Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

РБК и грустный сценарий от Кашина

Кашин в Телеграме пишет про развитие ситуации с РБК:

РБК же никто не закрывает. Сейчас найдут компромиссного главреда с репутацией неупыря (Прохорову на заметку — Леша Воробьев как раз ищет работу, он на Ъ-фм был в такой роли, приличный человек на должности главреда после разгрома), и он даже опубликует какое-нибудь расследование, и многие скажут, что все не так плохо.
Кому будет куда уйти, те уйдут, конечно. Два человека в Медузу, два в Ъ и один на Дождь. На каждого ушедшего придется по три оставшихся, они будут работать, говорить, что все не так плохо, и обижаться, когда кто-то скажет об РБК в прошедшем.
Но и они постепенно будут уходить, многие уйдут через полгода с компромиссным главредом (он всегда ненадолго приходит). И понятно куда уйдут - ТАСС, РИА, ВГТРК. Рабочих мест для журналистов сейчас реально сильно больше, чем пять лет назад.
Такова моя телега.


Меня в истории с РБК удивляет ровно одно: почему их начали плющить только сейчас. Я Молибогу такое развитие событий предсказывал больше полутора лет назад, когда установка новой редакции на полное и категорическое бесстрашие, в духе изначальных «Ведомостей», стала очевидна любому, даже самому стороннему и далёкому от дел наблюдателю. Сегодня в России такого никто не станет терпеть, вас разгонят, сказал я Молибогу, прочитав очередной репортаж из тех, что уже ни в каком Коммерсанте и ни в какой Газете.Ру в ту пору не могли появиться в силу понятных самоцензурных ограничений. Ответ Николая приводить здесь не буду, поскольку разговор был приватный. Но с читателями этого ЖЖ я своими опасениями тоже делился, и дело было в октябре 2014.

Что же касается телеги Кашина, она выглядит логично, поскольку опирается на опыт дюжины других разогнанных за последние 15 лет редакций, от ТВ до Интернета. Но хочу напомнить, что в наши дни есть и совершенно другие пути для русскопишущего журналиста и вообще гуманитария, кроме работы батраком в одной из уцелевших благодаря самоцензуре московских редакций. Можно вести автономный блог (у Кашина он, к примеру, есть), преподавать, заниматься интернет-предпринимательством, писать и переводить книги, собирать новую редакцию из обломков старой, как сделала Медуза. Под грамотно составленную смету или бизнес-план можно и сегодня найти инвестицию, хоть это и сложно сделать — но так же можно, если у тебя есть имя, бренд и репутация, выйти на краудфандинговую площадку и предпродать читателям любой свой будущий продукт. Разумеется, при условии, что они его захотят, поверят в осуществимость и не впадут в ступор от затребованных сумм. И не надо мне говорить, что краудом не окупается даже Кольта. Никто не сказал, что 100% финансирования, привлекаемого на краудфандинговых площадках, обязано поступать именно по копеечке через посредника. Родоначальник жанра, американский Kickstarter, доходчиво всем объяснил, что площадка одинаково пригодна для привлечения как мелких backers, так и серьёзных инвесторов. Если кто-то, увидав ваш проект на Планете.Ру, захочет вложить в него 10.000 долларов, то он не только не захочет, но и физически не сможет просовывать эту котлету в узкую щель стандартного крауда, платя за это конскую комиссию. Он свяжется с вами напрямую, и так же инвестирует. Ящик для прямой связи с создателями проекта есть в профайле любой кампании на Planeta.Ru и во всяком аналогичном сервисе. Ибо любая краудфандинговая площадка устроена как соцсеть.

Пессимистический сценарий от Кашина — это история про лягушку, которая не дёргала лапками. Но взбивать молоко в масло никому не возбраняется, и это более интересный сюжет, чем «звенья грёбаной цепи» и поиски такой редакции, которую ещё не успели закрыть.
Tags: рбк, цензура
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments