0mosaic

Наш фейковый антитеррор

Если кто-то случайно забыл, то напоминаю.

Человек, устроивший теракт в метро Санкт-Петербурга, был до этого экстрадирован из Турции.
Экстрадирован как лицо, предположительно связанное с Исламским Г.
13 месяцев он находился в Турции нелегально, а потом его оттуда выдворили.

То есть ФСБ о его приезде в Россию знало примерно всё. И когда, и куда, и как он прибыл, и по какой причине Турция его выслала. А также всё это знал МИД РФ, который этому шахиду дал российское гражданство. Многим тысячам отказывают, несмотря на наличие в России семьи, работы, бизнеса, постоянного места жительства, некоторых высылают на расправу в страны, откуда они бежали, а этому волчонку дали почему-то гражданство. И когда его экстрадировали из Турции, у органа, выдавшего ему российский паспорт, не возникло никаких вопросов насчёт правомерности выдачи парню гражданства РФ. И Мария Захарова почему-то не блещет по этому поводу фирменным своим красноречием, хотя как раз про это я б её послушал с превеликим интересом.

Теперь нам говорят, что всё дело в Телеграме.
Вот именно там он свой теракт и подготовил.
А если б Телеграм был своевременно запрещён, то террорист бы, наверное, так и остался законопослушным российским гражданином.

Вы покупаете эту версию?
Я — нет.
Я думаю, что за людьми, экстрадированными из Турции за участие в террористическом подполье, должен быть установлен надзор. Именно за ними, а не за мной, и не за подписчиками моего телеграм-канала.
Вот те самые люди, которые хотят читать мою почту, пусть бы они лучше террористами занялись.

Я не слышал, чтобы кто-нибудь в ФСБ ответил за недостаточный контроль передвижений террориста, депортированного из Турции в наручниках.
Я не слышал, чтобы в МИД РФ кто-нибудь ответил за предоставление ему гражданства России.

За теракт в питерском метро не отвечает никто.
Зато им всем страшно хочется персональных данных пользователей Telegram.
И теракт в питерском метро кажется им удобным поводом потребовать нового расширения своих и без того беспредельных прав слежки и прослушки.
Точно так же, как 3 года назад удобным поводом для принятия первого «пакета Яровой» (он же 93-ФЗ, где все эти реестры сайтов прописаны) послужили теракты в Волгограде.
Вот этот вот закон, обязывающий все сайты с посещаемостью больше 3000 не пойми кого в сутки, регистрироваться в Роскомнадзоре, он принимался именно как «антитеррористический пакет», в ответ на взрывы в Волгограде. Там же была и паспортизация доступа через WiFi, и перенос в Россию серверов, и ограничение сумм перевода в электронных платёжных системах (пролоббированное, легко догадаться, в интересах коммерческих банков, через которые террористы безо всякого труда гоняют деньги под самым носом у проверяющего ЦБ).

Уже три года в России действует этот говнозакон. Уместно спросить: много ли террористов поймали с помощью реестра сайтов с посещаемостью больше 3000 в день? А с помощью реестра организаторов распространения информации сколько удалось обезвредить террористов? А сколько терактов отменилось из-за невозможности оплатить взрывчатку Яндекс.Деньгами?

Ответа на эти вопросы мы в России не получим, потому что российские силовики никому не подотчётны и не подконтрольны. Слава Богу, есть аналоги у всех перед глазами.

В 2001 году, в ответ на теракт 9/11, Буш-младший подписал USA PATRIOT Act, серьёзно облегчивший спецслужбам США доступ к конфиденциальной информации пользователей Интернета. Этими вольностями спецслужбы США, если верить Эдварду Сноудену, воспользовались целых 10.000 раз за 15 лет. Чтобы кто не перепутал, мы говорим про Америку — страну, где 2,4 млн человек отбывают сроки по приговору суда, и ещё 4,5 млн осужденных ходят под условкой или УДО. То есть в стране, где почти 7 млн граждан числятся осужденными уголовниками, слежку установили за 10 тысячами человек. За одним подследственным из семисот.

А потом пришла пора ревизии. Американский минюст, который у них называется DoJ, как первое лицо Венецианской Республики, назначил специального инспектора, который разбирался, какую пользу принёс USA PATRIOT Act делу борьбы с терроризмом, в США и по всему миру. Инспектор оценил результаты работы за 14 лет. И признал их нулевыми. Ни один теракт не был предотвращён, благодаря перехвату чьей-либо переписки. Ни одну террористическую ячейку не удалось выявить и накрыть, читая письма. Негативных результатов зато — жопой жуй, о них тоже написал инспектор Минюста. Те самые оперативники, которые раньше внедрялись к террористам в логово, сегодня наели себе толстую задницу, годами сидя в кабинетах и читая чужие письма. Массивов переписки для изучения хватит им на 10 жизней, а результат — нулевой. Даже если попадутся в перехвате письма террористов, как в случае с 9/11, их начнут читать через 4 года после того, как теракт уже совершён.

Тотальная слежка никакого отношения не имеет к борьбе с терроризмом.
Это просто такая синекура для силовиков: вместо внедрения в террористические ячейки, сидеть по кабинетам и читать чужие письма.

Когда Александр Жаров обвиняет Павла Дурова в пособничестве террористам, уместно спросить: а много ли терактов пресёк этот самый Жаров за 5 лет в должности? Рекламу мельбурнского метрополитена Dumb ways to die он заблокировал в России, ОК. Пособие по накладыванию грима на Хеллоуин тоже заблокировал. Пост в моём ЖЖ с критикой Охренищенки и его ведомства был заблокирован как пропаганда подростковых самоубийств. В общей сложности 70.000 сайтов Роскомпозор закрыл для россиян, а вот полезный результат — он где? Я его, грешным делом, не вижу. И на все сайты, которые в России якобы заблокированы, я спокойно хожу, один раз установив в своём браузере FriGate. Это потребовало от меня ровно двух кликов, которые я совершил в 2014 году, и с тех пор при любом апгрейде Google Chrome этот плагин обновляется сам по себе, без моего участия.

А некоторые даже не стали так заморачиваться, благо в Опере и Яндекс.Браузере есть кнопка Turbo, позволяющая зайти на любой запрещённый ресурс через прокси-сервер.

Вся эта показушная борьба с терроризмом — абсолютно бессовестная фикция.
И то, с какой готовностью наши чинуши записывают в пособники террористов то Павла Дурова, то Яндекс.Деньги, то вообще любой сайт с посещаемостью от 3000 непонятно кого — это всё просто лишние иллюстрации их тотальной беспомощности и бесполезности в борьбе с террористической угрозой.

И, чтоб никто не перепутал, есть в Европе ровно две страны, где доступ в аэропорт осуществляется через рамки металлодетектора, с просветкой багажа и выкладыванием мелочи из карманов. Это Россия и Турция, две гордых наследницы византийских традиций государственного лукавства, лжи и показухи. Ровно в двух этих странах смертники и взрывались в аэропортах в 2010-е годы: в «Домодедово» в 2011-м и в Ататюрке ровно год назад. А ещё раньше через те же домодедовские рамки и рентгены две террористки-смертницы пронесли достаточный заряд, чтобы взорвать в воздухе сразу два пассажирских самолёта. Когда в порыве трогательной заботы о нашей безопасности власти перекрывают воздушное сообщение с Египтом, не стоит забывать, что в наших собственных аэропортах ситуация с безопасностью — нисколько не лучше, чем в Шарм аш-Шейхе.
00Canova

#Google и Еврокомиссия: о чём эта песня

Еврокомиссия присудила Гуглу штраф в 2,4 млрд евро за злоупотребление монопольным положением на рынке поисковых машин.

Принципиальное отличие Еврокомиссии от Гугла — в том, что Гугл является, наверное, самым полезным сервисом в истории человечества, а Еврокомиссия — самым бесполезным.

От того, что компания заплатит этот конский штраф, её ни разу не убудет. Лидерство Гугла на профильных рынках во всём мире, кроме Китая, Кореи, Японии, России и Чехии, никем не оспаривается. Когда Google стартовал в 1998 году, на этом рынке были и AltaVista, и Lycos, и Excite, и Webcrawler, и Inktomi, и собственный поиск Yahoo!. Некоторыми из этих поисковиков владели гигантские ИТ-корпорации с миллиардным оборотом. Гугл никак не мог «злоупотребить монопольным положением», потому что он никогда и ни в какой сфере монополией не являлся. Борются с Гуглом в Европе из чистого популизма. Когда крупнейшим веб-сайтом мира являлся портал Yahoo!, европейские популисты точно так же боролись и с ним.

Никакой пользы никакой компании сегодняшнее решение Еврокомиссии не принесёт. В Европе есть ровно две компании, способные конкурировать с Гуглом и побеждать его на своём поле: наш Яндекс и чешский Seznam. Третьей просто неоткуда взяться. Google — не Microsoft, он никого в этой жизни не разорил и не выдавил с рынка. Конечно, российская политика Google в отношении Яндекса была, прямо скажем, некрасивой, но эта история, как мы знаем, закончилась мировым соглашением сторон, так что вопрос можно считать исчерпанным. А Яндексу могу только пожелать, чтоб Гугл был самой большой из его проблем.
00Canova

Первый раунд битвы кандидатов за регистрацию

В любой непонятной ситуации в первую очередь лучше разобраться, в какой точке в пространстве-времени ты находишься. В переложении на стартовавшую недавно муниципальную кампанию в Москве это должно звучать так: «какие дедлайны нам выставило государство, и какие нужно выставлять себе самим». В данном случае ближайшой такой точкой невозврата стала субботняя публикация решения о проведении муниципальных выборов. С нее стартовал первый раунд гонки, в которой независимые от власти кандидаты будут штурмом со всех фронтов пытаться взять большинство муниципальных мандатов по всей Москве. Напомню, сейчас таких кандидатов по всей Москве почти 1400 человек.



Каждый из них, если он уже подготовил все необходимые документы, сразу после публикации решения о проведении выборов может подавать свои документы в избирком, открыть избирательный счет и на следующий день начать собирать подписи. При желании 3й и 4й пункты можно будет сделать в один день, но пока по расчетам штаба первая волна будет выглядеть именно так:





Collapse )
00Canova

Печатников-гейт: точки над i

Тут мне пишут, что вице-мэр Леонид Печатников действительно ездит на «скорой помощи» с мигалкой.
А я в этом ни секунды не сомневался.

Просто есть мужской способ предъявлять обвинения, а есть пидорский. И я — за мужской.

Вот когда Лёха Навальный возьмётся за Печатникова, то мы узнаем всё. И номер той кареты «скорой помощи», на которой он ездит, и сколько город перевёл денег в коммерческие структуры, где его вице-мэр является совладельцем, и каким поставкам медикаментов в семь концов помешала ГКБ №62, и при чём здесь уточка (медведевский фармбизнес не вошёл в расследование «Он вам не Димон», однако по моим сведениям основной cash flow премьер-министра генерится как раз в фарме).

А ретранслировать ничем не доказанные обвинения из телеграм-канала на 17 подписчиков — это пидорский способ обнуления претензий за счёт их заведомо кривого озвучивания.

Никто не может быть судим дважды за одно преступление. Так гласит Закон.

Если первый раз обвинение предъявляет шутейная кремлёвская проститутка, то второй раз это же обвинение нельзя будет предъявить по-человечески, с нормальной доказательной базой, как принято в расследованиях ФБК.

Затем тёзка и полезен мэрии Москвы. Чтобы мешать серьёзным расследованиям коррупции на миллиарды.
Чтобы редуцировать их до пидорского визга про карету скорой помощи. Как раз за карету-то Печатников при необходимости отчитается на счёт раз. Она наверняка законно принадлежит EMC, то есть это личный печатниковский транспорт. Карету ему не Собянин выделил, он ею до Собянина единолично владел. Триллионы пиздятся совершенно не здесь, а в городских закупках лекарств, на которые у города Москвы больше в бюджете заложено, чем у всего российского минздрава. Вот там-то Печатников и стал неизвестным Форбсу миллиардером. И вот туда потешный разоблачитель не сунется со своим жгучим любопытством: жить-то хочется. И рекламных бюджетов от клептократии хочется. Поэтому наш борец форсит фиктивную тему о карете «скорой помощи» и не заикается о реальной теме закупочной цены лекарств в Московском регионе. Хотя в качестве директора СПИД.Центра он прекрасно в курсе этой проблемы.

Так почему ж он врёт? Да просто потому, что врать ему сегодня выгодней, чем говорить правду.

Сменится власть, и вы никуда не денетесь от его разоблачений, они будут переть из любого утюга. Всю правду он вам расскажет про госзакупки лекарств. Но пока что вынужден мочить Навального и Печатникова за мелкий прайс.

А я вам совершенно бесплатно сообщаю: воровство на лекарственных закупках в Москве — триллионный бизнес. В нём, конечно же, замазан Печатников, но совершенно не он один. Лекарства — это, по сути, такое же золотое дно, как Gunvor Геннадия Тимченко для продажи нефтепродуктов. Ничего не надо там изобретать, испытывать, доказывать. Достаточно одной подписи чиновника, чтобы госбабло на закупки в правильную сторону потекло. Чтобы препарат закупался не за тысячу рублей за границей у производителя, а за пять тысяч внутри страны у реселлера.

Помните юриста Константина Чуйченко, которого президент Медведев однажды спросил про воровство на господрядах? Чуйченко тогда ответил, что воруется триллион рублей в год, только по тем сделкам, которые можно отследить на портале госзакупок. Какая-то часть воруется на раздутых заказах в ИТ-сфере, но на фарме — и проще, и удобней. Таблетка может стоить в производстве рубль, а государство её закупит за миллион. Потому что рублёвую версию запретил закупать тот самый госчиновник, совладелец завода, где государство её же закупает за миллион.

В свете этих совершенно общеизвестных фактов история о Печатникове, ездящем на карете «скорой помощи» с мигалкой и ящиком коньяка — банальное отвлечение внимания от реальных проблем в пользу вымышленных. Ездить на служебном транспорте, принадлежащем EMC, ключевой акционер EMC имеет полное право. И ящик коньяка он там тоже имеет полное право держать. Проблема не в этом, проблема в централизованной госзакупке лекарств. Проследите, как за последние годы выдавлены с этого рынка поставщики доступных решений, и всё вам станет понятно — и про Печатникова, и про тех, кто его сегодня мочит.
00Canova

Историческая память: почему такая разница в опросах?

Отличный опрос устроил у себя Варламов в честь 22 июня, так что присоединюсь к нему, пожалуй.

Poll #2069303 Правда о войне

Знал ли Сталин, что Гитлер собирается напасть на СССР?

Да, знал, но не был готов к войне.
3926(84.3%)
Нет, нападение было вероломным.
729(15.7%)

Правда ли, что на первом этапе войны преимущество немцев в технике было подавляющим?

Да.
2954(63.2%)
Нет.
1717(36.8%)

Нуждался ли Советский Союз в помощи союзников?

Нет, СССР разгромил бы врага и без посторонней помощи.
739(15.9%)
Да, советская армия без ленд-лиза протянула бы недолго.
3921(84.1%)

Правда ли, что победа была одержана благодаря стратегическому гению Сталина?

Да, вождь проявил себя как талантливый военачальник.
590(12.7%)
Нет, ситуацию спасли отдельные маршалы.
4045(87.3%)

Считаете ли вы, что СССР победил, завалив гитлеровские войска трупами своих солдат?

Нет, это домыслы западной пропаганды, потери были адекватны.
972(20.9%)
Да, достаточно вспомнить штрафбаты, заградотряды, приказ "Ни шагу назад!" и преследование пленных.
3684(79.1%)

Можно ли было эвакуировать население блокадного Ленинграда?

Да.
2803(60.8%)
Нет.
1809(39.2%)

Правда ли, что союзники открыли второй фронт, чтобы не дать СССР самостоятельно оккупировать Германию?

Да.
2288(49.2%)
Нет.
2362(50.8%)

К самому опросу есть, конечно, претензии: например, первый вопрос сформулирован криво донельзя. Два варианта ответа не являются там ни взаимоисключающими, ни даже взаимно противоречащими. Предлагать radio button, требующий выбора или/или, в такой ситуации неверно, ибо то, и другое правда: Сталин не был готов к обороне границы, а нападение немцев было в любом случае вероломным, ибо нарушило Пакт. Но первый вопрос и не важен совсем — ни он сам, ни что там на него отвечают.

Зато вот по всем остальным пунктам ответы, полученные Варламовым от 3334 читателей, чрезвычайно интересны, поучительны и познавательны. Особенно, если сравнить их с простынями Левада-центра. Левада-центр нам рапортует, что в его «репрезентативной выборке» из 1600 респондентов с каждым годом растёт число россиян, верующих в то, что товарищ Сталин выиграл войну в одно рыло, без помощи как англо-американских союзников, так и советских солдат или маршалов. Скажем, в июне 1997 года 34% респондентов Левады считало, что Сталин не щадил жизни советских солдат, а сегодня в выборке осталось лишь 12% готовых вслух такое сказать.

Надо при этом понимать, что читатель Варламова — он совершенно классически массовый, ни разу не элитарный и не оппозиционный. Спроси его, чей Крым, и 86% дружно ответят: #крымнаш. Но вот это говнище про великого Сталина, неспособного ошибаться, читатель Варламова не покупает, хоть ты ему 300 панфиловцев покажи. 84,2% читателей Варламова считают, что Сталин был не готов к войне, 83,2% не верят в победу без ленд-лиза, 85,8% приписывают победы конкретным командирам, а не гению Верховного Главнокомандующего. А респондент Левада-центра — покупает историческую ревизию Мединского на ура. Там бы ещё добавить вопрос, когда началась Вторая мировая, и 86% ответят, что 22 июня 1941 года. А что там какую-то ещё Battle for Britain Гитлер проиграл, и что Сталин 17 июня 1940 года передавал Гитлеру «самые тёплые поздравления советского правительства» со взятием Парижа — за такие знания в наши дни можно получить приговор по уголовной статье, и Верховный Суд России этот приговор поддержит. Поэтому респонденты Левада-Центра, ФОМа, ВЦИОМа не торопятся афишировать свои знания. Это искривление социологии при репрессивных режимах давно и не нами исследовано. То, что службы, которые первыми от него страдают, ни словом до сих пор об этом не обмолвились (хотя о погрешности в 3,5% предупреждают без смущения) — свидетельство того, что они готовы нам любую липу под видом общественного мнения. И относиться к результатам Левада-центра нужно с учётом этого обстоятельства.
00Canova

Антон Красовский против Леонида Печатникова. Жаба, гадюка и деконструкция fake news

Прочитал в Фейсбуке знакомой барышни негодующий пост о том, что 21 июня с.г. вице-мэр Москвы Леонид Печатников был пойман спецбатальоном ГИБДД во время рейда на Кутузовском проспекте, направленного на выявление нецелевого использования мигалок. Будто бы заместитель Собянина по социалке находился внутри кареты «скорой помощи» и имел при себе ящик коньяка.

После истории с 62-й больницей добрых слов для вице-мэра Печатникова у меня, как догадывается читатель, нет. И 62-я больница — не первый случай, когда поведение этого чиновника показалось мне отвратительным.

Например, его знаменитый отказ от сотрудничества с «Комсомолкой» из-за нацистской колонки Скойбеды 4 года назад меня порадовал, но, увы, принципиальная позиция по Холокосту оказалась очень дешёвым фиглярством и подставой. Напомню фабулу. 20 мая 2013 года Леонид Печатников торжественно объявил корреспонденту КП на пресс-конференции, что нашёл абажур из кожи своей еврейской бабушки «в редакции вашей газеты» — и отказался в этой связи отвечать на вопрос о записи московских детей в средние школы. А уже 18 июля того же года радостно давал журналистам той же газеты большое интервью… Ненадолго же хватило тщеславному чиновнику памяти о погибшей в Холокосте бабушке.

Была и ещё одна не менее гнусная история с участием того же персонажа — про умирающего от рака иногороднего ребёнка, которому в московской клинике пять суток отказывались давать обезболивающие, покуда хосписные активисты не достучались до «Эха Москвы». Назавтра после неудобного эфира на «Эхе» пресс-служба Печатникова разослала во все городские и федеральные СМИ торжественный пресс-релиз о том, как оперативное и гуманное вмешательство вице-мэра позволило ребёнку получить в Москве обезболивающие препараты, несмотря на отсутствие московской прописки. Жаль только, сама девочка умерла накануне ночью, и вкусить плодов этого гуманизма не успела. Излишне упоминать, что эта подробность о смерти ребёнка не вошла в пресс-релиз. И что во всех зависимых от мэрии изданиях эта деталь не помешала его публикации.

Так что ничего, кроме брезгливости и омерзения, публичная деятельность собянинского зама по социалке у меня не вызывает, но тем более важно для меня проверять достоверность того, что о нём пишут.

Я проверил источник информации про рейд ГИБДД у барышни в Фейсбуке.
Им оказалось издание Infox, что само по себе говорит о многом.

Впрочем, Infox в случаях публикации любого заказного компромата требует, чтобы заказчик сперва разместил его где-нибудь ещё. Причём желательно — в такой помойке, у которой есть свидетельство Роскомнадзора о регистрации в качестве СМИ. Для хвалебных материалов такого требования нет, но если речь идёт о негативе, чреватом юридическими последствиями, эта разумная мера предосторожности обычно соблюдается.

Соблюдена она оказалась и в нашем случае. «Источником» для публикации в Infox послужила заметка «Мэрия на разделительной полосе», опубликованная в некоем «информационном агентстве InterRight», о котором я никогда в жизни не слышал, и неспроста: среднесуточная посещаемость сайта в нынешнем месяце — 298 человек. Тем не менее, свидетельство о регистрации СМИ от Роскомнадзора за номером Эл№ФС 77 - 67032 у этого наносайтика имеется. И он тоже не взял на себя ответственность за эксклюзив про рейд ГИБДД против мигалок на Кутузовском проспекте.

Первоисточником новости оказался… анонимный телеграм-канал с говорящим названием «Терабайт компромата» и подзаголовком «информация, за которую платят». Создан месяц назад, 15 постов, 17 подписчиков. Вот оттуда и запущен эксклюзив про вице-мэра Печатникова, разъезжающего по Москве в карете «Скорой помощи» с мигалкой и ящиком коньяка. Причём в телеграм-канале пост вышел вчера в 15:44, на InterRight появился в 15:46, а до Infox.Ru добрался в 16:47.

Будь заказчиком этой публикации государство — там бы, на Инфоксе, эта история, скорее всего, и умерла, потому что живые люди Инфокс уже очень много лет не читают, а никакое приличное СМИ, потратив минуту на те же разыскания, результат которых я привёл выше, не приняло бы историю про «рейд ГИБДД против мигалок на Кутузовском проспекте» за настоящую новость, достойную ретрансляции. Заказчику просто принесли бы в папочке распечатки нескольких страниц с заметками, он подшил бы их к своей отчётности, и кейс был бы закрыт.

Но государству скальп Печатникова, похоже, не нужен. А те люди, которым захотелось испортить шаббат вице-мэру, распечатками и скриншотами довольствоваться не приучены. Им важно было, чтобы информация, отмытая через Telegram, InterRight, Инфокс или любую иную помойку, дошла до широких масс столичной общественности и стала вирусной. Так что в субботу утром состоялся торжественный вброс новости в Фейсбук, через верифицированный аккаунт известного телеведущего и общественного деятеля Антона Красовского. Синяя галочка, 143.000 подписчиков, репутация главного борца со СПИДом в России — думаю, заказчику удовольствие обошлось не дешевле миллиона рублей, даже если не все эти деньги дошли до публикатора. Но оно того стоило: 1100 лайков и 355 шеров к этой минуте. Охват — несколько миллионов человек в одном только Фейсбуке. Включая ту самую мою знакомую барышню, из поста которой я эту историю узнал. Она совершенно искренне верит, что так оно всё и было, что действительно в ГИБДД есть какой-то секретный батальон, который реально может себе позволить останавливать машины с мигалками на дистанции между Кремлём и Рублёвкой, чтобы проверить правомерность включения спецсигнала, ха-ха-ха. И заодно у этого спецбатальона есть полномочия обыскивать кареты скорой помощи на предмет обнаружения там вице-мэров и ящиков коньяка.

Самый важный вопрос: не был ли тут Антон Красовский использован втёмную.
Слава Богу, первым же комментарием к вбросу его спросили, не является ли источник фейковым.
Спрашивала знакомая барышня, он её обхамил. Когда следом спросила незнакомая барышня, поручился за провенанс:

Антон Красовский, конечно же, знал, что вбрасывает фейк. Ни для какого добросовестного заблуждения тут места нет.
Мониторщики всех российских СМИ проверили ссылку на анонима из Телеграма, и все нашли её негодной.
Красовский вписался своей репутацией за телеграм-канал с 17 подписчиками. Зря, на мой взгляд. Но он это сделал. Я б ему посоветовал теперь сказать, что его аккаунт в Фейсбуке «воз хакд», но он не просил моего совета. Он взрослый парень, сам решает, что дороже: котлета или репутация. Так что в итоге ему пришлось забанить меня.

Этот пост важно прочитать каждому из тех 1100 человек, которые лайкнули пост Красовского, и тем более каждому из 355, которые его у себя расшарили. И среди тех, и среди других есть мои друзья, виртуальные и реальные. Никому из них не приходит в голову, что за их шеры и лайки вперёд уплачено деньгами неких заинтересованных лиц. Тем более мне неприятно быть человеком, который им об этом сообщает. Но лучше им знать об этом, чем не знать, потому что следующий конверт на подходе. А в следующий раз повестка может быть уже не про Печатникова.
00Canova

На обиженных не только воду возят, но и в Пресненский суд на них тоже подают

Вчера в моём эфире на Серебряном дожде юрист ФБК Иван Жданов раскрыл подробности уморительнейшего иска, поданного «Неистовым Жоржем» Албуровым в родной, как выясняется, не только для меня, Гюльчехры и Малобродова, Пресненский суд.

Как все мы знаем, Дмитрий Анатольевич на букву М. — мужчина весьма обидчивый. И, с появлением у него под руками пультов управления разными соцсетями, он там банит обидчиков, почём зря. Меня, например, расфолловил в Твиттере и забанил в Инстаграме, так что я теперь его фоточки из Псехако, Тосканы, с яхты «Фотиния» и из Плёса вижу только через веб-версию. В Фейсбуке он забанил слушательницу «Серебряного дождя», которая о чем-то неудачно спросила в комментариях. А Неистового Жоржа, расследователя ФБК, который обо всех его богатствах накопал документацию, председатель Правительства Российской Федерации забанил в Твиттере.

Делать этого категорически не следовало, ибо аккаунт Д.А. Медведева в Твиттере является официальным информационным каналом Правительства РФ, о чём впрямую сказано на сайте того самого правительства. Ведётся этот аккаунт силами целой пресс-службы, которая за это получает жалование из бюджетных денег. И информация, которую пресс-служба там размещает — это официальная правительственная информация, доступ к которой должен оставаться свободным для граждан РФ. Зря что ли туда ведёт ссылка со всех страниц официального сайта Председателя Правительства РФ?

Как объяснил мне вчера в эфире Иван Жданов, так этот вопрос трактуется Федеральным законом от 9 февраля 2009 г. N 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» — принятым, к слову сказать, в первый год президентства на букву М, и скреплённым подписью на такую же букву. Закон обязывает обеспечить гражданину Албурову доступ к той самой информации, размещаемой госорганом на платформе Твиттер для всеобщего сведения.

Простыми словами, от Пресненского суда попросили обязать Медведева разбанить Албурова в Твиттере. И Пресненский суд этот административный иск вчера зарегистрировал, по подсудности, поскольку здание Правительства РФ находится прямо через дорогу от Наркомфина, в котором юрисдикция Пресни зацепила меня. Так что теперь у его перегруженных работой судей есть пять рабочих дней (до следующего четверга), чтобы либо этот иск отклонить, либо принять к рассмотрению.

Если примут — то я, наверное, подам следом иск, чтоб он меня обратно в Твиттере зафолловил, а в Инстаграме разбанил.
Потому что ссылка на Инстаграм со страницы официального сайта премьер-министра тоже имеется. Хочу вновь наслаждаться видами Тосканы, Красной поляны, Рублёвки, и что у них есть ещё там.
#жалкий
0solovyevorel

Про Жарова и Дурова: все точки над i

Свершилось: глава «Роскомнадзора» Александр Жаров написал долгожданное письмо Татьяны к Павлу Дурову. И разместил его в открытом доступе на сайте ведомства — вдруг Дуров туда время от времени наведывается, пусть прочтёт.

Это, на самом деле, очень потешный сюжет — противостояние Жарова и Дурова.
Потому что оба — фигуры в высшей степени знаковые. Осталось разобраться, кто из них — Слон, а кто — Моська.

Кто такой Павел Дуров? 15 лет назад это был интеллигентный питерский юноша, медалист и отличник из профессорской семьи — не бедной, но отнюдь не миллионерской (отец его — филолог-античник Валерий Семёнович Дуров, автор прекрасных литературных биографий Юлия Цезаря и Нерона, успешно переиздающихся уже четверть века). С детства увлекаясь Интернетом, в СПбГУ Павел Дуров учился не компьютерным или математическим дисциплинам, как его старший брат Николай, а английской филологии и переводу. Это, впрочем, не мешало ему в студенческие годы побеждать на олимпиадах по информатике и дизайну.

Всему, что Павел Дуров знает и умеет (кроме английского перевода), он научился сам, благодаря неуёмной жажде к знаниям и систематической привычке к их получению. Нет ничего удивительного в том, что применение своим огромным интеллектуальным и организаторским способностям он нашёл не на госслужбе и не в рядах олигархических финансово-сырьевых чеболей, а в русском Интернете, который 10 лет назад обладал, как нам тогда казалось, бесконечным потенциалом роста и развития. На этом рынке он в точности повторил американский успех Марка Цукерберга — с нуля создал самую популярную среди молодёжи соцсеть, привлекая в качестве стартового капитала деньги своих сокурсников из миллионерских семейств (в истории ВКонтакте дуровские партнёры Мирилашвили и Левиев повторили успех бразильца Эдуардо Саверина: он тоже миллионерский сынок, который в Гарварде подавал большие надежды и ловко играл на бирже, но 15 лет спустя единственная яркая строчка в его биографии гласит: «в начале нулевых дал умному сокурснику 20.000 долларов на соцсеть»).

Фактически окно возможностей для такого человека, как Павел Дуров, окончательно закрылось в России с аннексией Крыма и войной на Донбассе, но первый звонок прозвенел после событий мая 2012 года на Болотной площади. За фразой Пескова о размазывании печени нелояльных граждан по асфальту Госдуме последовала отмашка «разобраться» с российским Интернетом. Задачи ставились ровно две: что получится, поставить под жёсткий контроль спецслужб. А что не получится — запретить на территории России. Счёт законам, которые в этом направлении напринимали за последующие 5 лет, идёт на дюжины, и горшочек не перестаёт варить по сей день.

В том самом году, когда в ответ на Болотную депутаты из всех четырёх думских фракций внесли в парламент законопроект 139-ФЗ «О защите детей от информации», Павел Дуров, сам того не подозревая, вышел из комсомольского возраста. В юности у него была куча иллюзий насчёт того, что Россия — абсолютно лучшее в мире место для самореализации молодого таланта, благодаря уникальному сочетанию человеческого, интеллектуального и финансового капитала, что российский интернет-рынок способен расти быстрей любых устоявшихся и уже поделенных западных. Успех Яндекса, Mail.Ru, Озона, Мамбы, Одноклассников, ВКонтакте, ЖЖ — российских сервисов, полностью разгромивших на своём поле американские аналоги — служил убедительным пруфом. (NB: вам может показаться, что ЖЖ в этом списке дважды лишний, мне тоже, но просто случилось так, что мнение Павла Дурова о значении ЖЖ для Рунета я услышал от него самого в день знакомства, 6 лет назад — потому и добавил наш уютный некрополь в перечисление).

Однако при своих недюжинных умственных способностях Дуров не мог не почувствовать, какие в стране подули ветры — и к концу 2012 года все его иллюзии этими ветрами уже сдуло. Поэтому когда он придумал свой следующий проект, то сразу твёрдо понимал, что строиться новая платформа будет не в России, без фигурантов русского Forbes в учредителях, и без вообще малейшей зависимости от конъюнктуры российского интернет-рынка. Даже если сама идея безопасного обмена информацией, с защитой как от перехвата, так и от централизованного слива пользовательских данных, была в чём-то подсказана суетой Госдумы и ФСБ, Павел Дуров при создании Telegram ни секунды не рассчитывал подзаработать на страхах и опасениях соотечественников. Проект был изначально адресован мировой аудитории, с учётом всех сервисов, которые ей были на тот момент доступны, и того функционала, на который она явно предъявляла спрос. Расчёт оправдался: ещё в прошлом году активная аудитория Telegram превысила общую численность населения РФ, при том, что пользователи из России составляют меньше 5% от его активной аудитории.

Благодаря новым законам об Интернете, Россия стала практически бессмысленна как интернет-рынок для новых проектов, — написал Павел Дуров в ВК больше трёх лет тому назад, объясняя, почему русскоязычный интерфейс не значится в списке приоритетов Telegram. — Скажем, очевидно, что чем быстрее в Telegram соберётся ощутимая масса пользователей из России, тем быстрее его под благовидным предлогом заблокирует Роскомнадзор. Зачем тратить время?

В сегодняшнем открытом письме Жарова сказано буквально это:

Telegram в России должен быть заблокирован. До тех пор, пока мы не получим требуемые сведения.

Требование самостоятельной регистрации иностранного сервиса, не ведущего в РФ никакого бизнеса, в российском государственном «Реестре организаторов распространения информации» — это и есть тот самый благовидный предлог, над формулировкой которого «Роскомнадзор» ломал голову три с половиной года.

Тут читатель, возможно, ждёт, что я ему что-нибудь расскажу про Александра Жарова, но увы.
Мой бывший коллега, автор скопипащенной из документов Минздрава кандидатской «Медико-гигиенические основы формирования здорового образа жизни в Российской Федерации», отваливший из медицины на госслужбу больше 20 лет назад, ничего такого на этом свете не создал, чтобы об этом интересно было рассказывать.

Забавно, конечно, что 5 лет он прослужил пиарщиком у того самого министра Шевченко, у которого впоследствии Святейший Патриарх пытался отжать пентхаус в Доме на Набережной. И что до этого он был советником у другого пиарщика, Алексея Волина, совмещавшего в ту пору госслужбу с изданием журнала для взрослых Moulin Rouge, с откровенными фотографиями подростковых прелестей Насти Каримовой. Сегодня у Волина и Жарова — одинаковый статус: оба нынче — заместители у юного министра связи Никифорова, которому они годятся в отцы. Но у каждого из замов в руках сосредоточены рычаги посерьёзней, чем у их формального босса. О рычагах сказано будет ниже.

Самое, наверное, смешное про Жарова — его вчерашнее заявление про блокировку Гугла.

По версии главы Роскомнадзора, на сайте по адресу www.google.ru/aclk/многобуквенный_код_вызова когда-то располагалось запрещённое в России онлайн-казино. Поэтому ресурс был правомерно внесён в реестр запрещённых сайтов, а оттуда попал в цензурную выкладку Роскомнадзора. Затем компания Google оперативно устранила это нарушение российского законодательства, в связи с чем домен google.ru и был разблокирован.

На самом деле, google.ru/aclk/… — это начало любой рекламной ссылки в контекстном блоке Google AdWords. Это адрес скрипта, который перенаправляет кликнувшего пользователя за деньги на сторонний сайт, а рекламодателю выставляет счёт за этот клик. Приём и размещение рекламы в системе Google AdWords осуществляется автоматически, силами клиентов, а не Гугла, код рекламной ссылки генерируется автоматически, никакого хранения страниц сайта рекламодателя по адресу, начинающемуся с google.ru/aclk/… при этом не происходит. То есть запрещённое казино никогда не находилось по указанному адресу, так что Гугл не мог его оттуда никаким чудом удалить. Просто какой-то сотрудник цензурного ведомства, составляя свой реестр, не ту ссылку в него скопировал, а потом другой такой же криворукий перенёс этот адрес из реестра запрещённых сайтов в выгрузку для провайдеров, из-за чего весь вчерашний скандал и случился.

А сегодняшнее письмо Татьяны на заглавной странице Роскомнадзора — это всего лишь неуклюжая, но вполне традиционная у казённых российских пиарщиков попытка отвлечь внимание прессы от конфуза с блокировкой Гугла. При том, что на 99% этот конфуз связан не с самой блокировкой (кроме вексельберговского Акадо и усмановского Нетбайнета, никто из провайдеров не побежал, сломя голову, исполнять предписание), а с последующими путанными объяснениями Жарова. В конце концов, ошибочные блокировки крупнейших мировых доменов Роскомнадзором (включая Википедию, google.com и gmail.com) — вещь по нашим временам привычная, и легко объяснимая криворукостью админов этого ведомства. Осмысленные провайдеры в таких случаях просто ждут несколько часов, пока пресса напишет о блокировке, а Роскомнадзор очухается, перепугается и её отменит. Но вот Жаров полез комментировать, выдавая ошибку ведомства за «не ошибку», комментарии давал несколько раз, нескольким СМИ, версии сочинял на ходу — в итоге скандал не умер сразу, а дожил до попадания в сегодняшние газеты. И теперь его пытаются потушить, отвлекая внимание письмом Дурову.

Что касается главного вопроса дня — действительно ли РКН вот-вот заблокирует Telegram — то ответ на него проще пареной репы.

Вспомним по этому поводу пламенный монолог жаровского заместителя Максима Ксензова:

Мы завтра же можем в течение нескольких минут заблокировать Twitter или Facebook в России. Мы не видим в этом больших рисков. Если в какой-то момент мы оценим, что последствия от «выключения» социальных сетей будут менее существенными по сравнению с тем вредом, который причиняет российскому обществу неконструктивная позиция руководства международных компаний, то мы сделаем то, что обязаны сделать по закону.

Эти пылкие и категорические угрозы прозвучали 16 мая 2014 года со страниц газеты «Известия». С тех пор и Twitter, и Facebook успели не одну тысячу раз послать лесом разные российские цензурно-сыскные ведомства, пытавшиеся добиться от Калифорнии исполнения требований «пакета Яровой» и прочих несусветно глупых законов. Но ни в течении нескольких минут, ни в течение нескольких лет ничего подобного не произошло. Уже полтора года Максим Ксензов не работает заместителем Жарова в «Роскомнадзоре», а Facebook и Twitter по-прежнему доступны российским пользователям.

Потому что, как я неоднократно здесь объяснял в предшествующие годы, решение о блокировке сетей такого уровня лежит далеко за пределами полномочий и РКН, и Минкомсвязи, и вообще Правительства РФ. В России есть один человек, по слову которого можно «завтра же в течение нескольких минут заблокировать» весь Интернет, и его фамилия ни разу не Жаров.

Что же касается причин, по которым глава Роскомнадзора так в последние дни засуетился — они, хоть и лежат в сфере скорее конспирологической, однако же учил нас Клод Адриан Гельвеций, что знание некоторых принципов избавляет от необходимости знания многих фактов.

Мы знаем, что Роскомнадзор открыто саботирует исполнение 99,99% нелепых предписаний, вывалившихся на него за последнюю пятилетку из лотка взбесившегося принтера. То есть прямо нарушает цензурный закон, и открыто в этом расписывается — см. цитату из Максима Ксензова выше (мы сделаем то, что обязаны сделать по закону), могу привести ещё пяток. Это само по себе является хорошим основанием для того, чтобы написать на этих чиновников аргументированный донос по начальству. Не бдят, врагу потворствуют, переметнулись на ту сторону, как Шалтай.

Нам это редко приходит в голову, но ведь не только у нас из-за чиновников, но и у самих этих пауков в чекистской банке жизнь нелёгкая. В руках Жарова сосредоточен огромный аппаратный ресурс — не по контролю за Интернетом, конечно же, а по распределению частот, лицензий, госзаказу на триллионные подряды в области информатизации. Это та сфера рынка, в которой сегодня активничают не только усмановы с вексельбергами, но и ковальчуки с ротенбергами. Когда в мае 2012 года на должность ставили Жарова, все эти акулы чекистско-олигархического капитализма совершенно другие активы делили, телеком был мелкой мелочью для них. Сегодня телекоммуникационная сфера сулит им больше денег, чем любое сырьё. Потому что в ней сейчас пилят госбабло под предлогом «обеспечения информационной безопасности» — то есть без счёта, как на оборонку. И вот этот самый доктор Жаров, который столько лет проработал Неуловимым Джо, сегодня угодил в эпицентр попила совершенно стратегических денежных потоков. Естественно, даже если с одной из группировок он успел договориться, то другая вполне может захотеть видеть своего человека в его кресле.

Так что не удивлюсь, если стул под Жаровым в эти минуты и трещит, и качается. Не зря же платные блоггеры дружно пишут сегодня, в ЖЖ и в Телеграме, что на Роскомнадзор идёт какая-то атака тёмных сил, и что за этой атакой стоят Госдеп и лично Навальный. Само по себе появление таких платных вбросов в сливных бачках ЖЖ и Телеграма, как и их такой же платный вывод в топ, говорит прилежным ученикам Гельвеция о том, что Жарову и его команде в эти дни остро занадобилось публично доказывать начальству свою благонадёжность и истовую преданность делу цензуры и политического сыска. Когда такой фонтан начинает бить в публичном поле — это явный признак того, что аппаратный ресурс, необходимый для тихого и мирного закулисного решения проблемы у чиновника подослаб. Вспомним Якунина, вспомним Пугачёва, вспомним Малофеева. Когда непубличного деловара начинают оттирать от госкормушки более влиятельные игроки, он хватается за медийный пиар своей благонадёжности как за спасательный круг.

Это не значит, что Жарова завтра отовсюду уволят. Может, и отобьётся, и кресло сохранит, и даже штатку ему расширят. Главное — что для нас это совершенно так же не важно, как и для бизнеса Павла Валерьевича Дурова. Уйдут Жарова — пришлют другого на его место, с такой же в точности диссертацией, таким же уровнем компетентности, и такой же эластичной позицией по ключевым вопросам. И он точно так же будет грозить кулаком Гуглу, Фейсбуку, Твиттеру, Телеграму.

А когда власть дозреет до решения обрубить канал на заграницу, этого сменщика точно так же не спросят, как сегодня не спрашивают Жарова.
00Canova

«Серебряный дождь»: видео с эфиров, сердце вскладчину, золото «Спартака» и Марк Шагал

Как, возможно, уже успел где-нибудь узнать читатель, с этого понедельника у меня по будням выходит ежедневная программа «Самое время с Антоном Носиком» в эфире радиостанции «Серебряный дождь» (100.1FM в московском регионе, частоты для других городов вещания — здесь).

Помимо FM-диапазона, слушать эти эфиры вживую с 18:00 до 19:00мск можно на сайте самой радиостанции (стримы на 48 и 128Кб), или в приложениях «Серебряного дождя». СМС по ходу передачи принимаются на номер +7 903 7976333, и это самый правильный способ слушателю заявиться на разговор в эфире. Нужно оставить свой номер, имя, и указать, о чём будем говорить — студия вам отзвонит, чтоб зря не тратить ничьё время на дозвон, прозвон и висение просто так на линии. К сожалению, когда передача заканчивается, аудиозапись эфира автоматически нигде не архивируется. Выкладка архивов, аудио и видео — процесс ручной и пока что довольно асинхронный. Надеюсь, что это удастся со временем изменить, но на данный момент, к сожалению, так. Самая оперативная выкладка — на видеоканале «Серебряного дождя» в YouTube. Там сегодня доступны все три вышедших к этому дню выпуска: за понедельник 19.06, вторник 20.06 и среду 21.06. Впрочем, ниже в этом посте они тоже все три есть.

Мальчика, на лечение которого мы в передаче собираем деньги, зовут Иван Несмачный, это 15-летний спортсмен из Архангельска. Точнее было бы сказать, бывший спортсмен и, надеюсь, будущий. В ходе медосмотра этой весной его сняли с соревнований по гребному слалому, случайно обнаружив у парня врождённый порок сердца. Конечно, живи он не в Архангельске, а даже просто в Москве или Питере, этот порок могли б у него и выявить, и оперативно устранить ещё 15 лет назад. Практика Pomogi.org, «Детских сердец» Кати Бермант и других организаций, решающих такие вопросы, подсказывает, что коррекция врождённых пороков сердца у детей — хорошо поставленное на поток в России вмешательство (в отличие, скажем, от пересадки того же сердца, за которой детей иногда аж в Мадрас отправлять приходится, ибо детское донорство в РФ законодательно запрещено, спасибо лично Аркадию Мамонтову). Но случилось то, что случилось: был Ваня Несмачный спортсмен, заявленный на соревнования по гребному слалому, а стал в одночасье инвалид I группы с тикающей часовой миной в груди. Исправить этот порок сегодня позволяет весьма щадящая операция, без вскрытия грудной клетки, без многочасового наркоза и аппарата искусственного кровообращения. Просто завести ему в бедренную вену зонд, и с его помощью доставить до сердца «заплатку», она же, по-научному, окклюдер. Есть хорошее описание всей процедуры на сайте отделения детской кардиологии иерусалимской «Адассы».

Ивану Несмачному из Архангельска ехать за этим в Иерусалим не надо. Ему эту операцию сделают по месту жительства, в родном его Архангельске, и сделают ему её там бесплатно. Но вот на саму заплатку-окклюдер, стоимостью 273.000₽, в бюджете денег нет, и никакая клиника ему её тоже не подарит: квоты тамошний Минздрав выделил в нынешнем году только на полостные операции, не на эндоваскулярные. Ровно эти отсутствующие деньги на окклюдер, мы в эфире и собираем, с помощью СМС на короткий номер 2222.

Почему СМС? Потому что это радио. Разумеется, пользователю, который сидит в Интернете, может показаться не в пример удобней пожертвовать любым из альтернативных способов: на сайте фонда есть ссылки на оплату и для PayPal, и для Яндекс.Денег, и для платежа банковской картой, и для QIWI, и для Webmoney, даже для ебанкинга (счёт в ВТБ 24). Там и с суммой попроще (не нужно с остатком на счету номера сверяться), и комиссия меньше (для номера 2222 она составляет от 5 до 9%). Но в радийном эфире такую ссылку не озвучишь, и QR-код тоже не покажешь. Так что по радио объявляю именно 2222. И тут же в приходном отчёте на странице Ивана, на сайте Pomogi.org, добавляется строчка: СМС-пожертвования от слушателей "Серебряного дождя", с суммой собранного. Во вторник накидали 21.003₽, в среду — уже 24.356₽. Без малого 80 тыр отделяют юного гребца от заветного окклюдера. Трудно поверить, что к пятнице мы их не соберём.

Другая кампания, которую я анонсировал вчера на «Серебряном дожде» во время вчерашнего эфира — не благотворительность уже, а краудфандинг. Женя Фельдман, известный вам фотограф, фотокор «Новой» во время украинских событий и выборов в США, автор и ведущий фотохроники «Это Навальный», уже два фотоальбома издал на деньги, которые привлёк, в частности, от читателей этого ЖЖ. Первый альбом был про Украину, второй — про выборы Трампа, а теперь он собирает на фотохронику спартаковского золота. 100 страниц качественной профессиональной фотосъёмки — о долгожданном и совершенно неожиданном триумфе московского «Спартака», от болельщика, который ждал этой новости 16 лет. С предисловием другого спартаковского тифози, с говорящей футбольной фамилией Азар. В эфире я этот адрес назвать не могу — в смысле, это бесполезно, на слух не берётся. А тут — совершенно легко делюсь ссылкой.

И ещё одна новость, прозвучавшая в эфире во вторник, стоящая того, чтобы быть здесь залинкованной, хоть это уже не благотворительность, не краудфандинг, а чистая, беспримесная коммерция. Та самая Altmans' Gallery, откуда я за последний год сделал столько репортажей со второго этажа Новинского пассажа в Москве, открылась 15 июня в Тель-Авиве, в доме 1 на бульваре Ротшильда. Теперь и там можно прикупить у Егора Ильича своего собственного Шагала, Матисса, Кандинского, Уорхола, Дали, Миро, Пикассо и Норштейна, с провенансом и каталожными пруфами, за совершенно смешные по меркам арт-рынка деньги.

Вас, может быть, интересует, как это я так беззастенчиво вставляю рекламу в свои эфиры. Отвечу: это заранее очень подробно согласовано с юридической службой радиостанции. Чуть позже напишу отдельный пост, потому что тема действительно интересная: где лежит грань между полезной слушателю информацией, коммерческой рекламой и презренной джинсой. Для блогосферы сюжет даже актуальней во сто крат, чем для радиоэфиров. Потому что на радио это разделение затрагивает интересы коммерческой службы и акционеров, а вот в блоге размещение джинсы, то есть коммерческой рекламы под видом честной авторской рекомендации, нарушает, как мне кажется, законнные права всех читателей. А теперь — обещанные три эмбеда вышедших передач.
[Эфир за понедельник 19 июня]


[Эфир за вторник 20 июня]


[Эфир за среду 21 июня]


Услышимся сегодня и завтра в 18:00 на «Серебряном дожде».
inversia1eye

Почему поэты — не сумасшедшие

Если у вас есть знакомые поэты, то вы наверняка со мной согласитесь, что по складу характера они очень между собою похожи.
И если попытаться описать главную черту их поведения, то самое правильное слово тут — «инфантилизм».

Поэты обидчивы, ранимы, капризны, мнительны, подвержены резким перепадам настроения, которые они сами себе, как правило, не могут рационально обосновать.

А.С. Пушкин пытался объяснить эту особенность психологии поэтов в духе известной повести про доктора Джекила и мистера Хайда. По его теории, поэт в момент сочинительства и в остальное время — это два разных человека, которые между собой слабо связаны, и даже не общаются. Вот топчет землю такое последнее ничтожество из ничтожеств, а потом вдруг Аполлон его призывает к священной жертве — и перед вами возникает сверхчеловек, гордый в своём величии…

Противоположной точки зрения, вслед за Фрейдом, придерживался покойный психиатр Давид Абрамович Черняховский, много лет проработавший в центральной поликлинике Литфонда, где ему довелось лечить многих известных советских литераторов от их душевных страданий. Основываясь и на собственной богатой практике, и на изучении биографий великих писателей прошлого, Черняховский развивал теорию эвропатологии, согласно которой всякая гениальность является формой психического расстройства. Я не уверен, что он успел что-то по этому поводу опубликовать, потому что при советской власти он эти труды писал в основном в стол, а после распада СССР переключился с писательских душевных терзаний на проблемы героиновых наркоманов. Но в самиздате его тексты имели хождение, а за рубежом эвропатология, хоть и не признана самостоятельной медицинской дисциплиной, но вполне себе уважаема как направление, и иностранные книги по ней продавались даже в Советском Союзе. В середине 1980-х мне одну такую бельгийскую книжку удалось купить в «Прогрессе» на Зубовском бульваре, там развивалась и популярно доказывалась на разных примерах идея Фрейда, что вообще любой великий человек, не только поэт, но прежде всего политический лидер, выделяется из толпы прежде всего за счёт своего душевного недуга.

Я, конечно, ни разу не психиатр, хоть и имел «пятёрку» по соответствующей дисциплине в экзаменационной ведомости за 1987 год. Люди, которые преподавали мне психиатрию, были, на самом деле, не врачи и не учёные, а самые обычные менты в белых халатах, с квадратным ключом от этажа в кармане. Учебники, по которым я учился, написал покойный Снежневский, автор термина «вялотекущая шизофрения», корифей карательной психиатрии. Психушки, где я составлял истории болезни, общаясь с шизофрениками и наркоманами, по своим психотерапевтическим возможностям не сильно отличались от обычной тюрьмы. Так что суждение моё совершенно дилетантское, но я убеждён, что одинаково ошибаются и Пушкин, и Фрейд с Черняховским.

Просто поэт так устроен, что его обострённая чувствительность — необходимая часть и фундамент дарования. Патологии тут никакой нет, а есть особенный склад восприятия — мира, людей, эмоций, переживаний. Склад, при котором огромные душевные силы отдаются своему собственному внутреннему миру, прислушиванию к его шорохам, так что на окружающих не остаётся должного количества внимания и участия. Но поэт, пишущий стихи, и поэт, много лет лелеющий чудовищную, трагическую обиду по совершенно пустячному поводу — это не два разных человека, и не шизофреник с расщеплённым сознанием, а именно что один и тот же человек, очень цельный и последовательный в своём чувствовании.

При этом у поэтов-мужчин оборотной стороной их характера является совершенно обязательная рыцарственность. В целом свете не отыскать других таких заботливых и жертвенных людей, как поэты. Они абсолютно готовы воспринять чужую боль как свою, вписаться в любые проблемы, защитить, спасти, помочь. Беда с этой стороной поэтического характера состоит в том, что проявляется она порывами, как вдохновение, и очень часто оказывается не востребована окружающим миром. Потому что прекрасные порывы души поэта слышит он один, а те, что вокруг, зачастую их просто не понимают, или о них не догадываются. Когда же поэт видит, что его высокий, героический порыв не понят и не востребован, он реагирует на этот афронт со всем инфантилизмом, о котором уже сказано выше. Идеальный пример такого поэта, капризного и взбалмошного рыцаря без страха и упрёка — Николай Степанович Гумилёв. Каждая строка, которую он произносит от первого лица, звучит как чудовищное позёрство и самолюбование. А потом вспомнишь его гибель, и понятно становится, что никакой позы-то и не было. Он совершенно честно, простыми словами, описывал себя таким, каким сам себя видел — и по концовке оказалось, что таков он и был на самом деле. Просто у земных красавиц в тот блядский век его рыцарство было не слишком востребовано, так что жизнь свою он в итоге бесстрашно отдал за прекрасную даму по имени Контрреволюция.

Несколько другая история с позитивной изнанкой у поэтов-женщин. По моему ощущению, опять-таки, крайне субъективному, светлой стороной женской поэтической натуры является чудовищный, совершенно ядерный запас доброты, которую в повседневной жизни поэтессе не удаётся толком проявить. По-моему, это совершенно изумительно сыграла Чулпан в недавнем сериале по Аксёнову, где ей досталась роль Беллы Ахмадулиной. Её героиня, конечно, и божественно красива, и бесконечно обаятельна (тут стоит вспомнить рассказ Карла Проффера, как в лучах этого обаяния подавился своей фирменной желчью Иосиф Бродский, планировавший уничтожить Беллу Ахатовну в интервью для американского глянца — а вышел в итоге панегирик). Но главное в хаматовской Белле — как раз бесконечная, нерастраченная, рвущаяся из берегов доброта. И если вам тут захочется мне в качестве контрпримера напомнить Цветаеву, с её хрестоматийными признаниями в недоброте к собственным детям, то мне как раз сдаётся, читая какую-нибудь «Повесть о Сонечке», что как раз у Марины Ивановны проблема невостребованности «души прекрасных порывов» стояла острей, чем у всех других великих поэтесс. Она страшно хотела одаривать любовью, у неё просто не получалось, и эта неудача была куда более серьёзным источником её страдания, чем любые бытовые неурядицы или трагедии, выпавшие на её горький век.