоло Соррентино, когда снимал заключительный эпизод «Молодого папы». Благо между службой, которую на ступенях Св. Марка вместе отслужили раввин, мулла и католический священник в память о погибшей, и съёмками проповеди Пия XIII с той же лоджии прошла всего пара месяцев. Кто помнит заключительную серию первого сезона, может сопоставить толпу слушателей молодого папы с вот этим кадром венецианской документальной фотохроники:

На это моё замечание отец Всеволод Чаплин тут же парировал, что для России такая практика немыслима, потому что православную церковь, если в ней помолятся мусульмане, придётся полностью заново освящать: молитва Аллаху сама по себе явится осквернением дома Божия.

Честно сказать, у меня после таких слов отца Всеволода малость отвисла челюсть. Вот реально, после всех разговоров о едином Боге, после всех этих регулярных совместных хождений патриарха, раввина и муфтия к Путину, сохраняется в православии догма о том, что молитва иноверца способна осквернить Храм Божий? Может, и после визитов иудея тоже надо заново освящать? А католика? Или это просто личное мнение отца Всеволода, как православного фундаменталиста, а на самом деле нет такого правила? Ведь, как я выше уже рассказывал, в современном католицизме ничего похожего на такую норму даже близко нет. Наоборот, на стене церкви в Ливорно висит мемориальная доска, сообщающая, что в этом здании 30 лет назад кардинал Франциск Аринце, раввин Элио Тоафф, имам Абд Аль Вахид Паллавичини и пастор Давиде Мелодиа отслужили совместный молебен о мире. Если присмотреться к вот этому снимку, то табличка находится в самом центре кадра. Состояние здания связано не с тем, что его осквернили иноверцы, а с бомбардировками Ливорно, в ходе которых между 1940 и 1945 годом город последовательно разрушали французские, немецкие, британские и американские пилоты. Синагога в Ливорно этих бомбёжек вообще не пережила.

PS. Если кому-то, даже после истории с ловлей покемонов в питерской хоральной синагоге, хочется задать мне вопрос, как относятся к иноверцам в иудейских храмах, рад поделиться картинкой от той самой Стены Плача, возвращение к которой евреев было сюжетом и иллюстрацией моего вчерашнего поста:

Если кто-то случайно не в курсе, это стена — самая главная в мире иудейская святыня, место молитвы и храм в сердце Иерусалима. Камни — остаток того Храма, о восстановлении которого евреи молятся уже около 2000 лет. Человека в белой кипе мы неоднократно видели со свечкой в самых разных православных церквах России, Святой Земли и Греции. А если вы сравните этот снимок с юзерпиком в текущем посте, то сможете догадаться, что эти фотографии сделаны во время разных подходов персонажа к Стене Плача. То есть это не туристический осмотр достопримечательностей, а вполне осознанное посещение православным верующим главной иудейской святыни. В первый приезд он туда двинул прямо из аэропорта, а во второй — помолился там за Россию. И никакому раввину, иерусалимскому или московскому, в голову не пришло мыслей о каком-нибудь осквернении.
0solovyevorel

Перевёрнутый мир: Госдума опередила Верховную Раду в дерби по идиотизму

5 лет мы этого ждали, и вот, случилось.
Законопроект о запрете прокси-серверов в России, наконец, внесён в Госдуму.

У меня есть небольшая конспирологическая теория, почему это произошло именно сейчас.
И развёрнутое объяснение, почему не раньше.
Начну с конспирологии.

Депутаты Верховной Рады Украины, опечаленные невозможностью запретить российские соцсети и несогласием 60% населения Украины с их запретом, обещали на этой неделе внести соответствующий законопроект — о запрете прокси-серверов и анонимайзеров.
Если бы они успели, то впервые за историю двух небратских по нынешним деньгам народов Украина бы опередила Россию на целый корпус, двигаясь в туркменско-северокорейском направлении.
Поскольку допустить этого наши охотнорядские бараны были решительно не готовы, пришлось поторопиться.

А теперь о том, почему целых 5 лет с момента заявления матраса Железняка, что он такой законопроект уже готовит, его в Госдуму так и не внесли, хотя самого Железняка оттуда почти уже вынесли.

Ну, потому, например, что это просто полная и безудержная хуйня на постном масле. Это невозможно никак сформулировать на человеческом языке. И этому нигде в мире нет прецедентов. Поэтому креативную железу депутатов стабильно клинило при попытке объяснить русскими словами, что именно будет запрещено, кому, и как именно этот запрет можно было бы внедрить на практике, а затем контролировать его соблюдение.

Архитектура Интернета 50 лет назад спроектирована таким образом, чтобы маршрут от одного до другого узла в этой Сети был не постоянным, как в архитектуре всех более ранних компьютерных сетей, где он любой одной машины до другой тянется один физический кабель, а определялся бы динамически, исходя из текущих условий доступности и нагрузки на разные звенья. То есть один и тот же пакет из России в Америку и/или обратно может с одинаковым успехом приехать через Лондон, Франкфурт-на-Майне или Хельсинки. В зависимости строго от того, как в данную минуту ему быстрей добираться. За этим путешествием любой пользователь может понаблюдать вживую, задав команду traceroute, она же tracert в инструментарии MS-DOS, где в названии нельзя было сделать больше 8 символов.

Помимо того, что движение пакетов динамически маршрутизируется самой Сетью, полная свобода в выборе как конечной, так и промежуточных точек следования информации от отправителя к получателю оставлена пользователям всех подключённых устройств. То есть я в принципе могу в любую секунду решить, что мне на китайские сайты сподручней заходить через некий китайский же узел, чтобы мой адрес распознавался тамошними сайтами как локальный. Прокси-серверы, VPN и анонимайзеры — это всего лишь коммерческие решения, предлагающие такой функционал любому желающему, за деньги, или из убеждения, что information wants to be free. Вот эти конкретные решения можно, конечно, внести в реестр и запретить россиянам и/или украинцам их использование. Но принцип, лежащий в основе работы всех этих программно-аппаратных комплексов, плагинов и приложений — это принцип устройства всего Интернета. Где ты можешь выйти из Москвы в Америку через Хельсинки, Франкфурт-на-Майне, Лондон, а то и через Китай. Количество узлов, через которые ты можешь ходить в Интернет и по Интернету, по сути дела, ничем и никем не ограничено. Приставить к каждому интернет-узлу милиционера, следящего, чтобы через него не просочились к запрещённым сайтам и сервисам россияне или украинцы, — задача абсолютно нереальная. Всем женщинам мира не родить столько милиционеров.

Поэтому единственным годным способом законодательного запрета является наше любимое избирательное правоприменение. То есть составить список запрещённых софтин, вывесить его на сайте Роскомнадзора, а потом вломиться к какому-нибудь неблагонадёжному гражданину в 6 часов утра с болгаркой и понятыми, найти у него на диске одно из наименований — и привлечь к ответственности. Одного, двоих, десятерых. 500 человек, как по экстремистским статьям. Но всё равно за кадром этой судебной драмы останутся десятки миллионов россиян, которые как использовали средства обхода блокировок, чтобы попадать на интересующие их сайты, так и продолжат их использовать.

То есть с точки зрения пользы дела (в чём бы то дело ни состояло), новый законопроект — это в чистом виде идиотизм ради идиотизма. Как и две дюжины других законодательных норм о цензуре в Интернете, принятых Госдурой VI созыва. Все они не работали и не работают, никого ни в чём не ограничивают, просто вносят некие мелкие помехи в деятельность отдельных сайтов и сервисов. Впрочем, не всегда они мелкие: отдельно восхитителен в этом смысле вчерашний скандал, где пролоббированная Роскомнадзором софтина оказалась полностью дырявой, открывающей для кибер-террористов из любой точки планеты грандиозную лазейку по разрушению связности всего российского сегмента Интернета. Владелец любого запрещённого в России домена может приписать к нему IP-адрес Кремля, и все провайдеры РФ будут обязаны заблокировать официальную страницу В.В. Путина. Я обязательно напишу об этой комичной эпидерсии отдельно, пока же хочу констатировать: единственным способом надёжно запретить россиянам или украинцам произвольную маршрутизацию своих пакетов является полный и окончательный запрет доступа в Интернет с территории этих стран. Все другие полумеры — курам на смех. Как тот 93-ФЗ, закон об «антитеррористическом» реестре блоггеров из первого пакета Яровой, который не работал ни единого дня, а сегодня его предлагают, наконец, отменить в связи с очевидным идиотизмом, бессмысленностью и невозможностью исполнения.

Хотя лучше бы в этой связи отменить не один этот закон, а всё творчество думцев VI созыва в вопросах госрегулирования Сети. Вместе со всеми авторами этого одиозного вороха безграмотной, нелепой писанины — и с сегодняшними продолжателями их упорного, бессмысленного труда.