Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

00Canova

На обиженных не только воду возят, но и в Пресненский суд на них тоже подают

Вчера в моём эфире на Серебряном дожде юрист ФБК Иван Жданов раскрыл подробности уморительнейшего иска, поданного «Неистовым Жоржем» Албуровым в родной, как выясняется, не только для меня, Гюльчехры и Малобродова, Пресненский суд.

Как все мы знаем, Дмитрий Анатольевич на букву М. — мужчина весьма обидчивый. И, с появлением у него под руками пультов управления разными соцсетями, он там банит обидчиков, почём зря. Меня, например, расфолловил в Твиттере и забанил в Инстаграме, так что я теперь его фоточки из Псехако, Тосканы, с яхты «Фотиния» и из Плёса вижу только через веб-версию. В Фейсбуке он забанил слушательницу «Серебряного дождя», которая о чем-то неудачно спросила в комментариях. А Неистового Жоржа, расследователя ФБК, который обо всех его богатствах накопал документацию, председатель Правительства Российской Федерации забанил в Твиттере.

Делать этого категорически не следовало, ибо аккаунт Д.А. Медведева в Твиттере является официальным информационным каналом Правительства РФ, о чём впрямую сказано на сайте того самого правительства. Ведётся этот аккаунт силами целой пресс-службы, которая за это получает жалование из бюджетных денег. И информация, которую пресс-служба там размещает — это официальная правительственная информация, доступ к которой должен оставаться свободным для граждан РФ. Зря что ли туда ведёт ссылка со всех страниц официального сайта Председателя Правительства РФ?

Как объяснил мне вчера в эфире Иван Жданов, так этот вопрос трактуется Федеральным законом от 9 февраля 2009 г. N 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» — принятым, к слову сказать, в первый год президентства на букву М, и скреплённым подписью на такую же букву. Закон обязывает обеспечить гражданину Албурову доступ к той самой информации, размещаемой госорганом на платформе Твиттер для всеобщего сведения.

Простыми словами, от Пресненского суда попросили обязать Медведева разбанить Албурова в Твиттере. И Пресненский суд этот административный иск вчера зарегистрировал, по подсудности, поскольку здание Правительства РФ находится прямо через дорогу от Наркомфина, в котором юрисдикция Пресни зацепила меня. Так что теперь у его перегруженных работой судей есть пять рабочих дней (до следующего четверга), чтобы либо этот иск отклонить, либо принять к рассмотрению.

Если примут — то я, наверное, подам следом иск, чтоб он меня обратно в Твиттере зафолловил, а в Инстаграме разбанил.
Потому что ссылка на Инстаграм со страницы официального сайта премьер-министра тоже имеется. Хочу вновь наслаждаться видами Тосканы, Красной поляны, Рублёвки, и что у них есть ещё там.
#жалкий
0solovyevorel

Про Жарова и Дурова: все точки над i

Свершилось: глава «Роскомнадзора» Александр Жаров написал долгожданное письмо Татьяны к Павлу Дурову. И разместил его в открытом доступе на сайте ведомства — вдруг Дуров туда время от времени наведывается, пусть прочтёт.

Это, на самом деле, очень потешный сюжет — противостояние Жарова и Дурова.
Потому что оба — фигуры в высшей степени знаковые. Осталось разобраться, кто из них — Слон, а кто — Моська.

Кто такой Павел Дуров? 15 лет назад это был интеллигентный питерский юноша, медалист и отличник из профессорской семьи — не бедной, но отнюдь не миллионерской (отец его — филолог-античник Валерий Семёнович Дуров, автор прекрасных литературных биографий Юлия Цезаря и Нерона, успешно переиздающихся уже четверть века). С детства увлекаясь Интернетом, в СПбГУ Павел Дуров учился не компьютерным или математическим дисциплинам, как его старший брат Николай, а английской филологии и переводу. Это, впрочем, не мешало ему в студенческие годы побеждать на олимпиадах по информатике и дизайну.

Всему, что Павел Дуров знает и умеет (кроме английского перевода), он научился сам, благодаря неуёмной жажде к знаниям и систематической привычке к их получению. Нет ничего удивительного в том, что применение своим огромным интеллектуальным и организаторским способностям он нашёл не на госслужбе и не в рядах олигархических финансово-сырьевых чеболей, а в русском Интернете, который 10 лет назад обладал, как нам тогда казалось, бесконечным потенциалом роста и развития. На этом рынке он в точности повторил американский успех Марка Цукерберга — с нуля создал самую популярную среди молодёжи соцсеть, привлекая в качестве стартового капитала деньги своих сокурсников из миллионерских семейств (в истории ВКонтакте дуровские партнёры Мирилашвили и Левиев повторили успех бразильца Эдуардо Саверина: он тоже миллионерский сынок, который в Гарварде подавал большие надежды и ловко играл на бирже, но 15 лет спустя единственная яркая строчка в его биографии гласит: «в начале нулевых дал умному сокурснику 20.000 долларов на соцсеть»).

Фактически окно возможностей для такого человека, как Павел Дуров, окончательно закрылось в России с аннексией Крыма и войной на Донбассе, но первый звонок прозвенел после событий мая 2012 года на Болотной площади. За фразой Пескова о размазывании печени нелояльных граждан по асфальту Госдуме последовала отмашка «разобраться» с российским Интернетом. Задачи ставились ровно две: что получится, поставить под жёсткий контроль спецслужб. А что не получится — запретить на территории России. Счёт законам, которые в этом направлении напринимали за последующие 5 лет, идёт на дюжины, и горшочек не перестаёт варить по сей день.

В том самом году, когда в ответ на Болотную депутаты из всех четырёх думских фракций внесли в парламент законопроект 139-ФЗ «О защите детей от информации», Павел Дуров, сам того не подозревая, вышел из комсомольского возраста. В юности у него была куча иллюзий насчёт того, что Россия — абсолютно лучшее в мире место для самореализации молодого таланта, благодаря уникальному сочетанию человеческого, интеллектуального и финансового капитала, что российский интернет-рынок способен расти быстрей любых устоявшихся и уже поделенных западных. Успех Яндекса, Mail.Ru, Озона, Мамбы, Одноклассников, ВКонтакте, ЖЖ — российских сервисов, полностью разгромивших на своём поле американские аналоги — служил убедительным пруфом. (NB: вам может показаться, что ЖЖ в этом списке дважды лишний, мне тоже, но просто случилось так, что мнение Павла Дурова о значении ЖЖ для Рунета я услышал от него самого в день знакомства, 6 лет назад — потому и добавил наш уютный некрополь в перечисление).

Однако при своих недюжинных умственных способностях Дуров не мог не почувствовать, какие в стране подули ветры — и к концу 2012 года все его иллюзии этими ветрами уже сдуло. Поэтому когда он придумал свой следующий проект, то сразу твёрдо понимал, что строиться новая платформа будет не в России, без фигурантов русского Forbes в учредителях, и без вообще малейшей зависимости от конъюнктуры российского интернет-рынка. Даже если сама идея безопасного обмена информацией, с защитой как от перехвата, так и от централизованного слива пользовательских данных, была в чём-то подсказана суетой Госдумы и ФСБ, Павел Дуров при создании Telegram ни секунды не рассчитывал подзаработать на страхах и опасениях соотечественников. Проект был изначально адресован мировой аудитории, с учётом всех сервисов, которые ей были на тот момент доступны, и того функционала, на который она явно предъявляла спрос. Расчёт оправдался: ещё в прошлом году активная аудитория Telegram превысила общую численность населения РФ, при том, что пользователи из России составляют меньше 5% от его активной аудитории.

Благодаря новым законам об Интернете, Россия стала практически бессмысленна как интернет-рынок для новых проектов, — написал Павел Дуров в ВК больше трёх лет тому назад, объясняя, почему русскоязычный интерфейс не значится в списке приоритетов Telegram. — Скажем, очевидно, что чем быстрее в Telegram соберётся ощутимая масса пользователей из России, тем быстрее его под благовидным предлогом заблокирует Роскомнадзор. Зачем тратить время?

В сегодняшнем открытом письме Жарова сказано буквально это:

Telegram в России должен быть заблокирован. До тех пор, пока мы не получим требуемые сведения.

Требование самостоятельной регистрации иностранного сервиса, не ведущего в РФ никакого бизнеса, в российском государственном «Реестре организаторов распространения информации» — это и есть тот самый благовидный предлог, над формулировкой которого «Роскомнадзор» ломал голову три с половиной года.

Тут читатель, возможно, ждёт, что я ему что-нибудь расскажу про Александра Жарова, но увы.
Мой бывший коллега, автор скопипащенной из документов Минздрава кандидатской «Медико-гигиенические основы формирования здорового образа жизни в Российской Федерации», отваливший из медицины на госслужбу больше 20 лет назад, ничего такого на этом свете не создал, чтобы об этом интересно было рассказывать.

Забавно, конечно, что 5 лет он прослужил пиарщиком у того самого министра Шевченко, у которого впоследствии Святейший Патриарх пытался отжать пентхаус в Доме на Набережной. И что до этого он был советником у другого пиарщика, Алексея Волина, совмещавшего в ту пору госслужбу с изданием журнала для взрослых Moulin Rouge, с откровенными фотографиями подростковых прелестей Насти Каримовой. Сегодня у Волина и Жарова — одинаковый статус: оба нынче — заместители у юного министра связи Никифорова, которому они годятся в отцы. Но у каждого из замов в руках сосредоточены рычаги посерьёзней, чем у их формального босса. О рычагах сказано будет ниже.

Самое, наверное, смешное про Жарова — его вчерашнее заявление про блокировку Гугла.

По версии главы Роскомнадзора, на сайте по адресу www.google.ru/aclk/многобуквенный_код_вызова когда-то располагалось запрещённое в России онлайн-казино. Поэтому ресурс был правомерно внесён в реестр запрещённых сайтов, а оттуда попал в цензурную выкладку Роскомнадзора. Затем компания Google оперативно устранила это нарушение российского законодательства, в связи с чем домен google.ru и был разблокирован.

На самом деле, google.ru/aclk/… — это начало любой рекламной ссылки в контекстном блоке Google AdWords. Это адрес скрипта, который перенаправляет кликнувшего пользователя за деньги на сторонний сайт, а рекламодателю выставляет счёт за этот клик. Приём и размещение рекламы в системе Google AdWords осуществляется автоматически, силами клиентов, а не Гугла, код рекламной ссылки генерируется автоматически, никакого хранения страниц сайта рекламодателя по адресу, начинающемуся с google.ru/aclk/… при этом не происходит. То есть запрещённое казино никогда не находилось по указанному адресу, так что Гугл не мог его оттуда никаким чудом удалить. Просто какой-то сотрудник цензурного ведомства, составляя свой реестр, не ту ссылку в него скопировал, а потом другой такой же криворукий перенёс этот адрес из реестра запрещённых сайтов в выгрузку для провайдеров, из-за чего весь вчерашний скандал и случился.

А сегодняшнее письмо Татьяны на заглавной странице Роскомнадзора — это всего лишь неуклюжая, но вполне традиционная у казённых российских пиарщиков попытка отвлечь внимание прессы от конфуза с блокировкой Гугла. При том, что на 99% этот конфуз связан не с самой блокировкой (кроме вексельберговского Акадо и усмановского Нетбайнета, никто из провайдеров не побежал, сломя голову, исполнять предписание), а с последующими путанными объяснениями Жарова. В конце концов, ошибочные блокировки крупнейших мировых доменов Роскомнадзором (включая Википедию, google.com и gmail.com) — вещь по нашим временам привычная, и легко объяснимая криворукостью админов этого ведомства. Осмысленные провайдеры в таких случаях просто ждут несколько часов, пока пресса напишет о блокировке, а Роскомнадзор очухается, перепугается и её отменит. Но вот Жаров полез комментировать, выдавая ошибку ведомства за «не ошибку», комментарии давал несколько раз, нескольким СМИ, версии сочинял на ходу — в итоге скандал не умер сразу, а дожил до попадания в сегодняшние газеты. И теперь его пытаются потушить, отвлекая внимание письмом Дурову.

Что касается главного вопроса дня — действительно ли РКН вот-вот заблокирует Telegram — то ответ на него проще пареной репы.

Вспомним по этому поводу пламенный монолог жаровского заместителя Максима Ксензова:

Мы завтра же можем в течение нескольких минут заблокировать Twitter или Facebook в России. Мы не видим в этом больших рисков. Если в какой-то момент мы оценим, что последствия от «выключения» социальных сетей будут менее существенными по сравнению с тем вредом, который причиняет российскому обществу неконструктивная позиция руководства международных компаний, то мы сделаем то, что обязаны сделать по закону.

Эти пылкие и категорические угрозы прозвучали 16 мая 2014 года со страниц газеты «Известия». С тех пор и Twitter, и Facebook успели не одну тысячу раз послать лесом разные российские цензурно-сыскные ведомства, пытавшиеся добиться от Калифорнии исполнения требований «пакета Яровой» и прочих несусветно глупых законов. Но ни в течении нескольких минут, ни в течение нескольких лет ничего подобного не произошло. Уже полтора года Максим Ксензов не работает заместителем Жарова в «Роскомнадзоре», а Facebook и Twitter по-прежнему доступны российским пользователям.

Потому что, как я неоднократно здесь объяснял в предшествующие годы, решение о блокировке сетей такого уровня лежит далеко за пределами полномочий и РКН, и Минкомсвязи, и вообще Правительства РФ. В России есть один человек, по слову которого можно «завтра же в течение нескольких минут заблокировать» весь Интернет, и его фамилия ни разу не Жаров.

Что же касается причин, по которым глава Роскомнадзора так в последние дни засуетился — они, хоть и лежат в сфере скорее конспирологической, однако же учил нас Клод Адриан Гельвеций, что знание некоторых принципов избавляет от необходимости знания многих фактов.

Мы знаем, что Роскомнадзор открыто саботирует исполнение 99,99% нелепых предписаний, вывалившихся на него за последнюю пятилетку из лотка взбесившегося принтера. То есть прямо нарушает цензурный закон, и открыто в этом расписывается — см. цитату из Максима Ксензова выше (мы сделаем то, что обязаны сделать по закону), могу привести ещё пяток. Это само по себе является хорошим основанием для того, чтобы написать на этих чиновников аргументированный донос по начальству. Не бдят, врагу потворствуют, переметнулись на ту сторону, как Шалтай.

Нам это редко приходит в голову, но ведь не только у нас из-за чиновников, но и у самих этих пауков в чекистской банке жизнь нелёгкая. В руках Жарова сосредоточен огромный аппаратный ресурс — не по контролю за Интернетом, конечно же, а по распределению частот, лицензий, госзаказу на триллионные подряды в области информатизации. Это та сфера рынка, в которой сегодня активничают не только усмановы с вексельбергами, но и ковальчуки с ротенбергами. Когда в мае 2012 года на должность ставили Жарова, все эти акулы чекистско-олигархического капитализма совершенно другие активы делили, телеком был мелкой мелочью для них. Сегодня телекоммуникационная сфера сулит им больше денег, чем любое сырьё. Потому что в ней сейчас пилят госбабло под предлогом «обеспечения информационной безопасности» — то есть без счёта, как на оборонку. И вот этот самый доктор Жаров, который столько лет проработал Неуловимым Джо, сегодня угодил в эпицентр попила совершенно стратегических денежных потоков. Естественно, даже если с одной из группировок он успел договориться, то другая вполне может захотеть видеть своего человека в его кресле.

Так что не удивлюсь, если стул под Жаровым в эти минуты и трещит, и качается. Не зря же платные блоггеры дружно пишут сегодня, в ЖЖ и в Телеграме, что на Роскомнадзор идёт какая-то атака тёмных сил, и что за этой атакой стоят Госдеп и лично Навальный. Само по себе появление таких платных вбросов в сливных бачках ЖЖ и Телеграма, как и их такой же платный вывод в топ, говорит прилежным ученикам Гельвеция о том, что Жарову и его команде в эти дни остро занадобилось публично доказывать начальству свою благонадёжность и истовую преданность делу цензуры и политического сыска. Когда такой фонтан начинает бить в публичном поле — это явный признак того, что аппаратный ресурс, необходимый для тихого и мирного закулисного решения проблемы у чиновника подослаб. Вспомним Якунина, вспомним Пугачёва, вспомним Малофеева. Когда непубличного деловара начинают оттирать от госкормушки более влиятельные игроки, он хватается за медийный пиар своей благонадёжности как за спасательный круг.

Это не значит, что Жарова завтра отовсюду уволят. Может, и отобьётся, и кресло сохранит, и даже штатку ему расширят. Главное — что для нас это совершенно так же не важно, как и для бизнеса Павла Валерьевича Дурова. Уйдут Жарова — пришлют другого на его место, с такой же в точности диссертацией, таким же уровнем компетентности, и такой же эластичной позицией по ключевым вопросам. И он точно так же будет грозить кулаком Гуглу, Фейсбуку, Твиттеру, Телеграму.

А когда власть дозреет до решения обрубить канал на заграницу, этого сменщика точно так же не спросят, как сегодня не спрашивают Жарова.
00Canova

«Серебряный дождь»: видео с эфиров, сердце вскладчину, золото «Спартака» и Марк Шагал

Как, возможно, уже успел где-нибудь узнать читатель, с этого понедельника у меня по будням выходит ежедневная программа «Самое время с Антоном Носиком» в эфире радиостанции «Серебряный дождь» (100.1FM в московском регионе, частоты для других городов вещания — здесь).

Помимо FM-диапазона, слушать эти эфиры вживую с 18:00 до 19:00мск можно на сайте самой радиостанции (стримы на 48 и 128Кб), или в приложениях «Серебряного дождя». СМС по ходу передачи принимаются на номер +7 903 7976333, и это самый правильный способ слушателю заявиться на разговор в эфире. Нужно оставить свой номер, имя, и указать, о чём будем говорить — студия вам отзвонит, чтоб зря не тратить ничьё время на дозвон, прозвон и висение просто так на линии. К сожалению, когда передача заканчивается, аудиозапись эфира автоматически нигде не архивируется. Выкладка архивов, аудио и видео — процесс ручной и пока что довольно асинхронный. Надеюсь, что это удастся со временем изменить, но на данный момент, к сожалению, так. Самая оперативная выкладка — на видеоканале «Серебряного дождя» в YouTube. Там сегодня доступны все три вышедших к этому дню выпуска: за понедельник 19.06, вторник 20.06 и среду 21.06. Впрочем, ниже в этом посте они тоже все три есть.

Мальчика, на лечение которого мы в передаче собираем деньги, зовут Иван Несмачный, это 15-летний спортсмен из Архангельска. Точнее было бы сказать, бывший спортсмен и, надеюсь, будущий. В ходе медосмотра этой весной его сняли с соревнований по гребному слалому, случайно обнаружив у парня врождённый порок сердца. Конечно, живи он не в Архангельске, а даже просто в Москве или Питере, этот порок могли б у него и выявить, и оперативно устранить ещё 15 лет назад. Практика Pomogi.org, «Детских сердец» Кати Бермант и других организаций, решающих такие вопросы, подсказывает, что коррекция врождённых пороков сердца у детей — хорошо поставленное на поток в России вмешательство (в отличие, скажем, от пересадки того же сердца, за которой детей иногда аж в Мадрас отправлять приходится, ибо детское донорство в РФ законодательно запрещено, спасибо лично Аркадию Мамонтову). Но случилось то, что случилось: был Ваня Несмачный спортсмен, заявленный на соревнования по гребному слалому, а стал в одночасье инвалид I группы с тикающей часовой миной в груди. Исправить этот порок сегодня позволяет весьма щадящая операция, без вскрытия грудной клетки, без многочасового наркоза и аппарата искусственного кровообращения. Просто завести ему в бедренную вену зонд, и с его помощью доставить до сердца «заплатку», она же, по-научному, окклюдер. Есть хорошее описание всей процедуры на сайте отделения детской кардиологии иерусалимской «Адассы».

Ивану Несмачному из Архангельска ехать за этим в Иерусалим не надо. Ему эту операцию сделают по месту жительства, в родном его Архангельске, и сделают ему её там бесплатно. Но вот на саму заплатку-окклюдер, стоимостью 273.000₽, в бюджете денег нет, и никакая клиника ему её тоже не подарит: квоты тамошний Минздрав выделил в нынешнем году только на полостные операции, не на эндоваскулярные. Ровно эти отсутствующие деньги на окклюдер, мы в эфире и собираем, с помощью СМС на короткий номер 2222.

Почему СМС? Потому что это радио. Разумеется, пользователю, который сидит в Интернете, может показаться не в пример удобней пожертвовать любым из альтернативных способов: на сайте фонда есть ссылки на оплату и для PayPal, и для Яндекс.Денег, и для платежа банковской картой, и для QIWI, и для Webmoney, даже для ебанкинга (счёт в ВТБ 24). Там и с суммой попроще (не нужно с остатком на счету номера сверяться), и комиссия меньше (для номера 2222 она составляет от 5 до 9%). Но в радийном эфире такую ссылку не озвучишь, и QR-код тоже не покажешь. Так что по радио объявляю именно 2222. И тут же в приходном отчёте на странице Ивана, на сайте Pomogi.org, добавляется строчка: СМС-пожертвования от слушателей "Серебряного дождя", с суммой собранного. Во вторник накидали 21.003₽, в среду — уже 24.356₽. Без малого 80 тыр отделяют юного гребца от заветного окклюдера. Трудно поверить, что к пятнице мы их не соберём.

Другая кампания, которую я анонсировал вчера на «Серебряном дожде» во время вчерашнего эфира — не благотворительность уже, а краудфандинг. Женя Фельдман, известный вам фотограф, фотокор «Новой» во время украинских событий и выборов в США, автор и ведущий фотохроники «Это Навальный», уже два фотоальбома издал на деньги, которые привлёк, в частности, от читателей этого ЖЖ. Первый альбом был про Украину, второй — про выборы Трампа, а теперь он собирает на фотохронику спартаковского золота. 100 страниц качественной профессиональной фотосъёмки — о долгожданном и совершенно неожиданном триумфе московского «Спартака», от болельщика, который ждал этой новости 16 лет. С предисловием другого спартаковского тифози, с говорящей футбольной фамилией Азар. В эфире я этот адрес назвать не могу — в смысле, это бесполезно, на слух не берётся. А тут — совершенно легко делюсь ссылкой.

И ещё одна новость, прозвучавшая в эфире во вторник, стоящая того, чтобы быть здесь залинкованной, хоть это уже не благотворительность, не краудфандинг, а чистая, беспримесная коммерция. Та самая Altmans' Gallery, откуда я за последний год сделал столько репортажей со второго этажа Новинского пассажа в Москве, открылась 15 июня в Тель-Авиве, в доме 1 на бульваре Ротшильда. Теперь и там можно прикупить у Егора Ильича своего собственного Шагала, Матисса, Кандинского, Уорхола, Дали, Миро, Пикассо и Норштейна, с провенансом и каталожными пруфами, за совершенно смешные по меркам арт-рынка деньги.

Вас, может быть, интересует, как это я так беззастенчиво вставляю рекламу в свои эфиры. Отвечу: это заранее очень подробно согласовано с юридической службой радиостанции. Чуть позже напишу отдельный пост, потому что тема действительно интересная: где лежит грань между полезной слушателю информацией, коммерческой рекламой и презренной джинсой. Для блогосферы сюжет даже актуальней во сто крат, чем для радиоэфиров. Потому что на радио это разделение затрагивает интересы коммерческой службы и акционеров, а вот в блоге размещение джинсы, то есть коммерческой рекламы под видом честной авторской рекомендации, нарушает, как мне кажется, законнные права всех читателей. А теперь — обещанные три эмбеда вышедших передач.
[Эфир за понедельник 19 июня]


[Эфир за вторник 20 июня]


[Эфир за среду 21 июня]


Услышимся сегодня и завтра в 18:00 на «Серебряном дожде».
gandhi

Путин, Ганди и коза: диалог продолжается

Недавно в ходе прямой линии Путину задали вопрос: «Знаете ли Вы, как живут простые люди в России сегодня?»

Нацлидер ответил утвердительно:

У меня до сих пор есть привычка: я не могу оставить включённым свет. Когда я выхожу из помещения, я всегда выключаю свет. Поэтому я это очень хорошо знаю.

Очень живо представилась эта картинка: Путин, ходящий по анфиладам комнат в разных своих дворцах, и всюду выключающий свет из экономии электричества. Даже если не читать никаких докладов Немцова о 26 дворцах и пяти яхтах, где ему приходится это делать, всё равно экономия выглядит впечатляющей.

Сразу же вспомнился Махатма Ганди — тоже большой любитель такой эксцентрики.
На раннем этапе своей политической карьеры лидер индийского народа поклялся не пить коровьего молока — в знак протеста против жестокого, эксплуататорского обращения фермеров с бедными животными.
Он оставался верен этой клятве до самой гибели в 1948 году.
Страшно подумать, скольких коров удалось ему таким способом спасти от жестокого обращения за три десятилетия.
Наверное, не меньше, чем Путин электричества наэкономил за 17 лет президентства.

Проблема Ганди состояла в том, что мяса и яиц он тоже не ел, и врачи Британской Империи серьёзно тревожились за его здоровье.
Их тревога передалась жене лидера, Кастурбе, и она, вместе с соратниками, долго искала альтернативный источник животного белка, который позволил бы мужу дожить до роковых выстрелов на лужайке позади Бирла Хауса (см. фото). Таким источником, в итоге долгих поисков и сложного внутреннего компромисса, стало козье молоко. Под давлением Кастурбы и соратников Ганди вынужден был согласиться, что о страданиях козы в его клятве ничего не говорилось. С этого момента началась многолетняя эпопея «коза для Ганди», описанная в бесчисленном множестве мемуаров, исторических трудов и новостных заметок эпохи. Думаю, по сюжету о том, как местные индийские общины и государственные власти в разных частях света заморачивались поиском козы к предстоящему приезду Ганди, можно было бы снять совершенно роскошный сериал — там по ходу настоящие драмы разыгрывались. Например, когда Ганди, на пути из Бомбея в Лондон, пересаживался на парижском вокзале, бесчувственные жандармы не пустили козу на перрон... Только не спрашивайте, на фига козе перрон, и почему нельзя было подоить её загодя, как делалось в Вестминстерском дворце. Парижские соратники почему-то уверены были, что козу нужно доить в присутствии Махатмы.

Мой любимый эпизод из этой саги про козу относится к 1942 году. Индийский национальный конгресс был возмущён тем, что англичане, не спрашивая, втянули Индию в ненужный ей конфликт с Германией и Японией. Ганди, будучи пацифистом, отдельно возражал против войны как таковой. Поэтому в августе 1942 года началась массовая кампания протестов «Вон из Индии», направленная против британских захватчиков. Лондонские консерваторы поначалу пытались вести какие-то переговоры, пытаясь отсрочить переговоры о статусе Индии на время после окончания войны, но Индийский национальный конгресс отверг все эти гнилые отмазы, вместе с предложениями о сиюминутных уступках в деле местного самоуправления. С точки зрения Конгресса, Британия к тому моменту вполне победила Гитлера, причём уже целых два раза: сперва дома, а затем и в танковой битве под Эль-Аламейном. Последующая война на европейском континенте не казалась соратникам Ганди серьёзной причиной, чтобы из-за неё морозить процесс передачи власти в Индии до полной победы над немцами: ведь где Берлин, а где, извиняюсь, Тируванандапурам.

Движение «Вон из Индии» англичане жестоко и безжалостно подавили. Больше 100.000 человек было арестовано, многих оштрафовали. Индийский национальный конгресс запретили, а его руководство взяли под стражу. В частности, Махатму Ганди отправили в тюрьму Еравада в городе Пуне, ныне — столица штата Махараштра. И его верная помощница Мирабен (урождённая Мэдлин Слейд, британская аристократка и дочь контр-адмирала) немедленно направилась к директору тюремного комплекса, чтобы предупредить его о необходимости обеспечивать знаменитого узника козьим молоком, потому что он другое пить отказывается. В ответ суперинтендант Еравады с гордостью продемонстрировал своей посетительнице трёх козочек, привязанных во дворе тюрьмы. О диетических предпочтениях Махатмы британские угнетатели были к тому времени уже хорошо осведомлены.
всюду жизнь

Между продажными экспертами и продажным судом нет никакой границы

В крови шестилетнего мальчика, которого сбила во дворе у дома, переехала двумя колёсами «Соляриса» и протащила под кузовом машины подруга подмосковного криминального авторитета, судебные эксперты нашли 2,7 промилле этилового спирта. Общественность в шоке. Даже патриотическая её часть не сообразила сразу записать отца ребёнка в «сторонники Навального», а сдуру возмутилась и потребовала разобраться.

В чём тут разбираться, непонятно совершенно. Российские судебные эксперты — это вполне реальный аналог мифических «британских учёных». То есть нет такого вздора или дичи, который они бы не готовы были скрепить своей подписью. Их, собственно говоря, за это и держат, для того и привлекают. Выдача таких экспертиз, в которых сбитый насмерть шестилетний мальчик объявляется пьяным виновником ДТП со смертельным исходом, а индийский бог Кришна из «Махабхараты» — разжигателем ненависти либо вражды к православным, является для них основной специальностью, их хлебом насущным.

Не нужно за примерами далеко ходить, в одном только моём уголовном деле, которое в данный момент изучают в президиуме Верховного Суда РФ, фигурируют 4 казённых экспертизы в точности такой же годности и качества. Одна из них гласит, что эксперт ФСБ считает российские бомбардировки Сирии преступлением экстремистской и террористической направленности. Согласно другой, уголовным экстремистским преступлением надлежит считать фразу «наши самолёты козырно вчера отбомбились по сирийским целям — ну и ура» (следует подробный разбор семантики слова «ура» как выражения одобрения, со ссылкой на толковые словари).

Уже 4 инстанции российских судов — районный, городской, президиум Мосгорсуда и Верховный — отказались рассматривать моё дело по существу, исследовать аргументы защиты и давать им оценку. Потому что в деле есть «экспертизы», доказывающие наличие 2,7 промилле экстремизма в моём посте. И даже если они не дают ответа на вопрос, какая именно фраза содержит эти самые промилле, это неважно. Дело экспертов — правильно обозначить, кто виноват. Дело обвинения, платящего этим самым экспертам, — облечь их заказные выводы в формат обвинительного заключения. Дело судьи — подмахнуть заключение, поставив над ним шапку «Приговор».

Так эта система в России устроена, так она работает в судах всех инстанций.
Если и есть какая-то новость в истории с Ольгой Алисовой, то состоит она лишь в том, что оборотни одинаково пригодны для обоих вариантов профанации правосудия. И для осуждения заведомо невиновных, и для отмазывания убийц от ответственности. Когда судебная система в стране настолько дисфункциональна, как в России образца 2017 года, то ей в принципе всё равно, в какую сторону ошибаться. Главное — чтобы работали механизмы подгонки судейских решений под нужный результат. «Экспертиза» тут — просто винтик системы. И судьи — в точности такие же винтики. А если России захочется настоящего правосудия, то решительно избавляться придётся и от «экспертов», и от судей, потому что они все — члены одного организованного преступного сообщества. Даже если за отмазку преступников платится частное бабло, а за осуждение невиновных награждают чинами и квартирами за казённый счёт, суть-то одна: коррупция, невозможность правосудия. Судья, выносящий заведомо неправосудный приговор за взятку от бандоса или за квартиру от Лужкова, одинаково непригоден для отправления правосудия.
00Canova

Муниципальные выборы 2017: Первые результаты

Решил немного отвлечься от постоянных прямых трансляций из Пизы и в очередной раз провести куда более важный для москвичей репортаж с муниципальной кампании 2017, а заодно и сообщить о первых достигнутых результатах. С момента написания моих последних постов на эту тему дела тут начали идти в гору, но впереди ждет еще больше работы. Начиналось все так:





Черное и красное на карте — это все плохо. Кандидатов по районам такого цвета либо очень мало, либо они неактивны. Желтый означает, что кандидаты есть, и они выполняют необходимый минимум активностей. Салатовый и зеленый — это уже очень хорошие районы. Здесь много независимых кандидатов, они ходят на тренинги, общаются между собой, координируются и создают команды. Так вот, если поначалу цветовая гамма по городу выглядела довольно депрессивно, то сейчас все несколько иначе:



Все еще остается несколько проблемных районов: не хватает кандидатов в Зеленограде(если вы оттуда, записывайтесь), стоят на месте сразу два центральных района Москвы — Хорошевский и Арбат. Кандидаты там есть, но они неактивные. Однако в целом всего за две недели работы муниципального штаба ситуация, как видно, конкретно улучшилась. Все это прямой итог неравнодушности ряда москвичей, ставших кандидатами, поддержавших рублем или оставивших свои подписи за них, и работы ветеранов независимых кампаний. Последние направляют кандидатов, помогают им на непростом пути выдвижения, следят за грамотным сбором документов, координируют действия и морально готовят к грядущим трудностям. Вот, например, отдел выдвижения, возглавляемый Ириной Правниченко:

Collapse )

00Canova

Разногласия с Навальным. Яркие примеры: Яндекс и Капков

Я уже неоднократно тут писал, что человеку, поддерживающему Алексея Навального, можно и нужно с ним спорить — в любом из случаев несогласия. Никакой тотальной солидарности по всем вопросам бытия и мироздания между политиком и электоратом не бывает, и не нужно её низачем. Если политик — живой и смертный человек, то он вправе ошибаться. И задача электората — в том, чтобы ему на эти ошибки указывать. В истории любой нормально функционирующей демократии самому популярному, харизматичному, рейтинговому политику доводилось сталкиваться с ситуацией, когда сам он стоит на одной точке зрения, а его советники, соратники или электорат — на другой. Бывало такое и с Черчиллем, и с Махатмой Ганди, и с Рональдом Рейганом, и с Лехом Валенсой, и с Вацлавом Гавлом, и с Нельсоном Манделой, и с Шарлем де Голлем, и с Менахемом Бегиным. Автократ в таких случаях поступит всегда по-своему, а демократ — прислушается, попробует убедить, по ходу что-то скорректирует в собственных предложениях, и этот процесс оглядки на соратников ему полезен.

Такие споры ничего общего не имеют с шельмованием, оскорблениями, клеветой и набросами, с недавними заявлениями Шлосберга, Пионтковского, Илларионова, с роликами Усманова или с ночными наездами на До///де. Это корректный и цивилизованный спор по вопросам, вызывающим легитимные разногласия.

Один такой вопрос — поведение компании Яндекс, в новостях которой упорно загоняются под сукно заголовки, имеющие отношение к разоблачениям ФБК по Медведеву. То есть буквально три раза за три месяца — одна и та же история, сначала с самим роликом «Он вам не Димон», потом с 26 марта, потом с недавним винтажом на Тверской. В Яндексе все три этих истории вылезли уже после того, как их успел прокомментировать пресс-секретарь Владимира Путина. А он не то чтобы, сломя голову, спешит комментировать каждый шаг Навального, скорее наоборот — делает это лишь после того, как молчать стало совсем уже невмоготу, потому что сюжет обсуждается вообще во всех СМИ, российских и зарубежных, кроме федеральных телеканалов и Лайфньюз. Тут Песков уже не выдерживает — а у Яндекс.Новостей терпения стабильно больше. Хотя, по идее, все его технологии мониторинга информационных потоков за последние 17 лет специально затачивались под то, чтобы оперативно вылавливать центральные сюжеты из новостной картины дня.

Навальный, естественно, видит тут политическую цензуру, и каждый очень жёстко Яндекс за это критикует.
Если бы дело касалось одного только Яндекса и его репутации, то, может быть, вопрос не стоило б и вовсе обсуждать. Вот ведь, скажем, позицией Навального по поводу политики ВКонтакте, Apple, Microsoft, Yahoo! или Google нам в последние лет пять вовсе не доводилось интересоваться, были проблемы поважней.
Но проблема несколько шире. Потому что это вообще вопрос о рамках допустимого компромисса. И о том, каким судом судить человека, вышедшего, с твоей точки зрения, за эти самые рамки.
Грубо говоря, это вопрос о «люстрации Капкова».
В частности, совершенно блестящий ответ на этот вопрос предложен создателями немецкой кинодрамы «Жизнь других».

Нравственная позиция Навального в этом вопросе бесспорна. В координатах чистой морали спорить с ним не получится, никак. Но стоит помнить, что он — кандидат на пост президента РФ, а не президента Чехии (должность декоративная, как у Её Величества), и не духовного лидера нации, который может возвещать высокие нравственные принципы, вообще не оглядываясь на правду жизни, и на тот факт, что у Галилея была семья.

Таким — высшим — нравственным судом Навальный имеет полнейшее моральное право судить только самого себя. Про себя он может сказать «У меня посадили брата, но борьба будет продолжена». А вот требовать таких же жертв от каждого жителя РФ может только собственная совесть этого самого жителя. На пост которой Навальный не баллотируется.

По поводу компании Яндекс скажу совершенно конкретно, что есть такой строй, который называется «капитализм», и он страшно циничный. В координатах этого строя совершенно невозможно рассматривать Яндекс как бастион демократии и оплот свободы слова в России. Потому что в 2011 году Яндекс, зарегистрированный как голландское юрлицо, совершил IPO на нью-йоркской бирже NASDAQ. Совершенно незнакомые люди во всём мире вложили деньги в бумаги с кодом YNDX на основании некоего документа, именуемого «проспект эмиссии». И это много к чему обязывает его менеджмент.

В проспекте эмиссии про Яндекс рассказывалось несколько вещей. Например, что этот бизнес расположен в России. Что её рынок является основным источником его выручки. Альтернатив как не было 6 лет назад, так и сегодня не возникло. В разделе «риски» говорилось о том, что власти в России будут закручивать гайки в Интернете, что они могут принимать любое количество цензурных законов, которые существенно повлияют на функционирование сервиса. Когда ты пишешь такое про риски своего бизнеса, то ты тем самым перед иностранными инвесторами обязываешься, что ты их сознавал, а деньги у них привлекал. То есть обязывался приложить свои силы и умения не к тому, чтобы «Россия была свободной», а к тому, чтобы инвестор не потерял деньги в тех непростых условиях, о которых ты ему сам же честно и рассказал.

То есть менеджмент Яндекса ещё тогда обязался ставить интересы инвесторов выше идеалов свободы слова в России. С тех пор, в точном соответствии с прогнозом, в России был принят целый ворох законов, в частности, прямо относящихся к деятельности Яндекса. Например, «О забвении» или «О новостных агрегаторах». При этом менеджмент Яндекса как-то ухитрился дотащить курс акций с $10,63 (в сентябре 2015) до $27,26 (1 апреля с.г., после замалчивания ролика «Он вам не Димон» и первого митинга на Тверской). С точки зрения логики капитализма, это выдающаяся победа, круче успехов Илона Маска — особенно, если вспомнить, что зарабатывает Яндекс в деревянных, а цена акций выросла на 156% в долларовом выражении, при том, что вся остальная экономика РФ — в глубочайшей рецессии. Так что у тех, кому Яндекс присягал на верность, выходя на IPO в Штатах, его топ-менеджеры — рыцари в белых одеждах. Кому было бы лучше, если б Яндекс выбрал свободу и инвесторов разорил, подставясь под наезды ФСБ, СКР, Генпрокуратуры? Его сотрудникам? Его пользователям? Навальному? Мне?

Тут можно спросить: а как же Гугл, ушедший в похожей ситуации с китайского рынка? А просто следите за руками. Гугл своим инвесторам отродясь не обещал, что между законами штата Калифорния и компартии Китая он когда-нибудь выберет последние. Наоборот, он обещал, что не зависит ни от китайских коммунистов, ни от юаня. Уйдёт из Китая — а его инвесторы не обеднеют. Точней сказать, мы, его инвесторы, не обеднеем. Так и вышло. Так же выйдет и с уходом Яндекса с украинского рынка. На его финансовых показателях порошенкины показательные наезды не отразятся. Яндекс имеет право продемонстрировать инвесторам свою устойчивость к опереточной украинской вендетте, как Гугл может макнуть в дерьмо цензоров из КНР. Но Яндекс не может уйти с российского рынка, как Гугл не может уйти с рынка США.

Соответственно, и про менеджеров Яндекса Навальный должен понимать: от цензуры в России они страдают не меньше никого, и истратили кучу времени, чтобы средствами GR скорректировать гопнические цензурные запреты. Но требовать от них «полной гибели всерьёз» — несерьёзно. В новой России, когда и если она возникнет на обломках нынешнего позорища, у менеджеров Яндекса не будет причины идти на подобные компромиссы. А сегодня они просто пытаются выполнить свои обязательства перед инвесторами.

Теперь про Капкова и других «соглашателей».
Конечно, с моральной точки зрения, когда министр культуры и вице-мэр Москвы использует свою власть и материальную зависимость театра от муниципалов для запрета запланированной премьеры фильма или спектакля, в нарушение сразу нескольких статей Конституции РФ, то это позорище.
Но захотим ли мы ему за это мстить, когда ситуация с цензурой в России переменится?
Или нам всё же предпочтительней, чтобы люди, подобные Сергею Капкову — здравомыслящие, деятельные, хорошие менеджеры, в принципе разделяющие наши ценности — помогли новой России?
Что нам ценней в будущем — призвать Капкова к ответу за компромиссы, или быть уверенными, что он будет на нашей стороне, когда его таланты окажутся востребованы?

Если ставить этот вопрос в прагматической плоскости, то тут нужно напомнить, что конкурентом условной новой России за менеджерские мозги будет Нью-Йорк, Калифорния или Тель-Авив. Условный Капков / яндексоид будет выбирать между тем, чтобы остаться в спокойном правовом поле дальнего зарубежья, или возвращаться туда, где ему грозили люстрацией.

А если говорить о моральном аспекте, то тут стоит припомнить и слова самого Алексея Навального, что мы приветствуем переход любого человека на сторону добра, и притчу Иисуса Иосифовича Христа о Блудном сыне. Который тем более ценен, что он раскаялся. Для меня совершенно очевидно, что какой-нибудь омоновец, который вдруг завтра в суде по эпизодам Болотной, 26 марта или 12 июня, возьмёт назад свой лжесвидетельский рапорт о «причинённой боли в руке» — он скорее герой и молодец, чем объект справедливого возмездия будущей власти.

Поэтому ни козлить Яндекс за трусость, ни рассуждать сегодня о будущей люстрации «пособников режима» я не считаю целесообразным, с точки зрения споров о будущем устройстве России без Путина.
Более того, я уверен, что когда Алексей Навальный этот мой пост прочитает, то эта моя позиция, расходящаяся с несколькими его прежними заявлениями, побудит его к тому, чтобы сформулировать свою позицию по теме люстрации и Яндекса более внятно и гуманно.

И эта коррекция ему же самому будет более полезна, чем отвечать на клеветническую бредятину Шлосберга, Пионтковского, Илларионова. Про эту бредятину уже всё написал 150 лет назад великий писатель Николай Семёнович Лесков. Он был вроде как сам и фундаменталист, и охранитель, но он очень подробно описал ситуацию, когда жандармы втёмную используют Шлосберга, Пионтковского и Илларионова, чтобы дискредитировать оппозицию, натравив одну её часть на другую через вбросы о «сотрудничестве». Про Пионтковского и Илларионова мне брезгливость мешает давать оценки, потому что это просто ссыкливая мразь, которая сама трусливо съеблась из России, а теперь требует крови от тех, кто остался. А вот Льву Шлосбергу, который никуда не сбежал, полезно сознавать, какой смешной мурзилкой он выглядит сегодня в моих глазах, когда клевещет на Навального. Мне реально интересно знать, Лев Маркович, Вы когда документальные доказательства представите, о сотрудничестве Навального с АП? Вы озвучили обвинения в СМИ, столько времени прошло, пора и доказательства представить, если вдруг они есть. Или сказать, что изначально их не было. А просто позвали Вас в эфир, и Вы это сочли правом озвучить любой бред, который не надо потом доказывать. Потому что приглашение поклеветать на Навального при такой цензуре в стране — само по себе доказательство, что Навальный плох.

Я думаю иначе, сорян. Если я с Навальным не согласен, то я ему публично возражу. И про Яндекс, и про Капкова, и про визы с Арменией. И буду спорить с ним про это годами. И сорву ему голосование на РОИ за те самые визы. А вот публичной клеветой я уст своих не оскверню. Потому что великая русская литература в лице Николая Семёновича Лескова нас учила на такие жандармские провокации не вестись. И я этот урок усвоил за много лет до того, как познакомился с Навальным. Почему Вы, Лев Маркович, его не усвоили, для меня загадка. Ровно тот же самый Максим Кац, который наш с Вами взаимный гарант добропорядчности, не осквернит своих уст подобной клеветой. Как Вы смеете произносить ложное свидетельство на ближнего своего, я не понимаю. Про Десять заповедей никогда не слышали?! Даже памятуя, что вы — за 282ю статью, по которой меня осудили, я Вас поддерживал. Даже 282-ю статью я был Вам готов простить, потому что это просто глупость, слабоумие, непонимание юридических аспектов цензуры. Но вот клевету на Навального я Вам не прощу, потому что это просто подлость. Вы же знаете, что врали в прямом эфире, и что доказательств у Вас нет, то есть единственное подтверждение Ваших слов — это персональное бесстыдство их произнести от своего имени в эфире.

Возразите мне, пожалуйста, Лев Маркович.
Ваш публичный позор меня очень печалит.
Допускаю, что Вы по нынешним деньгам уже вот прямо православный, но где там и когда отменилась заповедь «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего»?!

Вроде как даже апостол Павел её не отменял.
00Canova

Как Павел Климкин пытается украсть деньги из украинского бюджета

Павел Климкин, украинский коллега Лаврова, поздравил россиян с праздником, сделав восхитительное заявление в эфире телеканала 1+1.

"Наша цель должна быть простой — закрыть границу, но таким способом, чтобы это был не политический призыв, а чтобы граница была закрыта и чтобы это не повредило украинцам".

Цель прямо вот такая простая, что её даже в четырёх придаточных предложениях никак не сформулировать. То ли граница должна быть закрыта, то ли уведомительный порядок её пересечения для россиян, не то уведомительный, а разрешительный, не то запретительный всё же. И против кого конкретно вся эта унылая бодяга направлена. Ведь три года уже гостей из России определённого пола и возраста часами маринуют в обезьянниках на разных украинских пропускных пунктах.

Я сам эту процедуру последний раз проходил в ночь на 24 апреля 2014 года. У меня было сразу два разных приглашения на киевские мероприятия, с визовой поддержкой от ведомства того самого Климкина. Но мне было просто интересно, как выглядит эта процедура с обезьянником для российских мужчин призывного возраста. Так что я спрятал подальше свой израильский паспорт, и сунул в окошко российский, данные которого накануне независимо друг от друга передавали погранцам организаторы iForum и «Диалога культур». Естественно, меня тут же оттащили в обезьянник, где позже ко мне присоединились ещё пять человек: российские бизнесмены, инвестирующие в украинские предприятия, москвичи, женатые на киевлянках, и собкор только что разогнанной Ленты.Ру Пётр Бологов.

Допрашивали нас нарочито медленно, уныло, по много раз требовали повторить одни и те же паспортно-анкетные данные. После каждой беседы допрошенных отправляли обратно за дверь, ждать, пока разберутся со всеми остальными. После первого собеседования вызывали на второе... Рейс был последний, так что петрушка затянулась до третьего часа ночи, а iForum назавтра открывался моим выступлением в 10 часов утра. Поэтому в какой-то момент я решил заканчивать этот цирк и вытащил даркон. Все вокруг стремительно забегали, между делом очень вежливо меня упрекая, почему я не показал его раньше. Стали зачем-то срочно разыскивать то окошко, откуда меня отфутболили в обезьянник. Никто не мог вспомнить, что это было за окошко. Наконец, нашли, и со свистом меня через него выкинули в Киев, измарав штампом страницу в дарконе. Когда мы с Дмитрием Быковым на следующий день вылетали обратно из Жулян, то я погранцу даркон просто не дал, так что пришлось ему шлёпнуть отметку о выезде в российский паспорт без отметки о въезде. Этим штампом я до сих пор отдельно горжусь.

Какую цель преследовала та нелепая процедура с допросом, догадаться несложно. В моём представлении, если ты видишь в любом российском мужчине врага, то наличие у этого врага второго паспорта для усыпления твоей бдительности делает его только более опасным, и надо разбираться с ним куда более внимательно, чем с другими терпилами, у которых нет таких возможностей маскировки. Ровно так и происходит в Израиле, и на московских стойках «Эль Аля», где даркон сам по себе ничьей бдительности не ослабляет, а наоборот, вызывает дополнительные вопросы: покажи второй паспорт, почему не живёшь в Израиле, как давно ты в нём не живёшь, бывал ли в арабских странах, и зачем... Отвечать мне не жалко, на рейс в Москву я из-за секьюрити не опоздал ни разу. Но в том-то и беда, что у украинских погранцов не было никакой реальной задачи что-нибудь у меня выпытать. Единственной целью собеседования был в чистом виде харассмент гражданского лица под предлогом суровых требований военного времени. И вот от этого харассмента они совершенно логично избавили меня как гражданина третьей страны, с которой Украина не хочет ссориться.

Вариант, предложенный Климкиным — уже не про бескорыстный харассмент, а классика клептократии. Чтоб миллионы россиян, ежегодно пересекающих границу Украины по личным делам, предварительно где-то регистрировались онлайн, нужен сайт, софт и хостинг с интеграцией с существующей базой данных погранслужбы. Сегодня ничего похожего у МИДа Украины нет. Чтоб оно всё возникло из ничего, нужен госбюджет, госзаказ и госконтракт. При этом Украина как государство по госконтрактам в сфере IT вполне дефолтна. Весь её IT-бизнес работает на заграницу. Если какая-нибудь Белоруссия бурно понтуется косвенной связью с киприотским офшором World of Tanks, то связь Украины с супермодным в макмире Clean My Mac — сугубая гостайна. Мой ЖЖ — первое и последнее место, где вы об этой порочащей связи прочли. И не просто так разработчики Clean My Mac пять лет скрывают своё украинское происхождение. Просто это страновой риск, о котором в проспекте эмиссии придётся говорить, а покуда ты не вылез на IPO, то можно и скрывать, вот они и скрывают.

Будут ли работать на Климкина создатели Clean My Mac? Очевидно, нет, если связи с украинским государством они считают порочащими.
Так где ж его ведомство купит софт?
А там же, где покупают российские коллеги.
То есть тупо возьмут некий опенсорс, сделанный в Калифонии.
И какие-то близкие родственники Климкина выдадут его за собственную разработку, чтобы потом продать МИДу как уникальный, по госзаказу созданный, авторский продукт.
Просто следите за руками.
Когда под знамёнами патриотизма ставятся некие беспрецедентные в мире ИТ-задачи, то это всегда означает, что нашёлся новый предлог украсть деньги.
Хотите со мной поспорить? Следите ровно за этим госзаказом.
Во что обойдётся ведомству Климкина интерфейс декларирования для россиян.
И кому конкретно он будет оплачен деньгами бюджета.
00Canova

Гапоновщина, Азефовщина, Лимоновщина

Варламов написал, что призыв выходить мирно и без оружия в День России на Тверскую улицу — это «лимоновщина».

Хочется не согласиться, но при этом всё же уточнить, по существу термина «лимоновщина», потому что он сам по себе годный и имеет право на существование. Потому что поп Гапон уже удавлен, и Евно Азеф уже издох в немецком Кранкенхаусе, а Эдичка Лимонов всё ещё жив, и пытается зарабатывать себе на жизнь провокациями.

Габреляновский миньон и стукач Эдуард Лимонов действительно прославился в России тем, что бросал несмышлёных детей из неблагополучных семей под колёса репрессивной машины, зарабатывая себе социальный капитал, который потом выгодно продал Кремлю. Так что термин «лимоновщина» в принципе и уместен, и применим, наряду с «гапоновщиной» и «азефовщиной». Книгу «Санькя», рассказывающую о том, как юные лимоновцы по призыву лидера идут на гибель в регионах России, наградили литературными премиями от Москвы до Пекина.

Нужно только понимать, что на всём протяжении своей политической карьеры «оппозиционера» Лимонов призывал молодёжь к вооружённому насилию и терроризму, к силовому захвату госучреждений, к таким агрессивным акциям, которые ни в одной демократической стране не считаются легитимными и не оправдываются никаким состязательным судом. Вся практика национал-большевизма — это прежде всего вооружённая агрессия неразумных адептов тоталитарной секты Лимонова против случайных лиц, во имя непонятно чего. Если б он дал труд разъяснить своим сторонникам, за что они вышли на баррикады, они б задумались. Некоторые бы наверняка передумали. Национал-большевизм — это синтез двух идеологий, обе из которых, придя к власти, либо поставили своих пассионариев сразу к стенке, либо сгноили в тюрьме. Целевая аудитория Лимонова — дети, не знающие этих базовых фактов про Эрнста Рема, Троцкого, Каменева и Зиновьева.

Распространение ролика «Он вам не Димон» ни с какого перепугу нельзя приравнивать к тем захватам государственных зданий и попыткам госпереворота в Казахстане, на которых сделал себе соцкап в России Эдичка Лимонов. Так же как и мирный выход на Тверскую улицу в День России, добровольно и без оружия, нельзя сравнивать с теми заведомо насильственными акциями, за которые отдельные нацболы сидят по тюрьмам по сей день.

Право выйти на Тверскую улицу, с уточкой или без, но против коррупции, в любой день, защищено Конституцией РФ, законом прямого действия, за отстаивание которого лично я совершенно готов и быть судимым, и сесть, если потребуется. За право закупать оружие на чёрном рынке и стрелять из него по прохожим, я бороться не готов. Разница между правом на вооружённый бунт и на инакомыслие для меня очевидна. Поэтому термин «лимоновщина» как современный эквивалент «гапоновщины / азефовщины» я полностью принимаю. А вот распространять его на давешние прогулки по Тверской совершенно не согласен.

Гулять по Тверской в День России — как и в любые другие 364 дня в году — является моим естественным правом. Стрелять из огнестрельного оружия по людям в милицейской или полицейской форме — я не готов. «Лимоновщина» — это национал-большевизм, тоталитарная идеология с призывами к вооружённому насилию, которых я не приемлю. А на несогласие с властью по вопросам коррупции и казнокрадства мы все имеем полное право. Лимонов нам в этом вопросе не товарищ, потому что уже несколько лет он свой фюрерский лайфстайл с телохранителями и боевыми отрядами оплачивает кремлёвским жалованием. Покуда жив был Березовский, у Лимонова был какой-то выбор в финансировании, и антикремлёвские гранты он тоже охотно брал. Сегодня этого выбора нет. Лимонова кормит только Кремль. Через Стаса, через Арамашотыча или напрямую — не суть важно, потому что этот «дед» в последние 30 лет безошибочно находил сисю, чтоб присосаться. Всё финансирование героизма нацболов всегда шло ровно от тех же сил, против которых они бунтовали.

И в этом тоже очень важное отличие «лимоновщины» от гражданской позиции. Как при Ельцине, так и при Путине, Лимонов понтуется стилем жизни, на который не заработать гонорарами в «Лайфе». 4 статьи против Навального в месяц — это, конечно, круто, и этого даже может хватить на ту трёшку возле Садового, что описана в его позднейших романах. Но вот вся та запасная дежурная смена телохранителей и шофёров, которая там тоже фигурирует, заставляет предположить, что денег на её оплату никто не считал. И это нормально, если охрану Лимонова финансирует государство. Но несколько ненормально, если б источником его финансирования являлись гонорары за статьи. У Ильи Варламова, который официально декларирует 60 миллионов рублей годовой выручки от постов в ЖЖ, денег на телохранителей и шофёров в Ставрополе не случилось. А у Лимонова такие деньги есть всегда. Считайте сами, насколько политическая проституция выгодней рекламы в ЖЖ. Только, пожалуйста, не марайте ни меня, ни Варламова связью с Лимоновым. Я у этой провокатора забанен и в ЖЖ, и в ФБ. А с Варламовым мы свои разногласия легко выясним и лично, и публично, и можем остаться при разных мнениях, оставаясь друзьями.

«Лимоновщина» как раз в том и состоит, чтоб человека, который выступил против твоего нанимателя, всеми способами стереть с лица Земли, спровоцировав на правонарушение. Довольно очевидно, за 10 лет политической активности Навального, что его протест — не про попытку стать колумнистом у Арама Габрелянова. Варламов тоже таким колумнистом не стал, и я не стану, хоть нам обоим это предлагали. А Лимонов — стал, и не потребовал освобождения нацболов из тюрем в качестве предварительного условия, когда ложился, растопырив булки, под власть.

Так что термин «лимоновщина» я очень настоятельно всем рекомендую запомнить, раз уж вы не помните про попа Гапона и Евно Азефа. Всё, к чему призывает в этой жизни Эдуард Лимонов — это стать жертвой режима, которую он этому же режиму завтра выгодно продаст. Варламов про эту подставу рассказал своей четырёхмиллионной аудитории, и молодец. А ходить по Тверской улице, мирно и без оружия, в День России — можно и нужно. Вы от этого не становитесь никакими «лимоновцами», вы просто реализуете своё законное право, записанное в Конституции РФ.
00Canova

Как мы отпраздновали День России: фото, видео, размышления

Митинг вчера на Тверской прошёл для меня на удивление спокойно.
Причину читатель может узнать из моей трансляции.
Просто случилось так, что в ранней фазе прогулки, на Садовом кольце, в районе Дома Булгакова, мне повстречались две прекраснейших гостьи столицы — юная венецианка Саша и её подруга, римлянка Лавиния Лючия. Девочки учатся вместе в Англии, а в Москву приехали на каникулы.

Поэтому из режима «поиск приключений на свою жопу» (когда зло и весело помогаешь ОМОНу с немецкими овчарками правильно позировать для репортажной съёмки) я оперативно переключился в режим «разумная аккуратность», в который вхожу каждый раз, оказавшись в стрёмном месте с детьми, своими и чужими. Дальше в этой восхитительной компании двух итальянских барышень мы допоздна гуляли по Тверской и её окрестностям. Я рассказывал им про свой родной любимый город, мы любовались реконструкторами на Твербуле и противотанковыми ежами у Манежной, по пути нам встречались мои прекрасные друзья детства, и просто симпатичные, весёлые, незнакомые москвичи. В том числе и из числа тех, кто туда пришёл вовсе не на наш митинг.

Конечно, видели мы и черепашек-ниндзя, и задержания, и нескончаемые автозаки. Но сами под раздачу не попали, ухитряясь уходить из мест, где назревало винтилово, перцовый газ или мордобой, минут за 15 до начала движухи. Может быть, нам просто повезло в очередной раз, хотя у меня есть сильное чувство, что я уже как-то научился за эти годы митингов, пикетов, маршей и шествий спинным мозгом чувствовать, где назревают обострения.

Могу даже рационально объяснить это чувство. Эксцессы на уличных мероприятиях, по моему опыту, всегда провоцируются у нас действиями силовиков, а те не склонны лишний раз инициативничать и импровизировать. Чисто по статистике задержаний можно догадаться, что плотный винтаж происходит в ограниченный срок и на очень конкретных пятачках, где в данный момент поступила на него прямая команда. Не там, где народ что-то такое учудил, а там где начальство велело окружать, хватать и тащить. И группу ОМОНа, которой эта команда отдана, довольно легко отличить от той, которая просто топчется на месте без дела, в ожидании приказов начальства. Вот буквально взгляните на первое фото в этом посте. О том, что этим ребятам приказано винтить, я услышал из их разговоров, но на фото, где разговоров не слышно, об их намерениях можно, мне кажется, догадаться по позам, походке, выражениям лиц. Вот если б мой наркомфиновский сосед Александр Дейнека захотел бы написать полотно «Отряд полицаев выдвигается на избиение школьников», он примерно такими бы своих натурщиков и изобразил бы. К счастью, Дейнека увлекался героикой, а не уличным насилием. Просто у его героев body language очень выразительный.

Отдельно посмеялись мы вчера тому, как с 14:00 главный мент на Пушкинской площади начал в мегафон призывать граждан отправляться на Академика Сахарова, где в тот момент должен был проходить согласованный митинг Навального. Он оглашал этими призывами ровно тот самый Новопушкинский сквер, где мэрия накануне заботливо установила трибуну с гирляндами красных, синих и белых шаров, в ожидании концерта фолк-группы «Новые Кельцы». Не думал, что до такого доживу.

Ещё довольно непросто было на Манежной, где всё окончательно смешалось, отличать реконструкторов в исторических военных формах от реальных силовиков. Скажем, отряд ВВ в полевой форме от такой же численности отряда московских ополченцев осени 1941 года. Мы долго этому учились на разных примерах. Отдельно доставил мужчина в чёрном мундире и фуражке НКВД, потому что когда он поравнялся с двумя милиционерами в новенькой парадной форме, то различить их оказалось ужасно непросто… А самое крутое выступление имитаторов было то, что есть в моей трансляции с Тверского бульвара: французские солдаты времён то ли франко-прусской, то ли Первой мировой. В пыльных синих шинелях, и с такими выражениями лиц, как будто все они уже убиты. Начал что-то понимать про этот жанр: они ж не ряженые, а реально перевоплощаются в тех вояк. И некоторые — довольно убедительно.

Во всём опять виноват Навальный

Очень много написано в разных Фейсбуках негодующих текстов про Навального, который кого-то обманул, ввёл в заблуждение, или подставил под полицейские дубинки. Где-то там в голове у ораторов всё это склеивается с тем фактом, что в очередной раз вышло огромное количество молодёжи. Как мы помним, в методичках Администрации рассказываются страшилки о том, что каким-то хитроумным способом Навальный спецом втирается в доверие именно к школьникам и несмышлёным первокурсникам, обещает им всем по 10.000 евро и гарантирует им полную безопасность, уверяя, что митинг санкционирован, когда на самом деле это не так.

Разумеется, Навальный никакие 10.000 евро никому и никогда не обещал. И безопасность тоже ничью он не может гарантировать — достаточно вспомнить, что самого его винтят на каждой акции, а теперь, кажется, надумали пугать его ещё и статьёй Ильдара Дадина, дав только что 30 суток на основании рапорта, который сама судья помогала написать… И никакого возрастного таргетинга на школьников и их кумиров в Интернете нет ни у кампании Навального, ни у его штаба. 43 минуты ролика «Он вам не Димон», со скриншотами, кадастрами, выписками из ЕГРЮЛ — это не Саша Спилберг, не рэпер Птаха и не Алиса Вокс в клипе «Малыш». Таргетингом на условных «детей и юношество» у нас в Интернете совершенно другие люди занимаются, сорян.

А единственный разумный совет от организаторов по поводу винтилова на любой предстоящей акции — к нему всегда лучше быть готовым, сколько б раз она ни была санкционирована и согласована с властями. Самая урожайная на политзеков акция на Болотной была как раз согласована. Просто поступил приказ «размазать печень по асфальту» в честь инаугурации — и он был выполнен. Если при этом на Болотной и были какие-то люди, которые вели себя неадекватно, то вполне допускаю, что они могли быть и штатные провокаторы властей — как тот молодой человек в чёрном, за действия которого уже несколько лет пытаются осудить Дмитрия Бученкова, потому что Бученков — анархист, известен центру «Э», и на него есть давний зуб. Точно так же и блоггер Алексей Кунгуров, севший на два года за пост в ЖЖ с критикой бомбёжек Сирии, на самом деле — просто застарелое бельмо на глазу тамошнего ФСБ, оппозиционер со стажем и богатой историей конфронтации с этой конторой на совершенно локальные тюменские темы, а вовсе не пособник террористов ИГИЛ, как утверждается в его приговоре. Был бы человек, а статья найдётся, и никогда Навальный не утверждал обратного. Никогда он не говорил, что рисков нет, что никого не посадят, что ОМОН не будет зверствовать. И предупреждал об этом, и на его собственном примере имеющий глаза мог убедиться: риски есть, они совершенно реальные.

Что касается участия молодёжи в протестной движухе, то мы эту молодёжь за 2,5 месяца, прошедших после мартовского митинга на Тверской, достаточно посмотрели и послушали — как им вздорные училки и директрисы в разных концах страны пытаются втереть про Госдеп, запугать страшными карами, объяснить все стратегические преимущества хаты с краю… И что отвечают эти самые школьники своим педагогам на такую промывку мозгов, мы тоже слышали. Так что совершенно не вижу причин уподобляться Алисе Вокс и оскорблять эту молодёжь, обзывая её двоечниками, малышами и обезьянами. Эта молодёжь себе на уме, и она в своём праве.

Мотивации у неё могут быть действительно самые разные, совершенно необязательно связанные с конкретным расследованием про Димона, или даже с Навальным как политиком, претендующим на пост президента страны. Я думаю, что значительная часть выходит как раз против своих туповатых, лживых и трусливых училок и директрис, что это протест не против далёкого Медведева с Путиным и Сечиным, а против такого будущего, которое им уготовили эти самые директрисы, пытающиеся их запугать и унизить каждый день.

Конечно, есть и те, что идут туда просто за компанию, или чтобы перед девушкой покрасоваться. Но есть и такие, которым в родном для них с рождения Интернете государство пять лет кряду непрерывно пытается что-нибудь запретить, уничтожить, стереть, заблокировать, подсмотреть, подслушать и проконтролировать. Причём попытки эти, помимо своей оголтелости и навязчивости, ещё и откровенно тупы и смехотворно безграмотны. Например, блокировки сайтов, которые любой школьник обходит в один клик, хотя государство на них миллиарды уже потратило. Или фраза из первого «пакета Яровой» о том, что любая страница в Интернете с посещаемостью от 3000 непонятно кого/чего в сутки (хитов? хостов? сеансов? живых людей?), является «блогом», и в этой связи подлежит внесению в специальный государственный реестр для удобства преследования автора — такая фраза, может быть, кажется осмысленной Алисе Вокс. Но у школьника, который блоги сам и читает, и ведёт, и понимает, в чём их отличие от просто сайтов с 3000 хитов в сутки, возникает совершенно чёткое представление о том, что власть эта и нестерпимо глупа, и лжива, и активно ему враждебна.

«Ты можешь жить, любя, а можешь жить, грубя, но если ты — не мент, то возьмут и тебя», как пел 35 лет назад достаточно молодой в ту пору Борис Борисович, по очень сходному поводу. И мне самому, когда я организовывал в ту пору его квартирники в Москве, часто заканчивавшиеся винтиловом и битьём в ментовке на Гоголях, тоже не было 18 лет. И даже 16 не было, то есть по району я передвигался без паспорта, а этого на Речнухе в те годы было достаточно, чтобы любой проезжающий мимо милицейский патруль забрал тебя в 22:00 в 100 метрах от дома и доставил в обезьянник на ночлег. Так им в ту пору виделась «охрана общественного порядка». И да, опыт этих ночёвок в ментуре на кругу Петрозаводской улицы формировал моё отношение к совку не меньше, чем стихи Бродского, песни Гребенщикова, тамиздат, подпольные уроки иврита, или Сева Новгородцев в перепаянном приёмнике ВЭФ.

Людей с богатой советской школой жизни за плечами осознание, что те порядки возвращаются, может сподвигнуть к молчанию в тряпочку, или к эмиграции. Но дети-то наши выросли в другом мире. У них нет друзей, посаженных по статье за чтение Солженицына, рецензирование Бродского, изучение иврита. Зато у них есть опыт верчения государства с его страшилками на причинном месте. Конечно, они понимают, что в выходе на митинг для них существует известный риск: и омоновские дубинки, и доставка в участок, и неприятности в школе/универе. Им об этом твердят буквально на каждом шагу: учителя, родители, политинформаторы, на всех бесцензурных сайтах постоянно есть сообщения о задержаниях и последующих приговорах. Возможно, этот риск добавляет их выходам на Тверскую и Марсово поле романтики приключения. Очень странно и нелепо обвинять в этом Навального, как будто он их силой туда тащил. Потому что он — первый, кто сам рискует, и первый же огребает. Ему, чтобы получить 30 суток, ни на какую Тверскую даже не нужно выходить. 26 марта его тоже свинтили, не доходя до Тверской. У него избирательное правоприменение буквально с доставкой на дом.

Я уже достаточно давно для себя сформулировал, во многих интервью говорил, и тут наверняка писал, в чём сила Навального. Сегодня, правда, было бы точней сказать: Навальных. Потому что есть ещё и Олег, и Юля. Сила их — в том примере, который они подают. Примере бесстрашия и неуязвимости перед лицом власти, которая, на самом деле, боится гуляющих по Тверской улице с российскими флагами москвичей. Боится безоружного Навального, просто приехавшего с семьёй отдохнуть в Анапу, просто выходящего из офиса ФБК после эфира. Омоновские дубинки — проявление отнюдь не силы, а страха этой власти. Конечно, эта власть может и посадить Навального на много лет в лагеря, и убить его. Немцова же не какие-то засланные ваххабиты убили, а воины кадыровского батальона, госслужащие РФ. А Олега Навального эта власть прессует со всей дури в орловской колонии номер пять, силами сотрудников, вдумайтесь в это название, Минюста — но он в ответ ей в лицо смеётся, причём на всю страну, публикуя тексты, картинки и колонки, за каждую из которых его карают карцером и отказывают в УДО.

Эти примеры говорят ровно об одной важной вещи. Нет порабощения крепче, чем твой собственный страх. «Я учу их не бояться, — писал про своих читателей Николай Гумилёв, — Не бояться, и делать, как надо». В этом поэт, которого личное бесстрашие привело в итоге к расстрелу в застенке, видел более важную свою заслугу, чем в красивых рифмах «обнаружив — кружев». В том же и заслуга Навальных, всех троих. Они показывают, что шакалья власть больше всего боится тех, сам кто её не боится. То есть в смелости и есть наша защита от произвола трусливых заворовавшихся гопников. А в том, чтобы повторять небылицы про Навального и его сторонников, — один грёбаный стыд. Сегодня это даже не за деньги делается, а вот есть среди нас люди, которые при виде омоновских дубинок начинают рефлекторно изображать благонадёжность. «Сам на митинг, конечно, не ходил, но осуждаю. Не бейте, пожалуйста, и не снимайте с довольствия».

Ну, и осуждай, на здоровье. Но стадо вооружённых жлобов, которое вчера набрасывалось на женщин, детей и стариков в центре Москвы в День России, оно же не из-за Навального так распоясалось. Чувство вседозволенности у них питается как раз покорностью людей, их готовностью терпеть и не отсвечивать. А когда этот ресурс заканчивается, этот же самый караул разбегается первым.

PS. К сожалению, у ЖЖ глючит сервер показа картинок, так что две из трёх фоток пока битые, постараюсь это починить, но пока что увы.