Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Оскорбление чувств

На самом деле, вся эта невообразимая свистопляска с «оскорблением чувств верующих» довольно легко приводится в согласие с реалиями XXI века. Нужно просто очень чётко и внятно прописать вводные.

Вводная номер 1. В любом большом обществе, возникшем на обломках империи, обречены сосуществовать представители очень разных религий, конфессий, мировоззрений. Сосуществовать они могут ровно двумя способами: либо взаимное уважение, либо гражданская война.

Вводная номер 2. Никакая религия не допускает уважения к взглядам инаковерующих. Любая религия делит человечество на «правоверных» (они же «единоверцы») и неверных (они же «иноверцы»). Первые разговаривают с Богом и обретут Его царствие, вторые — заблудшие овцы, идолопоклонники, поганые, безбожники, их можно либо «спасти», обратив в свою веру, либо они обречены, и сами в этом виноваты. Впереди их ждёт вечный Ад, в связи с чем и на этой Земле с ними не стоит особенно церемониться. Таковы основы взгляда любой религии и конфессии на тех, кто к ней не принадлежит.

То есть вообще любой христианин, иудей и мусульманин считает себя собеседником Бога, а любого иноверца — человеком, которого этот самый Бог отверг и забраковал, обрёк на вечные муки Ада.

Как эта проблема решается в теократическом государстве, мы видим на примере ИГИЛ. Сожжение книг и библитотек, разрушение древних памятников, убийство иноверцев. Так было всегда, и своим широким распространением крупнейшие мировые религии обязаны весьма кровавым завоевательным войнам.

Но наш вопрос — как эту проблему решать в условиях государства демократического. Для которого христиане, мусульмане, иудеи, буддисты — в одинаковой степени граждане и субъекты права. Включая и те права, что гарантированы им Конституцией — исповедовать любую религию, или не исповедовать никакой.

Ответ, на самом деле, до смешного прост.

Чувства любых верующих должны быть защищены в тех пределах, которые этим верующим выделены на законных основаниях. То есть никто не должен глумиться над православием в ХХС, над исламом в Московской соборной мечети, и над иудаизмом в Большой хоральной синагоге. Таковое глумление квалифицируется как оскорбление чувств верующих и наказуемо по применимой статье УК.

А вот когда мы вышли из церкви, синагоги, мечети — тут уже кончается зона охраны чувств, и начинается сфера действия Конституции РФ. Которая признаёт за мной право не умиляться договорной женитьбе 80-летнего старика на шестилетней девочке. Ну вот не нравятся мне педофилы, и всё. Даже если один из них считается Пророком. Я в своём праве. Педофилам это может не нравиться, но у них есть своя заветная территория, где их религиозное чувство охраняется законом, без оглядки на статью 134 УК РФ. Называется «мечеть». И я к ним туда со своими ценностями не лезу. Но я при этом рассчитываю, что и они ко мне не полезут.

Невозможно начать «уважать чувства верующих», предварительно не оградив высокими заборами те участки, где такое уважение имеет приоритет перед Конституцией страны, перед Уголовным кодексом и иными светскими законами. Так что сначала нужно определить границы, а потом очень жёстко обозначить, что за этими пределами никакая «единственно правильная» религия не признаётся таковой.

Без этого разделения будем иметь гражданскую войну «правоверных» против «неверных» на всех улицах и площадях России.
Собственно, версия о том, что Немцова убили «за Charlie Hebdo» — лишнее тому подтверждение.
Даже если сам я в эту версию не верю — весьма симптоматично, что нам её подсовывают.
Желающих убивать за Charlie Hebdo светское государство просто обязано держать за высоким забором.
Иначе ИГИЛ придёт к нам в дом — а тут и без него проблем хватает.
Tags: ксенофобия, религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 166 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →