Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Астахов: возвращаясь к теме бульдогов под ковром

Помните моего любимого Клода Адриана Гельвеция?
Он учил, что знание некоторых принципов освобождает от необходимости знания некоторых фактов.

Пророка в своём отечестве, может быть, и нет, но провидцем в моём Отечестве быть легче лёгкого.

Помните, что я в четверг написал про Астахова?

Написал я, что окончательную правду о факте его отставки мы узнаем если не в пятницу, то в понедельник. А вот правду о причинах этой самой отставки нам никогда не сочтут нужным рассказать.
Ни сам он, ни представители его, ни те люди, которые приняли решение о его увольнении.

Ровно так оно и вышло. В пятницу по всем СМИ, балующимся коммерческой и политической заказухой, пошла мощная волна опровержений. Утверждалось, что сам Астахов, может быть, и подал действительно прошение об отставке, но не потому, что собрался уходить, а как честный человек, чтобы дать верховной власти проявить свою сакральную миссию миловать (помнится так же в своё время поступил другой честный человек Анатолий Сердюков, зять Зубкова — написал Путину, что он министр и зять премьера, а Путин его отставку не принял). При этом решение по заявлению детского омбудсмена пока не принято, а значит Астахов продолжает работать. Некоторые вконец упоротые медиа с неограниченной безответственностью вообще написали, что Путин отказался принимать прошение Астахова об отставке, хэппи энд.

Потом настал понедельник, и в Кремле подтвердился в точности тот самый слив, который в четверг давали нам источники РБК и Кашеварова в Фейсбуке. Что Астахову дают потусить на Лазурке до конца лета за казённый счёт, оформив это как отпуск, а потом он прилетит с Ривьеры, подаст заявление, и будет уволен по собственному желанию. То есть работа его в должности окончена, как и сообщалось изначально, сейчас у него золотой парашют в виде отпуска за наш счёт, но скоро назовут замену.

При этом ответа на главный вопрос: почему понадобилось писать заявление, и почему отставка принята, ответа как не было, так и не появилось. И интересно это не в том смысле, что «от народа скрывают» — это, извиняюсь, banalité de la maison, об этом вообще писать скучно. Ну да, скрывают. Если госчиновник открыл рот в телевизоре — значит, сейчас соврёт. Так у нас в Византии повелось со времён, когда телеэкраны выкладывали ещё из мозаики.

Интересно другое: сам Астахов не знал, снимают его, или нет.
Сперва его помощник говорил, что нет никакого заявления, потом Песков клялся в том же, потом Астахов обещал «рассказать всю правду» по прибытии в Симферополь. Рассказал он там, что заявление есть, написано, но решать будет Путин, а сам он, Астахов, готов и дальше работать, если Путин отставку не примет. Одновременно кто-то же носил по редакциям конверты и предписания, без которых не вышло бы ни одного пустозвонского «опровержения» отставки. Журналистских причин писать «Мы знаем, что Астахов не уволен», ни у одной редакции не было. Они такое писали потому, что их попросили или велели. Тот, кто просил или велел, явно не для того это делал, чтобы редакции потом глупо выглядели. А для того, чтобы какие-то сигналы послать куда-то, исходя из оценки, что Путин колеблется, и можно Астахова в должности сохранить, если создать правильный информационный фон. Сконструировать реальность, которая бы выглядела благолепой, в надежде, что Путин реальный поведёт себя так же, как его вымышленный двойник.

А что при этом сам Путин? Спрятал заявление от Пескова, колебался, ночей не спал, ломая голову над решением? Или он изначально Астахова списал, потому и потребовалось заявление? Вторая версия больше похожа на того Путина, каким я его себе представляю, да и его знаменитая статья про увольнение людей в «Русском пионере» как бы намекает: средство это крайнее, своих не сдаём, направо налево угрозами не разбрасываемся, семь раз отмерь — один отрежь. И когда все бобры уже в курсе, что какому-нибудь могущественному, к примеру, Сердюкову, Иванову, Якунину или Черкесову указали на дверь — значит, уже случился тот самый «один раз отрежь». После которого решение не подлежит пересмотру.

То есть Путин, вероятно, знал, что примет отставку, уже тогда, когда велел Астахову писать заявление. Так зачем же была вся эта интрига на 4 дня, тень на плетень, юродство Пескова, который оказался осведомлен хуже подписчиков Фейсбука Кашеваровой, обещания Астахова всё рассказать и т.п.?!

Очевидно, там очень важный элемент в этой системе управления кадрами — чтобы сами бульдоги, находящиеся в схватке под ковром, понимали её динамику не лучше, чем сторонние наблюдатели. Кремлёвский инсайдер в этой схеме — существо столь же неосведомлённое, дезориентированное и запутавшееся, как и самый обычный обыватель, питающийся слухами в прессе с анонимными ссылкой на того же самого инсайдера.

Не верите? Прочитайте подряд недельную порцию Незыгаря. Или Зыгаря.
Там очень хорошо видно, что никакой кремлёвский инсайд не приближает нас к пониманию, чей труп завтра выкатится из-под ковра. И почему именно этот труп, а не любой другой.
Tags: византия, власть, детектив
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →