Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Московский бизнес на лекарственных закупках: кто бенефициар?

В сегодняшних «Ведомостях» — статья «Почему Москва платит так дорого за лекарства».
Объяснение предсказуемое: потому что их поставляют городу правильные фармкомпании, афилиированные с правильными людьми.

Департамент здравоохранения Москвы по итогам 2016 года занимает пятую строчку в федеральном рейтинге государственных заказчиков, по сумме сделанных закупок. То есть Роскосмос и Минобороны всё ещё тратят больше денег, чем ДЗМ, но вот уже федеральный всероссийский Минздрав — отстаёт от московского ведомства по годовым расходам.

При этом схема заключения госконтракта на закупку лекарств весьма проста и коррупциогенна.
Тендер объявляется по максимально возможной на рынке цене препарата, +10% НДС. Стартовая цифра прописана в государственном реестре предельных отпускных цен производителя на препараты из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарств.

Если на тендер заявляются несколько участников, их заявки соревнуются между собой по цене.
Если участник — только один, торги признаются несостоявшимися, и именно с этим единственным поставщиком заключается договор, по той самой цене, максимальной, стартовой, +10%.
За один прошлый год по такой схеме Департамент здравоохранения Москвы провёл 26 закупок: с единственным поставщиком, по максимальной допустимой цене препарата.

Самое любопытное, что для выявления конских накруток, возникающих в таких тендерах, не нужно смотреть гугловские таблицы от Анатолия Махсона и другие сведения о 62-й онкобольнице. В той же самой госконтрактной системе на сайте zakupki.gov.ru можно найти информацию о разных контрактах Департамента столичного здравоохранения по одному и тому же препарату трастузумаб, в одном 2016 году. Так, в декабре на аукцион заявилось несколько участников, и цена за упаковку упала вдвое от стартовой — до 34,7 тыр. А в августе на таком же аукционе торги признали не состоявшимися, и правильная фармкомпания «Продвижение» (единственный участник тендера) продала препарат городу по цене в 66.180₽ за упаковку.

Понятно, что когда один и тот же товар, в одном и том же городе, в одном и том же полугодии, одним и тем же закупщиком, приобретается за 34.712,80 и за 66.180 российских рублей — то маржа от этой вилки превышает и себестоимость препарата, и любой иной законный доход поставщика. В свете такой арифметики в объяснениях не нуждается ни увольнение Махсона, ни 18 ведомственных проверок 62-й онкобольницы за прошлый год, ни борьба за централизованное проведение всех московских сделок по дорогим лекарствам через Агентство по закупкам ДЗМ.

«Ведомости» называют и крупнейшего бенефициара лекарственных контрактов Департамента:

У кого чаще всего закупает Москва? По сумме сделок лидируют «Фармадис», «Тагор», «Эзра» и «Аквиста». Все они так или иначе были связаны с основателями, менеджерами ЕМС или их партнерами, подсчитали «Ведомости». За прошлый год, по подсчетам «Ведомостей», перечисленные компании выиграли городские аукционы на 14,7 млрд руб. Это 27% от закупок департамента и ГКУ за 2016 г. Ближайшие конкуренты – «Фармстандарт» и принадлежащий ему «Биокад» получили заказы на 8,9 млрд руб., «Р-фарм» – на 7,4 млрд руб.

На всякий случай, осталось уточнить, что частный медицинский холдинг EMC — та самая структура, откуда перешёл на работу в правительство Москвы вице-мэр Леонид Михайлович Печатников.
Tags: госзакупки, коррупция, лекарства, медицина, онкология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →