Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

00Canova

Parlez-vous français? Париж с Дмитрием Петровым

Новость не то чтобы удивительная по нашим временам, но для кого-то из моих читателей наверняка удачная. Из-за шенгенских неурядиц и общей экономической ситуации в самый последний момент образовалось несколько свободных мест на суперпопулярном выездном курсе полиглота Дмитрия Петрова — «Французский язык с погружением в среду».

Это четырёхдневный семинар, который проводится в центре Парижа, на rue de Rivoli, он предназначен для слушателей начального и продвинутого уровня. Начинающие получат 16 уроков, продвинутые — 8. Плюс практические занятия по преодолению языкового барьера — общение с парижанами на улицах, в кафе, магазинах, музеях… Численность каждой из групп — от 10 до 15 человек.

Семинар пройдёт с 27 по 30 октября.

Сам я, как может помнить читатель, прослушал у Петрова начальный курс итальянского — 16 уроков в той самой «Прямой речи» (с первого занятия выкладывал даже трансляцию в ФБ). С нетерпением жду, когда случится поездка для продвинутого уровня в Италию — или хотя бы курс в Москве. Жаль, что язык Петрарки и любви пользуется у нас меньшей популярностью.

NB: поскольку физически занятия проходят в Париже, а не в Ермолаевском переулке, предложение годное для жителей любой точки обитаемой суши, не только для москвичей.
0лева 2011

Завтрашние новости про 57-ю школу

Завтра утром будут очередные новости из 57-й школы.
Окончательная отставка директора, её принятие Департаментом образования, назначение и.о., объявление конкурса на замещение вакансии.
Очевидно, это не конец, и даже не середина той череды отставок и назначений, которая ждёт школу в ближайшие месяцы. Надеюсь, вернутся в школу те педагоги, которые заявили о своей отставке в начале сентября. И никогда не вернутся те, за поступки которых мы сегодня все расплачиваемся.

Проблемы, с которыми столкнулась сегодня эта прекрасная московская школа, могут и должны быть решены. Для этого необходима совместная работа учителей и родителей. Не стоит думать, что одними кадровыми перестановками можно разрешить вопрос, внятного решения которого в России не существует сегодня ни на уровне школьных учреждений, ни в системе Минобрнауки, ни в правоохранительной сфере. Некоторые вопросы — и правовые, и этические, и процедурные — общими силами родителей и работников школы придётся решать впервые в российской практике. Конечно, тут пригодится накопленный зарубежный опыт, но стоит помнить, что он там у них основан на законах, традициях защиты прав детей и лучших практиках правоприменения, в России отсутствующих. То есть придумывать придётся нечто не просто работающее, но ещё и состоятельное с оглядкой на наши реалии.

Огромный пласт проблем связан с той отвратительной свистопляской, которую вокруг событий в 57-й школе устраивают отдельные наши СМИ и самозванные «борцы за правду». Упоённое смакование подробностей — их хлеб и радость, и мы не можем требовать от них задуматься хоть на мгновение об интересах наших детей, сегодняшних учащихся школы. «Лайфньюз» отстрелялся, в «Пусть говорят» выпуск по жареной теме готовится на завтрашний вечер, и сколько ещё будет попыток пригвоздить всю школу, всех её сотрудников, выпускников, учащихся и их родителей к позорному столбу — нам не дано предугадать. В значительной степени ненависть к школе со стороны участников этой травли диктуется именно представлением о некоем её элитарном «статусе». Который состоит всего лишь в том, что детям там дают хорошее современное образование. Этого сегодня для некоторых ораторов достаточно, чтобы записать 57-ю школу во «враги народа» и добиваться её скорейшего разгона.

Надеюсь, у них ничего не получится. Хорошая новость про флешмобы коллективного психоза и травли подобного рода — что у них короткий срок жизни. Отстанут от 57-й — возьмутся за кого-нибудь ещё. К нормальным людям у меня в этой связи искренняя просьба: помните, что шельмование школы в первую очередь бьёт сегодня не по тем учителям, которых там уже нет, а по тем детям, которые там сейчас учатся. Не участвуйте в травле. Если вас эта проблема затронула — обратитесь в школу, предложите свои решения, примите участие в конструктивном рабочем обсуждении, а не в говношоу. Если не затронула — есть масса других тем, достойных широкого публичного обсуждения без ущерба для психики и благополучия чужих детей.
medvedev george

Пять сезонов в одном предложении


Но самое главное, еще раз говорю, это личный выбор. Меня часто об этом спрашивают, и по учителям, и по преподавателям. Это призвание. А если хочется деньги зарабатывать, есть масса прекрасных мест, где это можно сделать быстрее и лучше.
(полный текст цитаты)
0casanova

16 уроков итальянского позади. Что дальше?

Прошёл до конца «Итальянский за 16 уроков с Дмитрием Петровым».
Курс умещается в 5 учебных дней без отрыва от производства (2+3+3+4+4 академических часа).

Моё собственное представление о том, зачем этот курс на самом деле нужен, менялось от занятия к занятию. Но в итоге пришло понимание и установилась окончательная ясность в этом вопросе.

Во-первых, отпала мучительная необходимость конструировать итальянские фразы по образцу turisto sovetico oblico morale, изобретая грамматические правила взамен уже существующим, но ещё не выученным.

Во-вторых, выработался навык чтения любых итальянских текстов — от giallo до Божественной комедии. До сих пор я в основном читал без словаря книги и статьи по истории, живописи и архитектуре Венеции, потому что там вся лексика знакома, а смысл связующих слов угадывается из общего контекста. Теперь не боюсь читать и на незнакомые темы.

В-третьих, открылись бескрайние ресурсы по закреплению усвоенного: не только песни, которыми мы тут пару раз баловались на прошлой неделе, но также великие фильмы, которые предстоит скачать и пересмотреть на языке оригинала, газеты, телепередачи и т.п. А для затравки я перевёл на итальянский интерфейс всех своих девайсов, от Мака до Гуглофона.

В-четвёртых, понятно стало, сколько примерно времени потребуется на дальнейшую учёбу, чтобы закрепить полученные навыки и усвоить всё то, что Петров не счёл нужным включить в свой начальный курс. Если верить Олегу Навальному, которому у меня нет причин не доверять, идеальные условия для такой учёбы созданы в посёлке Нарышкино Орловской области, в изоляторе СУС исправительной колонии №5.

Как раз завтра я закончу ознакомление со вторым томом своего уголовного дела №387282, обвинительное заключение уйдёт в прокуратуру, и дней через 10 она, возможно, попросит Пресненский суд о создании для меня столь же комфортных условий.

Покуда этого не случилось, качаю с Рутрекера великую эпопею Novecento любимого Бертолуччи, на языке оригинала и с итальянскими же субтитрами. Не знаю, кто это сказал, что Рутрекер из России не доступен, но он ошибался. Кстати, некоторое количество шедевров итальянской киноклассики в оригинальном звучании можно найти и в iTunes store, но субтитры там английские).
00Canova

-тся и -ться как медицинская проблема

Пишет Олег Кашин в Телеграме:

В одном разговоре услышал выражение "врожденная грамотность", и хотя с его помощью хвалили меня, все равно оно меня бесит, потому что никакой врожденной грамотности, конечно, не бывает, просто надо много читать и писать, и тогда будет грамотность; это же откуда-то из школы выражение, которое прежде всего оправдывает тех, кто не читает и не пишет ("не гуманитарий" еще говорили).

Очень верный нравоучительный посыл, но фактически утверждение глубоко ошибочное. Это примерно как сказать: «Спиртное пьют только гопники, которым больше нечем в этой жизни заняться».

С неграмотностью — точно такая же история, как с пьянством. То есть, с одной стороны, тот экзистенциально-бытовой фактор, о котором говорит Кашин, совершенно реальный и невымышленный. Если ты родился и вырос в среде, где, кроме водки, иных форм досуга не знают и не ищут — резонно предположить, что ты в отроческом возрасте к общему веселью приобщишься, а до старости, возможно, и вовсе не доживёшь. Такова суровая медицинская статистика, и она вполне удовлетворительно описывает демографию социального пьянства. Но совершенно не отменяет того факта, что пьянству и алкоголизму может оказаться подвержен и человек из вполне традиционной мусульманской семьи, в которой многие поколения спиртного даже не нюхали. Верно и обратное: уроженец глубинки, где редкий мужчина успевал дожить до пенсии в связи с алкогольным анамнезом, вполне может оказаться трезвенником, уехать в большой город, получить образование, и прожить в итоге долгую здоровую жизнь, в которой роль горячительных напитков совершенно не прослеживается.

Совершенно такая же фигня и с грамотностью. Конечно, если твои родители не занимались твоим гуманитарным развитием с детства, и школа не привила тебе стойких навыков чтения/письма, то высока вероятность, что ты до конца дней не подружишься с орфографией родного языка. А если ты родился в академической семье, в которой образование почиталось главной человеческой добродетелью, то, как бы лично ты ни был ленив и аллергичен к любой учёбе, некий набор базовых знаний о родной речи в тебя успеют вбить раньше, чем ты сумеешь развить в себе волю к сопротивлению. И тогда ты, вероятно, на всю жизнь сохранишь навыки грамотной речи и письма, даже если с получением паспорта убежишь из дома и перестанешь понимать тех, кто учился в спецшколе.

Но дальше уже начинаются индивидуальные особенности, которыми каждого из нас природа одарила в избытке. И та самая "врождённая грамотность" к ним как раз принадлежит. Пишу об этом с полной уверенностью, потому что сам ею страдаю. Те писаные правила русской орфографии, которые нам вдалбливали с чётвёртого класса на уроках правописания, я успевал забыть к концу перемены, просто потому, что не испытывал в них никакой потребности. Как что правильно пишется — я всегда откуда-то знал без этих подсказок и костылей. И не потому, что при чтении книг в дошкольном возрасте выписывал оттуда и зубрил лексические обороты, а как-то оно само к мозгам прилипало. На каком бы языке я ни писал статьи в печатные издания — мои тексты могли содержать какие-то фактические или политические ошибки, но никогда не требовали корректуры. Про спеллчекеры в редакторском софте я успеваю выучить ровно одно: где их отключать, чтоб не мешали работать.

При этом за четверть века редакторской и модераторской практики, сталкиваясь с манерой письма самых разных авторов, я повидал туеву хучу обратных примеров. Я знаю людей, которые не только прочли значительно больше книг, чем я сам, но и немало их сами написали — при этом оставаясь совершенно глухи к таким вещам, как чередование тся и ться при спряжении возвратных глаголов. В Ленте.Ру, с подачи Галины Викторовны Тимченко, закончившей в советские годы один со мною медицинский институт, этот редакторский недуг именовался по-научному дислексией (педанты возразят, что более правильный термин тут был бы дисграфия, но они ошибутся, потому что специалисты, от Рудольфа Берлина в 1887-м до членов правления IDA в 2015-м считали второе расстройство частным случаем и проявлением первого). В самом деле, постижение человеком правил грамматики и последующее их автоматическое применение зависит не от того, сколько текстов он в жизни прочёл, а от того, как они у него в голове укладывались по ходу чтения. А это, в свою очередь, зависит от очень индивидуальных, не слишком хорошо изученных свойств когнитивного аппарата.

Если вернуться к метаболической аналогии, которую я развивал выше, то же самое происходит в нашем организме с алкоголем или сахаром. Диабет не развивается от того, что человек ест много сахара, и не проходит сам собой, если сахар из рациона исключить. Точно так же и отношения любого человека со спиртными напитками не исчерпываются одним только влиянием окружающей среды. За усвоение выпитого в организме отвечают как минимум два фермента: АДГ и АЦДГ. От их взаимодействия зависит и то, как быстро мы пьянеем, и то, как долго это состояние держится, и токсические эффекты, и наше самочувствие на следующий день. А активность этих двух ферментов у каждой особи запрограммирована на генетическом уровне — если не в 23andMe, то, по крайней мере, в клинике «Атлас» вам могут за деньги рассказать, как обстоит с ними дело лично у вас.

По ряду объективных причин сознание человека изучено медицинской наукой много хуже, чем обмен веществ. Поэтому какие гены отвечают за дислексию/дисграфию и врождённую грамотность, вам сегодня не расскажут ни в генетической лаборатории, ни в кабинете практикующего логопеда. Но я совершенно убеждён, что "врождённая грамотность" (как и её отсутствие) — не фигура речи и не обывательский миф, а вполне себе объективная реальность, имеющая конкретную медико-биологическую природу, о которой нам когда-нибудь расскажет Ася Казанцева в очередной просветительской книге.
всюду жизнь

Сколько можно бояться

Дорогие френды и читатели, перестаньте, пожалуйста, пугать меня тюрьмой.
Реально — надоело. Скучно, однообразно, ни о чём.

Я родился и вырос в стране, где поговорка от тюрьмы не зарекайся каждому жителю известна лучше, чем «Отче наш» и 49-я статья Конституции. Мне ещё не исполнилось 17 лет, когда моего учителя иврита отправили валить лес в мордовские лагеря — именно за то, что он преподавал мне иврит.

В 1983 году я, владея шестью иностранными языками, не пошёл на филфак МГУ, как настаивали родители, а поступил в медицинский институт — именно для того, чтобы в случае Афганистана или лагерей иметь пригодную в этих местах специальность. Ни по какой другой причине. Когда перспектива Афгана и лагерей миновала, я вернулся к гуманитарным занятиям, но если Родина скажет — откопаю диплом (кстати, адвокат и так велел его найти, для приобщения к уголовному делу).

Среди моих знакомых — и в брежневские времена, и в путинские — всегда хватало людей, переживших тюрьму и лагерь. В том числе и по политическим статьям, и по вполне себе уголовным. Некоторым из них я откровенно завидую, потому что они использовали время пребывания в местах лишения свободы с большой пользой для личностного роста и развития. В моём представлении, тюрьмы и лагеря — такая же школа жизни, как кругосветное плавание или восхождение на Эверест, только с меньшими рисками для жизни.

Когда мне попадаются такие материалы, как недавние карточки Олега Навального на Медузе — я читаю их с большим практическим интересом.

Весь смысл 282-й статьи и других аналогичных законов — в запугивании людей. В том, чтобы мы боялись открывать рот. Единственный способ бороться с этой системой — не бояться её угроз. Я — не боюсь. И не надо, пожалуйста, учить меня страху. Это ровно та наука, которую я считаю для себя лишней. Не потому, что я такой крутой и смелый, а потому, что мне скучно бояться. Людей, живущих в постоянном страхе перед властью или неизвестным будущим, среди моих знакомых было больше, чем даже сидевших. И если я, в силу каких-то обстоятельств, не отношусь к их числу, то считаю, что мне крупно повезло.

А самое главное, о чём стоит помнить в жизни (поскольку она чревата проблемами посерьёзней тюрьмы), — что Бог не посылает нам таких испытаний, которые мы были бы не в силах перенести.
moroz

Весна-2016

Кажется, мы в очередной раз дожили до весны.
И это, пожалуй, лучшая новость на сегодня.

Конечно, в прежние времена, когда в Москве ещё случались настоящие зимы, с тридцатиградусными морозами, лопающимися трубами отопления, с отменой занятий в школе и автомобильными аккумуляторами, ночующими в квартирах, приход весны ощущался более значимым событием, чем просто календарная дата. Другой вопрос, что он тогда не был так уж связан с календарём, поскольку тридцатиградусные морозы случались и в марте.

Но и сейчас, когда все эти зимние ужасы остались лишь в воспоминаниях старожилов (которые, как водится, «не упомнят»), мысль о наступившей календарной весне по привычке греет мне душу. Что-то есть жизнеутверждающее в сознании того, что очередную зиму нашей жизни мы пережили. А впереди — зелень, цветение, синева и запахи природы.
hands

Как я писал стихи Пушкина

История про хабаровскую школьницу, выдавшую современный рэп за стихи Осипа Мандельштама напомнила мне эпизод из моего собственного школьного детства.

Однажды, придя на утренний урок русского языка в седьмом классе, я с ужасом вспомнил, что после перемены, на литературе, от меня ждут выученное стихотворение Пушкина и доклад об истории его создания. Томика Пушкина под рукой не было, Интернета — и подавно, так что я не придумал ничего лучше, кроме как сочинить своё собственное и выдать за «наше всё». Минут 15 ушло на творческий процесс, перемена — на заучивание собственных нетленных строк. В результате получил две пятёрки: за прочитанное стихотворение и за доклад о том, как Пушкин его писал.

Стихи мои не сохранились, но помню, что были они про политику. Пушкин там хуесосил австрийского канцлера, князя Клеменса Венцеля фон Меттерниха, за очередное предательство российских интересов, и напоминал ему прежние австро-венгерские измены, которые для габсбургского дома ничем хорошим не закончились. Историю наполеоновских войн я в ту пору изучал довольно старательно, так что населить мой стих именами и событиями рубежа XVIII/XIX веков труда не составило. Как и придумать позднейший повод для пушкинских упрёков австрийскому канцлеру. Для училки (которая прежде преподавала родную речь в начальных классах) тема была новая и незнакомая, так что и стихи, и мой последующий доклад об их исторической подоплёке сильно расширили её кругозор. Считаю, что обе пятёрки она мне поставила совершенно заслуженно.

Не знаю, чем закончится история хабаровской школьницы, но моя выходка имела последствия самые неприятные. Мои соученики рассказали об этом случае родителям, и те, разумеется, пришли к директору школы возмущаться — что за чучело преподаёт у вас литературу, если оно даже Носика от Пушкина не может отличить.

Директором английской спецшколы №40 на Войковской в ту пору была Валентина Ивановна Рогачёва. Её к нам прислали откуда-то из-за Урала, где она, по слухам, возглавляла колонию для несовершеннолетних преступников. Судя по тем воспитательным мерам, которые она привнесла в наш школьный быт, слух возник не на пустом месте. Одной из важных педагогических мер воздействия Валентина Ивановна считала перевод нарушителей дисциплины в параллельный класс. Что и было со мной проделано: проучившись без малого 6 лет в классе «в», я был переведён в класс «а», где нашёл немало новых приятелей. А спустя ещё полтора года, после окончания 8 класса, мне было «рекомендовано» школьное образование не продолжать. В ту пору, 35 лет назад, советская власть остро нуждалась в пролетариате, и у всех спецшкол была разнарядка по отчислению учащихся в ПТУ. В эту квоту я и угодил со своим Пушкиным (которого злопамятное школьное руководство мне, конечно же, не забыло).

К великому моему сожалению, мама моя в ту пору была ещё не готова смириться с моими планами насчёт медицинского образования, и запихнула меня в литературный класс 201-й школы на Войковской (той самой, здание которой в недавние годы было варварски разрушено). Там я благополучно и доучился до самой смерти Брежнева, а потом всё равно поступил в мединститут...

Не могу исключить, что на выходку с Пушкиным сподвигла меня сцена из прекрасного школьного фильма «Когда я стану великаном», с Михаилом Ефремовым и Андреем Васильевым в главных ролях — картина вышла как раз накануне летом, и там герой Ефремова, поэтический хулиган Копейкин, читал на уроке литературы собственные стихи, стилизованные под разную русскую классику. Впрочем, в фильме его за это не наказывали.
0Banksy

Память изменяет всем и каждому

Покуда я писал в предшествующем посте, что все мы знаем текущую цену за баррель (лучше, чем состояние наших собственных личных финансов), вышла прекраснейшая викторина от «Медузы» на тему: а что мы вообще знаем про нефть?!

Предложено 12 вопросов, призванных показать российскому читателю-обывателю, до какой степени плохо он себе представляет самые элементарные факты о той жидкости, от которой так зависит и экономика страны в целом, и его персональный приход/расход...

Вопросы — из разных сфер, объединённых одной заглавной темой: как в старину [не] добывали нефть, сколько литров в барреле, каков тоннаж у крупнейшего в мире танкера, какая добыча была в СССР в 1950х, как расшифровывается ЮКОС и т.п. Индивидуальный результат каждого экзаменуемого зависит, таким образом, от огромной кучи факторов: личного любопытства и эрудиции, смекалки, свойств памяти, а также от предшествующего опыта изучения темы. Не говоря уже о простом везении, которым может определяться твой результат, если отвечаешь на незнакомый вопрос методом тыка.

Но какой бы балл (в диапазоне от 0 до 12) ты ни набрал в этом опросе, выводы, на которые он наводит, в моём представлении никак не связаны ни с нефтью, ни с экономикой, ни с приблизительностью наших знаний о важных фактах окружающего мира.

Фокус в том, что самостоятельное знание любым человеком ответов на любой один из вопросов (или на все 12) — вещь абсолютно бесполезная в современном мире. По той причине, что правильный ответ на каждый из этих вопросов гуглится в телефоне примерно за 20 секунд. То есть полный набор знаний, отличающий дремучего двоечника от золотого медалиста в данном опросе, в современных условиях приобретается за 4 минуты ровно. И так же быстро может быть утрачен, если эти знания не показались их получателю ценными в прикладном плане, примечательными, или полезными для общего развития.

И я тут совершенно не критикую составителей опроса «Медузы», ибо то же самое касается огромного количества экзаменов multiple choice, используемых человечеством как для забавы, так и для реального определения уровня подготовки тех или иных кандидатов. Когда грань между условным «знанием» и «незнанием» истончилась до 20 секунд гугления, то всерьёз говорить о её важности и принципиальной значимости (как для самого экзаменуемого, так и для того, кто его пытается таким способом оценить со стороны) довольно наивно.

Ещё раз повторюсь: дело не в том, что вопросы «Медузы» — плохи. Сколь бы ни был бесполезен в практическом плане вопрос о коэффициенте пересчёта баррелей в литры, это совершенно легитимный вопрос. И нет ничего дурного в том, чтобы помнить правильный ответ без подсказки, даже если никому из нас в жизни никогда не придётся разливать нефть из условной бочки с оплатой за литр. Так же, как знание расшифровки названий типа ЮКОС и ЛУКойл (по именам крупнейших месторождений каждой из компаний) в общем случае — результат знакомства с историей новейшей России и её экономики, чтения книг и статей по этому вполне актуальному вопросу.

Фокус в другом. Есть огромное количество цифр, дат и фактов, которые я в принципе знаю: проходил в школе и институте, вычитал в литературе, услышал от знакомых, увидел на табло. Это может быть и число Авогадро, и ускорение свободного падения, и население Москвы, и год рождения Ивана Грозного, и время вылета моего рейса в Бергамо. Но я уже очень давно отвык полагаться на собственную память, когда под рукой есть Интернет, позволяющий любую цифру или утверждение перепроверить в авторитетном источнике именно в ту секунду, когда ты эту цифру собираешься применить на практике.

Дело не в том, что память у меня слабеет с годами (может быть, она, наоборот, крепнет и углубляется — у нейрофизиологов нет по этому поводу единого мнения). Просто я реально не вижу никакого выигрыша в экономии 20 секунд на фактчекинг. А люди, предваряющие любое своё фактическое утверждение вводным оборотом «если мне не изменяет память» (в русском Интернете есть уже по этому поводу устоявшееся сокращение ЕМНИП), на мой взгляд, бессмысленно множат энтропию. Время, которые они потратили на написание этой оговорки, пустили б лучше на фактчекинг — меньше ошибочных утверждений осело бы с их подачи во всемирной копилке знаний. Память может случайно изменить абсолютно любому человеку, и в любом вопросе — безо всяких на то органических мозговых причин.

Особенно обидно, конечно, когда она изменяет в вопросе о времени вылета твоего рейса, которое ты забыл уточнить по онлайновому табло накануне. Но и когда ты, скажем, объявляешь Довлатова выдающимся русским писателем XIX века — тоже ведь неприятно выходит. Я в данном случае Мединского не защищаю и не обвиняю: для меня довольно очевидно, что в иной ситуации он бы шевельнул извилиной и прикинул собственными силами, в какое время жил и писал Довлатов: даже если допустить, что министр ни строчки этого писателя не читал, и биографии его не знает, фильм Говорухина он всё же видел, и деньги на его съёмку выделял. Рискну предположить, что если б Мединский перед выступлением про Довлатова потратил немного времени на чтение каких-нибудь самых базовых, но авторитетных биографических справок, накладки бы этой не случилось, XX век успел бы отпечататься в голове на то недолгое время, покуда эта информация была нужна и актуальна в разговоре. Нет причины полагаться на память, когда фактчекинг так прост и дёшев. Кстати сказать, огромное количество цифр и фактов, которые мы «твёрдо помним всю жизнь», потому что услышали их в детстве от учителей, родителей или школьных товарищей, при перепроверке могут оказаться как изначально ошибочной, так и устаревшей информацией. Прямой угол я, допустим, перепроверять не полезу, но уже температуру кипения воды, её замерзания/таяния, или девятую позицию в числе "пи" — обязательно.

Если же вернуться к узкой теме «оценки знаний», то в некоторых хороших вузах и школах, ещё в советские времена, на экзамены разрешалось приносить литературу. Не шпаргалки с таблицей где-то заранее подсмотренных правильных ответов на каждый вопрос, а именно литературу. Для человека, который в теме не шарит в принципе, такая подсказка и в стрессовой ситуации экзамена окажется бесполезна. А для человека, который хорошо усвоил общие принципы обсуждаемой темы, заглянуть лишний раз в справочник — не грех, не преступление, и уж, конечно, не признак его профнепригодности.

Только не надо мне тут, пожалуйста, писать про «атрофию памяти», и спрашивать, что я стану делать со своей страстью к фактчекингу, когда во всём мире отключат электричество и Интернет. Миллиарды людей ежедневно пользуются лифтом и/или общественным транспортом вместо того, чтобы ходить пешком и карабкаться на 20-й этаж по лестнице; почему-то клиники мира от этого не забиты лежачими паралитиками, у которых из-за наличия транспорта и лифта развилась полная атрофия мышечной системы. Тренировка (мышц или памяти) может быть вещью сколько угодно полезной для организма, но всё ж это рекреационная деятельность, а не профессия.
0Banksy

Лекторий Образовача. Он же Курилка Гутенберга

Про «Образовач» я тут не раз уже рассказывал.
Про научный ресурс N+1 вы и без меня всё знаете.
Пришло время рассказать про ещё один отличный образовательный проект, к строительству которого мои друзья и партнёры из «Мохнатого сыра» приложили руку.

«Курилка Гутенберга» изначально затевалась как неформальный клуб любителей научно-популярной литературы. Участники клуба время от времени собирались в Москве (сперва — на частных квартирах, затем в помещениях клубов и книжных магазинов), чтобы пересказать друг другу содержание прочитанных книг по научной тематике. Тусовка носила полузакрытый характер — отчасти, из-за отсутствия сколько-нибудь серьёзных организационных ресурсов, а отчасти — из-за того, что организаторы клуба и сами не понимали, кому, кроме них самих, такой формат общения может быть интересен. Число подписчиков «Курилки» в соцсетях более или менее отражало общее количество участников офлайновых сборищ.

Роман Переборщиков, возглавивший проект в июле 2014 года, задумался о смене формата с «квартирников» на полноценный лекторий, с привлечением реальных учёных в качестве лекторов. Вопрос с помещениями, как он вскоре выяснил, решать было довольно легко: принять на своей базе такой необычный лекторий соглашались и научные, и культурные, и коммерческие предприятия, в диапазоне от Исторического музея до Яндекса. Вопрос о медийной поддержке тоже решился быстро и счастливо: новым просветительским проектом заинтересовались создатели «Образовача», которые вообще любят всё про науку. В ту пору у сообщества не было ещё нынешних 306.800 подписчиков, но и тех ста тысяч, которые оно набрало в первые месяцы после запуска, хватило «Курилке Гутенберга» (она же теперь — «Лекторий Образовача»), чтобы прощупать почву и обнаружить, что интерес широкой публики к подобным проектам довольно велик, и Москвою этот интерес ничуть не ограничен. За прошедший год «Курилка» провела по всей стране (в том числе — в Питере, Казани, Ростове-на-Дону, Калуге, Омске, Астрахани, Владивостоке, Кургане, Уфе, Новосибирске, Томске, Краснодаре и Челябинске) больше 100 лекционных мероприятий. Слушать лекторов пришло в общей сложности около 14.000 человек. В разных городах страны партнёрами проекта становятся вузы, музеи, библиотеки, клубы, ИТ-компании. Полноценный видеоканал в YouTube (монтажом для которого занимаются 10 добровольцев) выкладывает лекции, прозвучавшие в «Курилке Гутенберга», снабжая их субтитрами.

А самое поразительное в этой истории — что за всё время своего существования проект ни разу не заморочился не то чтобы пресловутой «монетизацией» своих успехов, но и вообще какой бы то ни было финансовой моделью. У него нет ни доходных статей, ни официальных спонсоров, ни тайных меценатов, ни господдержки, ни грантов. Вход на все лекции — бесплатный, краудфандинг тоже не ведётся. Правда, один раз, когда «Лекторий Образовача» стал партнёром фестиваля «Просветитель» и организовывал 30 лекций в 8 российских городах, он получил от ныне покойного фонда «Династия» 60.000 рублей на организационные расходы. Но в общем и целом «Курилка» держится на краудсорсинге, на усилиях волонтёров, которым просто нравится участвовать в организации этих мероприятий. А на жизнь они себе зарабатывают в других местах.

Это произошло не потому, что создатели проекта заражены коммунистическими идеями и ненавидят деньги. Просто естественным образом сложилось сообщество энтузиастов, замотивированных не подработкой, выручкой или прибылью, а желанием сделать интересный и осмысленный проект. Превращать его в коммерцию создатели «Лектория/Курилки» не планируют. Но на прямой вопрос про краудфандинг (как естественный, на мой взгляд, способ поддержки и развития такого проекта) Роман Переборщиков ответил, что в следующем году, возможно, придётся собрать деньги на организацию профессиональной видеосъёмки лекций. Потому что обидно терять хороший материал из-за любительского качества видеозаписей... Когда до этого дойдут руки — непременно тут анонсирую сбор.

Большой репортаж о работе «Лектория/Курилки», об истории, форматах и планах развития этого замечательного проекта — читайте сегодня на NewToNew.