Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Православие. Самодержавие. Народность. Венеция. Крокодил.

В связи с подпиской о невыезде мне теперь (временно) закрыты собрания не только Уффици или Академии, но и Государственный Эрмитаж. Как говорится, нет худа без добра, потому что я стал чаще бывать в ГМИИ им. Пушкина, о живописной коллекции которого с детских лет сохранил самые превратные воспоминания. Там, на самом деле, довольно много всякого интересного, заслуживающего долгого разглядывания, не только импрессионисты... Вот, например, пентаптих Витторе Кривелли «Мадонна с младенцем и святыми», датируемый 1480-м годом:

Кривелли-младший — из тех живописцев венецианского кватроченто, которых при жизни знали мало, а после смерти — прочно забыли на добрых 500 лет. Павел Муратов в «Образах Италии» девять раз упоминает фамилию «Кривелли», но всякий раз без имени — из чего читателю надлежит понимать, что он говорит не о Витторе, а о его старшем брате Карло. Специалистам по живописи Возрождения о существовании Витторе Кривелли было известно, потому что работы свои он не забывал обстоятельно подписывать, указывая не только имя своё, но и происхождение из Венеции (в ныне хорватской Заре, где прошла значительная часть его самостоятельной жизни, и в городишке Фермо, где она закончилась, это, видимо, считалось круто). Но если его старший брат, Карло Кривелли, вошёл в моду у ценителей Ренессанса ещё в XIX веке, то Витторе дожидался первой персональной выставки аж до 2011 года. Зато теперь уж мы вряд ли о нём забудем.

Судьба «Мадонны с младенцем и святыми» вполне занимательна. Во второй половине XIX столетия жил в Москве и Туле такой русский православный мыслитель, Дмитрий Хомяков, который, в отличие от своего отца Алексея и брата Николая, по сей день не удостоился статьи в русской Википедии. Но известно, что по части славянофильства он от отца не отставал, написав и издав три брошюры: «Самодержавие» (1899), «Православие» (1907) и «Народность» (1908), где защищал основы действовавшего в ту пору государственного строя, выводя его начало из соборного православного сознания.

А в свободное от своих славянофильских и богословских опытов время Дмитрий Алексеевич Хомяков занимался тем, что страстно любил Венецию. И проявлял эту свою любовь в различных формах, подчас удивительных: например, к 90-летию своего знаменитого отца Дмитрий Алексеевич затеял в родовом имении Богучарово16 км от Тулы) обновление Сретенского Богучаровского храма, построенного на полвека раньше Хомяковым-старшим. И пристроил к нему... венецианскую колокольню Святого Марка.

Мы с Жуковским выстроили Хомякову в его Тульском Богучарове колокольню совершенно в характере башни в San Marco и San Giorgiо Maggiore, так что у бедной венецианской покойницы осталась внучка в России, — писал об этой постройке своему клиенту и приятелю графу Шереметеву архитектор Николай Владимирович Султанов. Кто не понимает, почему колокольня Св. Марка именуется тут «покойницей», приглашается вспомнить, что в июле 1902 года это строение обрушилось на одноимённую площадь (единственной жертвой стал кот смотрителя). Так что до марта 1912 года колокольня Св. Марка существовала только в виде копии — в селе Богучарово Тульской губернии.

Другим проявлением любви Хомякова к Венеции были его поездки в этот город. В один из визитов, в конце 1880-х, в лавке местного антиквара русский православный философ прикупил ту самую пихтовую доску, подписанную латынью Victor.de.Cribellis/Venet.Pixit — и отвёз её в своё московское собрание. В 1901 году Хомяков передал пентаптих в собрание Румянцевского музея, где уже упомянутый нами Павел Павлович Муратов, хранитель отдела изящных искусств, вскоре определил его как работу «художника падуанской школы». С такой аттрибуцией она и провисела в Доме Пашкова до самого 1924 года, когда Императорский Московский и Румянцевский музей был расформирован большевиками. Книжное его собрание стало Библиотекой им. Ленина, работы русских художников отправились в Третьяковку, а европейское искусство переехало в ГМИИ на соседней Волхонке. Среди переданных туда картин были работы Рембрандта и Тенирса, ван Дейка и Кранаха, Тициана и Луки Джордано, Гвидо Рени и Франческо Гварди. Пентаптих «художника падуанской школы» прибыл в ГМИИ в этой славной компании. Искусствовед Виктор Никитич Лазарев, заведовавший в Пушкинском картинной галереей, прочитал подпись на обороте доски, и внёс картину в каталог ГМИИ под именем «Мадонны со святыми» Виктора Кривелли.

PS. На вопрос «Что славянофил забыл в Венеции?» есть два ответа. Один — условно говоря, официальный — сводится к тому, что русские славянофилы закономерно видели в Венеции преемницу Византии с её художественными и духовными традициями. Применительно к Д.А. Хомякову подтверждением этой версии может служить тот факт, что уже упомянутый Сретенский Богучаровский храм имел левый придел в память Св. великомученика Феодора Тирона, которого мой сын Лёва именует «Святым Чебурахием», потому что на правой колонне венецианской пьяццетты Сан Марко (и во дворе Дворца Дожей) можно видеть его статую верхом на крокодиле. Под именем San Todaro этот местный константинопольский святой, убивший крокодила во спасение благородной девы, служил покровителем Венеции до тех самых пор, покуда Республика не решила проявить независимость, выкрав из Александрии мощи Св. Евангелиста Марка и обзаведясь собственным патроном, никак не связанным с Византией...

Но помимо официальной версии есть и простой здравый смысл. Который подсказывает нам, что, безотносительно к Византии, у них был просто хороший вкус в архитектуре и живописи. Чисто для справки, колокольню Сан Марко в том виде, в каком она воспроизведена в Богучарово, строил в середине XV века архитектор Бартоломео Бон-старший, автор многих шедевров поздней венецианской готики, не имевших к Византии даже самого отдалённого отношения. А колокольню San Giorgio Maggiore, которую также упоминает архитектор Султанов в своём письме, в её нынешнем виде спроектировал великий Андреа Палладио, через 100 с лишним лет после падения Византии. Почитание Св. Марка и Св. Георгия в Венеции в качестве святых покровителей Республики — не дань византийской традиции, а ровно наоборот — знаки независимости от неё и отказа от покровительства Св. Федора Тирона. Если зачем-то эти знаки были воспроизведены в Богучарово, то исключительно ради их красоты.
Tags: архитектура, венеция, византия, гмии, живопись, третьяковка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments