Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Про Мамонтова. Точки над i

Кремлядь вторую неделю бурлит, негодуя по поводу травли честного журналиста Аркадия Мамонтова, случившейся 5 лет назад.

Напомню фабулу.

6 лет назад Кремль подготовил проект по сворачиванию деятельности неправительственных НКО в России — под тем предлогом, что они «шакалят у посольств» и финансируются «на вражеские деньги». Чтобы пресечь эту враждебную деятельность, затеяна была совершенно от балды перерегистрация в Минюсте всех 700.000 зарегистрированных в стране НКО. Со вздорными и немотивированными отказами, унижением, волокитой, очередями. Прошли эту процедуру примерно 220.000 организаций. В частности, прошёл её и мой фонд Помоги.Орг. Перерегистрация обошлась стране в миллионы человеко-часов бессмысленной суеты, но создала у кремлежуликов ощущение, что теперь они всё контролируют.

Всякий раз, когда в Кремле готовится какая-нибудь гнусность и провокация, на ковёр вызываются карманные телекилеры с федеральных каналов, и им поручают подготовить сюжеты, объясняющие населению важность борьбы с врагами. Ответственная задача мочить российские НКО в прайм-тайме РТР была поручена выдающемуся телекиллеру Аркадию Мамонтову. Я помню его ещё по тем временам, когда он работал на НТВ у Гусинского. Но НТВ стали мочить, и Мамонтов с тонущего корабля благополучно перебрался на ВГТРК. Прославился тем, что был, в отличие от его коллег из независимых СМИ, допущен на борт «Петра Великого» в ходе блистательной операции по спасению моряков «Курска» без помощи норвежского флота. И врал оттуда, что всё под контролем. Именно эти его репортажи с Игорем Дыгало определили отношение к Мамонтову у некоторой (прямо скажем, нецелевой) части аудитории его канала.

В 2007 году, выполняя ответственное задание партии и правительства, Мамонтов сделал сокрушительный репортаж про то, как отечественные НКО работают на британскую разведку. Репортаж начинался с демонстрации пресловутого «шпионского камня» — устройства, посредством которого один шпион Её Величества обменивался информацией с резидентами своей разведки в московском парке. Какое отношение имел камень к российским НКО, в репортаже не уточнялось. Телезритель должен был просто увидеть камень и понять, как страшно жить, кругом враги, только запрет НКО и спасёт страну от оранжевой угрозы.

Как сейчас выяснилось, камень был настоящий. Более того, в Великобритании все знали о том, что такой камень действительно существует, и что некий сотрудник британского посольства совмещает дипломатическую работу в России со сбором информации шпионского характера (вот ужас-то! российские представители себе такого никогда не позволяли). Об этом, в частности, прямым текстом писал в Sunday Times уважаемый московский корреспондент Марко Франкетти. Но из зрителей Мамонтова в Москве мало кто был подписан в те годы на Sunday Times. Мы увидели в руках Мамонтова пресловутый шпионский камень, и первой, самой естественной человеческой реакцией на этот зловещий артефакт был здоровый смех. Потому что выглядел гаджет так, как будто он только что украден со съёмочной площадки «Джеймса Бонда», причём из серий вроде Doctor No и Goldfinger, времён незабвенного Шона Коннери. Невозможно было поверить, что в эру PGP, Скайпа и широкополосного доступа в Интернет какая-то разведка будет пользоваться в Москве столь старомодным девайсом для передачи данных, которые можно просто зашифровать и отправить мэйлом прямо в штаб-квартиру. Или выложить под видом фотоальбома на Пикасу, если охота заморачиваться со стеганографией.

Это была наша большая ошибка. Во-первых, надо было читать Марко Франкетти. Во-вторых, можно было спросить Бена Вегг-Проссера, который до приезда в московский <суп> был советником Блэра, и прекрасно знал обо всей этой истории, потому что, как сам он выражается, «в Лондоне об этом знали все». В-третьих, разведка во всём мире — это непрозрачная и неподконтрольная обществу госслужба. Что британская разведка в 2006 году потратила казённые деньги на дорогостоящий девайс из 1970-х — это проблема тамошнего налогоплательщика, но в этом совершенно точно нет ничего удивительного или сверхъестественного. Любое бесконтрольное расходование бюджетного бабла приводит к таким эксцессам. Замечательный анекдот по этому поводу рассказал мне 20 лет назад Имонн Батлер, глава Института Адама Смита. Не откажу себе в удовольствии воспроизвести этот анекдот в качестве лирического отступления.

В 1807 году на островах ждали вторжения Наполеона. Поэтому был учреждён специальный сторожевой пост на Дуврской скале. Построили сторожку, поселили в ней дозорного, рядом с дверью выставили громкую пушку. Дозорный должен был весь день всматриваться в пролив Па-де-Кале, и, когда увидит паруса наполеоновской флотилии, выстрелить в ту самую пушку, чтобы британская армия успела достойно встретить врага на берегу.

Знаете, когда отменили этот пост и должность дозорного?

В 1946 году от Р.Х.


Вот и шпионский камень — из той же в точности оперы. Не удивлюсь, если где-то в британских резидентурах он по сей день имеется на вооружении.

Так что выяснилось, что Мамонтов, вопреки своему обыкновению, не врал. Не врал про камень (хотя фраза, что он был в 2006 году применён англичанами впервые в истории спецслужб по сей день вызывает серьёзнейшие сомнения).

Теперь Мамонтов бьёт себя пяткой в грудь, называет всех, кто ему в 2006 году не поверил, предателями и хамами, снимает продолжение своего эпохального репортажа и хвастается тем, что раз в жизни, как выясняется, не соврал.

Проблема, однако же, заключается в том, что репортаж-то был вовсе не о камне. Репортаж был о том, что в России существуют (цитирую) тысячи общественных организаций, которые финансируются, держитесь крепче за стул, британской сикрет энджелис сёрвис. Из них только 92 имеют официальную регистрацию в Минюсте, все остальные действуют в России нелегально (имелось, вероятно, в виду, что остальные просто не успели к тому моменту пройти от балды назначенную Минюстом полную перерегистрацию с нуля).

В репортаже Мамонтова не было названо ни одного имени российского общественника, который был бы обвинён, или хотя бы подозреваем, в работе на иностранные разведки. Общественных организаций, получавших финансирование якобы от британской разведки, было названо ровно две: «Московская хельсинкская группа» и фонд «Евразия», который работает в России с 1993 года, и совершенно официально финансируется американской правительственной организацией USAID. Мамонтов сообщил сенсационное: 18 января 2006 года фонд «Евразия» получил от резидента британской разведки Марка Доу банковский перевод на сумму в 5.719 фунтов стерлингов! Стоит тут, наверное, упомянуть, для понимания масштабов заговора, что общий размер финансирования российской «Евразии» по линии USAID составлял в то время около 20 миллионов долларов США в год, и ещё пара миллионов поступала от Евросоюза и Сороса на целевые совместные проекты.

В репортаже Мамонтова утверждалось, что финансирование российских общественных организаций по линии британского посольства носит враждебный по отношению к России характер. При этом во всех 11 минутах сюжета не нашлось места ни для одного примера той самой диверсионной деятельности, на которую дают деньги российским предателям зловещие спецслужбы США и их партнёров по НАТО. Поскольку об этом забыл рассказать Мамонтов (хоть и показывал в эфире страницы сайта «Евразии») придётся мне с шестилетним опозданием устранить недомолвку. Вот, навскидку, одна из строчек в отчёте «Евразии» о работе в России:

FNE facilitated a Siberian-Urals Aluminum company (SUAL) and USAID joint initiative “Complex Territorial Development in Pilot Russian Regions,” which built a small business support infrastructure in Mikhailovsk, Severouralsk and the Nizhniye Sergi Districts of the Sverdlovsk Region, creating 542 jobs.
(отсюда)

Перевожу на русский: совместно с Сибирско-Уральской аллюминиевой компанией (СУАЛ) и фондом USAID «Евразия» реализовала проект строительства инфраструктуры для поддержки мелких бизнесов в Михайловском, Североуральском и Нижнесергинском районах Свердловской области, что позволило создать там 542 рабочих места.

По упоминанию СУАЛа легко догадаться, что речь идёт о моногородах, вроде Пикалёва, со своими металлургическими гигантами и вполне понятными проблемами занятости, и с довольно-таки нулевой поддержкой государства в решении социальных проблем.

Другой проект, расписанный на той же странице — создание в различных регионах за Уралом инфраструктуры для приёма и расселения мигрантов. Надеюсь, понятно, что речь идёт не о завозе нелегалов из Таджикистана на элитные стройки «Москва Сити» (с этим прекрасно справляются власть и бизнес), а о тех самых русских людях, которые едут в Россию со всех концов постсоветского пространства, потому что различные туркменбаши, рахмоны и суверенные прибалты не дают им жизни в тех странах, где они родились и жили до развала СССР. Клептократия очень много говорит о необходимости поддержки соотечественников за рубежом и о программах помощи для их репатриации в Россию, но реальные дела делает почему-то именно фонд «Евразия» на зловещие деньги из шпионского камня (правда, в репортаже Мамонтова не было ни одного указания на то, что хоть одна российская общественная организация была как-то причастна к тому самому камню — но это уж мелочи, не будем придираться).

И ещё один проект, осуществлённый Евразией: десятки интернет-центров в российской глубинке, на базе местных вузов. Часть финансирования на этот проект была получена от зловещего Сороса, который в рамках своей собственной программы создал и оборудовал 33 университетских интернет-центра в российских регионах. Просто Сорос это делал в столицах субъектов федерации, а «Евразия» — по райцентрам, куда правительственные программы развития Интернета в регионах не дотянулись по сей день.

Вот те направления враждебной деятельности, о которых забыл рассказать зрителю Мамонтов в своей сенсационной передаче о пользе аннулирования регистраций НКО. Поэтому, на мой взгляд, тот факт, что он не врал про шпионский камень, никак не отменяет общего впечатления мерзости и подлости, которое тогда вызывал и поныне вызывает у меня его телекиллерская заказуха против НКО.

Вместо эпилога

Есть ещё один интересный вопрос, ответ на который многие у нас, к сожалению, не сознают, а Мамонтов об этом не расскажет. Вопрос такой: все мы помним, что в «лихие девяностые» в России бурлила деятельность различных НКО, которые на деньги зарубежных грантов привозили сюда гуманитарную помощь, поддерживали развитие образования и независимых СМИ, создавали рабочие места, открывали курсы языков и профессиональной переквалификации. Что с ними со всеми стало?

Если коротко, то всё это давно закончилось. По двум относительно взаимосвязанным причинам.

Причина номер один состоит в том, что весь этот сектор, начиная с середины нулевых годов, принялся деловито душить Путин, при медийной поддержке всевозможных мамонтовых. Перерегистрация 2007 года и отказ в лицензировании British Council были тут лишь верхушкой айсберга. Некоторые НКО были уничтожены в ходе наездов Минюста, налоговых проверок, путём начисления разных пеней, штрафов и податей на деньги, уже выданные в качестве грантов (от Фонда Сороса потребовали доплатить налог в размере 36% от всех сумм, которые он жертвовал по линии Института «Открытое общество»). Какие-то организации (преимущественно иностранные) при этом свернули свою деятельность сами, как Фонд Сороса, «Евразия», и финансировавшаяся БиБиСи «Федерация независимого радиовещания», поддерживавшая FM-радийщиков в регионах. Другие НКО (преимущественно российские) были просто разогнаны властями, путём давления на учредителей и силовых акций, как «Другая Россия» и АНО «Интерньюс». Какую пользу принёс России весь этот подготовленный репортажами мамонтовых разгром, сказать трудно. Но нужно констатировать, что никакого замещения изгнанных фондов государственными силами так и не произошло по сей день. Кого поддерживали, те тупо остались без поддержки. И переселенцы, и жители моногородов, и пользователи Интернета в глубинке, и независимые СМИ, многим из которых пришлось закрыться, или сменить собственника на правильного едроса.

Важно сознавать, что есть ещё и причина номер два, о которой поведал мне один читатель, руководивший до начала нулевых проектами «Евразии». Просто Россия вышла из моды, объяснил он. С конца восьмидесятых весь развитый мир давал деньги на развитие новой, независимой, демократической России, воспетой в песне Скорпов Winds of Change. В страну поступала гуманитарная помощь, медицинские расходные материалы, гранты для студентов, приезжали добровольцы, учреждались филиалы международных НКО. Деньги давали как правительства (США, Великобритании, стран Евросоюза, Японии), так и частные жертвователи. Например, вся программа спасения уссурийских тигров, с которыми нацлидер так ловко фотографировался, была профинансирована одним маленьким частным британским фондом, созданным одной милой дамой, супругой лондонского инвестбанкира, прикомандированного в Москву. У неё не было никакого государственного финансирования, никаких крупных спонсоров, и никаких шпионских камней. Просто каждый год она рассылала своим жертвователям по всей Англии письма с напоминанием, и со всех концов страны в ответ приходили конвертики с чеками на 50 британских фунтов от частных лиц, которые, вообще-то, никогда в жизни не были в Уссурийской тайге, да и в России, наверное, тоже. Просто их сильно беспокоило, что за последние 100 лет на планете Земля популяция тигров сократилась на 95%, до 3200 особей. На деньги этих неравнодушных британских чудаков, собственно говоря, уссурийских тигров и охраняли, чтобы однажды одного из них можно было бы усыпить для фотосессии нацлидера.

И вот с этим финансированием — как частным, так и государственным, — в последние 6 лет возникли серьёзные сложности. Потому что нацлидер захлопнул форточку для пресловутых Winds of Change. В стране началась шпиономания, агрессивное шельмование иностранцев в России, изоляционизм и суверенное клептократическое чучхэ. Главным информационным каналом для связи с Западом власть назначила Russia Today, где каждый день американцам рассказывают, что небоскрёбы 11 сентября они сами же и обрушили. Потому и закончилась та самая мода на Россию. А деньги на тигра собирает в Великобритании WWF — по 3, 5 и 10 фунтов. Только надо ж понимать, что тигр, которого на эти деньги хотят сохранить, живёт в Африке, в джунглях Индии и на индонезийском острове Суматра. О российском тигре теперь папа нации должен заботиться. А у него своих забот полон рот, даже в предвыборных дебатах участвовать некогда. Сами понимаете: Gunvor, дзюдо, горные лыжи, фонд «Федерация», «Байкалфинансгрупп», а тут ещё звонят из газеты «Ваши шесть соток» с вопросом: когда ж Вы, папа, и нам колоночку напишете. Тут не до тигров. Тут дай Бог найти время, чтобы отсмотреть продолжение мамонтовской саги про шпионский камень...
Tags: благотворительность, скандал, тв, шпионаж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 591 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →