Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Онанизм вместо уроков

В обсуждении недавнего поста об «ордынском» томе акунинской Истории мой френд lev_dmitrich очень кстати напомнил о десятилетней давности статье Тамары Эйдельман «Как мы разбили Хазарский каганат» в «Отечественных записках» за 2004 год.
Куликово поле, предмет нескончаемого онанизма
В этой статье заслуженный учитель России, преподаватель истории московской гимназии № 1567, рассуждает о том, как средствами современной педагогики можно было бы выработать у школьника правильный взгляд на «своё родство и скучное соседство». Цитировать оттуда хочется экранами, но ограничусь парой абзацев:

Рассказывая о любой войне, в которой принимала участие Россия, ребята почти всегда употребляют местоимение «мы»: мы разбили немцев под Сталинградом, мы победили Наполеона, мы разбили шведов под Полтавой… Это, во всяком случае, хоть как-то можно объяснить, а вот что означают слова «мы победили Шамиля», «мы присоединили Казань», «мы разбили татар на Куликовом поле»? И уж совсем поразительно: «мы разбили хазарский каганат», «мы торговали с варягами»… Замятин, да и только.

В воображении ребят по просторам России-матушки во все времена и эпохи маршируют эти загадочные «мы». В разные времена «мы» — то поляне, то подданные Московского княжества, то жители нынешней Центральной России — в отличие от жителей Поволжья… И вот что интересно — в учебниках, которые главным образом и формируют такое восприятие, так никогда не пишут. Там все изложено аккуратно: не «мы» воюем, а восточные славяне, или князь Святослав, или московское войско, или армия Петра Первого. Но почему-то мои ученики абсолютно уверены, что все эти сражающиеся люди, многие из которых при ближайшем знакомстве показались бы им не просто странными, но совершенно чужими, на самом деле все равно — мы.


Очень важное здесь уточнение — что учебники ни разу не виноваты. И в советское время тоже ведь никто не учил ненавидеть татаро-монголов. Так что проблема тут вообще не в педагогике. Проблема — в том, что когда в обществе нет никаких объединительных нравственных принципов, то по умолчанию их место занимает первобытный культ силы. Кто победил — тот и прав. А кто проиграл — виноват. И совершенно уже не важно, кто на кого напал, и почему. Главное — кто победил. Именно ему мы и хотим наследовать. Его победы становятся «нашими». А его поражения исключаются из школьной программы сами собой. Не по злому умыслу авторов учебника, а потому, что мы сами ничего не хотим об этом знать. Победы — наши, а о поражениях просто не надо вспоминать. Учебники, где не имевшая никаких исторических последствий битва на Куликовом поле оказывается важней битвы при Калке, ввергшей русских в 250-летний колониальный статус — всего лишь отражение общественного заказа. Мы не хотим знать про поражения, нам неинтересно на них учиться. Расскажите нам про победы, мы будем на них дрочить.

Трудно поспорить, мастурбация приносит приятный результат много быстрее, чем учёба. Увы, в долгосрочной перспективе учащийся добивается лучших результатов, чем дрочила. Но у дрочилы всегда остаётся дешёвый способ об этом раньше времени не задумываться.
Tags: история, учеба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 302 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →