Anton Nossik (dolboeb) wrote,
Anton Nossik
dolboeb

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Errare humanum est

Сегодня один коллега взял у меня комментарий для специализированного издания.
Тема была, прямо сказать, неожиданная: об ошибках.
Я постарался отвечать максимально по делу, но поймал себя при этом на мысли, что об ошибках мог бы написать целый трактат, страниц на 500 (сомневаюсь, впрочем, что это было бы так уж интересно читать кому-либо).
А поразительная ведь тема, если вдуматься.

Начиная с вопроса номер один: а что такое ошибки, вообще?
Определение существует ли этому понятию?

Неправильность в действиях, мыслях — объясняет Толковый словарь русского языка под ред. С.И. Ожегова.
Неправильность — с точки зрения кого? Окружающих? Суда? Бога? С.И. Ожегова?

1 : to blunder in the choice of
2a : to misunderstand the meaning or intention of
  b : to make a wrong judgment of the character or ability of
3 : to identify wrongly, — конкретизирует Merriam-Webster Online Dictionary (примечательно, что в английском языке разведены понятия mistake и error/fault, в русском досадно слепленные воедино; в нашем случае разводка важна, так как речь идет в чистом виде о человеческой mistake, а не о допустимой погрешности вычислений или приборов).

Навскидку, примеры ошибки в химически чистом виде и понимании достаточно легко привести.
Свернул не туда, врезался в дерево, не на ту цифру поставил в рулетке, купил евро, когда надо было покупать доллары. Можно даже обобщить все эти примеры, указав, что понятие ошибки легко формализуется в случае однозадачного процесса, с бинарным результатом, определяемым как успех/неудача. А стоит лишь процессу усложниться, т.е. из абстрактной плоскости сместиться в более жизненную, как все те же самые примеры сразу теряют свою однозначность. Свернул не туда, куда ехал — а может, попал в более приятное место? Врезался в дерево и сломал ногу, а мог столкнуться с КАМАЗом, и привет семье. Не на ту цифру поставил в рулетке, проиграл, удвоил ставку, еще проиграл, еще удвоил — выиграл много больше, чем если б твоя цифра сразу выпала. Купил евро, завтра оно подешевело, но жизнь-то не завтра кончилась! Подержи неделю, подержи месяц, и за какой-то период будешь все равно в выигрыше по сравнению с вложением в доллары за тот же период. Или не будешь, но знание, ошибся ли ты в итоге — функция наступления неопределенной точки в будущем, относительно которой мы станем оценивать успех/неудачу когда-то потом, не сейчас.

Но только лишь мы признали, что в принципе такая точка в будущем все же есть, когда в теории можно будет уже сказать точно, ура или увы, как тут уже и третье измерение подтягивается, чтобы снова спутать нам карты. Ну ладно, просрал ты все деньги (в рулетку ли, на FOREX, или как-либо еще), и нечего больше ждать, пора констатировать необратимую неудачу, ошибку, проигрыш. А тут и спросим вдруг себя: точно ли приумножение денег любым избранным для этого способом равносильно успеху, удаче, выигрышу? Мало ли мы знаем примеров богатства, не принесшего счастья, но искалечившего жизнь? С другой стороны, мало ли мы знаем примеров людей, которые, закончив с азартными играми и мечтами о щучьем велении, научились вместо этого зарабатывать сами себе на жизнь, и тем теперь довольны? Мало ли мы знаем полководцев, которые, проиграв сражение, выиграли войну? Или наоборот, как Пирр с Наполеоном? То есть реперных точек в будущем по любому примеру может оказаться больше одной.

А дальше уже и четвертое измерение подступает. Взять, к примеру, жениха. Все окружающие — друзья его, родственники, друзья его родственников, родственники друзей — лучше него знают, подходит ли ему невеста, годится ли она в жены, верен ли выбор его, или ошибочен. Они, конечно, все идут в жопу, потому что жену человек выбирает не для друзей своих родственников, а для личного употребления. Ему нравится — значит, правильно выбрал. Хоть она и кривая, и косая, и одета как уборщица, но жить-то с ней — ему. И как бы так выходит, что понятие правоты — субъективно. В личном выборе человек прав ровно настолько, насколько этот выбор соответствует ему самому, а вовсе не абстрактным каким-то третейским критериям, или суждению посторонних о правильном быте.

Понятно, на что в этом примере рассчитывают родственники друзей. Что за браком однажды последует развод, и это будет царица доказательств их правоты: собственноличное признание экс-женихом своей ошибки, в форме ее практического исправления. Аналогичная фигня с эмиграцией: возвращается человек, прожив годы на чужбине, и для всех, кто его отговаривал ехать, это как бы доказательство, что ехать ему не надо было. Приходящее из определенной реперной точки в будущем.

Такое суждение может в каком-то случае оказаться и верным — но так же, как при угадывании числа в рулетке, правота тут основывается на совпадении, а не на логике, не говоря уже об опыте или здравом смысле. Опыт и здравый смысл подсказывают, что, за редким исключением японского трудоустройства, жизненный выбор человека совершенно не обязан оказаться пожизненным, чтобы считаться удачным. Нет никакой великой экзистенциальной катастрофы в том, чтобы поменять среду обитания — столько раз, сколько тебе это захотелось или понадобилось сделать. Свободные люди надолго уезжают вдаль от родных пенатов — учиться, работать, путешествовать, служить Богу или отечеству. Потом возвращаются, или едут дальше, в еще одно новое место. Нет никакой логической причины в каждом новом переезде видеть признак раскаяния, или признание своей ошибки. Хотя и в самом деле, известны случаи, когда человек куда-либо уехал, о чем после очень крепко жалел, и в итоге вернулся, исправив ошибку. Но не более редки и обратные случаи, когда человек ехать побоялся, или поленился, и жалел об этом потом ничуть не меньше, и в итоге все же уехал, спустя годы.

Та же история с супружествами. Какие-то расторгаются потому, что изначально они были ошибкой. Но другие браки могут завершиться и без такой ревизии. Просто люди определенное время любили друг друга, находили радость в совместном быте, а потом радость ушла, и люди расстались. Совершенно это не значит, что годы, прожитые вместе — непременно вырванные, или что обоим было бы лучше, если б этого опыта в их жизни не случилось.

Ну, и с работой, и с учебой — такая же фигня. В нашем динамичном мире человек может поменять место работы много раз, он может получить образование по одной специальности, а работать потом по трем другим. Нет никаких оснований в каждом новом выборе видеть признак раскаяния в предыдущем. Человек с годами вообще меняется, его начинают интересовать другие вещи. Радикальные перемены участи — не следствие ошибок, а индикация склада характера, готовности меняться и с вниманием относиться к переменам в себе.

Можно тут еще экранов сто исписать вариациями, но рано или поздно подойдем к одной такой важной реперной точке, которая называется "смерть", и которая, вроде бы, позволяет весь вышеобмусоленный релятивизм подрубить на корню. Покуда у тебя есть будущее, ты еще можешь любое свое поражение обратить в победу, и любую ошибку развить в том направлении, из которого она потом еще покажется правильным выбором. Но когда ты лег уже умирать, то время, отпущенное тебе на исправление ошибок, в общем случае, истекло. И тут уж, казалось бы, можно их все объективизировать. Ну, или не все, а хотя бы ту одну, которая привела тебя к могиле (они довольно стандартны: ошибки в управлении автомобилем, курение, неявка на диспансеризации, пьянство, неверное питание, экстремальный спорт, криминальный бизнес и т.п.).

Но даже и тут вылезает, как черт из табакерки, тот же все проклятый релятивизм, сверкая бессчетными гранями сомнения. Ошибались ли защитники Масады, предпочтя единовременную общую гибель пожизненному римскому рабству? Ошибся ли Януш Корчак, пойдя на смерть со своими воспитанниками, хотя мог бы наблюдать их гибель с безопасного расстояния? Ошибся ли Христос, когда молился о чаше, хотя мог бы вместо этого просто сбежать в какой-нибудь Египет, и там до старости проповедовать? Ошибся ли Константин Драгаш, когда кинулся в толпу янычар в долине Ликоса, чтобы пасть вместе со своей столицей-тезкой 29 мая 1453 года? Ведь совершенно точно мог же он и уплыть к христианам (тем же кораблем, что увез Джустиниани умирать на Хиос), и сдаться Фатиху, который, скорее всего, сохранил бы ему и жизнь, и почет, и сделал бы его наместником, как сделал он патриархом Геннадия...

У меня, разумеется, есть ответ на каждый из этих вопросов. Беда в том, что это — мои ответы, справедливые лично для меня. А я, по счастливому стечению жизненных обстоятельств, — не защитник Масады, не Януш Корчак, не Иисус Христос и не Константин XI Драгаш. Может случиться, что я выбрал бы ту же самую смерть, которую выбрали они, и поступил бы правильно, а они, наоборот, на своем месте ошиблись. Или ровно наоборот: выбрал бы я жизнь, и никогда себе этого не простил... И это мы еще выставляем оценки по нашу сторону гробовой доски, без поправки на такие явления, как загробная кара/награда, или, упаси Господи, реинкарнация.

Выходит, что и смерть привносит ничуть не больше определенности в вопрос об ошибке, чем жизненный опыт.
А дело тут все, вероятно, в гениальной формуле из Ортодоксии Честертона: there are an infinity of angles at which one falls, only one at which one stands. Ошибка неуловима и неформализуема ровно настолько, насколько неверна сама попытка ее нащупать и пришпилить в одной точке. Нужно просто смотреть в противоположную сторону: не на ошибку, а на правоту. Ее-то сыскать — легче легкого. Потому что она — не в суждении родственников друзей, и не в приговорах судов, и не в учении партии/церкви, и не в общественном мнении. Она у каждого человека внутри. Там и искать. Там и найти.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →