June 27th, 2017

00Canova

#Google и Еврокомиссия: о чём эта песня

Еврокомиссия присудила Гуглу штраф в 2,4 млрд евро за злоупотребление монопольным положением на рынке поисковых машин.

Принципиальное отличие Еврокомиссии от Гугла — в том, что Гугл является, наверное, самым полезным сервисом в истории человечества, а Еврокомиссия — самым бесполезным.

От того, что компания заплатит этот конский штраф, её ни разу не убудет. Лидерство Гугла на профильных рынках во всём мире, кроме Китая, Кореи, Японии, России и Чехии, никем не оспаривается. Когда Google стартовал в 1998 году, на этом рынке были и AltaVista, и Lycos, и Excite, и Webcrawler, и Inktomi, и собственный поиск Yahoo!. Некоторыми из этих поисковиков владели гигантские ИТ-корпорации с миллиардным оборотом. Гугл никак не мог «злоупотребить монопольным положением», потому что он никогда и ни в какой сфере монополией не являлся. Борются с Гуглом в Европе из чистого популизма. Когда крупнейшим веб-сайтом мира являлся портал Yahoo!, европейские популисты точно так же боролись и с ним.

Никакой пользы никакой компании сегодняшнее решение Еврокомиссии не принесёт. В Европе есть ровно две компании, способные конкурировать с Гуглом и побеждать его на своём поле: наш Яндекс и чешский Seznam. Третьей просто неоткуда взяться. Google — не Microsoft, он никого в этой жизни не разорил и не выдавил с рынка. Конечно, российская политика Google в отношении Яндекса была, прямо скажем, некрасивой, но эта история, как мы знаем, закончилась мировым соглашением сторон, так что вопрос можно считать исчерпанным. А Яндексу могу только пожелать, чтоб Гугл был самой большой из его проблем.
0mosaic

Наш фейковый антитеррор

Если кто-то случайно забыл, то напоминаю.

Человек, устроивший теракт в метро Санкт-Петербурга, был до этого экстрадирован из Турции.
Экстрадирован как лицо, предположительно связанное с Исламским Г.
13 месяцев он находился в Турции нелегально, а потом его оттуда выдворили.

То есть ФСБ о его приезде в Россию знало примерно всё. И когда, и куда, и как он прибыл, и по какой причине Турция его выслала. А также всё это знал МИД РФ, который этому шахиду дал российское гражданство. Многим тысячам отказывают, несмотря на наличие в России семьи, работы, бизнеса, постоянного места жительства, некоторых высылают на расправу в страны, откуда они бежали, а этому волчонку дали почему-то гражданство. И когда его экстрадировали из Турции, у органа, выдавшего ему российский паспорт, не возникло никаких вопросов насчёт правомерности выдачи парню гражданства РФ. И Мария Захарова почему-то не блещет по этому поводу фирменным своим красноречием, хотя как раз про это я б её послушал с превеликим интересом.

Теперь нам говорят, что всё дело в Телеграме.
Вот именно там он свой теракт и подготовил.
А если б Телеграм был своевременно запрещён, то террорист бы, наверное, так и остался законопослушным российским гражданином.

Вы покупаете эту версию?
Я — нет.
Я думаю, что за людьми, экстрадированными из Турции за участие в террористическом подполье, должен быть установлен надзор. Именно за ними, а не за мной, и не за подписчиками моего телеграм-канала.
Вот те самые люди, которые хотят читать мою почту, пусть бы они лучше террористами занялись.

Я не слышал, чтобы кто-нибудь в ФСБ ответил за недостаточный контроль передвижений террориста, депортированного из Турции в наручниках.
Я не слышал, чтобы в МИД РФ кто-нибудь ответил за предоставление ему гражданства России.

За теракт в питерском метро не отвечает никто.
Зато им всем страшно хочется персональных данных пользователей Telegram.
И теракт в питерском метро кажется им удобным поводом потребовать нового расширения своих и без того беспредельных прав слежки и прослушки.
Точно так же, как 3 года назад удобным поводом для принятия первого «пакета Яровой» (он же 93-ФЗ, где все эти реестры сайтов прописаны) послужили теракты в Волгограде.
Вот этот вот закон, обязывающий все сайты с посещаемостью больше 3000 не пойми кого в сутки, регистрироваться в Роскомнадзоре, он принимался именно как «антитеррористический пакет», в ответ на взрывы в Волгограде. Там же была и паспортизация доступа через WiFi, и перенос в Россию серверов, и ограничение сумм перевода в электронных платёжных системах (пролоббированное, легко догадаться, в интересах коммерческих банков, через которые террористы безо всякого труда гоняют деньги под самым носом у проверяющего ЦБ).

Уже три года в России действует этот говнозакон. Уместно спросить: много ли террористов поймали с помощью реестра сайтов с посещаемостью больше 3000 в день? А с помощью реестра организаторов распространения информации сколько удалось обезвредить террористов? А сколько терактов отменилось из-за невозможности оплатить взрывчатку Яндекс.Деньгами?

Ответа на эти вопросы мы в России не получим, потому что российские силовики никому не подотчётны и не подконтрольны. Слава Богу, есть аналоги у всех перед глазами.

В 2001 году, в ответ на теракт 9/11, Буш-младший подписал USA PATRIOT Act, серьёзно облегчивший спецслужбам США доступ к конфиденциальной информации пользователей Интернета. Этими вольностями спецслужбы США, если верить Эдварду Сноудену, воспользовались целых 10.000 раз за 15 лет. Чтобы кто не перепутал, мы говорим про Америку — страну, где 2,4 млн человек отбывают сроки по приговору суда, и ещё 4,5 млн осужденных ходят под условкой или УДО. То есть в стране, где почти 7 млн граждан числятся осужденными уголовниками, слежку установили за 10 тысячами человек. За одним подследственным из семисот.

А потом пришла пора ревизии. Американский минюст, который у них называется DoJ, как первое лицо Венецианской Республики, назначил специального инспектора, который разбирался, какую пользу принёс USA PATRIOT Act делу борьбы с терроризмом, в США и по всему миру. Инспектор оценил результаты работы за 14 лет. И признал их нулевыми. Ни один теракт не был предотвращён, благодаря перехвату чьей-либо переписки. Ни одну террористическую ячейку не удалось выявить и накрыть, читая письма. Негативных результатов зато — жопой жуй, о них тоже написал инспектор Минюста. Те самые оперативники, которые раньше внедрялись к террористам в логово, сегодня наели себе толстую задницу, годами сидя в кабинетах и читая чужие письма. Массивов переписки для изучения хватит им на 10 жизней, а результат — нулевой. Даже если попадутся в перехвате письма террористов, как в случае с 9/11, их начнут читать через 4 года после того, как теракт уже совершён.

Тотальная слежка никакого отношения не имеет к борьбе с терроризмом.
Это просто такая синекура для силовиков: вместо внедрения в террористические ячейки, сидеть по кабинетам и читать чужие письма.

Когда Александр Жаров обвиняет Павла Дурова в пособничестве террористам, уместно спросить: а много ли терактов пресёк этот самый Жаров за 5 лет в должности? Рекламу мельбурнского метрополитена Dumb ways to die он заблокировал в России, ОК. Пособие по накладыванию грима на Хеллоуин тоже заблокировал. Пост в моём ЖЖ с критикой Охренищенки и его ведомства был заблокирован как пропаганда подростковых самоубийств. В общей сложности 70.000 сайтов Роскомпозор закрыл для россиян, а вот полезный результат — он где? Я его, грешным делом, не вижу. И на все сайты, которые в России якобы заблокированы, я спокойно хожу, один раз установив в своём браузере FriGate. Это потребовало от меня ровно двух кликов, которые я совершил в 2014 году, и с тех пор при любом апгрейде Google Chrome этот плагин обновляется сам по себе, без моего участия.

А некоторые даже не стали так заморачиваться, благо в Опере и Яндекс.Браузере есть кнопка Turbo, позволяющая зайти на любой запрещённый ресурс через прокси-сервер.

Вся эта показушная борьба с терроризмом — абсолютно бессовестная фикция.
И то, с какой готовностью наши чинуши записывают в пособники террористов то Павла Дурова, то Яндекс.Деньги, то вообще любой сайт с посещаемостью от 3000 непонятно кого — это всё просто лишние иллюстрации их тотальной беспомощности и бесполезности в борьбе с террористической угрозой.

И, чтоб никто не перепутал, есть в Европе ровно две страны, где доступ в аэропорт осуществляется через рамки металлодетектора, с просветкой багажа и выкладыванием мелочи из карманов. Это Россия и Турция, две гордых наследницы византийских традиций государственного лукавства, лжи и показухи. Ровно в двух этих странах смертники и взрывались в аэропортах в 2010-е годы: в «Домодедово» в 2011-м и в Ататюрке ровно год назад. А ещё раньше через те же домодедовские рамки и рентгены две террористки-смертницы пронесли достаточный заряд, чтобы взорвать в воздухе сразу два пассажирских самолёта. Когда в порыве трогательной заботы о нашей безопасности власти перекрывают воздушное сообщение с Египтом, не стоит забывать, что в наших собственных аэропортах ситуация с безопасностью — нисколько не лучше, чем в Шарм аш-Шейхе.
0qaddafi

Охренищенко придумал новый сухой закон. Точнее, полусухой

Доктор Охренищенко, о котором мы давненько ничего не слышали в новостях, решил о себе напомнить.
Он предлагает сократить время продажи спиртного в российских магазинах ещё на три часа.

Нынче Доктор Смерть у нас — депутат-единоросс, и он хочет законодательно запретить продажу алкоголя в России между 9 часами вечера и 9 часами утра. Сейчас запрет действует между 23:00 и 08:00.

Законодатели в России стабильно ведут себя как герои двух бородатых анекдотов: про чукчу-хирурга и про «зачем думать, трясти надо». То есть они сперва примут какую-нибудь несусветную ересь, потом убедятся, что она почему-то не работает, и вдогонку примут другую такую же, переставив слова местами. Достаточно вспомнить, сколько раз за последние 10 лет в России взад-вперёд двигали часовые пояса, законодательно меняли зимнее время на летнее и обратно. Всё это — следствия одного и того же системного дефекта. Мне он особенно хорошо виден по законотворчеству в интернет-отрасли. Все нормы, принятые по этому поводу с 2012 года, имеют одно общее свойство: они основаны на дремучем невежестве, наивных заблуждениях и тотальном игнорировании богатейшего мирового опыта. При этом про каждый новый принимаемый закон нам врут, что он соответствует каким-то там зарубежным практикам — и всегда за минуту проверяемо, что нет, не соответствует.

Например, тот самый «закон о забвении», про который нам врут, что он есть и действует в Европе, на самом деле из всей Европы действует только в России (с 1 января 2016), а вот как раз Европарламент 7 лет не может его принять. Именно потому, что «право на забвение» как таковое ну вот прямо никак не получается гармонизировать с конституционными гарантиями свободы слова и доступа к общественно значимой информации. Собственно, в марте 2014 года саму формулировку «право на забвение» Европарламент похерил как тупое отрицалово, и вместо обязанности уничтожать факты о прошлом прописал целый перечень легитимных нужд, в силу которых информация должна оставаться доступной, даже если она кому-то страшно мешает. И даже в таком компромиссном виде директива остаётся всего лишь законопроектом. А у нас прискакала кавалерия, шашками помахала — и есть уже закон. Только в первом чтении они внесли норму о полном разорении и закрытии Яндекса по искам осуждённых педофилов, потом наспех к третьему чтению переписали все положения о карах и порядке оспаривания — в итоге вышла такая лабуда, по которой Яндекс в первые же полгода действия выиграл абсолютно все поданные против него иски, включая и те 15, которые подал путинский повар Пригожин. То есть весь прок от этого закона — что Яндекс теперь обязан гонять адвокатов по всей Руси великой, потому что мудрый законодатель прописал возможность подачи этих исков по подсудности сутяги, а не ответчика. В частности, с исками Пригожина разбирался Куйбышевский райсуд Санкт-Петербурга. Чем не покатил Хамсуд, где рассматриваются иски к Яндексу по всем другим административно-гражданским вопросам? Почему 15 однотипных исков к Яндексу должны рассматривать 15 разных райсудов, от Комсомольска-на-Амуре до Советска? Почему не Мосгорсуд, на который повесили все дела по пиратке? Вопросов много, ответов нет. Ни в законе, ни в пояснительной записке.

Вот и Охренищенко со своей мудрой инициативой насчёт продаж алкоголя — такой же глупый кавалерийский наскок, такое же полное непонимание сложности проблемы, такая же слепая вера в пользу бессистемных, точечных решений.

Конкретно просто спросить себя: в чём польза предыдущего ограничения продажи с 23:00 до восьми утра? Кто-то пить от этого бросил? У кого-то цирроз печени рассосался?! Есть полезные результаты, чтобы их пощупать и оценить?

Две категории людей бухают в России: богатые и бедные. Богатые пьяницы никаких ограничений не заметили, потому что за деньги в России продажа алкоголя как была, так и всегда останется круглосуточной. Как легальная торговля в ресторанах, так и подпольная в ларьках, без пробивания по кассе в ночное время. Кто бухает — тот знает все ларьки на районе, где это практикуется.

А бедные люди, если у них зависимость, к восьми утра уже как штык у магазина, не пропустят и не проспят время запасаться своей дозой. Если не скопили на бутылку — к их услугам боярышник, в дежурных аптеках 24/7, а где-то вообще в автоматах его продают. Мера, которую предлагает Охренищенко, поможет, конечно, на три часа в сутки поднять спрос на боярышник, а также приведёт к появлению новых точек нелегальной, подпольной торговли акцизным и левым спиртным. Где-то появится экономический смысл открывать точки домашнего самогоноварения для продажи соседям... Но вот алкаш, который откажется выпить, потому что в магазине якобы перестали продавать в 21:00, — это из области фантастики. Если такой человек где-то и существует, то мы просто зря считаем его алкашом, а его пьянство — проблемой. Зависимость — это такое состояние души, когда ты в лепёшку расшибёшься, а интересующее вещество найдёшь хоть на вокзале, хоть у соседа, хоть ларёк ограбишь. В Израиле, где, увы, сильна наркотическая тема, примерно 100% квартирных краж со взломом совершается именно героиновыми наркоманами, которые хватают первую попавшуюся дорогую вещь в доме — гаджет или драгоценности, — и, сломя голову, бегут выменивать её на дозу у ближайшего арабского дилера... Какие часы продаж, о чём речь?!

Если как-то и можно вообще победить алкоголизм в России, то лишь системным подходом, и строго помня о том, что главным спаивателем населения является у нас государство. До тех пор, покуда у Силуанова бюджет не сводится без пьяных денег, химичить с часами торговли — очень неуклюжее и бессмысленное плутовство. Когда и если государство поймёт, что ущерб от алкоголизма далеко превышает акцизные барыши, можно будет поговорить о комплексном подходе к проблеме. И не забывать при этом, что медицинская проблема никогда не имеет полицейского решения. Покуда в стране не существует сколько-нибудь действенной системы наркологической помощи, устойчивый спрос пьяниц на спиртное будет стабильно рождать предложение — как со стороны Ротенбергов, так и со стороны бабы Мани со змеевиком на кухне.