Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Суд над Соколовским. Мой прогноз

Вчера в Верх-Исетском районном суде Екатеринбурга прокуратура попросила приговорить видеоблоггера Руслана Соколовского к 3,5 годам колонии общего режима. Он обвиняется в том, что оскорбил чувства верующих, когда ловил покемонов в местном храме. Обвинения предъявлены по статье 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», по статье 148 УК РФ «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий», а также по статье 138.1 УК РФ «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» (при обыске у Соколовского обнаружили авторучку с видеокамерой, купленную на AliExpress, и радостно признали её таким спецсредством). К этому дню Соколовский успел отбыть 3,5 месяца в СИЗО; правозащитный центр «Мемориал» признаёт его политическим заключённым.

Медиазона публикует отрывки из свидетельских показаний, прозвучавших на этом процессе. В качестве «свидетелей обвинения» там выступали совершенно случайные и посторонние люди, никогда в жизни не видевшие Соколовского. Они рассказывали, как они рыдали, смотря ролики, и как их религиозное чувство требует мести. Рассказывали и о том, кто надоумил их писать заявления и участвовать в процессе.

Вот, например, свидетельские показания от 17 марта:

Верующий Илья Фоминцев, выступивший свидетелем обвинения, расплакался после слов о расстреле царской семьи. Он вспоминал, что в ролике Соколовского был комментарий пресс-секретаря МВД Свердловской области об истории места, на котором построен Храм-на-Крови.
— Молодой человек говорил: ну и что, что расстрелян, ну и что, что могила, ну и что, что лежат.
— Для вас это болезненно было слушать? — спросила прокурор, после чего свидетель заплакал.
— Извините, я давно не плакал.
— Можно не снимать? — обратилась прокурор к журналистам.
— Ну да, конечно [болезненно]. Знаете, я сам не всегда к своим родителям относился с уважением. Понимая это и видя, я свою ошибку тоже вижу здесь.
Фоминцев добавил, что не может бога назвать покемоном, «Бог и Господь пишутся с большой буквы, я не могу Господа даже назвать по-другому».

Еще один свидетель — верующая Елена Лапина.

— Жизнь моя во Христе и мат с ловлей покемонов меня оскорбляет. Для нас Бог — отец, и меня оскорбило, что ловят чудовище в храме, — начала свидетель.
— Но вас оскорбляет ловля покемона? — уточнил адвокат.
— Да. В храме Христа. В синагогу ведь не пошел, там бы башку оторвали. Почему пошел в наш храм?
— Какое наказание вы бы выбрали для Соколовского?
— Мы прощаем, кто кается. Он должен отвечать за свои поступки. Он знал, куда и зачем идет. Его надо наказать. Суд решит как. Меня бы устроило его раскаяние.
— Как оказались в полиции? — продолжал Бушмаков.
— Меня пригласила сама полиция через сестру Ольгу, и я написала заявление.
— А как относитесь к тому, что синагога приглашала в свои храмы и готова была угощать кошерным вином [людей, играющих в Pokemon Go]? — спросил сам Соколовский.
— Не знаю. А вы верующий?
— Нет, я атеист.
— Тогда нам не о чем разговаривать.


На вчерашнем заседании обвиняемый сказал своё последнее слово.
[Последнее]


Приговор будет вынесен 11 мая. Заседание начнётся в 11 часов по местному времени. Думаю, два года колонии ему дадут.
Tags: 282, pokemon, мракобесие, религия, суд, экстремизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →