Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Фиктивное правосудие

Обещал на той неделе объяснить, почему наша правоохранительная и судебная система беззащитна перед лавиной фиктивных и виртуальных исков, высосанных из детородного пальца.

Система не просто не боится этого перепрофилирования. Она сама о нём мечтает.

Нашим операм, следователям, прокурорам и судьям уже очень давно надоело мараться о реальный криминал — убийства, изнасилования, грабежи, разбой и т.п. безобразия. Каждый винтик в этой системе спит и видит, как бы ему целиком сосредоточиться на расследовании "преступлений мысли". Не бегать по лужам за вооружённым преступником, а скачивать ролики в Интернете. В качестве вещдоков исследовать не изуродованные трупы и фрагменты тел, а файлы и чаты в Сети. Вместо мутоты следственных экспериментов и перекрестных допросов пригвождать обвиняемых справкой от нотариуса: на сайте таком-то обнаружен файл такой-то. Вместо напряжённых попыток вычислить неизвестного злоумышленника — привлекать к ответственности того, чьё имя написано большими буквами в заголовке страницы. Если написано не имя, а псевдоним — раскрыть через провайдера. Если провайдер не помог — тогда самого его и привлечь. Долой презренное ремесло сыска, прочь загадки. Кто под руку попался, того и тащим в суд.

Это перепрофилирование началось не вчера. Оно идёт полным ходом на всех уровнях нашей недоброй машины правосудия. Примеров тут можно привести многие тысячи, но вспомним один, самый образцово-показательный.

Пять лет назад в Интернете кто-то начал распространять видеоролик «Казнь дага и таджика». На видео с кучей подробностей показывалось, как некие люди в масках и со свастиками на рукавах под крики «Слава России» убивают по очереди двух молодых мужчин неславянской наружности, предположительно — где-то в центральной России (на улице Гагарина в Калуге, как уточнил год спустя Следственный комитет).

Реакция правоохранительных органов на эту публикацию была неоднозначной. С одной стороны, было объявлено, что материал изучается МВД, и что будет возбуждено уголовное дело по поводу убийства двух мужчин. С другой стороны, объяснялось, что к ролику есть очень много вопросов. Видимо, это монтаж. Может быть, это постановка. Кто убивает, и кого убивают — будет сложно определить. Но мы обязательно разберёмся.

И разобрались. В строгом соответствии с палочной системой. То есть, с одной стороны, за пять лет не предпринято ни одной серьёзной попытки выяснить, кто убивал, кто снимал на видео, кто монтировал и размещал ролик, кто жертвы, и где их трупы. Но, с другой стороны, вся правоохранительная система славно потрудилась над этим делом, и получила массу блестящих результатов, позволивших полудюжине ведомств отчитаться о победе над экстремизмом, а их сотрудникам — получить премии, благодарности и повышения по службе.

Всё, что для этого было потребовалось сделать — махнуть рукой на факт убийства, и заняться расследованием куда более серьёзного преступления: распространения в Интернете ссылок на ролик, опубликованный неустановленными лицами. На этом пути силовиков и судей ждали многочисленные, по сей день не прекращающиеся, успехи.

Начали с того, что нашли в городе Майкоп, столице Адыгеи, двадцатилетнего студента-маляра по имени Виктор Мильков. Его страничка в ЖЖ была одной из нескольких сотен, где в августе 2007 года размещалась ссылка на ролик «Казнь дага и таджика». В причастности к созданию видео, или хотя бы к его заливке на YouTube, маляр ни минуты не подозревался. Но сознался, что действительно разместил ссылку на ролик у себя в ЖЖ (признание было оформлено как явка с повинной). А получил он эту ссылку по электронной почте от незнакомого отправителя. Никаких сведений об обстоятельствах создания ролика и его участниках Мильков сообщить не мог. Но это и не потребовалось.

Милькова судили несколько раз, по ч. 1 ст. 282 УК РФ. Первый приговор был — год исправительных работ с отчислением 10% заработка. Прокуратура этот вердикт обжаловала в Верховном суде Адыгеи. При повторном рассмотрении другим составом судей Мильков получил уже год в колонии-поселении. Он обжаловал этот приговор в Верховном суде Адыгеи, но тот оставил жалобу маляра без удовлетворения.

Разобравшись с Мильковым, прокуратура и суд города Майкопа занялись его интернет-страницами. 27 мая 2008 года, через 2,5 месяца после того, как маляра отправили в колонию, горсуд вынес два постановления, по которым адрес ЖЖ Милькова (vik23) и ролик в YouTube были признаны экстремистскими материалами. В соответствии с принятой процедурой, вступившее в законную силу решение суда было отмониторено Министерством юстиции РФ, и Федеральный список экстремистских материалов пополнился пунктами 264 и 265 (всего там сегодня 1395 позиций).

Пикантность этого конкретного эпизода состоит в том, что самих "экстремистских материалов" на момент суда уже 9 месяцев как не существовало в природе. Свою страницу Мильков удалил сам, как только попал под следствие, а исходный ролик с казнью заблокировала администрация YouTube, следуя своим собственным правилам, через несколько часов после его первого появления — по жалобам шокированных просмотром пользователей.

Хотя само убийство дагестанца и таджика наша правоохранительная система отказалась расследовать ещё 5 лет назад, свистопляска вокруг ролика продолжается по сей день. Например, в начале нынешнего года управление «Э» УМВД по Псковской области направило в суд обвинительное заключение против 20-летнего мужчины, разместившего в социальной сети «В Контакте» видеоролик «Казнь таджика и дага», включенный в «Федеральный список экстремистских материалов». А 20 июля 2012 за размещение того же ролика по ст. 282 п. 1 осуждён уже 57-летний житель Тюмени. Он получил 100 часов бесплатных исправительных работ.

В общем, контора пишет. Во всех концах бескрайнего отечества Фемида бодро отчитывается о привлечении к ответственности идиотов, в очередной раз где-нибудь запостивших ссылку на ролик пятилетней давности. Идиотов судят, приговаривают, и все причастные к обвинению получают заветные палки в отчётность. Раскрываемость по таким делам составляет 100%, потому что привлекают только тех, кто имел дурость приложить к преступной ссылке своё ФИО. Если, например, изначальный публикатор ролика «Казнь дага и таджика» использовал для его заливки немецкий прокси-сервер, то на него и дела не заводили. Зачем ловить того, кто сам тебе все данные на себя не предоставил, когда кругом столько беспечных идиотов, которые не шифруются?!

Хотелось бы тут написать: вот бы все эти бездельники и лоботрясы в погонах и мантиях, симулирующие бурную деятельность вокруг гиперссылок, занялись розыском реальных убийц. Но есть одна беда: проку от их усилий не будет уже ровно никакого. Потому что они уже много лет ничем другим не занимаются, кроме унылой копипасты результатов нехитрого интернет-поиска в готовый шаблон обвинительных заключений. К раскрытию реальных преступлений — таких, как создание незаконных вооружённых формирований, уличные нападения и убийства — вся эта якобы антиэкстремистская возня по 282-й статье не имеет даже самого отдалённого отношения. Людям, которые запечатлены в ролике «Казнь дага и таджика», в нашей правоохранительной системе бояться некого. "По уголовному делу [об убийстве] никто не задерживался, обвинение не предъявлялось, мера пресечения не избиралась", — объяснил Владимир Маркин из Следственного комитета через год и месяц после начала расследования. И больше к теме убийства наши силовики не возвращались.

То ли дело — ссылки на ролики. Тут работа будет кипеть ещё много лет. А осенью готовятся ещё поправки в закон о противодействии экстремизму, чтобы можно было привлекать не только за EMBED видео, но и за текстовую гиперссылку на любой материал из Федсписка. И привлекать не только того, кто размещает, как было до сих пор, а ещё и провайдеров зацепить... Тут, ко всему прочему, открывается ещё обширная категория преступлений, совершаемых задним числом. Скажем, вышла некая книга 10 лет назад, её тогда же обсудили, отрецензировали, поставили на продажу в интернет-магазинах, рассовали по интернет-библиотекам. А в нынешнем году Ушкуйский райсуд в городе Нижное Подзалупино признал эту книгу экстремистской по заявлению транспортной прокуратуры Подзалупинского железнодорожного узла. Со временем Минюст включит эту книгу в Федсписок, и voila. Вот уже сотни ссылок, фигурировавших в статьях, рецензиях, постах, комментариях, магазинах и библиотеках, в одночасье стали экстремистскими. Совокупная аудитория таких ссылок — 10 человек в год, потому что никому не приходит в голову заглядывать в архивы СМИ, блогов и форумов десятилетней давности, и никакие свежие ссылки на эти архивы не добавляются. Но нагуглить-то можно. Это ж вам не убийц ловить, правда?

Так что проблема, по большому счёту, даже не в том, что нашу правоохранительную систему завалят исками о моральных страданиях и нехороших веб-страницах. Проблема в том, что сама эта система только по таким делам и умеет работать. По тяжким преступлениям раскрываемость падает камнем, даже в Москве, где, вроде бы, нет никакого недостатка в держимордах. Единственный доступный силовикам способ борьбы с преступностью — уклоняться от приёма заявлений. На выходе имеем официальную статистику: раскрываемость падает, но и преступлений стало меньше. То есть их меньше стали регистрировать. Кто пробовал подать заявление, тот знает, как рады наши силовики предложениям поискать насильника, грабителя или угонщика. То ли дело заявление о моральных страданиях, или скриншот с нехорошей гиперссылкой.
Tags: криминал, перевернутый мир, суд, цирк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 164 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →