Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

День планшета

Ожидается, что сегодня Apple предъявит прессе и публике пару новых планшетов.
Один (предположительно — iPad 5) придёт на смену полтора года не обновлявшемуся iPad 3, другой, по идее, должен быть версией Mini с дисплеем Retina. Ожидается, что в «большой» модели будет и распознавание по пальцу, и процессор A7 — две новинки, присутствующие в iPhone 5S, который, кстати сказать, на этой неделе начнёт продаваться в России с поддержкой местных частот LTE.

Честно говоря, с каждой новой презентацией Ябла рынок гаджетов становится всё скучнее. Помню, как всего 6 лет назад Стив Джобс на такой же презентации, как сегодняшняя, показал миру первый iPhone — по сути дела, с этого началась эра смартфонов, в нашем сегодняшнем понимании этого слова. Джобс тогда, как обычно, ничего сам не придумал. Он просто порылся в истории гаджетов и извлёк оттуда прибор, когда-то опередивший время под именем PDA/КПК. По иронии судьбы, у Apple в линейке 1990-х тоже был такой продукт, он назывался Newton, и грохнул эту разработку лично Джобс, сразу же после своего триумфального возвращения в компанию. Потому что Стивен Палыч был очень специфический визионер. К изобретениям, опередившим своё время, он не испытывал ни тёплых чувств, ни пиетета.

Ещё через три года, в апреле 2010 года, Джобс ошарашил человечество планшетом. И опять, это была чужая старая идея — всего за 7 лет до iPad рынок был завален прототипами Tablet PC. На одном Comdex 2003 года была показана дюжина моделей, от всех лидеров рынка железа. Исследовательская компания Gartner предсказывала, что планшеты класса Tablet PC подомнут под себя весь рынок портативных компьютеров, и отъедят жирный кусок от рынка настольных. В точных цифрах предсказывалась поставка 50 миллионов единиц «таблетки» за первый же год выпуска (год, как сейчас помню, был 2004й). Но, как и в случае КПК, новинка оказалась преждевременной. Рынок Tablet PC умер, по сути дела, не родившись. Причин было как бы много, но на самом деле — две. Во-первых, банально не существовало в мире пользователей, осознающих преимущество тачскрина перед клавиатурой и мышью. Операционные системы и графические интерфейсы того времени не были заточены ни под палец, ни под стайлус. Во-вторых, аккумуляторы ноутбука в то время весили как ёб твою мать. Килограммовой батареи еле хватало на три часа автономной работы. Кто хотел дольше — приглашался докупить и прицепить к устройству ещё кило. Так что с usability у тех, давних планшетов была серьёзная проблема. Пользовательскую часть этой проблемы Джобс решил с помощью iOS, быстро научив человечество тыкать пальцем в экран. А техническая часть, хоть и не решена по сей день, в значительной степени потеряла остроту: батарейки стали легче, процессоры — скромней в энергопотреблении, и под каждым кустом появились USB-разъёмы, от которых портативное устройство можно запитать в общественных местах. Поэтому в 2010 году планшет пришёлся очень ко двору.

А потом повторилась история тридцатилетней давности. Джобс в очередной раз продемонстрировал амбиции старухи из пушкинской сказки, организовав экосистему устройств Apple таким образом, чтобы обеспечить в ней максимум жёсткости, несвободы и замкнутости на одного поставщика. Это была вторая попытка намертво завязать весь мировой рынок на продукцию одной-единственной компании, и в целом она окончилась тем же, чем и первая. Корпорация, которая начала с монополии и полного доминирования на мировом рынке тачскринов, уже через пару лет оказалась в положении догоняющей, копирующей чужие решения, увязла в бесконечных патентных судах, призванных заткнуть плотину пальцем... Всего 13 месяцев назад биржевые аналитики спорили, скоро ли акция Apple пробьёт потолок в 1000 долларов, а в прошлую пятницу этот психологический барьер взяла совершенно другая компания, под названием Google. Которая, в точности как Microsoft 30 лет назад, сделала ставку на универсальную операционную систему, пригодную для установки на железо любого производителя. В результате у пользователя Андроида появился богатейший выбор устройств, дорогих и дешёвых, больших и маленьких, металлических и пластиковых, а доля Ябла на этом рынке неумолимо схлопывается до размеров ниши. Вопрос о том, будет ли акция AAPL когда-нибудь стоить $1000, задавать уже неприлично: неделю назад курс вылез за отметку в $500, уже спасибо. Чтобы как-то затормозить сползание в нишу, компании приходится делать ровно всё то, что Джобс считал ниже достоинства: экспериментировать с форм-фактором, придумывать дешёвые модели, выходить на азиатские рынки. Но только она, к сожалению, всё это плохо умеет делать, потому что изначально Apple затачивался под маленькую линейку дорогих и революционных устройств, в которых раз в год с большой помпой добавляется новая кнопка. Просто раньше эта новая кнопка меняла мир, а сегодня она всего лишь обслуживает запрос акционеров Apple на газетные заголовки про обновление модельного ряда.

Я не думаю, что корпорацию Apple в будущем ждут какие-то большие и драматичные неприятности, потому что, слава Богу, у неё очень здоровый и диверсифицированный бизнес, львиная доля которого очень грамотно заточена на перспективу (iTunes, App Store, iBooks, облака, розница), а также туева хуча наличности, на которую при желании можно было бы скупить много недавних конкурентов и осуществить прорыв в какие-нибудь новые отрасли, а на худой конец — выплатить мне приличные дивиденды. Но грустно сознавать, что вряд ли мы когда-нибудь станем ждать новых продуктов Ябла с тем нетерпеливым волнением, к которому когда-то приучил публику Джобс.
Tags: apple, ipad, гаджеты, джобс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 138 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →