Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

00Canova

Ноу комментс: зачем писать о том, о чём никто не хочет читать

Мой предпоследний пост про живопись (про Джамбаттисту Морони в Новинском пассаже и Шекспира в Третьяковке) поставил абсолютный исторический антирекорд для этого ЖЖ: к нему за трое суток не оставлено ни одного комментария.

Вообще, две самых «гиблых» темы в этом журнале — это изобразительное искусство и благотворительность. Если бы я в ЖЖ торговал баннерами и получал бы деньги по CPM, следовало бы вообще отказаться тут от постов на такие темы. За время, необходимое для написания одного поста про кондотьера Коллеони, про Рембрандта с голландскими караваджистами, про венецианского Пиросмани или про «Грозу» Джорджоне, включая еблю с иллюстрациями и видео, можно было бы настрогать дюжину виньеток про взлом ВКонташечки или праймериз в ПАРНАСе (которые легко попадают в топ ЖЖ и растят социальный капитал этого журнала). Если б я в своё время не зарёкся писать о политике в своём канале Telegram, то, вероятно, мог бы померяться аудиторией со Сталингулагом (кстати о птичках: индексируемый веб-поиском экспорт потоков из каналов Телеграма на веб давно уже создан и исправно работает, я просто о нём почему-то забыл, когда писал вчерашний пост на эту тему).

Так почему ж я с такой настойчивостью продолжаю писать здесь об искусстве и благотворительности? Можно тут предложить и лестное объяснение (вот такой я душевный человек, интеллектуал и бессеребренник), и скандальное (что вкусы и интересы своего читателя я на хую вертел). Но оба они будут одинаково далеки от реальности. И посещаемость мне не пох, и за обратной связью я слежу внимательно.

Дело тут совершенно в другом.

Аудиторию любого медийного канала можно оценивать не только по количеству, но и по качеству. Причём два этих параметра связаны железобетонной обратной зависимостью — не в моём конкретном ЖЖ, а вообще среди населения планеты Земля. Какое бы положительное человеческое свойство мы ни взяли — ум, красоту, богатство, талант, успех, даже здоровье — средний его уровень падает прямо пропорционально росту выборки. Поясню простейшим арифметическим примером.

В ходе последней переписи населения РФ на вопрос о владении иностранными языками ответили 138.312.535 россиян. Больше всего среди них оказалось людей, вообще никаким языком, кроме родного, не владеющих. На втором месте — сказавшие, что знают английский (правдивость ответа не проверялась): 7.574.303 человека, или 5,47%. А сколько жителей России владеет двумя языками? Скажем, английским и ивритом? Не более 18.822 человек (если допустить, что все ивритоязычные россияне знают английский). Это уже 0,1436‰, то есть один человек на каждые семь тысяч жителей страны.

Меж тем, среди читателей этого ЖЖ в 2016 году — 7744 (0,24%) только таких, у кого иврит является языком браузера и операционной системы. А это даже не половина моей ивритоговорящей аудитории (из одного только Израиля с начала года — 107.033 захода). Но будем считать, что половина. Тогда выходит, что на сегодняшний день доля знающих иврит читателей в этом ЖЖ превышает общероссийский показатель в 342 раза.

Следовательно, если в один прекрасный день аудитория этого блога станет равна всему населению РФ, доля владеющих ивритом в ней снизится в те самые 342 раза. Иврит — пример совершенно рандомальный, взят с потолка для наглядности. Возьмите любой другой параметр — образование, имущественное положение, социальный статус — при росте аудитории средний её уровень по этим показателям будет неуклонно понижаться. Причём при росте аудитории в разы он будет снижаться в те же самые разы, а при росте на порядок — соответственно, упадёт на порядок.

Тексты про благотворительность и изобразительное искусство я пишу не для массовой аудитории, а для качественной. Соответственно, и эффект их измеряется не в хитах или комментах. Результатом моих постов про благотворительность стали по меньшей мере полмиллиарда собранных рублей. Это очень конкретный практический результат, который важней любых комментариев, ретвитов, и лайков.

С постами про искусство — в точности такая же история. В каждом самолёте в Италию или из Италии я встречаю людей, которые содержание моих постов с тегами «венеция», «бергамо» и «живопись» помнят много лучше меня. Я встречаю их в Аккадемии и на Сан-Марко, в Верхнем городе Бергамо и на Соборной площади Флоренции. Иногда они рассказывают, что специально выбрались в Италию, чтобы посмотреть какие-то города или музеи, о которых прочитали у меня. Одних этих откликов мне было бы вполне достаточно, чтобы понимать, что я эти посты пишу не зря. Но поступают и другие реакции — предложения вполне коммерческого свойства, так или иначе связанные с содержанием итальянских постов. И они в чисто практическом плане ценнее любой прибавки к посещаемости и соцкапиталу.

Самый интересный — лично для меня — вопрос в медийном строительстве всегда был связан с поиском баланса между численностью читателей и их интеллектуальным уровнем. Наравне с задачей привлечения качественной аудитории мне всегда казалось важным ограничивать её разбодяживание случайной публикой. Не из каких-то снобистских соображений, а из совершенно практических: залётный читатель, кликнувший на глупый тизер, портит картину в Google Analytics: снижается и глубина просмотров, и среднее время, проведённое посетителем на сайте, и частота повторных заходов, зато процент отказов (bounce rate) от таких нашествий растёт, как на дрожжах. Примерно к 2001 году мы в Ленте.Ру полностью отказались от бессюжетных баннеров про «самую горячую новость часа» (рекламировались только реальные заголовки, прямой ссылкой вглубь сайта, а не на морду), а запрет на новости про браки и разводы эстрадных хомячков не нуждался даже в обсуждении. Просто погуглите сайт ключевым словам «развод» и «Киркоров» с ограничением по серверу Лента.Ру, а потом отключите этот фильтр, и сразу получите 568.000 новостей, которые мы вполне сознательно упустили из виду...

Конечно «качество аудитории» — понятие достаточно эфемерное и растяжимое. Но когда занимаешься вопросом вплотную и в прикладной плоскости, то выясняется, что по этому поводу можно построить довольно внятные и работающие математические модели. Впрочем, я не математик, а сугубый практик. И моё личное, строго субъективное ощущение состоит в том, что на сегодняшний день «качественная аудитория» в российском Интернете составляет около 25 миллионов человек. При общей численности российских пользователей в 85 миллионов (TNS, апрель 2016) и 66,5 миллионах ежедневно заходящих в Сеть (РАЭК).

Я эту свою оценку никому не навязываю, просто делюсь наблюдением.
00Canova

Кстати о Закройщике: Серов в Лондоне и Шекспир в Москве

Всякий раз, проходя Новинским пассажем, встречаюсь глазами со знаменитым «Закройщиком» (Il Tagliapanni) кисти великолепного бергамасского портретиста Морони:

Как видите, рекламирует он тут бутик с индпошивом мужских сорочек. Не торопимся сетовать на времена и нравы, поскольку сам Морони 450 лет назад писал этот портрет для сходных нужд. Другой вопрос, что бизнес героя картины вряд ли мог себе позволить аренду ателье в «Новинском пассаже» (по крайней мере, до марта 2014 года).

С Джамбаттиста Морони у меня — та же проблема примерно, как с Медным Всадником. Написать большой текст про его жизнь и картины собираюсь ещё с зимы. Потому что это ещё один важный персонаж эпохи Возрождения, о трудной судьбе которого в Бергамо знает каждая собака, а отъедешь 45 минут электричкой до Милана — и там в лучшем случае припомнят, что это какой-то сельский портретист, нарисовавший портного. В Венеции с Флоренцией и этого не вспомнят: своих забытых гениев хватает. В Лондоне, где Морони, в сущности, переоткрыли после трёх веков забвения, и где собрана вторая после Бергамо коллекция его картин (потому что второй хранитель собрания National Gallery оказался большим фанатом), первая персоналка живописца прошла лишь год назад. Это была очень крутая выставка в Royal Academy of Arts, много серьёзней и интереснее того шоу, которое устроили год спустя бергамаски в местных музеях. Вот трейлер от её куратора, который тоже явно одобрил бы рекламу бутика в Новинском пассаже:

Мне, естественно, хочется рассказывать про Морони долго и обстоятельно, как про кондотьера Коллеони, про венецианского Пиросмани или про «Грозу» Джорджоне. Но опыт подсказывает, что пишутся такие лонгриды очень долго, а читаются трудно. Поэтому просто считайте этот пост за анонс. Рано или поздно я напишу тут обстоятельно и про Морони, и про его ещё более прочно забытого учителя Моретто, и про доктора Морелли (тоже ломбардийца), а пока — анонс в тему.

В главном здании Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке проходит в эти дни (до 24 июля) выставка портретов из лондонской National Portrait Gallery «От Елизаветы до Виктории». Привезли 49 полотен: портреты Елизаветы I и Шекспира (прижизненные), адмирала Нельсона, лорда Байрона, Чарльза Дарвина, Чемберлена с Бальфуром (двойной!) и Джерома К. Джерома. В обычное время все эти полотна висят себе в постоянной экспозиции NPG, в правом крыле того самого здания National Gallery на Трафальгарской площади, где «Закройщик» Морони соседствует с портретами его учителя Моретто.

Выставка в Третьяковке — обменная, то есть в залах National Portrait Gallery прохожит в эти же дни (до 26 июля) зеркальная экспозиция из Москвы. С предсказуемым различием: NPG показывает в Москве портреты за 300 лет (с XVI по XX век), а Третьяковка в Лондоне — примерно за 75 (с конца 1830-х по 1910-е). Но собрание картин очень представительное, от академиков до модернистов: «Мусоргский» Репина, «Достоевский» и «Даль» Перова, «Портрет Ивана Морозова» Серова, «Савва Мамонтов» и «Портрет жены» Врубеля... Один Исаак Ильич представлен, по своему обыкновению, пейзажем «Сумерки. Луна».
0Banksy

20 бед один ответ: юбилей Студии Лебедева

Сходил вчера на юбилей Студии Артемия Лебедева.
Которой — трудно поверить, но легко проверить — исполнилось 20 лет.
Мало кто сейчас отдаёт себе в этом отчёт, но Студия (которая в ту пору носила название «Веб дизайн», жила по адресу web.design.ru и получила от Роспатента свидетельство о праве на слово «веб» как охраняемую торговую марку) возникла за годы до любого Рамблера, Яндекса, Мэйла, Гугла, не говоря уже о блогосфере и соцсетях.

Это были удивительные времена, когда все сайты на русском языке можно было пересчитать по пальцам рук. Когда все люди, занимавшиеся в России Интернетом, воспринимались окружающими как странные фрики, а один час коммутируемого доступа в Сеть на скорости 19,2Кбит/с официально стоил у московских провайдеров 7 долларов США — но, чтобы провести этот час на линии, нужно было примерно столько же дозваниваться по городскому номеру до модемного пула. Половина российских пользователей в ту пору использовала для доступа одну и ту же пачку ворованных паролей от сервиса America onLine, который как раз в 1995 году зачем-то сунулся на московский провайдерский рынок, подарил несколько тысяч часов бесплатного доступа счастливым обладателям чужих паролей, и в том же самом году панически слился из России — как оказалось, навсегда.

Просто нужно понимать наш рынок перед тем, как начинать на нём работать, — философски прокомментировал эту эпическую неудачу спикер «России онЛайн» Евгений Пескин. Впрочем, стоит отметить, что из всех провайдеров, работавших на московском рынке в 1995 году (а было их около дюжины), в бизнесе остался один лишь Ринет, по кабелю которого до вас сегодня доходят эти мои буквы из Дома Наркомфина. В 1995 году именно Ринет предоставлял Тёме Лебедеву доступ в Интернет, хостил все его проекты и домены, а Тёма, в свою очередь, являлся дизайнером сайта Rinet.Ru. Если использовать тогдашнюю лексику, сайт был сделан по бартеру, но, в сущности — за еду. Его скриншот 1996 года на Archive.Org с Тёминым автографом позволяет прочувствовать, насколько за эти 20 лет поменялись наши представления о вебе и его дизайне.

Собственно, в том же 1995 году я с Тёмой и познакомился. Сначала заочно, разумеется: наши компьютеры разделяло расстояние в 2660 километров. Большинство создателей русских сайтов в ту пору было раскидано по свету, далеко за пределами России: Колпаков жил в Чикаго, Делицын — в Висконсине, Вернер — в Кентукки, Лейбов — в Тарту. Тёмин первый сайт тоже хостился на сервере Принстонского университета в штате Нью-Джерси, где сам он жил с родителями, а в 16 лет, беззаботно сдав грин-карту чиновникам Immigration Service, возвратился в Россию заканчивать 57-ю школу. Вскоре в администрацию Принстонского универа поступил донос от какого-то копирастического адвоката, угрожавшего миллионными штрафами за то, что на Тёмином сайте обнаружилась пародия на культовый в ту пору комикс Dilbert, не санкционированная правообладателями. По всем американским законам, претензия была ничтожной, поскольку Первая поправка имеет жесткий приоритет перед 117-й статьёй US Code об авторских правах, и право на художественную пародию там защищено от копирайтных домогательств пародируемого совершенно однозначным образом. Но администрации университета Билль о правах был совершенно по барабану: она тупо велела сисадмину выпилить Тёмин сайт со всем его содержимым, во избежание судебных тяжб. Что и было исполнено. В итоге Тёма, перенеся свой контент из штата Нью-Йорк на хостинг Ринета в Замоскворечьи, в полном смысле слова «выбрал свободу». Ибо в ту пору США воспринимались как вотчина тупой и злобной копирастии, а Россия несла миру свет сетевой вольницы. Проект «Библиотека Мошкова» публиковал последние бестселлеры книжного рынка с разрешительными письмами от авторов, когда в уставе его американского прообраза, Project Gutenberg, был жёстко прописан запрет на публикацию любых текстов, автор которых умер меньше 50 лет назад.

«В это трудно поверить, но надо признаться», — как пел в те же годы бессмертный Егор Летов. 20 лет назад Россия была территорией свободы, а Америка — вотчиной алчных копирастов и лицемерных поборников общественной морали. В том же самом 1995 году сперва Конгресс США, затем Сенат и президент страны Билл Клинтон поочерёдно утвердили отмороженный Computer Decency Act (CDA) — закон о цензуре в Интернете, перед лицом которого бледнеют все инициативы ГД РФ нынешнего 6-го созыва. Там запрещалось не просто размещать в Интернете изображение обнажённого тела, но даже и произносить слово «аборт». К счастью для Америки, там нет дефицита туалетной бумаги, поэтому идея Конгресса, Сената и президента подтереть жопу Конституцией не нашла понимания ни в одном из судов, где оспаривался нормативный акт — от окружного до Верховного. Который в 1996 году поставил точку в этом вопросе, выбросив Computer Decency Act раз и навсегда в корзину, вместе со всеми одобрениями Конгресса, Сената и с подписью Билла Клинтона. Верховный Суд США постановил, что если свобода слова защищена Конституцией, то в Интернете эта защита работает точно так же, как и в офлайне. Все высказывания, защищённые Первой поправкой в печатной прессе, точно так же защищены ею в цифровом формате, решил Верховный Суд. Следствием этого решения стал тот Интернет, который мы с вами знаем. Свободный, бесцензурный, создавший десятки миллионов рабочих мест по всему миру.

Но в 1995 году всё выглядело иначе. Россия была территорией свободы, а Америка — копирастическим концлагерем, где демократы и республиканцы, Конгресс, Сенат и президент в один голос одобряют самые отвратительные формы цензуры.

Я не готов сейчас спорить, насколько глубоко мы в ту пору заблуждались и про Россию, и про Америку. Я просто констатирую, что 20 лет назад мы были территорией свободы, по сравнению с анально зарегулированными США. Об этом сегодня приятно вспомнить, даже если к текущему положению дел всё это не имеет отношения.
01915

Отказываюсь радоваться новым успехам коррупционеров

Варламов пишет (в связи с предстоящим с 10 октября превращением 133 участков на 95 улицах Москвы в зоны платной парковки):

Я не понимаю, с какой стати кто-то должен обеспечивать автомобилистов парковкой. Платной, бесплатной, да какая нафиг вообще разница? Это что за любовь к халяве? Почему вообще факт наличия у человека личного автомобиля должен давать ему какие-то льготы?

Столь же уместно было бы спросить: а с какой стати пешеходу дозволяется бесплатно ходить по тротуару?
Что это за любовь к халяве?!
Как смеют дети бесплатно играть на детской площадке? Ведь за её обустройство плачены городские деньги!
Почему несознательные россияне претендуют на бесплатные медицинские услуги?
Ведь надо же врачам и нянечкам зарплату платить, да и вообще — здание любой больницы можно было бы переоборудовать в коммерческую гостиницу или бордель, какая упущенная выгода для города!

Мне кажется, лукавые формулировки тут неуместны.
Нужно один раз определиться, кому принадлежит город: муниципалитету или горожанам.
Если муниципалитету, тогда, конечно, он должен с нас взимать налог абсолютно за всё: за воздух, которым мы дышим, за асфальт, который мы топчем, за звёздное небо над головой и нравственный закон внутри нас.
Если же муниципалитет — это наёмная служба, единственным источником финансирования которой и так является наш карман, и мы в эту прожорливую пасть уже закинули 1,368 триллионов рублей одних налоговых отчислений за 2014 год, то при любой попытке ввести новый налог на асфальт или воздух, мы имеем право спросить: а куда, извините, вам нужны дополнительные деньги?

Что-то не вижу я у Варламова никакой попытки ответить на вопрос: что хорошего будет сделано на те дополнительные деньги, которые город планирует с нас содрать. Почему мне предложено радоваться, что у каких-то аффилиированных с мэрией структур, взимающих плату и штрафы за парковку, вырастут надои бабла с горожан?! Я же даже не знаю, где располагаются те структуры — всё ещё на Кипре, или уже на БиВиАй. Понимаю только, что в Москву эти деньги не вернутся.

Здравый смысл мне подсказывает, что введение новых налогов на парковку в Москве — всего лишь способ компенсировать «бывшим» жёнам отдельных госчиновников падение курса рубля. Что все деньги, собранные за счёт расширения зон платной парковки, будут перекачаны в офшоры и послужат личному обогащению отдельных физлиц, причастных к принятию решения о новом налоге.

Может быть, я ошибаюсь. Может быть, городу Москве приносится ощутимая польза тем фактом, что его бюджет (который выше и лондонского, и парижского, и берлинского — при совершенно не сравнимом уровне транспортных, образовательных и медицинских услуг) пополнится новым побором с автомобилистов. Так покажите ж мне, блядь, эту пользу. С цифрами и фактами. Сколько можно набрасывать на вентилятор про плохих московских автомобилистов, требующих халявы.

Disclaimer: в Доме Наркомфина, где я живу, и где находится офис «Мохнатого сыра», парковка отгорожена шлагбаумом и совершенно бесплатна для жителей и их гостей. В районе, где я прописан, платную парковку тоже пока не вводят. Так что по моему карману новый налог никак не бьёт. Я просто не понимаю, с какой радости я должен одобрять эксцессы муниципальной коррупции.
01915

Тонкий Дзен #реклама

Должен вам заметить, что поездка в дальние края с ноутбуком под управлением Windows — неслабая такая авантюра для маковода, который в последние 6 лет не таскал в сумке ничего тяжелей MacBook Air. Но друзья уверяли, что плечо я себе не вывихну, и я рискнул. К тому же, любопытно было Windows 10 пощупать, о которой столько все пишут, а у меня на Маке семёрка как стояла, так и стоит поныне... Короче, я рискнул. О впечатлениях — ниже.
На балконе с Асусом
Давно и не нами замечено, что каждое следующее поколение гаджетов не просто стремится в чём-то превзойти предыдущее: как правило, когда это поколение запускается, внедряется какая-то технология, которая становится модной на несколько лет (иногда вне зависимости он её полезности — счастливые обладатели устройств с NFC и AirDrop не дадут соврать).

Производители портативных железяк находятся в постоянном поиске идеальной комбинации формы и начинки для разных устройств. Например, на рынке модных лэптопов уже несколько лет доминируют пресловутые ультрабуки — лёгкие и тонкие устройства, в которые при этом норовят напихать фарш, достойный сервера или графической станции. Получается не у всех, но все стремятся.

Cемейство ультрабуков ZenBook от Asus пополняется новыми моделями уже пятый год. Приставка "ультра-" тут не раздражает, а вполне себя оправдывает, если взглянуть на спеки.

Со мной в поездку по Италии, Словении и Хорватии отправилась модель Asus ZenBook UX305. В сравнительных обзорах ультрабуков, где я не раз встречал раньше это название, ZenBook описывают как компактный и очень производительный. Не обманули. В нём установлен процессор Intel Core M (в моём случае — M-5Y71), созданный специально для тонких гаджетов. Такой же, кстати сказать, мы найдём в последней модели МакБука. Роль жёстких дисков исполняют накопители SSD, тоже привычные пользователям яблочных аналогов.
Collapse )
01915

#ДеньБезИнтернетаНаНочь

=Социальная реклама #ДеньБез=

Интернет уже давно стал для многих из нас параллельной реальностью, но иногда мы уходим в него с головой и забываем о чувстве меры. Недавно в Альпине даже книжка про это вышла, с моей аннотацией.

Многие привыкли проводить время в Сети и днём, и ночью. Объясняется это очень просто: как правило, днём Интернет используется в рабочих целях, а вечером – в коммуникативных и познавательных. Многие из нас, отправляясь в постель, берут с собой планшет или смартфон, зачастую оправдывая себя тем, что интернет-сёрфинг до слипающихся глаз помогает уснуть.

Но если Вы не спите, а сидите в интернете, то темнота Вам, к сожалению, не друг. Во-первых, это продолжение и без того малоподвижного образа жизни, который Вы с большой долей вероятности ведёте в течение дня. А недостаток движения ведёт к ряду болезней и неприятностей, от стремительного набора веса до сахарного диабета.

Поза вопросительного знака, которую Вы принимаете у себя в кровати, склонившись над ноутбуком или планшетом, вредит позвоночнику. А если Вы будете перегружать глаза не только днём, но и вечером, острота зрения будет снижаться стремительно.

Соглашаясь, что полуночные онлайн-бдения могут привести к массе неприятностей, я решил поддержать #ДеньБезИнтернетаНаНочь. Я просто отключил Интернет на всех устройствах за пару часов до сна и не включал его до самого утра:

Сил для начала нового дня остаётся куда больше, а сон становится крепче, потому что какие-то нерешённые проблемы ты на ночь оставляешь в Интернете и до утра о них не вспоминаешь. А утром решение зачастую приходит само, либо полученный тобой за пару дополнительных часов сна бонус энергии позволяет эти трудности быстро преодолеть.

Пробовать #ДеньБезИнтернетаНаНочь хорошо посреди недели, когда вы устали от работы или других ежедневных занятий. Ваш организм на самом деле понимает, что отдых ему необходим, и если вы перестанете пытаться его обмануть, он будет вам благодарен.

Спрячьте ноутбук, планшет и смартфон в дальние углы квартиры, чтобы вам неудобно было за ними тянуться. Или вообще отдайте друзьям. Перед сном можно немного прогуляться, а часа за три до того, как отправиться в кровать – легко перекусить чем-нибудь кисломолочным или белковым. Тогда голод не вытащит вас из кровати посреди ночи и не заставит вновь стремиться выйти в интернет, пока вы заняты поглощением пищи.

#ДеньБезИнтернетаНаНочь – это часть акции #ДеньБез, запущенной порталом MedAboutMe. Люди, которые придумали акцию, ставят перед собой цель "повышения качества жизни через ответственное отношение к своему здоровью".

У них получился комплект из 30 вредных привычек – хватило на целый месяц. Каждый непременно найдёт для себя ту, от которой следовало бы избавиться. Начали с самого невинного – вредных наушников. Потом провели дни без гиподинамии, компьютера и фастфуда (это, по-моему, куда сложнее). Сегодня наступил день без интернета на ночь, а впереди ещё масса любопытных экспериментов – например, дни без майонеза, одиночества и каблуков. Да, вред не всякой привычки очевиден, но команда профессионалов MedAboutMe (среди них врачи, фитнес-тренеры и психологи) разъяснит вам, что к чему.

Внедрять здоровый образ жизни небольшими порциями – вполне логичный способ. Каждый может выбрать, от какой привычки ему будет отказаться легче всего, и начать именно с неё.

Если человек видит, что способен избавить себя от вредной привычки хотя бы на один день, он начинает осознавать, что срок его "самопожертвования" не так уж сложно растянуть сначала на неделю, затем на месяц, и далее – насколько хватит силы воли. Главное – не бросать, если вдруг сорвались, а невозмутимо продолжать дальше, как будто ничего и не произошло.

Кстати, если вы сами решили поддержать какой-нибудь #ДеньБез, заходите на сайт акции и делитесь открыткой-анонсом в соцсетях. Помогите стать лучше не только себе, но и своим друзьям. Благодаря всё тому же интернету это теперь очень просто осуществить.

ДеньБезИнтернетаНаНочь
0kozel_animated

Лытдыбр: козлосервис

Круче всех, наверное, поздравила меня с днём рождения служба техподдержки ЖЖ.
Козёл Фрэнк
Предыдущий пост не удавалось запостить с полудня до восьми часов вечера.
То ли шаббат у них там случился, то ли отпуск, то ли сокращение штатов Невада и Калифорния.
Но даже на status.livejournal.org не нашли времени написать о существовании проблемы.
С таким сервисом никакой Роскомнадзор не нужен.
00Canova

Зимин, Манский, Венедиктов: хроники понедельника

Оказывается, исторический момент, когда я познакомил Зимина с Манским, кто-то успел заснять.
Жаль, не знаю имени автора, а то б сказал спасибо:

Вообще, это был прекрасный летний вечер на Никитском бульваре.
Я после «Эха» зашёл в Жан-Жак перекусить.
Зимин просто шёл мимо, и я не мог удержаться от того, чтоб расспросить его про митинг 6 июня и планы «Династии».
Потом мимо шёл Виталий Манский, но далеко не ушёл.
Что, собственно говоря, запечатлено на фото.
Потом Ира Якутенко (из Ленты.Ру/Науки) подошла, а мы как раз обсуждали ролик НТВ, где она посылает топтунов на малое количество букв.
Потом Манский пошёл читать лекцию, Зимин отправился домой, и тут же приехал Венедиктов.
Он долго меня уговаривал оставить в покое Кристину Потупчик — и, конечно, с какой-то высшей рыцарской точки зрения он был прав, но я-то жид практик. Мне важно, что с 15 мая на мой Фейсбук не поступило ни одного доноса.
Конечно, это был хамский наезд, недостойный жыдая.
Конечно, можно было обойтись перепостом «Кристины, Маши и социального лифта» — это чистый пулитцеровский материал, один из лучших постов за 14 лет существования моего ЖЖ, и малолетняя уголовница там размазана по паркету с хирургической точностью.
Но видите ли, я хочу, чтобы ugly side of me тоже была противнику понятна.
Я не считаю, что Кристина Потупчик, участница гнусной операции «Катя Муму», с оплатой проституток, кокаина и скрытой съёмки половых актов, может рассчитывать на отношение к себе как к женщине. Она сама себя назвала деревенским уёбищем, то есть существом совершенно бесполым, среднего рода. Нравится ли это её мужу, я не знаю. Но, очевидно, мой пост навёл её на мысль, что не надо больше пытаться закрыть мой аккаунт в Фейсбуке веерными доносами от ботов — а я ровно это и пытался до неё донести.
Муж ли там повлиял, или просто бабки казённые кончились, не могу знать.
Но если ты 100 раз в день доносишь на меня в фейсбучный саппорт, то будь готова к такой ответке, что твой муж поседеет за день.
Кристина меня услышала как зайчик, доносы прекратились. 118.000 подписчиков моего Фейсбука могут не волноваться. Всё, что я хочу до них донести, они прочтут, даже если Кристина против.

Потом пришёл Вадим Прохоров, адвокат семьи Немцова, и мы выпили ещё пару литров Pinot Grigio.
Попутно Вадим взялся представлять интересы Дмитрия Карабчиевского, потому что квартиру, в которой жил и покончил с собой мой друг Аркан, переписали на себя какие-то мелкие жулики. Сейчас они ищут способ убить Диму и сохранить квартиру за собой. Но Вадиму не впервой сдавать ментам такие ОПГ.
И Вадим вписался.

Что было дальше, я уже просто не помню. Извините. Иногда мне тоже нужно спать. Да простит меня Маша Деева, из-за которой я не сплю нормально уже 16 суток.
Ради Маши я готов не спать ещё 16, но увы, иногда физиология берёт верх над чувством долга.

PS. Тут меня 50 раз за последний час спросили, уехал ли Дмитрий Зимин из России.
Я не могу этого знать, но я могу вам сказать, что он меня спросил, и что я ответил.
Ответил я: да, конечно, Дмитрий Борисович, Вам стоит уехать.
Не потому, что Вас тут убьют, а просто воздухом подышать уже наконец, на 83-м году жизни.
Если он меня услышал — я счастлив. Если нет — я огорчён.
Но судя по последним новостям, всё хорошо.
00Canova

Лытдыбр: от Кастелло до Наркомфина

Как обычно, прилетел в Москву из Венеции своим любимым ночным рейсом.
Прокатился с ветерком по новой автостраде, которую дотянули уже до платформы Ховрино, а, судя по указателям на обочине, планируют прорубить её до самого Алабяно-Балтийского тоннеля. Интересно, долго ли у них займёт эта стройка, и во что в результате превратится Большая Академическая улица...

В пять утра, то есть через 45 минут после расчётного времени прибытия рейса, я уже входил в свою квартирку в Наркомфине. И с удивлением в очередной раз ощутил, что из всех жилищ, кирпичных, панельных, дореволюционных и сталинских, в которых мне доводилось квартировать за почти полвека жизни в Москве, эта странная, съёмная, малометражная двушка ближе всего приближается к ощущению дома.
Дом Наркомфина, проект реставрации
Что-то такое наколдовал тут Моисей Гинзбург, одержимый завиральными идеями передового советского быта, отчего всякий раз хочется сюда возвращаться, как не хотелось возвращаться ни в одну из московских квартир до сих пор. Я довольно хорошо изучил за эти 9 месяцев его коммунально-бытовые, функциональные замыслы, как он тут экономил пространство на коридорах, играл с высотой потолков, растягивал оконные пространства, чтобы дать каждой квартире максимум света, химичил с фэншуем, садом Шаляпина и схемой водоснабжения — но вот что он такое сделал, чтобы обеспечить мне такой уют и чувство дома, я ума не приложу.
Моя квартира в Наркомфине
Впрочем, я кажется уже знаю, кого об этом спросить...