Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Кто украл коньки в Парке Горького

Хочется уже закрыть транспортную тему.

В прошлом посте портянки зацепились языком за Цюрих, который маленький, так что сравнивать его с Москвой — нельзя.
Я, правда, и не сравнивал Москву с Цюрихом, а сравнивал исключительно своё собственное поведение городского жителя в двух ситуациях: наличие и отсутствие доступного общественного транспорта. Во второй ситуации машина мне остро необходима, в первой — я прекрасно без неё обхожусь. Если когда-нибудь мне доведётся жить и работать в Цюрихе, я обойдусь и без машины, и без шофёра, но в Москве я уже 15 лет плачу шофёру, потому что рулить в этом городе — адский full time job.

Но если уж есть такое острое желание сравнивать не жителей, а города, то извольте.
Панорама Шанхая с Запада на Восток
Когда в ноябре 1992 года я впервые попал в Шанхай, население города составляло 13,3 млн человек.
В Москве, по данным Росстата, в то время проживало 9,068 млн человек.
Московское метро в том году как раз дотянулось до Бибирева (с тех пор оно не продвинулось дальше ни на сантиметр — ни в Химки, ни в Зеленоград, ни в Долгопрудный).
А в Шанхае на все 13,3 млн человек в 1992 году приходилось хуй целых хуй десятых линий и станций подземки.
Прописью: ни одной линии и ни одной станции.
Первую линию метрополитена в Шанхае запустили год спустя, в ноябре 1993 года.

Сегодня в Шанхае живёт 23,7 млн человек (против 11.979.529 в Москве на 1 января 2013).
Так что в теме перенаселённости они и в абсолютном, и в относительном исчислении получше нас шарят раза эдак в четыре. И делают оргвыводы.
В частности, метрополитен в Шанхае сейчас насчитывает 12 линий и 303 станции, общая протяжённость полотна составляет 468 км (не считая 30-километровой скоростной ветки MagLev до международного аэропорта и 56-километровой цзиньшаньской линии, тоже скоростной, открывшейся год назад). А к 2020 году шанхайское метро будет насчитывать 22 линии общей протяжённостью 877 км.

В Москве сейчас тоже 12 линий, включая и каховский недомерок из двух перегонов, и лёгкое бутовское метро. Там в общей сложности 190 станций и 317,5 километров путей. О темпах строительства и модернизации нашей подземки ярко свидетельствует тот факт, что для ремонта эскалаторов крупнейшие пересадочные узлы на кольцевой линии поочерёдно закрывались на год.

Хочу заметить, что я совершенно не предлагаю винить Максима Ликсутова во всех транспортных проблемах города.
Эпический долгострой в нашем городском хозяйстве я помню столько лет, сколько живу на свете.
Прямо под моими окнами на Речном вокзале можно наблюдать яркий и наглядный пример: баскетбольный стадион «Динамо» на улице Лавочкина построился к Олимпиаде за восемь месяцев (примерно в те же сроки югославы и турки отгрохали в нашем регионе «Шереметьево-2», два конноспортивных комплекса, гостиницу «Космос» и здание АПН на Зубовском бульваре, где ныне размещается РИА «Новости»). А в 200 метрах от будущего стадиона на улице Лавочкина ещё в первой половине 1970-х начали строить обычнейший общественный туалет. Поскольку статус олимпийской стройки ему никто не присваивал, к 1980 году сдать его не успели, и гостям Олимпиады в нём погадить не довелось. В общей сложности титанические работы над этим сооружением продолжались под моими окнами 11 лет. Потом заведение торжественно открылось, неделю проработало, оказалось затоплено первым же дождём, и закрылось навсегда...

В те же самые годы, но на 400 метров южней злополучного туалета, на углу Флотской и проектируемого проезда №5055 (так долгое время называлась улица Ляпидевского), возвели небоскрёб в 15 этажей, где планировалось открыть научно-техническую библиотеку. К Олимпиаде здание было уже три года как построено, только всё никак оконные стёкла не могли вставить. Ещё четверть века дом-призрак простоял на этом углу без окон, без дверей, а в конце нулевых его тупо и без комментариев снесли. Теперь там снова что-то офисное возводят.

Так что традиции долгостроя, подземного и надземного, не завезены к нам командой собянинских гастролёров. Тут всегда так строили: долго, дорого и бессмысленно (о причинах очень доходчиво рассказано в великой книге Прохорова). И при любой власти этот строительный кошмар сопровождался непрерывными обещаниями светлого будущего — в масштабе страны, столицы и её отдельно взятого метрополитена.

Если чем-то собянинская команда и отличается принципиально от своих советских и постсоветских предшественников — так это резким изменением риторики. Прежние власти старались не замечать тех проблем, которых не желали или не могли решить, или забалтывать их рапортами о своих будущих достижениях. А собянинцы весьма агрессивно валят вину за все городские проблемы на тех самых жителей, с которых они ежегодно собирают немыслимую для Шанхая или Лондона муниципальную мзду. Мы тут, как выясняется, неправильно живём, неправильно паркуемся, преступно мало зарабатываем, сами мешаем строить в городе доступное жильё, и вообще — мы украли 210 пар коньков в Парке Горького! Какая часть из 3,7 миллионов посетителей парка участвовала в краже коньков — двадцать человек или целых пятьдесят — никто даже не пытался прояснить. Служба безопасности парка, изъявшая 20 пар коньков у похитителей, не поделилась подробностями: кто крал, и с какой целью. Но репортаж об итогах смелой провокации с раздачей коньков без залога был широко распиарен в федеральном телеэфире — ровно в той же стилистике баек про добрую, но излишне доверчивую городскую власть, которой разбивают сердце жуликоватые москвичи. Позднее этот сюжет был вполне предсказуемо использован в агитации за «Единую Россию»: количество украденных пар увеличилось при этом до семисот, а всех неустановленных похитителей чохом записали в сторонники Навального. Что все розданные коньки, как украденные, так и возвращённые, были предварительно закуплены на налоговые деньги самих ошельмованных горожан — почему-то никто не вспомнил. Каждый раз, когда речь заходит о достижениях собянинской команды, происхождение и количество освоенных ею бюджетных средств деликатно оставляется за кадром. Скоро нам предложат стыдиться, что мы разворовали все те деньги, которые щедрая собянинская команда свезла сюда со всех концов бСССР и планировала потратить на благоустройство несознательной столицы.

Если же говорить серьёзно, проблемы мегаполиса размером с Москву, Нью-Йорк или Шанхай, человечество до сих пор эффективно решало лишь двумя способами: западным и азиатским. Западный способ состоит в том, чтобы сделать власть прозрачной и подотчётной жителям — через механизм всеобщих тайных и равных выборов раз в четыре года. Азиатский способ — в том, чтобы расстреливать казнокрадов. При западной модели все яркие фигуры из администрации Собянина давно лишились бы кресел за свои публичные набросы, оскорбительные для городских налогоплательщиков. А при азиатской — ещё и головы, по итогам первой же аудиторской проверки. С точки зрения финансовой и фискальной дисциплины, у провокации с коньками в Парке Горького есть ровно один виновник — тот, что публично и шумно выдавал себя за потерпевшего. Своё личное имущество он мог сколько угодно раздавать на всех городских площадях без залога — никто же не спрашивает, чьи деньги сыпал на Невский проспект Павел Валерьевич Дуров. А вот казённое имущество чиновник обязан был сберечь — установив, например, залог за коньки, как это практиковалось в том же самом Парке Горького на протяжении предшествующих 75 лет при прокате лодок. Это, конечно, азиатчина и дикость — отвечать за казённое имущество. Но, судя по Шанхаю, модель ответственности чиновников худо-бедно работает. Зато собянинская модель безответственности, при которой сначала триллионы рублей испаряются неизвестно куда, а потом уполномоченный чиновник винит в отсутствии полезного эффекта «несознательное население» — не может работать никогда и нигде. Она, увы, мертворожденная, эта модель. Либо расходы городского бюджета контролируются, либо они разворовываются. Третьего тут не дано. Сколь ни кивай на несознательных московских автомобилистов, триллионный городской бюджет осваивали всё-таки не они.

Кстати, если кто вдруг не в курсе, в ближайшие месяцы Парк Горького встанет на капитальный ремонт стоимостью около 6 миллиардов рублей. Потому что в ходе предшествующей «культурной революции» стояла задача навести красоту очень быстро, по-потёмкински. И свежий асфальт клали поверх гнилой канализации — чтобы максимально быстро отчитаться о зримых переменах. А теперь задача так уже не стоит, и можно признать: один только ремонт входных ворот потянет на миллиард, чтобы они только на голову нам не обвалились.

А в том, что мы под теми аварийными воротами два года радостно в парк ходили, виноваты, конечно же, белоленточники и лично А.А. Навальный. Ведь это он украл весь лес, все 700 пар коньков, и все бюджетные деньги на бутафорский ремонт ЦПКиО в 2011 году. Больше ж некому.
Tags: воровство, москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 145 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →