Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Жуткой истории про Сашу Власову требуется счастливый конец

Дорогие друзья.
К сожалению, пока что в моей радиопрограмме «Самое время» на «Серебряном дожде» довольно вяло собираются деньги на благотворительность.

Если на операцию для 15-летнего Вани Несмачного, юного спортсмена из Архангельска, нам удалось собрать 275 тысяч рублей с понедельника по пятницу, то на корсет для 12-летней Саши Власовой деньги собираются почему-то очень туго: 13 тысяч в понедельник, 18,5 тысяч вчера. Такими темпами мы очень долго будем покупать этот корсет. Поэтому прошу помощи читателей в ЖЖ. Очевидно, поступления в виде СМС по короткому номеру 2222 ограничены скромными остатками на счетах слушателей с предоплатным контрактом. И в самом деле, нелогично кредитовать телефонного оператора за будущие услуги, так что единственной причиной поддержания положительных остатков на мобильном балансе является профилактика блокировки звонков. Залезать в эти остатки ради благотворительной нужды — кроме прочего, ещё и риск для абонента.

Слава Богу, на странице помощи Саше Власовой на сайте Помоги.Орг есть все виды платёжных ссылок: Яндекс.Деньги, PayPal, Webmoney, QIWI, пластик, квитанция для межбанковского рублёвого перевода.

Пожалуйста, найдите время что-нибудь закинуть девочке, пусть получит свой корсет на этой неделе.

Update: спасибо читателям этого ЖЖ, слушателям «Серебряного дождя» и Илье Варламову, подставившему плечо: к пятничной передаче сумма для Саши Власовой была собрана с перебором 40.000. Но остались мои ответы ниже на часто задаваемые радиослушателями вопросы по поводу этих сборов. Думаю, они интересны сами по себе.

1. А сколько денег из пожертвованного через СМС достаётся операторам? В Интернете пишут, что 99%...

На 2005 год, когда я создавал Помоги.Орг, пришёлся взрывной рост рынка мобильного контента: тысячи предпринимателей брали себе короткие номера и торговали с них рингтонами, реалтонами, порнухой, играми, музыкой и т.п. Причём доля законных правообладателей среди этих тысяч продавцов составляла где-то в районе одного промилле. Все остальные 99,9% бизнесменов, по сути дела, торговали воздухом, контрафактом, который им самим ни копейки не стоил, потому что они его тупо из Интернета скачивали, и РОМСу не отстёгивали ни рубля авторских отчислений. А целевой покупательской аудиторией были лохи, потому что разумные люди могли сами прекрасно скачать ту же продукцию из Интернета, либо не платя денег вовсе, либо платя разумную цену законному правообладателю в интернет-магазине. Разумеется, когда у вас несколько тысяч однодневок занимаются тем, что впаривают лохам краденое, то операторы связи и коротких номеров, которые технически обеспечивают этот угар, берут соответствующую комиссию, исходя из того, что даже рубль за реалтон для человека, который его не создавал и не покупал, — баснословная сверхприбыль. Соответственно, в те годы оператор связи брал с такого СМС 50%, а оператор короткого номера забирал ещё свою долю, от 10% до 40%, в зависимости от уровня криминальности бизнеса.

Естественно, в те времена комиссия была никогда не ниже 60%, и благотворительный фонд «Помоги.Орг» принципиально не марался об СМС-сборы, которыми так увлекалось телевидение. Собственно, функций у «Помоги.Орг» изначально было три, из которых благотворительный сбор денег был самым последним приоритетом. Главная наша задача состояла в том, чтобы и самим научиться, и другим показать, как надо правильно заниматься благотворительностью в Интернете. На наших успехах и на наших ошибках учились буквально все люди, которые потом пришли в Интернет собирать деньги. И сегодня они, конечно же, собирают в сто раз больше, чем мы. Это было совершенно понятно заранее, что придут люди с хорошими связями, с мировой славой, подтянутся крупнейшие финансовые корпорации и вещатели страны, и они будут с этим ресурсом собирать миллиарды. А наше дело — Сарры Нежельской, Милы в ту пору Шахматовой, Маши Залуниной и моё — состояло в том, чтобы показать пример best practices, и предостеречь от ошибок тех, кто придёт за нами следом.

Вторая задача состояла в том, чтобы исправить всё то, что было на тот момент криво в сфере благотворительности. Например, при поддержке президента Дмитрия Медведева и адвоката Генриха Павловича Падвы нам удалось отменить то положение Налогового кодекса РФ, по которому семьи больных детей, получившие, скажем, миллион рублей на лечение — как правило, вообще не в виде денег, а в виде цитостатиков, иммунодепресантов, респираторов или оплаты операций — должны были уплатить с этого «дохода» НДФЛ по ставке 13%. Причём, как вы понимаете, это сегодня 90% онкобольных детей с лейкемией выводят в ремиссию, спасибо Чулпан и Дине, Рубену Варданяну и Гору Нахапетяну. А в 2005 году 90% этих детей умирало, даже в иерусалимской клинике «Адасса», как славный мальчик Дима Рогачёв, с которым Путин когда-то ел блины в палате РДКБ. Гроб с Диминым телом мы доставляли из Иерусалима. И вот представьте себе: в доме поминки. Сидят убитые горем родители, которые ради лечения ребёнка продали квартиру, машину, дачу, влезли в долги и бросили работу (ребёнок же сам не доедет из Иркутска ни до РДКБ, ни до «Адассы»). Открывается дверь, входят налоговики и говорят: а теперь, дорогие, уплатите ещё в казну 13% от тех миллионов, в которые, по нашей оценке, обошлось фондам лечение вашего малыша. И благотворительные фонды, заметим, не могут тут легально встрять со своими деньгами: ни у кого из нас в уставе нет такого пункта, как «уплата НДФЛ за должников в федеральное казначейство». Мы можем медицину оплатить, проезд, ремонт, помочь многодетной семье деньгами. Закрывать налоговые долги мы не можем — по крайней мере, официально это неуставная деятельность, за которую Минюст имеет право нас закрыть. Вот когда я всё это рассказал Медведеву, и когда юристы Падвы нашли соответствующий пункт в Налоговом кодексе, то пункт этот перестал действовать, и больше мы этих чудовищных историй не слышим.

СМС был другой такой историей, когда мы пришли и всё поправили. Покуда я просто в ЖЖ задавал вопрос, почему 60% денег, жертвуемых на операцию для больного ребёнка, достаются Михаилу Маратовичу (БиЛайн), Владимиру Петровичу (МТС) и Алишеру Бурхановичу («МегаФон»), результата не было, и мы много лет бойкотировали СМС как совершенно возмутительно неэффективный инструмент сбора денег. А потом проявились разные вменяемые люди в руководстве «МегаФона»: акционеры Таврин и Стрешинский, заведующий пиаром Пётр Лидов и отвечающий в его отделе за спорт и благотворительность мой студент Максим Мотин, однокурсник Веры Полозковой (сегодня, увы, последний день его работы в компании, спасибо земное Максиму за всё сотворённое добро, и удачи в крафтовом пивоварении). Начался прямой диалог между «МегаФоном» и благотворителями, а вот тот дикий рынок торговли воздухом через короткие номера к 2010 году заметно подсдулся. И в краткие сроки комиссия «МегаФона» с СМС обвалилась до вполне разумных 5%. Возможно, тут больше заслуги Амбиндера, Кудрявцева и Панюшкина, чем моей, потому что Усманов одновременно владел ещё и Коммерсантом, на базе которого успешно действовал Русфонд. Как бы то ни было, с конских процентов довольно скоро соскочил и Фридман, у которого тогда уже был один из самых эффективных российских БФ — «Линия жизни»: три девочки в крохотной комнатке, приходующие все благотворительные отчисления тысяч служащих «Альфа-группы». Когда до этого шага додумался Евтушенков, не знаю. Но сегодня кумулятивная комиссия всех посредников короткого номера, и связистов и его операторов, составляет для 2222 от 5% до 9%, в зависимости от конкретного оператора. Это высокая комиссия по сравнению с Яндекс.Деньгами и Dobro.Mail.Ru для благотворителей, но совершенно нормальная, скажем, для PayPal. Так что не волнуйтесь, ваши деньги не будут ни присвоены, ни потрачены на нужды Помоги.Орг. Из каждого рубля 91-95 копеек дойдёт до Саши Власовой, и отец купит ей корсет Шено. Как скоро это случится, зависит от каждого из вас.

2. А сам ты сколько тратишь?

Честно Вам сказать, я не стал бы вообще отвечать на этот вопрос, считая его абсолютно нерелевантным, но в СМС на радиостанции мне приходится его читать регулярно, так что отвечу.

Трачу я ровно столько, сколько могу. Например, я читаю лекции в «Ситиклассе», и весь мой гонорар оттуда идёт прямым перечислением в Помоги.Орг, потому что лекции эти проходят в помещении «Ситикласса» на Дружинниковской, отдельной арендной платы там нет. «Ситикласс» теоретически забирает себе 50%, что резонно, ибо покрывает его операционные расходы. Остальное идёт в фонд. За последний месяц лекций было две, так что, думаю, Саша получит от «Ситикласса» тысяч 20. А может быть, и сам «Ситикласс» захочет свою долю закинуть туда же — в прошлом такие случаи были.

Разумеется, я трачу на мой фонд меньше денег, чем Таврин и Стрешинский, Дмитрий Песков с Татьяной Навкой, Дмитрий Медведев, Леонид Невзлин, Борис Зимин, Ульяна Сергиенко и другие известные вам персонажи. Но сколько тратят они, я вам не расскажу, потому что если они выбрали жертвовать анонимно, то это их право. Абсолютно недопустимой я считаю практику, когда анонимно жертвуют деньги на благотворительность коммерческие юрлица, как пресловутая «Транснефть»: они просто не имеют такого права по закону. Жертвовать они имеют право только в рамках бюджетов на пиар, а пиар не может быть тайным. Эти деньги из кассы компании могли бы быть распределены в качестве дивидендов акционерам, а вместо этого их пускают на улучшение публичного имиджа корпорации. Нельзя улучшить имидж, жертвуя деньги тайно. А когда частное лицо из своих личных средств, уже уплатив с них налоги, жертвует деньги в БФ, то оно имеет полнейшее право остаться анонимным в нашей отчётности. Кстати, если кто-то из упомянутых выше наших жертвователей скажет мне убрать его имя из перечисления, я это сделаю в тот же миг.

3. А если у меня нет денег?

Есть деньги или нет денег, Вы всё равно можете помочь репостом, лайком, шером, твитом простого адреса:
http://pomogi.org/stories/vlasova_sasha/
Или, если у Вас видеоблог, можете рассказать в нём про короткий номер 2222. А если у Вас есть знакомый популярный блоггер, можете его приватно попросить о репосте.
Не волнуйтесь, короткий номер не устареет, и страница не пропадёт с концом сбора.
Номер 2222 после покупки корсета для Саши Власовой будет использоваться для сбора помощи другим детям.
А страница Саши на сайте переедет из рубрики «Нужна помощь» в рубрику «Вы помогли».
Чтение которой наполняет мою душу радостью, а жизнь — смыслом.
Предлагаю вам в очередной раз разделить со мной это чувство, как вы много раз уже делали за 12 лет существования БФ Помоги.Орг.

Спасибо заранее, дорогие читатели.
Tags: благотворительность, дети, самое время
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments