Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Nam

Гендерный вопрос, от Декарта до Микояна

Почему-то одни имена бывают только мужскими, а другие — только женскими.
Особенно удивительно, если это одни и те же имена.

Взять, скажем, французское имя Рене (René), что означает «рождённый заново».
Первый из святых с этим именем, который во Франции считается покровителем башмачников, был так назван в середине V века — и ровно потому, что епископ анжерский Маурилий, креститель Галлии, во младенчестве воскресил его из мёртвых. Когда Маурилий умер, Рене занял его кафедру в анжерской епархии, продолжив катехизацию галлов. Впоследствии оба были канонизированы.

Франкофонов с таким именем известно великое множество: философ Декарт, художник Магритт, теннисист Лакост, режиссёр Клеман, правовед Кассен…
А вот женщину с таким именем (Renée) я знаю ровно одну, и она вообще не франкофон ни разу, а американка норвежско-лапландско-саамско-германо-швейцарского происхождения.

Если же взять аналогичное имя греческого происхождения — Анастасий — то тут любой из нас без труда припомнит много девушек хороших, по имени Ася, Настя, Анастасия. Одних святых мучениц женского пола с таким именем насчитывается шесть: от Узорешительницы, сожжённой на костре в 304 году н.э., до великой княжны, расстрелянной в подвале Ипатьевского дома в июле 1918 года. А вот из мужчин — разве что убитый в 1980 году сандинистами никарагуанский диктатор Сомоса, 27-й бакинский комиссар Микоян и его внук Стас Намин, названный при рождении в честь деда.
лёва в 7 месяцев

Что забыл Святейший Патриарх на Лепре?

Интересную мысль высказал вчера патриарх Кирилл в Богоявленском соборе Москвы:

«Сегодня в наших социальных сетях существует реальная болезнь, когда особенно молодые люди готовы идти на любые поступки, даже иногда самые страшные, с риском для жизни, только для того, чтобы кто-то сказал, что эта фотография, отображающая тот или иной поступок, ему понравилась. Для определения такой поддержки используется английское слово “лайк”», — сказал Патриарх во вторник вечером после богослужения в Богоявленском соборе Москвы.

«Так вот, некоторые молодые люди не видят никакой иной цели в жизни, как собирание этих лайков, и если таковых нет, то воспринимают это как личную трагедию», – констатировал он.

Между тем, по словам патриарха, тщеславие — один из грехов, «который возбуждает в человеке невероятную чувствительность к тому, как его оценивают люди, и тогда единственной целью жизни становятся действия, слова, поступки, направленные на то, чтобы получить признание от людей»
.

Буквально в то же время, когда он произносил эти слова, на личной странице Его Святейшества в сети ВКонтакте был выложен его пост о грехе уныния, собравший к этой минуте 4567 лайков при 367.000 подписчиков.

Чисто для сравнения, фотография беременной Ксении Собчак, выложенная 26 февраля в её официальной группе, собрала 105 лайков при 30.934 участниках.
Новый трек Тимати, выложенный вчера, получил 508 лайков при 567.565 подписчиках.
Последний пост Павла Дурова — о раздаче 18.000 долларов победителям дизайнерского конкурса Telegram — лайкнули 2516 человек при 5,9 млн подписчиков.

Так что когда Его Святейшество говорит о лайках — Оно знает, о чём говорит.
У Его постов больше лайков, чем у Ксюши, Тимати и Дурова (а также Стаса Михайлова, Ваенги и Лепса), вместе взятых. А по соотношению лайков с числом подписчиков Святейшество может потягаться даже с Инстаграмом Кадырова.

Если же говорить серьёзно, то вот о чём стоит задуматься: и самая древняя блогхостинговая платформа LiveJournal, и самая новомодная площадка для самопубликации Telegram/Telegra.ph одинаково успешно обходятся безо всяких лайков. ЖЖ без них живёт с 1999 года, Telegram — с 2013, Telegra.ph — с 2016.

На тех платформах, где лайки широко используются (Facebook, ВКонтакте, YouTube, Twitter), они, как правило, не применяются для рейтингования аккаунтов и постов. YouTube выносит в «Популярное» не за лайки, а за просмотры; Фейсбук при сортировке ленты ориентируется не на абсолютное число лайков, а на социальный граф конкретного пользователя. То есть три лайка от твоих друзей для Мордокниги релевантней, чем 300.000 лайков от незнакомых тебе пользователей.

По сути дела, единственная разновидность площадок, где лайки вообще как-то учитываются и на что-то влияют — это такие платформы, где используются инструменты кармы. Например, Slashdot или наши Dirty.Ru с Хабрахабром. Там действительно от лайков читателей зависят известность авторов и их возможности для самопиара.
И там действительно молодые люди ради лайков идут на самые страшные вещи, вроде reverse engineering или самовыдвижения в президенты Грузии.

Осталось только понять, как на эти площадки занесло Святейшего Патриарха.
Giotto di Bondone

«Молодой папа»: жив или умер? Христос или Антихрист?

В связи с наступлением весны — итоговый пост про «Молодого папу».
Тот самый обещанный спойлер, убранный целиком под кат.
Если вы не досмотрели до конца 10-ю серию первого сезона, лучше отложите это чтение на потом.
Послушайте лучше Тамару Эйдельман, посмотрите лекции Дмитрия Быкова и Павла Суркова, перечитайте мои предыдущие заметки (раз, два, три, четыре), а главное — досмотрите уже, наконец, S01E10.
Потому что спойлить это великое кино у меня нет ни малейшего желания, а точки над i расставить совершенно необходимо.

[Чем заканчивается «Молодой папа»?]что же случилось на площади Св. Марка в Венеции, когда Пий XIII заканчивал свою первую публичную речь?
Инфаркт? Инсульт? Острый приступ стенокардии Принцметала? Гипогликемическая кома? (Подсказка Соррентино: «у папы слабое сердце»).

Гадать о диагнозах совершенно ни к чему, сценаристы о них явно не задумывались ни в одной из дюжины экранных сцен болезни. Этот сериал — не «Доктор Хаус», медицинских ребусов нам тут не предлагают. Мы же не спрашиваем, какая напасть сразила сестру Антонию, чем страдала жена сторожа, от чего умирает кардинал Спенсер, или какие спайки рассосались в трубах у Эстер, чтобы она смогла родить.
На площади Сан Марко в 10-м эпизоде случилось ровно одно: молодой папа умер.

Это безусловный логический финал, к которому подводят нас все предшествующие события, начиная с заставки к каждой серии.
Главный герой, рассуждавший о божественном одиночестве ещё во втором эпизоде, испил эту чашу до дна. Заодно и все побочные сюжетные узлы к 10-му эпизоду бесповоротно развязаны, без заявки на продолжение.

Кардинал Дюсолье мёртв и оплакан. Он не воскреснет.

Кардинал Спенсер, хоть и мелькает на 59-й минуте в кадре, в целом тоже уже не с нами.

Эстер уехала из Ватикана, не простившись. Она не вернётся.

Сестра Мэри улетела в Африку, водить хороводы с другими детьми.

Кенгуру погиб в садах Ватикана. Общее мнение диванных критиков, от Канады до Новой Зеландии — зверь убит феминистками, но я считаю, что для сюжета причина его гибели вообще не имеет значения.

Главное, что Соррентино сам говорит прямым текстом: «Когда ты смотришь на кенгуру, ты видишь в нём самого себя, как в зеркале».
В том числе, очевидно, и на мёртвого кенгуру…

Дон Томмазо дождался кардинальской шапки: исповедальная линия на этом закончена.

У Гутьерреса больше не осталось скелетов в шкафу, одна голимая толерантная благость.

Родители — настоящие — нашлись, и спустя 36 лет подтвердили свой отказ от сына.

После их ухода с площади на самом трепетном месте проповеди тема венецианских поисков героя закрыта окончательно. Можно даже не хоронить на Сан Микеле два пустых гроба: родители Ленни — живы, просто они ему по-прежнему не родители. Если 36 лет назад их отказ от сына можно было объяснить какими-нибудь форс-мажорными обстоятельствами или ошибкой молодости, то в сцене на пьяцца Сан-Марко все точки предельно ясно расставлены над «i»: им просто не нужен сын. Никакой. Ни тот, что выполз на эту площадь из-под груды младенцев в первой сцене, ни тот, что проповедует любовь с балкона базилики в сцене заключительной.

Перед отъездом в Венецию героя навестили его умершие предшественники, а это считается предвестием скорой встречи с ними…
(Кто были эти предшественники — очень подробно рассказывает в лекции Тамара Эйдельман).

Расследование в Нью-Йорке завершено, злодей наказан.

Сценарий однозначно писался под один сезон, в конце которого ставится большая и жирная точка, без всяких двусмысленностей. Пий XIII преподал католическому миру некий важный урок, на этом его миссия окончена, все свободны, всем спасибо. Все сюжетные линии сериала завершены, все узлы развязаны, и никакого продолжения история главного героя не предполагает.

Будто бы открытым остаётся вопрос, был ли главный герой Христом или Антихристом?
Задаются им в фильме не только кардиналы и верующие, но и такие агностики, как социалистический премьер-министр и его референт. Angelical? Diabolical? — гадают они и до, и после встречи с понтификом.

Быков ругает Соррентино за то, что тот не даёт однозначного ответа на этот вопрос.
Но на самом-то деле, ответ в координатах Соррентино предельно ясный, просто сам Быков не осмеливается в него поверить.

Конечно же, папа Пий XIII — Антихрист.
Он — чёрт из табакерки, джокер, Дамиан из «Омена» и ребёнок Розмари.
Он послан католическому миру за грехи, но совершенно без намерения искупать их в одно лицо.

Он — мрачный фундаменталист, отрицающий наследие трёх обожаемых в Италии «добрых пап», которые во второй половине ХХ века разворачивали церковь от властолюбия, стяжательства, политиканства и цезарепапизма, к служению простым людям: Иоанна XXIII, Павла VI, Иоанна Павла II. Ленни презирает и отрицает их смирение, доброту, нарочитый демократизм и нестяжательство. Францисканцев он высмеивает за привычку ходить босиком, заведённую ещё основателем их ордена. Ленни тщеславен, честолюбив, эгоцентричен, циничен. Все его чудеса — это не Божий промысел, а волховство, потому что, становясь свидетелем действия высших сил, он по-прежнему не способен уверовать в Бога как их источник («Собственная способность творить чудеса способна и напугать, и повергнуть в сомнения», — комментирует сам Соррентино). Вместо веры, милосердия и сострадания к заблудшим овцам стада Христова молодой папа возвращает Ватикану вполне земное чинопочитание, материальный пафос и вещный лоск, строго в духе заветов отца Всеволода о том, что христианский пастырь должен одеваться дороже муллы и раввина.

Ленни Белардо — Князь Мира Сего.
И его смерть под копытами коней на лоджии Св. Марка — это исполнение пророчества из Иоанна 12:31:
Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон.

Конечно, это противоречит привычной нам сериальной логике: главный герой, какое бы он ни был чудовище, всегда вызывает симпатию, и смерти ему мы не желаем. Мы ждём, что он «исправится» и «перевоспитается», поймёт свои ошибки, станет хорошим парнем. И мы воочию видим эти перемены по ходу сериала. Герой начинает творить чудеса (иногда — даже задним числом), исцелять и спасать людей, наказывать злодеев, пересматривает своё отношение к самым жёстким церковным догмам…

Но, ребята, это ж лукавый Соррентино, а не тупой и упёртый католик-фундаменталист Мел Гибсон, у которого Сатана — обязательно жуткий пришелец трупного вида с червями, вылезающими из ноздри.

Конечно же, соррентиновский Князь Мира — красив, обаятелен (Sexy And I Know It), человечен, умён, остроумен, и не упустит своего шанса покарать очередного грешника, отправив его во льды, по завету Данте.

Я — часть той силы,
что вечно хочет зла,
и вечно совершает благо
, — гласит эпиграф к «Мастеру и Маргарите», из первой части Фауста Гёте.
(В переводе Пастернака: «Часть силы той, что без числа / Творит добро, всему желая зла»; в немецком оригинале — «Ein Teil von jener Kraft, / Die stets das Böse will und stets das Gute schafft».).

Обаяние Джуда Лоу — это обаяние Воланда. А план его — покинуть мир, когда миссия, с которой он сюда пришёл, будет исполнена. Воланд в финале улетает из Москвы, Пий XIII возносится над Google Earth.

Есть ровно три причины, по которым мы отказываемся принять этот финал таким, как он показан в сериале. А вместо этого спорим о возможном сюжете продолжения — будет ли это сиквел к последней сцене, или её приквел.

Во-первых, мы как бы знаем, что планируется второй сезон.
В котором герой, если он Христос, запросто может на третий день воскреснуть.
Может ли воскреснуть Антихрист, ясности нет, но мы догадываемся, что если Конец света ещё не наступил, то Воланд со свитой ещё не раз вернётся в Москву по своим делам.
Так что даже если главный герой и умер в конце 10-й серии, он может спокойно воскреснуть в начале S02E01. Или пролежать пару серий второго сезона в состоянии клинической смерти, а к третьему эпизоду воскреснуть.

Другая причина считать историю не законченной: в сериале есть одна отчётливая сценарная заявка на продолжение. Это история Тонино Петтолы, народного целителя со стигматами. Она явно выглядит как обещание сложной и интересной интриги для второго сезона.

Стоит констатировать, что удельный вес этой заявки в общей драматургии сериала довольно призрачный.
Вспомним ту сцену, благодаря которой мы считаем эту историю не завершённой, но отложенной: последнюю встречу госсекретаря Войелло со своим любимым мальчиком-инвалидом Джироламо. Вот как там звучит монолог Войелло (начиная с 38'37"):

You want to know what became of Tonino Pettola?
Look, well... Tonino Pettola... what happened is that...
Jesus, what an unseemly thing!
I didn't want to, but the Pope...
Basically, Tonino Pe...
Oh God, I was about to tell you!
No, my friend. You'll have to forgive me. But I... I can't tell anyone what became of Tonino Pettola.
Forgive me, but I can't even tell you, and you're my best friend.
There are certain secrets so important, that only one person should know them.
Don't resent me for this. I love you like the son I never had.
But I can never reveal to you what became of Tonino Pettola.


Это очень изящный монолог, и блестяще сыгранный.
За 20 минут до финальных титров он убеждает зрителя, что за кадром осталась захватывающая и готичная история, тайна преступного ватиканского злодеяния во имя веры, в котором повязаны соучастием и омертой не только папа с первым министром, но даже недавние заговорщики против понтифика — кардиналы Агирре и Кальтанисетта (все они, как мы помним, засветились в ночной вылазке на квартиру к Тонино Петтоле).

Но если рассуждать с точки зрения драматургии, это всего лишь один монолог одного персонажа, длиной 38 секунд. В той версии, которую мы с вами видели, он обещает богатый закадровый сюжет. Но это совершенно не противоречит предположению, что сценарий писался под один сезон, и заканчивался смертью папы, без всяких заявок на продолжение. В таком случае монолог Войелло должен был просто звучать иначе, и очень понятно, как. Например: «После нашего визита Тонино Петтола в ту же ночь повесился». Или «Наши друзья в прокуратуре проверили этого жулика, он оказался тем самым беглым убийцей из Ребиббии, а теперь вернулся туда на пожизненное». Или: «Он получил папское благословение прислуживать кардиналу Кёртвеллу в Кечикане, Аляска».

То есть достаточно было буквально одной фразы одного персонажа, чтобы из мощной заявки на второй сезон история Тонино Петтолы превратилась в полностью закрытый и исчерпанный сюжет — наряду со всеми другими законченными к концу 10-й серии сценарными линиями. Скорее всего, изначально так оно и было. Но когда пришло понимание, что нужно готовить интригу на второй сезон — монолог просто переписали, превратив разгадку в загадку. К сожалению, единственную оставшуюся в сложном и многофигурном сюжете сериала.

А третья причина, по которой мы не принимаем простую мысль, что молодой папа вот так вот взял и умер — это наше банальнейшее нежелание расставаться с этой прекрасной историей и её героями. Напрасно Дмитрий Быков пеняет на эту незавершённость создателям сериала, как будто это они, в силу законов жанра, не могут поставить точку. Они-то как раз прекрасно могут, и ставят её. Все сериалы на свете рано или поздно заканчиваются. Это куда более непреложный закон сериального жанра, чем «невозможность окончательной победы добра». Скорей, такая «невозможность» — дань правде жизни. А сериалы, наоборот, требуют развязки — не в этом сезоне, так в следующем.

Если «Молодой папа» продолжится на второй сезон, то исключительно потому, что мы, зрители, не хотим, чтобы путь Пия XIII, начавшись рождеством героя ночью на Сан Марко, закончился его смертью в «девятый час» на той же самой площади. Хотя именно такой путь обозначен ему десятью картинами в заставке каждой серии: от ночного поклонения полуголому младенцу у ван Хонтхорста, до падения сражённого понтифика в бело-золотых одеждах в «Девятом часе» Кателлана.

Трудно не оценить красоту и стройность сюжетного построения, в котором первый сезон оказывается последним. Нам эту историю в аллегорическом виде показывали десять раз подряд. Вифлеемская комета Ленни Белардо, подпалив венок в руке ангела, зонтик над Павлом IV и здание Лувра, превращается в злую звезду Полынь, и в Девятый час поражает понтифика…

Мы можем восхищаться точностью метафоры, но мы не хотим, чтобы пророчество сбылось.
Мы хотим второго сезона. И радуемся, прочитав в интервью Соррентино сайту IndieWire, что его сценарий уже готов.

Так что когда и если Пий XIII вернётся на второй сезон — то это не дань сериальному жанру, и не циничная погоня современных кинематографистов за наживой, а просто наши молитвы оказались услышаны.

00Canova

Его лупили сапогами по некрасивому лицу

Каждый год в этом ЖЖ на день Св. Валентина публикуется один и тот же перепост из журнала Арсена Ревазова за 14 февраля 2003 года. Сегодня этому посту Арсена исполняется 14 лет. То есть не такая древняя история, как сам Св. Валентин, по по интернетовским меркам — классика.

Всех влюблённых, или рассчитывающих ими стать, по обыкновению поздравляю с праздником.

Originally posted by el_mariachi at день нашего великомученика
Сначала Валентин был римским пресвитером. Потом римляне влили ему в жопу свинец. Потом отрезали яйца. Потом заставили их съесть. И только потом отрубили голову. Произошло это, как написал philogynist, во времена императора Caesar Marcus Aurelius Claudius Augustus.

День его смерти стал праздником влюбленных и вообще большого секса не из-за анально-генитально-оральной пыточной схемы, а потому, что надо было вытеснить из обычаев римского народа праздник Луперкалий. 14 февраля юноши и девушки, гадая, получали имя влюбленного партнера на год. Схему гадания сохранили. Имя партнера поменяли на имя святого покровителя. Новое название прижилось. Память о старом обычае осталась.

Мораль: как бы я ни провел этот день, боюсь, что Валентин провел его еще хуже.

___________
Другой канонический текст к сегодняшнему празднику — посвящённое Св. Валентину стихотворение Игоря Петрова, опубликованное в этот же день 13 лет назад. Для разнообразия сегодня воспроизведу его здесь полностью:

Сперва, повесив вверх ногами
как беззащитную овцу,
его лупили сапогами
по некрасивому лицу.

Он излагал про силу духа
и христианскую любоф.
Засим недосчитался уха
и полудюжины зубов.

Но он сносил любые муки,
смеялся (был мужик не злой),
пока ему пилили руки
и ноги ржавою пилой.

Вокруг кудрявилась природа,
а он терпел, и даже шок,
когда из заднего прохода
достали множество кишок,

его смутил не слишком. Силе
он отвечал смиреньем. Жгли
колесовали и варили
его, а после усекли

главу. Не дрогнув ни единой
губой, он испустил концы.
И день святого Валентина
ввели церковные отцы.

И каждый год вертясь устало
в безумном праздничном пылу,
жалею, что досталось мало
мучений этому козлу.

кровожадный жид

Милонов, геи, евреи: кого на самом деле варили в котлах

Не прошло и 5 лет, как депутат Милонов, наконец, дерзнул переключиться с геев на евреев.
Его сегодняшнее заявление для прессы звучит так:
Христиане выжили, несмотря на то, что предки Бориса Лазаревича Вишневского и Максима Львовича Резника варили нас в котлах и отдавали на растерзание зверям.

Звери, терзающие свежесваренные предками Вишневского и Резника тушки Милонова сотоварищи — зрелище не для слабонервных.
Чтобы подобное себе представить, мне не хватило воображения.
Но думаю, что выглядеть эта картина могла бы примерно так:

Collapse )
00Canova

«Молчание» Скорсезе: жёсткий иезуитский БДСМ на 161 минуту

Посмотрел «Молчание» Мартина Скорсезе.
Даже сам не знаю, зачем я это сделал.
Может быть, по инерции, после «Молодого папы».
Или по чьему-то совету (жаль, не помню, кто был этот добрый советчик).
Как бы то ни было, сходил, о чём сильно жалею. Может быть, мой пост кому-то сэкономит 161 минуту ненужных страданий.

Фильм рассказывает о том, как правильно в 1633 году японцы умели обливать христиан кипятком, тонкими струйками, чтобы эта пытка могла продлиться несколько суток. Как выглядело в том же году сожжение людей заживо — поодиночке или целыми семьями. Какие разные способы утопления в воде практиковали японцы в 1641-м: одних христиан топили привязанными к крестам в зоне прилива, других сбрасывали в Японское море плотно завёрнутыми в циновки. Крупным планом демонстрируется процесс отрубания головы самурайским мечом — и последующее волочение обезглавленного тела по песку. Ближе к концу картины нам показывают, как христиан подвешивали за ноги над ямами, предварительно сделав им за ухом надрез, чтобы приливающая к голове кровь не замутняла остроты восприятия пытки.

На такие сцены, снятые крупным планом, с большим мастерством, именитый режиссёр отвёл в фильме минут 40 экранного времени. Остальную пару часов герои картины проводят в разных клетках, погребах, казематах, схронах и ямах, ожидая, пока за ними снова придут и отведут на очередную пытку или казнь.

Скорсезе очень убедительно доказывает, что наблюдать с близкого расстояния за чужим мучением — пытка не меньшая, чем подвергаться этим зверствам самому. Психологические мотивы героев, соглашавшихся отречься от Христа, чтобы избавить единоверцев от многочасовой ужасной пытки, зрителю картины хорошо становятся понятны примерно на третьей минуте просмотра, ещё на титрах, когда первую дюжину мучеников, распяв на крестах, поливают кипятком через ковшик с узкими дырочками (закадровый голос джедая Лайама Нисона сообщает, что их так пытали 33 дня). В остальные 158 минут зритель (чисто для разнообразия) ждёт от создателей фильма каких-нибудь других посланий — например, о природе религии, смысле земных страданий, пользе/вреде веры в Бога в подобных обстоятельствах, о культе мученичества в католицизме, о допустимости неискреннего отречения перед лицом пыток и казни близких… Но если у режиссёра, у сценаристов, или у покойного японского прозаика Сюсаку Эндо (написавшего роман «Молчание» в 1966 году) имелись какие-нибудь соображения по этому поводу, то в фильм они не вошли. Всё экранное действие состоит из казней, пыток, или ожидания того и другого.

Зато всё это неописуемо красиво снято, актёрская игра бесподобна, грим страдальцев и причёски японских чиновников тянут на Оскара вне конкурса, и трудно не согласиться с критиком Эммой Грин из The Atlantic Monthly, написавшей про эту кинокартину прочувствованное: It’s actually art. Хотя мне ближе оценка её французского коллеги Ксавье Леерпёра с радио FranceInter: «Главным мучеником в фильме Скорсезе является зритель».

Любопытно (в свете сюжета про отношение Ватикана к «Молодому папе») отметить реакцию Святого престола на это жуткое кино. Первый предпремьерный показ случился в папском Институте восточных исследований почти за месяц до выхода картины на экран. Отдельно в Ватикане был организован закрытый просмотр для 300 священников иезуитского ордена. За кулисами мероприятия папа Франциск I встретился с режиссёром.

Мотивация Ватикана тут очень понятна, в общем контексте его международной политики. Писатель Сюсаку Эндо, написавший роман, был добрым католиком, и в родной Японии его «Молчание», воспевающее мученичество местных христиан в XVII веке, пользуется огромным успехом по сей день. В святости обездоленных японских крестьян, безропотно идущих на мученическую смерть ради веры, создатели фильма ни малейших сомнений не допускают. Орден иезуитов (впервые в истории представленный ныне в Ватикане — тем самым папой Франциском I) тоже показан в фильме с трепетным восхищением, как братство бесстрашных и самоотверженных служителей Церкви, готовых терпеть любые муки ради окормления паствы. Все остальные аспекты деятельности «солдат Церкви» в Азии остались за кадром. Действующие американские члены Ордена принимали участие в работе над сценарием, чтобы избавить его от «исторических и теологических» неточностей. И явно их вклад в картину не ограничился редактированием текста латинских молитв.

PS. Главный гонитель христиан в картине, фигурирующий под именем Иноуэ-сан, — вполне реальный исторический персонаж, по имени Иноуэ Чикугано Ками Масасиге (1585-1662), постоянный любовник сёгуна Токугава Иэмицу, издавшего законы об изгнании иностранцев из Японии, и единственный из приближённых этого японского правителя, который не совершил сэппуку после его смерти. Хотя он действительно жестоко преследовал христиан, есть серьёзные основания полагать, что злоключения европейских героев картины в значительной степени связаны с их португальским подданством и общим контекстом торгового соперничества между Лиссабоном и Ост Индской Голландской компанией в странах Азии. Иноуэ-сан тесно взаимодействовал с голландскими купцами и поддерживал их монополию на торговлю с Японией. А иезуиты, начиная с упоминаемого в фильме Франциска Ксаверия, были главными проводниками португальских торговых интересов в этой стране.
Giotto di Bondone

Молодой папа — глазами историка, писателя и священника

С чувством глубокого удовлетворения наблюдаю за тем, как «Молодой папа» продолжает уверенное наступление на Москву.

Поскольку сериал требует вдумчивого просмотра, примерно три четверти тех людей в России, которым обязательно увидеть его целиком, до сих пор не продвинулись дальше первой-второй серии. Но с каждым новым посмотревшим социальное давление на отлынивающих усиливается. Потому что буквально каждому осмысленному зрителю есть, что сказать по существу увиденного. Как любое великое произведение, «Молодой папа» — это такая книга, в которой каждый открывает что-нибудь важное для себя, и хочет это обсудить.

О том, что 11 февраля лекцию о «Молодом папе» прочтёт историк Тамара Эйдельман, я тут уже писал.
Её разбор будет посвящён общему контексту истории папства, Ватикана, его иерархии, ритуалов и процедур — в привязке к тем эпизодам сериала, для понимания которых этот контекст является ключом.

15 февраля на той же площадке о своём видении соррентиновской саги расскажет Дмитрий Львович Быков. Его лекция озаглавлена «Молодой папа» глазами пожилого отца. Зная быковский метод анатомирования чужого художественного высказывания, я убеждён, что те смыслы, которые откроются в этой лекции его слушателям, при просмотре никому из нас в голову не приходили.

Тем часом, по просьбе редакции Esquire, с теологическим разбором сериала выступил на страницах мужского журнала отец Всеволод Чаплин. Вполне предсказуемо, он нашёл там лишние доказательства «изъяна западно-христианского миросозерцания» (по сравнению с единственно правильным русским взглядом) — но в целом видно, что и этого воцерковлённого православного зрителя «Молодой папа» зацепил по самое не балуйся. И сподвиг мятежного священнослужителя на весьма увлекательные рассуждения о борьбе между верой и сомнением, будь то в душах церковных иерархов, канонизированных святых, или миллионов обычных верующих любой конфессии. Почему-то меня не удивляет, что фундаменталистская повестка дня Пия XIII пришлась отцу Всеволоду по душе. И то, что он, как и я, уже с нетерпением ждёт, куда заведёт .

По поводу продолжения соррентиновской саги в этом ЖЖ хочу напомнить, что на очереди у нас — разбор 32 музыкальных номеров, входящих в официальный саундтрек сериала. Я всё жду, что кто-нибудь этот разбор удосужится сделать вместо меня, и тут в комментариях появится ссылка, но скоро терпение моё истощится.
zalupoj

«Молодой папа»: расшифровка тайных посланий, часть II

Если кому-то случайно показалось, что мой обзор картин, фигурирующих в заставке «Молодого папы» закрывает тему живописи в этом сериале — не тут-то было. Помимо дюжины экспонатов, о которых я успел написать в том посте, сериал изобилует и картинами в кадре, и скрытыми цитатами из самой разной классики, от «Пиеты» Микеланджело до «Крёстного отца» Копполы. К счастью, я — не единственный любитель этого сериала и его аудиовизуальных загадок, и к разбору уже подключились специалисты, смыслящие в живописи больше меня.

Очень качественный разбор — и собственно картин, показанных в сериале, и реконструкции живописных/скульптурных композиций в кадре — опубликован 7 января на сайте проекта Артхив. Там не только про те 11 работ, о которых я писал в своём первом посте года, но и про Banksy, и про «Виллендорфскую Венеру», и про печальную судьбу «Поклонения пастухов» ван Хонтхорста, которое пострадало при взрыве во Флоренции. Автор обзора полагает, что зрителю стоит держать эту историю из 1993 года в голове, потому что она содержит отсылку к судьбе кардинала Дюсолье. Мне такое предположение кажется притянутым за уши, но оно очень красиво иллюстрирует безграничные возможности по интерпретации скрытых смыслов и подтекстов «Молодого папы». Потому что абсолютно любое произведение классической живописи — это ниточка, потянув за которую, можно размотать невероятный клубок подтекстов, контекстов, гипертекстов, ссылок и отсылок. Включая и те, о которых мог не подозревать сам Соррентино. В конечном итоге каждый зритель обречён вынести из сериала что-нибудь своё, персональное, самостоятельно выбирая, какие подсказки режиссёра считать тайными посланиями, а какие — просто интересными фактами из истории искусств, католической церкви или современной Италии.
Collapse )
PPS. В субботу 11 февраля в лектории «Прямая речь» пройдёт лекция Тамары Эйдельман «Молодой папа. Комментарий историка». Билеты в зал, как я слышал, уже на исходе, и со дня на день закончатся. Но с нынешнего года там доступны платные прямые трансляции. Не с руки и с iPhone, как мои, а с нормальной камеры, с широкополосным доступом и звуком со студийного микрофона. И эти билеты, надеюсь, не кончатся теперь никогда.
candle

Доктор Лиза: памяти хорошего человека

Доктора Лизу похоронили вчера в Москве на Новодевичьем кладбище.

На похоронах было столько упырей, что я даже порадовался невозможности там оказаться, рядом со всей этой клептократической нечистью, спешащей примазаться к святости. Нечисти, которая при Лизиной жизни ни хуя не сделала, чтобы помочь её подопечным, но после её смерти выстроилась в очередь целовать триколор, положенный поверх её гроба. А завтра эти упыри снова пойдут принимать людоедские законы, лишающие Лизиных подопечных права на жизнь, кров и пищу. Видеть эту подлую гопоту на Лизиных похоронах мне было стыдно и неприятно. Но Елизавета Петровна их на свои похороны не звала. Они потому и пришли её хоронить, что при жизни она бы с ними не стала даже фотографироваться.

Была ли Елизавета Петровна святой?
Я не готов обсуждать эту тему, потому что в иудаизме нет культа святых.
Иудаизм — это монотеистическая религия, где верующие молятся единому Богу.
А весь институт святых, православных или католических — это, как мы считаем, лукавый технический приём для эмуляции языческих верований в местных божков в условиях монотеизма. Я не верю в местных божков, так что само слово «канонизация» кажется мне лукавой данью язычеству.

Елизавета Петровна Глинка была просто хорошим человеком.
Который в любой непонятной ситуации следовал своим инстинктам и заповеди «делай что должно, будь что будет».

В Киеве она создала первый в/на Украине хоспис для умирающих от неизлечимых болезней. На большую её удачу, мэром Киева в ту пору был кащенит Черновецкий, для которого люди, потерявшие надежду, являлись значимой электоральной базой. Черновецкий ходил в её хоспис, беседовал там с умирающими бомжами. И помогал, насколько мог. Этот опыт научил Лизу, что любую власть, сколь угодно кровавую или невменяемую, можно сделать инструментом своего служения. Так же, как мой опыт научил её краудфандингу без процентов посреднику.

В Москве Елизавета Петровна была единственным человеком, помогающим бомжам. Хотя бомжи тут существуют с советских времён. Но должна была приехать из Киева доктор Лиза Глинка, чтоб нам в Москве понять, что мы, люди с московской пропиской, можем помочь бомжам в родном городе. И как именно мы можем им помочь.

Я счастлив, что мне довелось дружить с Елизаветой Петровной.
Я безутешен от мысли, что доктора Лизы больше нет.
Если какая-нибудь церковь сподобится Лизу канонизировать, официально признав, что её жизненный путь — пример для подражания верующим, то такая церковь огребёт мой безграничный респект.

Но если этого не случится, то я сам вам скажу: Лиза была святая.
От неё исходили свет, доброта и человечность.
Я это видел собственными глазами, и этот опыт никому не отменить.
Я не приемлю культ святых, я никогда не буду им молиться — будь то об урожае или о помощи — но я всегда буду помнить хорошего человека Лизу Глинку, с которой Бог мне привёл дружить. И восхищаться её служению.
Giotto di Bondone

Новогодняя открытка от папы Григория

Недавно в городе-государстве Ватикан видел Torre dei Venti.

Со стороны садов эта башня до такой степени неприметная и внешне ничем не интересная, что в Интернете нет даже нормальных её фотографий — в разрешении, пригодном для выкладывания здесь. Впрочем, вот на этой панораме из Википедии она видна на первом плане, по центру.

Примечательна эта башня тем, что в ней находилась одна из первых в Европе астрономических обсерваторий. Строил её в конце 1570-х годов болонский зодчий Оттавио Маскерини, архитектор Апостольского дворца. Изначально она называлась Torre dei Venti — Башня Ветров. Позже стала именоваться Григорианской башней, по имени папы Григория XIII, давшего указания о её строительстве. Официальное название — Specola Astronomica Vaticana.

По распоряжению папы Григория башня была оборудована лучшими инструментами своего времени. Именно там научная ватиканская комиссия, возглавлявшаяся немецким иезуитом Христофором Клавием, долгих 6 лет совершала уточняющие вычисления по предложениям Алоизия Лиллия, на основании которых 435 лет назад папа Григорий провёл реформу юлианского календаря, установленного в 45 году до н.э. Цезарем.

Если б не эта реформа, доедать остатки новогоднего оливье нам пришлось бы сегодня с утра.

Зачем папе Григорию XIII понадобилось реформировать юлианский календарь?
Никакой практической нужды в этом не было, но папу из болонского семейства Бонкомпаньи, как и двух его предшественников, кардиналов Фарнезе и Медичи, волновало рассогласование пасхальных полнолуний с астрономическими. Их реально парило, что праздник в ознаменование смерти и воскресения Христа отмечается церковью не совсем в те дни, в которые два этих события действительно произошли.

Папская булла Григория XIII, провозглашавшая реформу календаря, была издана 24 февраля 1582 года, и называлась (по двум первым её словам) Inter gravissimas — «Среди важнейших». Земной путь Христа, согласно этой булле, отсчитывается от 25 марта нулевого года нашей эры, то есть не от Рождества, а от благовещения, непорочного зачатия и боговоплощения на Земле.

Пишу об этом к тому, что ни религия, ни церковь совершенно не обязана быть оплотом мракобесия и использовать свой авторитет для отрицания научных знаний. История знает немало примеров, когда во главе религиозных институтов оказывались люди современные, просвещённые, сознававшие, что, если мир наш создан Богом, то любые естественные науки, будь то астрономия или генетика, приближают нас к постижению дел и замыслов Творца. Чтобы верить в Бога и соблюдать Его заповеди, совершенно необязательно считать, что Солнце вращается вокруг Земли, а летучие мыши являются птицами. Верно и обратное. Никакое научное открытие, будь то в сфере астрономии, медицины или квантовой физики, ни на йоту не приблизило человечество к разумному обоснованию отказа от нравственного закона.