Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Дож-предатель: детектив из 1355 года

Братьям Николо и Паоло, первым и терпеливейшим
слушателям этой байки, посвящается

Обещанная пару недель назад история про Старого Дожа вышла, как я и предполагал, бесконечной. Мои извинения тем читателям, которые любят покороче, и поздравления фанатам жанра лонгридов. Но, собственно, вот она:

Злоключения последнего из дожей Дандоло

Если верить Петрарке, который с ним близко приятельствовал и много лет переписывался, 54-й венецианский дож Андреа Дандоло был лучшим из людей: честный, неподкупный, просвещённый, мудрый, человечный и т.п. Достоинства его были рано замечены Светлейшей Синьорией: в 25 лет он стал прокуратором Собора Св. Марка (который под его руководством активно достраивался и ремонтировался), а в 37 лет олигархический Совет Десяти назначил его дожем.

Тут-то Светлейшей Республике и настал карачун.
Балканские провинции взбунтовались, венгры стали нападать на венецианские торговые точки, генуэзцы направили в Адриатику мощный флот под предводительством адмирала Дориа и его племянника, а саму Венецию сперва разрушило землетрясение, затем выкосила эпидемия чумы, унесшая треть населения за пару лет (в ту же эпидемию Петрарка потерял свою Лауру, а Бокаччо нашёл сюжетную завязку для «Декамерона»). Адмирал Дориа с племянником дважды разбил венецианцев в морских сражениях у Галлиполи и Константинополя, разграбил их колонии в Истрии, заблокировал торговым кораблям Республики путь с Крита, а когда он 11 августа 1354 года сжёг Паренцо (нынешний хорватский Пореч), то генуэзских парусов стали с тоской и ужасом ожидать и в Лагуне. 48-летний дож Андреа Дандоло этого ожидания не пережил: 7 сентября он скончался от разрыва сердца, так ничего и не ответив на последнее письмо Петрарки, где тот умолял его помириться с Генуей. Он стал последним правителем Венеции из рода Дандоло, и последним из дожей, похороненным в Соборе Св. Марка. Написанные им исторические хроники хранятся в венецианском архиве, а прямые потомки живут во французской Пикардии и носят графский титул.

Совет Десяти выбирает преемника

Старый ДожСкорее всего, Андреа Дандоло не был виноват во всех бедах, постигших Республику за десятилетие его правления (та же чума, вдохновившая Бокаччо, выкосила пол-Италии). Но поди объясни это суеверным венецианским олигархам из Совета Десяти. Такое впечатление, что преемника умершему дожу они выбирали строго по принципу несходства с предшественником. На смену гладко выбритому молодому интеллектуалу, похожему на Киану Ривса, дожем был избран 76-летний отставной военный с пушистой дворницкой бородой, трудившийся в ту осень на дипломатическом посту при папском дворе в Авиньоне (как в наши дни — ельцинский приятель Костиков, у которого тоже есть борода и нос крючком).

На местном диалекте деда звали Марин Фальер, по-итальянски — Марино Фальеро, а по-латыни — и вовсе Маринус Фалетро. Он едва успел добраться из Авиньона в Венецию и принять дела, как неуёмный генуэзский адмирал с говорящим именем Паганино, отведя суда к южным берегам Греции, наголову разбил там венецианский флот во главе с Николой Пизани, захватив все корабли. 4000 венецианцев погибли в битве, ещё 5870, во главе с адмиралом, сдались в генуэзский плен. Так что первой задачей Фальера в должности дожа Венеции стало подписание того самого мира с Генуей, о заключении которого Петрарка напрасно упрашивал злополучного Дандоло. По его условиям Республика впоследствии уплатила своим заклятым врагам 200.000 дукатов выкупа и передала им свои черноморские колонии за вычетом Феодосии. Рамочное перемирие Фальер подписал 15 января 1355 года, а вот Миланский трактат от 1 июня того же года, где перечислялись контрибуции, он подписать уже не смог, ибо за 43 дня до события «Старый Дож» был принародно обезглавлен на ступенях Палаццо Дукале за государственную измену.

Таковы достоверно известные факты о его коротком правлении. А дальше начинается одна сплошная, голимая непонятка. Очень красивая, романтическая, вдохновившая Джорджа Гордона Байрона и Чарлза Алджернона Суинберна на трагедию в стихах, Э.Т.А. Гофмана — на очередную готическую сказку о любви и смерти в Венеции, а композитора Доницетти — на целую оперу:

Но всё равно история — мутнее некуда.

Предательство Старого Дожа

Есть две основных версии того преступления, за которое был казнён «дож-предатель» Марин(о) Фальер(и) и десяток его соратников: марксистская и пушкинская. Байрон, Суинберн, Гофман и Доницетти, конечно же, предпочли последнюю. Если ей верить, молодой венецианский аристократ Микеле Стено нацарапал на кресле Старого Дожа эпиграмму, где утверждалось, что юную красавицу-догарессу пользует мужская часть населения Республики, покуда старый Фальер за неё только платит (Marin Falier doxe da la belqa moier, altri la galda et lu la mantien, — гласил её текст, который при определённом знакомстве с романскими языками понятен без перевода, а moier на венецианском диалекте по сей день обозначает жену в библейском смысле). Старый Дож прочитал эпиграмму, потребовал казни обидчика, но не добился её (Стено приговорили к 10 дням заключения за мелкое хулиганство) и возненавидел за это всю венецианскую олигархию. Затем он быстро нашёл единомышленников и сколотил заговор с целью свержения Совета Десяти. Заговорщики — влиятельные купцы, корабелы и банкиры — должны были вечером 15 апреля 1355 года привести на площадь Св. Марка дружины по 40 человек сторонников из своих гильдий, после чего дож ударил бы в колокол, созывая на площадь венецианскую знать, которую бунтовщикам надлежало тут же на площади и вырезать. Но заговор был раскрыт из-за доноса кожевника Вендрамина, участников схватили, пытали, судили и казнили. Так что отомстить за жену старику в итоге не удалось.

Марксистская версия гласит, что дело вовсе не в жене, а просто олигархия со своими властными аппетитами к тому времени достала уже практически всех серьёзных ребят в Республике (кроме, собственно, тех, кто в неё входил). Так что заговор по свержению их власти созрел и оформился задолго до возвращения в Венецию старого Фальера. Низы не могут, верхи не хотят, вот это вот всё, да и к тому ж землетрясенье, чума и Генуя. А Старого Дожа в этот заговор посвятили уже практически на финальном этапе, и в основном потому, что после отмены выборов главы Республики должность предполагалось сделать наследственной вместо выборной — так что преемником Фальера на этом посту должен был стать кто-то из его наследников первой очереди. Заговорщики решили, что, будучи бенефициаром предстоящего переворота, Старый Дож не откажется его поддержать (например, приказав звонить в колокол вечером 17 апреля). И оказались правы — с уже известными читателю последствиями в смысле обезглавливания старика на ступенях Палаццо Св. Марка (см. про это ниже картину маслом художника Делакруа) и развешивания тел его сподвижников на стене того же дворца.
Делакруа, фрагмент

Чем плохи обе версии

И та, и другая версия в высшей степени сомнительна. Марксистская сама себя опровергает, потому что если и впрямь существовали бы в Венеции объективные причины для замены олигархической модели управления Совета Десяти, будь то на диктатуру или на более представительную демократию, то неудача заговора 1355 года имела бы не больше значения, чем поражение пресловутой «революции 1905 года» в России. Богатых купцов и ремесленников в Венеции насчитывалось поболе, чем олигархов и членов их семейств, а солдаты для нужд Республики нанимались по всей Европе за бабло, которого у потенциальных заговорщиков тоже было немеренно. Рано или поздно они б сговорились с каким-нибудь другим дожем (или без дожа) и осуществили бы ту затею, которая не удалась соратникам Фальера. Меж тем, ничего подобного не случилось. Светлейшая Республика Венеция во главе с олигархическим Советом Десяти благополучно просуществовала 442 года после казни Фальера, и завершила свои дни лишь с приходом иностранных захватчиков. А если б Наполеон не отдал Лагуну австриякам, могла б сохраняться ещё почти 70 лет, до окончательного объединения Италии.

Так что никаких объективных марксистско-ленинских предпосылок для смены власти в Венеции 1355 года не было. Был только донос в Верховный Трибунал на нескольких влиятельных и состоятельных купцов и судовладельцев. Которые под пыткой сознались в заговоре, и тут же были казнены. Марин Фальер тоже почему-то сразу сознался, что был главою заговора (хотя на самом деле, похоже, не был). Между прочим, он мог бы всё отрицать, тем более, что свидетели обвинения к моменту его допроса были уже слишком далеко для назначения очной ставки. Если бы Марино Фальеру взбрело в голову сказать, что он впервые слышит о заговоре, то у Трибунала возникла бы очень серьёзная проблема, потому что никаких улик против дожа у них, в сущности, не было, а практики пытать первое лицо в Республике у дознавателей не имелось. По сути дела, ту историю заговора, которую приводят все исторические хроники, от начала и до конца придумал сам Старый Дож, вполне сознательно. И ни марксизм, ни пушкинистика не объясняют, зачем он это сделал.

Что касается романтической версии, то там прорехи ещё огромней. Начать с того, что догаресса Алиуча де Градениго отнюдь не была молода по тем временам: ей шёл четвёртый десяток, а замуж за Марино Фальера она вышла за 20 лет до описываемых событий, в 1535 году. Мог ли 24-летний Микеле Стено (кстати, прославившийся пожизненным безбрачием в сочетании с привычкой красиво одеваться), быть её любовником, как утверждают злые хронисты — вопрос открытый. В самом ли деле Микеле Стено, будущий 63-й дож Венеции и покоритель Падуи, писал непристойности про догарессу Градениго на кресле своего предшественника — непонятно. Особенно с учётом того обстоятельства, что фамилия дожа, сменившего мужа Алиучи у руля Республики, тоже была Градениго. То есть догаресса принадлежала ровно к той самой олигархии, против которой её престарелый супруг будто бы взбунтовался в защиту её поруганной чести. После казни мужа догаресса благополучно прожила ещё 30 лет — то есть стороной в заговоре сама она ни минуты не считалась. И даже конфискация имущества, к которой приговорил Фальера трибунал, её не коснулась. Перед казнью Старому Дожу предоставили возможность оформить на супругу все наследственные права и доверенности...

Так зачем он это сделал?!

По этим соображениям (и по множеству других, перечислением которых я не стану утомлять читателя, имеющего доступ к Гуглу) сдаётся мне, что поведение Старого Дожа перед Трибуналом лучше всего объясняется известной русской частушкой: «Дедушка — старый, ему всё равно». Возможно, была там какая-то хитрая комбинация и интрига, в силу которой Старому Дожу показалось правильным взять ответственность за этот заговор целиком на себя, выгородив других участников. Если замысел в том и состоял, то он вполне удался: с казнью дожа расследование довольно быстро завершилось, других организаторов искать не стали, обвинение в тайных связях с Генуей как-то само рассосалось. А кто впоследствии зарезал предателя-кожевенника Вендрамино, донесшего другу-олигарху на заговорщиков, тоже неизвестно. Может, Отелло в порядке тренировки. Но может и какие-то оставшиеся на свободе участники заговора. Например, те самые, которых отмазал Старый Дож...

С тех пор на протяжении 660 лет вся Венеция усиленно делает вид, что безоговорочно верит в предательство Старого Дожа. В большом зале Палаццо Дукале на месте его портрета под потолком — чёрная драпировка с надписью на латыни: Марин Фалетро, казнённый за свои преступления. В книге Тозо Фея, только что выпущенной по-русски — легенда о том, как призрак Старого Дожа ночами блуждает по городу в поисках своей отрубленной головы (а где-то рядом бродит по Европе призрак слепого Дандоло, чтобы найти и покарать изменника, хотя тот Дандоло, о котором пишет Тозо Фей, похоронен вообще в Святой Софии, за 150 лет до описываемых событий). На южном берегу реки Святых Апостолов, в подворотне Фальера — отель Antico Doge, сайт которого рассказывает историю предательства старика подробней многих исторических хроник... И никто толком не пытается вычислить, кого именно мог выгораживать Старый Дож, хотя, казалось бы, совершенно банальная задачка для детективщика средней руки. Но венецианцам хватает официальной версии. Предатель Родины получил по заслугам. А если в упор не ясен мотив, по которому 76-летний старикан вдруг встрял в эти макбетовские игры — давайте поверим, что он и впрямь за жену обиделся.

Сомнения Петрарки

По сути дела, первым и последним комментатором, который прямым текстом заявлял, что история эта не укладывается у него в голове, был тот самый Франческо Петрарка, с которого мы начали рассказ.

Мне жаль этого несчастного человека, который, поднявшись к высшим ступеням почёта, пытался добиться Бог знает чего на склоне дней своих. Его бедствие было тем сильней, что в этой затее оказалось больше нелепости и безумия, чем неудачи, — сетовал великий поэт, который был знаком с Фальером ещё до избрания дожем, и держал его за очень умного человека.

Где похоронен Старый Дож

Если кому-то захочется искать могилу Старого Дожа (исходя из знания, что после Андреа Дандоло их стали хоронить в Соборе Джованни э Пауло, он же местами Ось педали), то не теряйте времени зря. Её там было, но больше её там нет. Поскольку Фальера хоронили не как дожа, а в частном порядке, его останки зарыли не там, где Брагадинов, Веньеров и Микеле Стено, вдоль стен центрального нефа, а в небольшом семейном склепе, в правом боковом приделе базилики, который в наполеоновские времена был передан горбольнице. Захоронение при этом было вскрыто, кости Старого Дожа — опознаны по черепу между ног, после чего его прах был перевезён на другой берег Канала и зарыт во дворе Турецкого подворья, где в ту пору ещё находилось кладбище (как и в любом другом венецианском дворе, покуда Бонапарт не положил конец этой антисанитарии). Теперь там очень уютный садик Музея естественной истории, с уличным кафетерием, фонтанчиком и аптекарским огородом. Один из живописных кустов того огорода как раз и прорастает корнями сквозь останки Старого Дожа. Но какой именно куст — сказать точно не могу. Кому интересно докопаться — могу подсказать, где в Венеции продают лопаты за недорого.
Tags: венеция, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments