Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

XVII век: если не Шуйский, то кто?

Страшно увлекательным вышел 4-й том акунинской «Истории Российского государства» (Bookmate, Озон, ЛитРес). Условно он охватывает один XVII век (так книга и озаглавлена), но фактически речь идёт об отрезке ещё более кратком. Действие начинается со смертью Бориса Годунова (царствование которого целиком уже описано в предшествующем томе), а заканчивается августовским переворотом 1689 года, положившим конец правлению Софьи. Так что повествованием охвачен временной отрезок всего в 84 года.

Если учесть, что действие первого тома начиналось до призвания условного Рюрика и завершалось приходом чингизидов (новгородская глава там захватывает вторую половину XIII века), можно было б удивиться такой «потере темпа» в акунинском рассказе. Но если просто попытаться перечислить все события, угодившие в короткий период с 1605 по 1689 год — самозванцев, поляков, шведов, гражданскую войну, смуту, семибоярщину, ополчения, избрание Романовых, легендарное правление Тишайшего, раскол, объединение с Украиной, стрелецкий бунт, хованщину, освоение Сибири — в самом деле, XVII век в российской истории был беспримерно богат значимыми событиями. А беда с большинством этих событий — в том, что общепринятая их трактовка во все последующие времена (царские, советские, нынешние) всегда опиралась на грубые подтасовки достоверно известных исторических фактов в угоду текущей политической конъюнктуре.

Конечно, до Промокашки-Мединского никто и никогда с таким бесстыдством публично не провозглашал, что фальсификация родной истории является первоочерёдной государственной задачей, но жульничала с этим периодом всякая российская власть, подгоняя факты под свои нужды и вымарывая «неудобные» эпизоды родной истории целыми томами. XVII век, будучи, наверное, самым запутанным периодом в истории Московского государства, стал главным полигоном для этих фальсификаций.

Официальная историография дома Романовых требовала замалчивать роль патриархов этого самого дома в обслуживании интересов самозванцев и интервентов. Зато избрание Михаила Романова на царство подавалось как чудесное спасение Отечества от погибели. Кстати сказать, и популяризация сомнительной версии о том, что Лжедимитрия I звали Григорием Отрепьевым — в точности такой же неуклюжий политический пиар, как и его собственная версия о царском происхождении. Отрепьев действительно существовал, но Лжедимитрием он не был. Ни первым, ни вторым, ни третьим. Если для кого-то это сюрприз — напомню, что трагедия Пушкина является художественным произведением, совместным продуктом авторского вымысла и государственной цензуры.

Советская власть начала ревизию XVII века с запрета оперы Глинки «Жизнь за царя», повествующей о чудесном спасении юного Михаила Романова от польских интервентов. Позднее большевики просто переписали либретто и тексты этой оперы, приспособив их к своим текущим нуждам. В исходном немецком либретто крестьянин спасал царя от несуществующих польских киллеров; в переработанном советском варианте крестьянин спасал родную Кострому от никогда не посягавших на неё иностранных захватчиков. Оба варианта сюжета пользовались большим успехом в гитлеровском Берлине 1939 года, где на пике советско-нацистской дружбы против Польши одновременно давались две версии постановки: московская и дореволюционная. Акунин про это не пишет, но есть очень хорошее исследование в Коммерсанте, посвящённое разбору всего сусанинского мифотворчества.

Эпизоды схватки боярских кланов за власть и деньги (вроде «восстания Ивана Болотникова») в советской школе преподавались как классовая борьба угнетённых трудящихся против угнетателей. По сей день в 18 городах бывшего СССР улицы и переулки носят имя этого союзника польского короля Сигизмунда III — в частности, Болотниковская улица в Москве названа в его честь. Трудно не заметить некоторой шизофреничности советской историографии, в которой Болотников, боровшийся за воцарение в Москве польского королевича, и теми же поляками умученный Сусанин одновременно оказались народными героями.

В нынешнюю эпоху гоп-стопного переосмысления всей российской истории как многовекового конфликта «наших» с «ненашими» про Ивана Болотникова уже не вспоминают, зато вовсю пропагандируется миф о чудесном изгнании из России «иностранных оккупантов»… В недавнем блокбастере «1612: хроники Смутного времени», призванном подкрепить эту трактовку богатым видеорядом, ключевая роль в избавлении Отечества от оккупантов уделена Церкви и… единорогам. Разумеется, о роли шведов в победе над поляками сегодня вспоминают так же редко, как и в советские, и в царские времена...

Чтобы стряхнуть с ушей всю политизированную лапшу про знаковые события XVII века, и разобраться в сути тогдашних процессов, нужно, для начала, просто восстановить фактологическую канву. Необязательно по результатам этого восстановления фактов картина минувшего прояснится — скорее она даже наоборот запутается, потому что история — штука сложная. Но тем она и интересна и поучительна, в отличие от позднейших мифов, сочинённых жуликами и неучами по заказу партии и правительства.

Поэтому так увлекательно вместе с Акуниным разбираться: кто и почему брал Москву, осаждал Смоленск и Троицкую лавру, как удалось поочерёдно трём Лжедимитриям сделать так, чтоб в них признали убиенного в 1591 году царевича, почему и сколько раз изменяли своей присяге ключевые действующие лица эпохи (и что в те времена считалось «изменой»). Был ли законной властью России Василий Шуйский, а если не он, то кто. Какое государство пыталась выстроить царевна Софья, и почему она в итоге не усидела на троне. Кому интересно заново разбираться во всём этом клубке противоречий — тем настоятельно рекомендую читать четвёртый том «Истории» Акунина. Потому что там максимум фактов и минимум пристрастных интерпретаций. Занимать сторону в усобицах XVII века — занятие непродуктивное. А вот понимать, кто с кем и за что боролся — и полезно, и познавательно.
Tags: акунин, история, книги, россия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments