Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Стихи про мою «двушечку»

«Двушечка» от московской прокуратуры внезапно сподвигла друзей-поэтов на творческий подвиг.
Растроганно читаю вдохновлённые моими злодеяниями поэтические строки. Столько гражданской лирики мне за всю жизнь не посвящали.

Сезон открыл Норвежский Лесной лирическим стихотворением «Сирия»:

Погладь на прощанье зверя,
Оставь недопитым лед,
Тихонечко хлопни дверью,
На убер и — на самолет.

Когда пролетишь над кровом и
Захочешь поставить крест —
Хуячь, Cher Ami, ковровыми, —
Не скромничай, be my guest.


В тот же день эстафету подхватил Демьян Кудрявцев в своём Фейсбуке:

антон борисович уходит на войну
а я один все ту же спину гну
все ту же лямку я тяну по той же ниве
которую бомби или паши
восходят только злые ни души
и никого они не делают счастливей.
скажи мне кто семнадцать лет тому
что вызреет теперь на этой пашне
кремлевские когда сойдутся башни
в решительном бою за хохлому
я б рассмеялся молод был и мал
что я тогда о нашей жизни знал
что знаем мы теперь о нашей смерти:
пустыня в ней сияющий фотон
и я еще смотрящий как антон
/цензура вычеркнет/ прокуратуру вертит.


В завтрашнем номере «Новой газеты» Дмитрий Львович Быков опубликовал поэму «Носиковое»:

Пора ответить наглому насилию сомнительных партнеров-блатарей. Пусть кто-нибудь расплатится за Сирию, и лучше, чтобы это был еврей. Я требую: пускай сажают Носика, накликавшего Сирии беду. Кого еще? Не нашего же боссика? (Не скажем, кто имеется в виду). Не власти же российские пассивные бомбили этот самый гумконвой? Мы знаем: все решения по Сирии сам Носик принял бритой головой. Товарищи, оставьте мысль нелепую, что властью управляется страна. Вся авантюра с этою Алеппою была еврейским лобби внушена — конечно, под прикрытьем Pax'a Rossica, экспансии российской и т.п., — а кто у нас еврей, помимо Носика, подчеркнуто ходящего в кипе? Пусть слушает ООН кобылу сивую, Саманту эту с пеной на губе, — мы знаем, что Россия влезла в Сирию по требованью Носика А.Б. Пора платить по счету. Время пробило. Россия подставляет честный лоб по наущенью экстремиста-блогера с сомнительною кличкой dolboeb. Да разве кто поддерживал бы Асада, который приближает свой финал, — без этого таинственного аспида? Он безусловный серый кардинал, во всем виновный прямо или косвенно, агент неуловимых тайных сил. Тут ничего не делают без Носика. С него бы и за «Боинг» я спросил. Все то, что в интернете русском деется, — его рука. Не зря его пасут. На что, не понимаю, он надеется, являясь добросовестно на суд?

И кстати, да: решение выносится, в натуре двушку просит прокурор, — а посмотрите, граждане, на Носика! Он все стереотипы поборол. Не зря ему, болезному, икается: он подлинно сорвался с якорей, не прячется, не плачется, не кается, ведет себя совсем не как еврей. Хотя евреев помянул не зря ли я? Ведь он не чудь, не потьма и не жмудь: он гражданин коварного Израиля, а там они воинственные — жуть! И все-таки процесса столь похабного пока еще не видели у нас. Нам зрелище еврея, слишком храброго, внушает когнитивный диссонанс. Пора спросить с деляги-девяностника за общий наш стремительный провал. Мы требуем: пускай посадят Носика, чтоб ротика уже не открывал. За все, что нынче явственно итожится: за торжество невыносимых морд, за пятьдесят седьмую и за Стерджеса, за главпопов и их антиаборт, за теле-гоны и за телегонию, за вайно-нооскоп и за ворье, — чтоб увенчал грядущую агонию и стал компактным символом ее. Он тертый малый, он невыносим бывал, он смотрится средь нас, как конь в пальто, — но коль он хочет стать в России символом, не сможет помешать ему никто.

А, впрочем, есть эффект и положительный: в России станет ясно, кто из ху. В его карьере головокружительной придет пора работать наверху. Придет пора ответственного, трудного, крутого торможенья на краю.

Тогда властей без опыта подсудного в Отечестве не будет, зуб даю.


Наконец, Леонид Александрович Каганов опубликовал сегодня стихотворение «Суд», совсем уже крамольное:

Антон Борисыч Сирию бомбил. На собственной странице интернета. Он делал вид, что цель его — ИГИЛ, да только кто ж теперь проверит это? Ржавел без дела с брежневских времен запас необезвреженного мата. И все семнадцать лет мечтал Антон использовать в бою его когда-то. Слова летели, издавая вой. Разрывы грохотали в интернете. Горели города и гумконвой. И гибли старики. И гибли дети. Он заигрался. Во вранье погряз. Боялся тени. Но томила жажда обрушить свой огонь железных фраз на головы простых сирийских граждан. Он всех переиграл и всех отверг. Он делал это с тайной целью: чтобы... американский блогер Цукерберг признал его влиятельной особой. Он слишком долго пробыл мелюзгой. Его пинали в подворотнях с детства. Он чувствовал, что снова стал изгой, но исчерпал все способы и средства. Он понимал: ему немало лет. Желтеет кожа перед встречей с Богом. Его давно не любит интернет, лишь варварски накручен счетчик блога. Мелеет касса. Движется зима. Ушла монетизация с рекламой. Не позовут в приличные дома. Не действует уже рассылка спама. Вот-вот свои читатели в бетон зальют по наущению Европы. А Цукербергу пофиг, кто Антон. Таких антонов у него до жопы. Там у него и Абдулла, и Ким — все лютые, косматые, босые. Антон Борисыч Носик? Фиг бы с ним. Топ-блогер из какой-то там России. Которому плевать на все права, на все международные границы, и чьи вооруженные слова бомбят в далекой Сирии больницы. Ты лжешь своим подписчикам в сети. Воруешь лайки для друзей из лички. Тебе давно пора было уйти, ты в интернет вцепился по привычке. Ты всех, кто не привык лизать зады, давно забанил на своих страницах. А все твои взаимные френды — бессовестные воры и тупицы. Твой каждый пост — все время шаг назад. Твои хэштеги всем засрали Твитер. Твоя френдлента — настоящий ад: неудержимый сумасшедший принтер. История не терпит суеты, но ценит красоту и постоянство. Ты не стратег, не полководец ты. Ты ЧМО из постсоветского пространства. Такой же, как и пять твоих коллег, ведущих блог для своего сегмента. Которым горсть проплаченных калек изображает шквал аплодисментов. Но знай, Антон Борисыч, будет суд. Он будет справедлив в своем финале. Там в красной папке дело принесут и огласят, чтоб правду все узнали. Где это состоится и когда, народ оповестят во всех газетах. Привык, что в интернете нет суда? Но есть законы выше интернета. И ты, который Сирию бомбил, увидишь, что с тобою дальше будет: свидетелями встанут из могил твоим постом униженные люди. Таганский суд вручит тебе кайло. И штраф с тюремным сроком на два года. И в школах назовут тебя Хуйло, и Долбоеб, и враг всего народа.

C замиранием сердца жду, что напишет про меня Вера Николаевна в своей детской книжке...
Tags: 282, сирия, стихи, суд
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →