Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Можно ли быть свободным от общества: Ленин и вижницкие хасиды

Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества, учил нас товарищ Ленин.
А следом за ним — и миллионы других товарищей, преподававших в советских школах, где эта цитата входила в обязательную общеобразовательную программу.

На самом деле, цитату Ленина можно без потери смысла редуцировать до трёх слов:
НЕЛЬЗЯ БЫТЬ СВОБОДНЫМ
Он действительно так думал. Ещё до революции. Когда в России не расстреливали ни священников, ни атеистов.
И, придя к власти, Ленин построил государство в соответствии с этой догмой.
С цензурой, нетерпимостью, идеологическим диктатом.

На самом деле, свободным, конечно, быть можно, причём совершенно от чего угодно.
Не только от общества, но и от денег, от природы с погодой, и от начальства, и даже от скуки.

Потому что Бог создал Человека по образу и подобию Своему.
Так что свобода у Человека — внутри, заложена изначально в естество.
И теряет он её ровно в тот момент, когда в нём воспитывают желание не быть самим собой, единственным и неповторимым, по образу и подобию Божию, а быть похожим на чужие стандартизированные представления о должном и правильном. Соответствовать чужим ожиданиям и оценкам. Того самого «общества», от которого якобы нельзя быть свободным. Которое в каждую эпоху разное, и представления о «правильном» у него непрерывно меняются, буквально по любым вопросам, от этики и нравственности до фасона брюк.

У любого отдельно взятого человека, если он способен к самостоятельному мышлению и развитию, представления тоже меняются, потому что он с годами сперва взрослеет, потом стареет, приобретает опыт, научается смотреть по-новому и на прежних кумиров, и на старые табу.

Но это сугубо индивидуальный процесс, не предполагающий никакой оглядки на «общество».
Потому что его, по сути дела, не существует.

У любого есть своя референтная группа, на мнение которой он привык оглядываться. И даже в самой узкой и сжатой выборке между такими группами есть разногласия. Скажем, вот есть евреи. Их в мире очень мало: меньше 2 промилле от населения Земли. А среди них есть религиозные, от населения Израиля это процентов 17. А среди религиозных есть ультраортодоксы, живущие в Бней Браке и Меа Шеарим, их вдвое меньше, чем просто верующих. Но даже ужав свою выжимку до такой степени, мы не увидим в товарищах согласья. Потому что какие-нибудь вижницкие или брацлавские хасиды 20 лет назад были свято убеждены, что телевидение — это харам, потому что оно нарушает заповедь о сотворении изображения человека. То есть нельзя держать в доме ни ТВ, ни видеоплеер, нельзя на компьютере фотографии людей сохранять и так далее. А последователи Любавичского Ребе (тот самый ХАБАД, который является de facto монопольным толкователем иудейской доктрины в России) никогда такими запретами не заморачивались: они и телевизор всю дорогу смотрели, и видео, и портреты своего духовного предводителя упоённо тиражировали ещё при его жизни.

Так что вижницкий хасид из Меа Шеарим, если хотел быть свободным от общества, просто давал деньги своему соседу из любавичских, чтобы тот купил телевизор и видео, поставил у себя в офисе под видом оборудования, и там они вместе его смотрели, задёрнув шторы, чтобы с улицы не видно было. То есть даже в самом зашоренном, табуированном обществе — таком, как религиозный квартал Иерусалима — свобода от общества всегда находилась от человека на расстоянии вытянутой руки.

Другой вопрос, что не у всякого есть потребность эту самую руку вытянуть.
Многим проще повторять, вслед за Лениным, что свободным быть в принципе нельзя.
Но ответить таким ораторам можно фразой из Гребенщикова: «Ты сам — свой суд, ты сам построил тюрьму».
Tags: государство, свобода, цензура
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →