Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Пожалейте известинцев

Пропустил отличный срач в Фацебуке между Демьяном Кудрявцевым и Ксенией Лариной.

Хорошо, что Дёма его законспектировал в ЖЖ.

Краткое содержание: в газету «Известия» пришёл эффективный менеджер Габрелянов, и собирается разогнать всю оставшуюся там команду. Команда, разумеется, в шоке — особенно на тему того, что эффективный менеджер наверняка захочет выгнать всех на улицу, не выплатив компенсаций. А на улице нынче не слишком обширный выбор предложений работы для ветеранов «Известий».

Ксения Ларина по этому поводу пишет, что ей совершенно не жалко известинцев, потому что они делали сервильную, холуйскую газету, напичканную властной заказухой и инфокиллерством. Нынешняя их судьба, таким образом, представляется Ксении вполне заслуженной.

Нисколько не защищая саму газету «Известия», уровень которой в последние годы неудобно даже всерьёз обсуждать, Демьян Кудрявцев напоминает, что права сотрудников редакции по Трудовому кодексу — неотменимы. Позиция Ксении Лариной при рассмотрении под этим углом отлично укладывается в известную формулу Нимёллера: Когда пришли за коммунистами, я молчал, я же не был коммунистом... — и далее по списку.

Дискуссия очень примечательна тем, что в ней, как и во многих спорах нашего торопливого времени, обе стороны совершенно правы, и обе категорически отказываются друг друга услышать перед тем, как возразить.

Когда Ксения Ларина пишет мне не жалко — она выражает человеческую эмоцию, абсолютно заслуженную известинскими плакальщиками. Их и не надо жалеть. Их права, вытекающие из Трудового кодекса, совершенно не на чьей-то жалости основываются, а на действующем законодательстве исключительно.

Когда Демьян Кудрявцев напоминает Ксении о том, что она — такой же субъект российского трудового права, как и известинцы, такой же наёмный работник СМИ, и могла бы иметь цеховую солидарность — он прав, конечно, но какая связь между цеховой солидарностью и жалостью?

Законодательство ДОЛЖНО распространяться на всех. Насильник в лагере имеет право на защиту, — пишет Демьян, и мне тут ничего не остаётся, кроме как подписаться под каждым словом. Но только это не значит, что я как гражданин и субъект права обязан насильнику сочувствовать, или оправдывать его действия из-за того, что его на зоне обидели.

Жалобы и насильника, и известинца на ущемление прав должен рассматривать состязательный суд. В данном конкретном случае — трудовой и/или арбитражный. Именно туда следует обращаться сотрудникам «Известий» за справедливостью — тем более, если долг нанимателя перед ними составляет 2 миллиона долларов, как они говорят.

Если юридической защиты они не ищут, то краткая суть их обращения к прессе и публике такова: "Нам по закону должны денег, но по закону мы их требовать не хотим. Пожалейте нас, люди — и нам от этого станет легче".

Я не очень понимаю, чем им в такой ситуации может помочь наша жалость.
Также я не очень понимаю, как мы, посторонние люди, можем защитить их права, если сами они, надлежащие истцы, от предусмотренной законодательством защиты собственных прав отказываются.

Поэтому практический выход и от Ксеньиной чёрствости, и от Дёминой солидарности, в этой истории совершенно одинаковый — нулевой. И спорить тут, в сущности, даже не о чем.
Tags: закон, пресса, скандал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →