кровожадный жид

Как генуэзцы, Джугашвили, Брежнев, барон Гинзбург и другие евреи спаивали непьющих русских

В последние дни комментаторы в ЖЖ активно форсят спамом ссылки на фильм «Технологии спаивания». У этого шедевра, созданного активистами организации «Общее дело», есть даже несколько версий, снятых в разном качестве по одному и тому же сценарию. Есть и книжный вариант, выпущенный ООО АСТ, он продаётся на ЛитРес за 176 рублей.
Я вообще люблю теории заговора, а особенно — с медицинским уклоном, где кого-нибудь «спаивают», «старчивают», «вербуют в сексуальные меньшинства»... Так что посмотрел, повеселился очередному набросу в духе Мединского, про непьющий русский народ, который всеми правдами и неправдами пытались споить генуэзские купцы и прочие евреи... (текстовая версия сценария — здесь)

Наткнулся там на замечательную цитату:

Еще в 1911 году крупный промышленник барон Гинзбург открыто заявлял
«От продажи водки для казённых винных лавок, от промышленного винокурения я получаю больше золота, чем от всех моих золотых приисков. Поэтому казённую продажу питий надо любой ценой сохранить и оправдать в глазах пресловутого общественного мнения».


В этой цитате восхитительно примерно вообще всё. Прямая речь барона — классический наброс в стиле «Протоколов Сионских мудрецов», где от первого лица злокозненные евреи сознаются как бы друг перед другом в своих преступных замыслах против человечества и его лучших представителей в лице русского народа. Лишь чудом удаётся проницательным антисемитским публицистам подслушать эти тайные речи! Но провенанс цитаты еврейского барона значительно круче приписанного ему текста.

Никакого «барона Гинзбурга» в природе не существовало. Но действительно была в России династия еврейских банкиров и меценатов Гинцбургов, самого знаменитого из представителей которой мы видим в кадре с той самой цитатой. Звали его Гораций Осипович (Нафтали Герц). Отец его Евзель (Йоссель) действительно сделал большое состояние на винных откупах во время Крымской войны — так что он в принципе мог бы сказать, что поставки вина государству приносят ему больше денег, чем «все его золотые прииски» — особенно, если учесть, что до появления собственных приисков у семьи Гинцбург основатель династии не дожил, умерев в 1878 году. Нафтали Герц, он же Гораций Осипович, который фигурирует в скриншоте как автор цитаты, активно развивал золотую промышленность, но в 1911 году он ничего «открыто заявить» тоже не мог. И не потому даже, что акционерное общество пиво-медоваренного завода «Москва», где он был совладельцем, не производило никакой водки и не поставляло её государству. А по куда более прозаической причине: ещё в 1909 году барон Гораций Гинцбург умер, и был похоронен в фамильном склепе на парижском кладбище Монпарнас, рядом со своим отцом Йосселем.

На всякий случай, подскажу источник, откуда пошла гулять по черносотенным изданиям цитата из зловещего «барона Гинзбурга». Придумал её 30 лет назад лично академик Фёдор Углов, идеолог позднесоветского «сухого закона». Собственно, вся эта телега про русский народ, отродясь не бравший в рот спиртного, зато активно спаиваемый инородцами (от генуэзских купцов до Льва Троцкого и грузина Джугашвили) — его личная выдумка. Которую впоследствии творчески доработал в своей книге министр Мединский, но в целом ноги растут, конечно же, из 1980-х, когда итогом полувекового советского погрома в исторической науке стал ажиотажный спрос на альтернативную историю страны со стороны манкуртов, для которых эта история стала одним белым пятном. Именно этот спрос на мифологию взамен правдивой российской истории вызвал к жизни и дилогию Владимира Чивилихина, и изыскания общества «Память», и сочинения академика Фоменко, и угловскую доктрину про непьющий народ, спаиваемый инородцами. Забавно, насколько она оказалась живуча. «Заявление барона Гинзбурга от 1911 года» растиражировано в сотнях черносотенных писулек, созданных уже в те годы, когда и фамилию, и годы жизни барона не составляло проблемы нагуглить за 20 секунд, хоть в Википедии...
0levashout

Про «Нелюбовь». Вместо рецензии

Посмотрел вчера «Нелюбовь» — отмеченный каннским призом последний фильм Андрея Звягинцева.
Хочется написать про него восемь экранов — и это верный признак того, что восемь экранов писать не надо.
Фильм этот достаточно самообъясняющий, это концентрированное искусство кино, где сами за себя говорят каждый кадр, каждая сцена, каждая цитата и сюжетный поворот. Поэтому отпишусь об увиденном тезисно, без спойлеров, без разбора цитат Тарковского, и даже без обсуждения центрального сценарного вывиха: почему действие начиналось на окраине Питера, а потом вдруг перенеслось в Москву и область.

Итак, тезисы.

1. На мой взгляд, это абсолютно лучший из всех фильмов Звягинцева, которые я видел, и это великая операторская работа его постоянного соавтора Кричмана, так что смотреть нужно на большом экране обязательно. Судя по текущим впечатлениям от проката, широкий показ в кинотеатрах продлится не больше пары недель, и завершится к середине июня. Тогда же, вероятно, появится цифра. Но я советую успеть посмотреть в кино.

2. В Интернете масса откликов на фильм от людей, которые его не смотрели и не собираются. Они свято убеждены (то ли по опыту прежних картин, то ли чисто из политического неприятия режиссёра), что Звягинцев непременно кошмарит зрителя и давит на его слёзные железы, чтобы опорочить Родину-мать. На самом деле, в «Нелюбви» никто не умирает, не кончает с собой, не гибнет от болезней или несчастного случая. Вообще нет сцен насилия и/или жестокости. Категория 18+ — потому что там есть мат (который российский зритель может услышать только в трейлере), довольно много секса и обнажёнки. Но, с точки зрения физических ужасов, это самый безобидный фильм режиссёра. Это не значит, что его не страшно смотреть, но ужас тут чисто экзистенциальный, философский.

3. Та часть фильма, которая посвящена работе поисковых отрядов «Лиза Алерт», — совершенно потрясающая документалистика внутри художественного повествования. Где, с одной стороны, вообще ничего не придумано (примерно 10% поисковых операций по сбежавшим из дома детям заканчиваются именно так, как показано в «Нелюбви»), но работа спасателей очень жёстко переосмыслена в соответствии с общей мифологией сценария.

4. Если «Елена» — это притча, а «Левиафан» — обличительный социальный трактат, то «Нелюбовь» — просто зеркало, поднесённое к глазам каждого зрителя. В сюжете фильма вообще нет ни одного злодея, ни одного персонажа, чьей злой волей объяснялись бы беды остальных героев. Ровно в одном эпизоде на экране появляется персонаж, через которого нелюбовь вошла в фабулу картины, но он — в точности такая же искалеченная жертва, как и все остальные.

5. Конечно, сюжет и смысл картины можно редуцировать до самой простой трактовки её названия: «мы, россияне, никого не любим, начиная буквально с себя, и экспортируем это состояние в соседнюю страну». Но это нехитрое умозаключение проще всего делать тому, кто не смотрел фильма. После просмотра хочется думать совершенно о других вещах. О природе счастья и его поисках, о воспитании детей, о смысле жизни, об ответственности за тех, кто рядом с тобой, о волонтёрстве, даже об абортах. «Нелюбовь» начисто лишена любой нравоучительности. Фильм никого не обвиняет, не осуждает, не делит героев на положительных и отрицательных, никак не оценивает их поступки. Звягинцев, который, по меткому выражению одного из его актёров, «любит кино больше, чем жизнь», поставил перед собой совершенно внятную художественную задачу: показать жизнь на экране так, чтобы она выглядела абсолютно непридуманной, вообще без элементов шаржа, драматизации, поучения. В героях зрителю предлагается узнавать не «знакомые типажи», а буквально самого себя в разных жизненных ситуациях. Это совершенно потрясающий сдвиг перспективы, прежде всего, по сравнению с двумя предыдущими картинами.

И самое потрясающее — что этот сдвиг перспективы режиссёру удался на все сто.
Поэтому фильм этот интересно обсуждать прежде всего с самим собой, а не с другими зрителями, и уж тем более не с теми, кто его не смотрел.
00Canova

Бездуховная Гейропа, 115 лет назад

Заметка писателя А.И. Куприна «Немного Финляндии» написана в январе 1908 года.
Соответственно, действие описанного ниже эпизода происходит в 1902-м или 1903-м.
Хотя могло б такое же случиться и в 2002-м, и в нынешнем году. Потому что какие-то вещи практически вообще не меняются ни с течением лет, ни со сменой общественно-исторических формаций.
Слово Куприну:

Помню, лет пять тому назад мне пришлось с писателями Буниным и Федоровым приехать на один день на Иматру. Назад мы возвращались поздно ночью. Около одиннадцати часов поезд остановился на станции Антреа, и мы вышли закусить. Длинный стол был уставлен горячими кушаньями и холодными закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, холодный ростбиф, какая-то дичь, маленькие, очень вкусные биточки и тому подобное. Все это было необычайно чисто, аппетитно и нарядно. И тут же по краям стола возвышались горками маленькие тарелки, лежали грудами ножи и вилки и стояли корзиночки с хлебом.

Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну марку (тридцать семь копеек). Никакого надзора, никакого недоверия. Наши русские сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению старшего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой. Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому - словом, хорошо знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.

— Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов... Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово — чухонцы.

А другой подхватил, давясь от смеха:
— А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.
— Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!

И тем более приятно подтвердить, что в этой милой, широкой, полусвободной стране уже начинают понимать, что не вся Россия состоит из подрядчиков Мещовского уезда Калужской губернии.


Писатель Куприн уехал из России в 1919 году, вернулся в 1937, за год до смерти. Похоронен на Литераторских мостках. Нобелевский лауреат Иван Бунин умер в Париже, похоронен на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. Писатель Фёдоров скончался и похоронен в Софии в 1949 году.
Giotto di Bondone

Тициан, Тинторетто и Веронезе приехали в Москву

Замечательная выставка трёх живописцев венецианского чинквеченто (оно же XVI век на наши деньги) откроется через неделю в Пушкинском музее и продлится до 20 августа.

Со всей Италии, а также из Эрмитажа и собственных пушкинских запасников, в главное здание ГМИИ свезли большую кучу (то ли 23, то ли 25) картин Тициана, Тинторетто и Веронезе, причём основная масса их — не из общеизвестных собраний, вроде венецианской Accademia и флорентийских Уффициев, а из труднодоступных и малопосещаемых мест — например, из трёх вообще не популярных у гостей и жителей Венеции церквей Santa Marcuola, San Giovanni Elemosinario, San Silvestro. Попасть в эти церкви довольно сложно из-за причуд их расписания, но если попадёшь — будешь там один, потому что в путеводителях о них не сказано (даже у Муратова с Ипполитовым, что ж говорить про Lonely Planet и DK), а прихожане в основном повымерли, или съехали на континент. Там даже на плату за вход забили в последние годы, как в одесских трамваях при Гурвице: потому что с платящих посетителей не окупается зарплата билетёра. И, конечно, если вы приехали в Венецию за Тицианом, Тинторетто и Веронезе, то искать вы их будете в совершенно других церквях, музеях и скуолах. Хотя, честно говоря, и искать не придётся: там трудней найти такую церковь, скуолу или собрание, где бы никто из этой троицы не отметился.

Наверное, в честь московской выставки, я как-нибудь не поленюсь сделать пост про главные Тинтореттовские, Тициановские и Веронезовские уголки Венеции. Но вот представить себе, что кто-нибудь осознанно поедет за творчеством трёх этих венецианцев в Болонью, Виченцу, Модену, Геную, Турин, или, страшно сказать, Неаполь, мне затруднительно. Даже завсегдатай итальянского крыла в Старом Эрмитаже может не вспомнить «Св. Георгия с принцессой» Тинторетто из 222-го «Веронезовского» зала, а тут его отдельно и специально в Москву везут, чтоб мы и разглядели, и запомнили.

Вообще, есть эта большая проблема с Тинторетто, в противоположность Веронезе. Веронезе — это художник заведомо скучный, унылый, проходной, которого очень трудно полюбить, по которому невозможно соскучиться. Проще всего, чтобы преодолеть базовый уровень неприятия, сходить в зажопную церковь Св. Себастьяна в Дорсодуро, которую настоятель фра Бернардо Торлиони дал ему расписать практически в одно рыло, между 1555 и 1570 — после этого начинаешь уже и понимать, и ценить, и осторожно любить. А с Тинторетто всё ровно наоборот. Одну картину увидишь где-нибудь, и сразу понимаешь, что гений совершенно невъебический, уникальный, и нельзя пропустить никакого его творения, нигде. Всё то, что мы привыкли считать революцией в живописи имени Караваджо, Тинторетто знал и умел задолго до, просто его другие вопросы интересовали:

Но есть одна беда. За полвека творчества он успел исписать своей неутомимой кистью квадратные километры стен, потолков, досок и холстов во всех углах Венеции. Для того, чтобы всё это посмотреть, зрителю нужно потратить примерно столько же времени, сколько заняла роспись. А у кого из нас есть свободные 50 лет на изучение творчества Тинторетто?! Так и живём, сознавая, что на каждый вштыривший нас шедевр живописца приходится 20 его полотен, досок, алтарей и фресок, которых мы не увидим никогда. Потому что тупо жизни не хватит.
0solovyevorel

Шувалов рассказал о диагнозе Путина. И сразу стало понятно, как его лечат

Игорь Иванович Шувалов, наконец, раскрыл происхождение всех тех идиотских законов, которые взбесившийся принтер напринимал про Интернет, начиная с 2012 года, и продолжает принимать в нынешнем созыве.

Оказывается, Владимир Путин серьёзно болен. Его диагноз — «цифровая экономика».

Именно для того, чтобы вылечить Вождя, принимаются все те дивные законопроекты и «пакеты Яровой», которые, по сути, направлены на уничтожение в России любой «цифровой экономики»: на снижение инвестиционной привлекательности и капитализации ведущих инновационных компаний, выдавливание лучших мозгов и перспективных проектов ИТ-сферы за пределы России, ограничение легальных сфер деятельности, платежей и трансграничной торговли, свёртывание научно-технического обмена.

Авось, когда Госдума, Роскомнадзор и Следственный комитет окончательно втопчут цифровую экономику России в асфальт, вождь, наконец, излечится от этой заморской инфекции. И вернётся к старому, доброму дербану нефтяных компаний.
chemodan new

AirBnB: риски, которые полезно понимать заранее

Прочитал в топе ЖЖ страшилку про московскую квартиру за 8500 рублей в сутки, снятую через AirBnB.
Заголовок — «Московская подстава от airbnb.ru».

Несколько важных уточнений стоит сделать по этой истории, потому что тема актуальная, сервис популярный, и накладки в нём действительно случаются.

Пункт номер раз: AirBnB, будь то RU или COM, не является арендодателем ни по одному из тех трёх миллионов предложений в 65.000 городов, которые там рекламируются. Это такая же в точности площадка-посредник, как eBay, Avito или AliExpress, через которую арендодатель из Гонконга и арендатор из Рыбинска обо всех условиях договариваются между собой напрямую, используя американскую платформу. Объём обязательств этого сервиса перед обеими сторонами прописан в его ToS. Там есть условия и по возврату денег, в случае неисполнения своих обязательств арендодателем, и по страховке от ущерба, причинённого жильцом. По этим вопросам имеет смысл козлить AirBnB, если сервис не выполнит обещанного. А по поводу своих претензий к конкретному жильцу или квартировладельцу жаловаться стоит в саму поддержку AirBnB, рассчитывая на то, что там урегулируют конфликт, в соответствии с давно выработанными процедурами.

С чисто практической точки зрения понятно, зачем автор поста выносит в заголовок иллюзорные претензии к калифорнийскому AirBnB, а не реальные — к московскому арендодателю Александру, не обеспечившему достойных условий проживания за полученные им 8500 рублей. Проще, конечно, кошмарить репутационным ущербом большую и богатую западную компанию, которая дорожит своим имиджем, чем москвича, даже фамилии которого ты не знаешь. Право блоггера использовать свой медийный вес для шантажа корпорации, я ему не мама, чтобы давать нравственные оценки такой подмене. Но как читатель, могу констатировать, что меня тут сознательно пытаются ввести в заблуждение, переваливая ответственность с больной головы на здоровую, с понятной корыстной целью выцыганить компенсацию пожирней. С точки зрения правдивости всего, что дальше написано в посте, у меня возникают законные сомнения после заведомо обманного заголовка. Хотя сама по себе история — совершенно жизненная.

Пункт номер два: сервис бронирования гостиниц Booking.Com, бизнес которого ощутимо пострадал в своё время от прихода на рынок AirBnB, в 2015 году нанёс ответный удар, начав активно привлекать в свою базу частных квартировладельцев. Поэтому на сегодняшний день во многих европейских столицах устарела даже привычная стигма, что Booking — это гостиницы с корпоративной ответственностью за уровень сервиса, а AirBnB — это дикий частный сектор. Сегодня одну и ту же квартиру можно с одинаковым успехом выставить и там, и там. Ответственность сервиса в обоих случаях одинакова.

Пункт номер три: безусловно, когда ты снимаешь квартиру у частного лица, то его возможности по решению проблем с твоим проживанием действительно очень сильно ограничены. Тем более, что типичным арендодателем через AirBnB в Москве является не инвестор, системно вложившийся в такой способ заработка на жизнь (как в курортных городах Средиземноморья), а наследник бабушкиной квартиры, который, как правило, и раньше бывал в ней не слишком часто, а сейчас вообще живёт и работает в каком-нибудь из городов дальнего зарубежья, московской арендной платой обеспечивая себе дополнительный доход. Естественно, у него нет живых, оперативных и работающих связей ни с ЖЭКом, ни с МГТС, ни с московским рынком домовой обслуги. Хорошо, если у него остались в России какие-то друзья, которые «присматривают» за его квартирой. Может быть, он им за это даже что-то отстёгивает от своей выручки. Но на серьёзный контроль собственника за качеством уборки и стирки, комплектностью посуды, белья и туалетной бумаги, исправностью Интернета в квартире, запахами, исправностью оконных рам и т.п. рассчитывать в общем случае не приходится. Причём не стоит тут думать, что Москва в этом смысле чем-то уникальна. Собственник жилья может оказаться просто распиздяй или скряга, который, даже живя на одной улице со сдаваемой квартирой, не особо парится по поводу её сохранности, и не рвётся вкладываться в мелкий ремонт (подобное является нормой, в частности, для уже упоминавшихся стран Средиземноморья). А для постояльца причиной испорченного настроения может оказаться любая бытовая мелочь: и заклинивший оконный шпингалет, и неисправный кондей, и перетёртый душевой шланг, и сдохший маршрутизатор WiFi, и отсутствие туалетной бумаги/салфеток. В гостинице такие проблемы решаются проще, чем в частной квартире.

Пункт номер четыре: частные лица — это всегда непредсказуемо. Помимо уже упомянутого раздолбайства (объяснимого тем, что многие из них в бизнесе гостеприимства не являются профессионалами), хозяева бывают просто с плохим характером, зануды, педанты, несговорчивые, нечистые на руку. Конфликтов и недоразумений в частном квартирном секторе — предсказуемо больше, чем в гостиничном. Например, единственную в моей жизни разгромную рецензию в качестве арендатора на AirBnB я получил от дамы, которая авансом взяла с меня 20 евро за уборку, при размещении на две ночи в деревне St Jean Cap Ferrat на Лазурке. Даму возмутило, что я, уезжая, не помыл посуду, не вынес мусор и не застелил кровать. Про мусор — грешен, мог бы и озаботиться, но посуды там был ровно один бокал, а про постель мне и в голову бы не пришло, что бельё после меня пойдёт не в стирку. При этом во всех других квартирах, которые я арендовал на Лазурке, платной уборкой после жильцов занимались наёмные азиатские горничные-студентки, им и в голову бы не пришло жаловаться на не прибранную гостем постель. А в этой деревенской квартире (очень, замечу, милой, и с большим курящим балконом) хозяйка возложила заботу о постояльцах на своего бойфренда, красивого отставного военного, которому в день моего отъезда предстояла, на минуточку, онкологическая операция. Очевидно, когда он ей рассказал о том, как вынужден был выносить за мной мусор и мыть бокал, и ей стало перед ним, наконец, неудобно. Но мне читать её выговор было всё равно не очень приятно.

Пункт номер пять: помимо неприятных и безответственных хозяев, попадаются и реально милые люди, местные и приезжие, знакомство и общение с которыми становится приятным дополнением к радостям путешествия. С удовольствием вспоминаю своих квартирных хозяев из Парижа, Лондона, Бергамо, Ниццы, Линьяно и Рима, с некоторыми по сей день дружу в Фейсбуке, и готов рекомендовать их общество и жилплощадь любому читателю. В гостиничном секторе подобные знакомства завязываются много реже, хоть там и случаются милые администраторши (в Ломбардии, в основном, русскоязычные). Так что нужно просто понимать, что по сравнению с многоэтажной сетевой гостиницей, условия которой от Осло до Йоханнесбурга всегда понятны заранее, аренда в AirBnB — это всегда риск и приключение. И не забывать читать отклики предыдущих постояльцев о твоём хозяине: если место бойкое, из них довольно многое можно узнать и предвидеть.

Бесплатный бонус: подскажу блоггеру Учватову, что с квартирой на Цветном ему ещё повезло заехать туда в мае. Зимой подъезд этого дома служит единственным прибежищем для всех окрестных бомжей, прячущихся от холода, так что под лестницей там всю ночь оживлённо, а весь день — насрано. Проживи там Учватов ещё пару ночей, мог бы ещё успеть вступить в конфликт с воинственной семейкой соседей-алкоголиков, за которых не только AirBnB, но и хозяину Александру предъявить ничего нельзя. Хотя в отзывах, возможно, про них что-нибудь и написано.
00Canova

Маленький шаг для москвича и огромный скачок для всей столицы



Продолжая тему моего недавнего поста о грядущих муниципальных выборах, решил немного отчитаться о том, как там идут дела. Пока что хорошего мало: из 40000 подписей для независимых кандидатов в муниципальные депутаты Москвы собрано только 5000. Но есть и хорошая новость: в отличии от большинства событий, кармически выпадающих на нашу долю, тут все зависит от нас.






Тем более, что на местах все на самом деле куда позитивнее. На интерактивной карте муниципального штаба можно обнаружить целую кучу районов, где не хватает совсем небольшого количество подписей для выдвижения кандидатов. К примеру, в том же Басманном районе не достает всего 29 подписей.



То есть если вы оттуда и сейчас читаете этот пост, то вы по сути одним росчерком можете оказать огромную помощь обычным москвичам, которые осознанно решили не мараться выдвижением от СР, КПРФ или, упаси боже, ЛДПР, а пошли независимыми кандидатами на свой страх и риск собирать подписи.Collapse )

mao by warhol

Росгвардия возвращает не те имена

Росгвардия провозглашает себя наследницей НКВД, гордится подвигами служащих этого ведомства в советское время и собирается вернуть отдельным своим подразделениям гордое имя Феликса Дзержинского. О таких планах объявили руководство и пресс-служба Росгвардии, ссылаясь на многочисленные обращения ветеранов этой организации.

Как обычно, борьба упырей за «возвращение славных имён» российско-советской истории (Иван Грозный, Малюта Скуратов, Николай II, Иосиф Сталин, Феликс Дзержинский и т.п.) ведётся людьми, изучавшими ту самую историю по диссертации В.Р. Мединского и трудам академика Фоменко. Мракобесам, которым бренды «НКВД» и «Дзержинский» нравятся своей причастностью к массовым расстрелам неблагонадёжных соотечественников, не хватает эрудиции даже на то, чтобы погуглить ключевые имена и даты.

Что ж, сделаем это за них.
Феликс Эдмундович Дзержинский скончался в июле 1926 года.
Народный комиссариат внутренних дел СССР, впоследствии преобразованный в МВД СССР, был учреждён лишь восемь лет спустя, постановлением ЦИК СССР от 10 июля 1934 года. Ведомство просуществовало 12 лет, успев поучаствовать в большом терроре и создании заградотрядов, расстреливавших советских солдат в годы войны.

За время существования НКВД СССР во главе этой организации сменилось три славных руководителя: Генрих Ягода (расстрелян в 1938 году), Николай Ежов (расстрелян в 1940 году) и Лаврентий Берия (расстрелян в 1953 году). Именно под их руководством и несли доблестную службу сотрудники НКВД СССР. Именно их имена и следовало бы возвращать из небытия, раз уж Росгвардия решила напомнить соотечественникам о подвигах своей печально знаменитой во всём мире предшественницы.
dead cash

Почему о пенсиях 2035 года лучше вообще не думать

Люди, которые всерьёз обсуждают сегодня пенсионные ставки образца 2035 года, вызывают моё искреннее, неподдельное восхищение. Блажен, кто верует, тепло ему на свете.

По-моему, совершенно очевидно, что от Государства Российского гражданам в будущем стоит ждать ровно того же, чего дождались все предыдущие поколения его жителей за последнюю тысячу лет. Диапазон очень простой и понятный заранее: либо это государство укрепляется, тогда оно вкладывает все свободные средства во внешнюю войну и внутренний террор, либо оно слабеет, хиреет, объявляет дефолты и разоряется. На внутренний террор у слабого государства денег нет, зато их нет и на борьбу с криминалом. Но ни в том, ни в другом сценарии нет никакого места для пенсионеров и заботы об их насущных нуждах.

Деньги, на которые любому из нас предстоит жить после 2035 года — это ровно и исключительно те деньги, которые мы успеем к тому моменту заработать, накопить и прикопать так, чтобы государство не сумело их у нас отобрать, когда бюджету в очередной раз не хватит средств — либо на войнушку, либо на обслуживание госдолга, либо сразу на то и другое.

Про государственную пенсию в России нужно понимать ровно одну вещь. На неё как сегодня нельзя прожить, так и никогда нельзя будет. По последним данным Росстата, в ноябре 2016 году средняя пенсия в России составила 12.428 рублей, это 219 долларов в месяц, или 7 долларов 20 центов в сутки по сегодняшнему курсу. На эти деньги российскому пенсионеру предлагается есть, пить, одеваться, оплачивать ЖКХ и лечиться. Кто жил в России, тот может легко себе представить покупательную способность 408 рублей, в ценах еды, одежды, медицины.

Даже если бы пенсии в России не заморозили до 2035 года, а обещали бы их двухкратный рост с привязкой к доллару США, это не отменяет одного простого факта: пенсией в России называется совершенно нищенское пособие. На которое, может быть, и можно прожить в глухой деревенской избе, закупаясь крупами и дошираком в сельпо, но в городе на 408 рублей взрослому человеку не выжить. Правильное финансовое планирование на перспективу в таких условиях требует исходить из того, что пенсии не будет вообще никакой. Даже этих 408 рублей не будет. Потому что претендентов на пенсионное обеспечение по старости в стране с каждым годом становится всё больше, а тех людей, из чьих налогов формируется бюджет, увы, не прибавляется. На своём историческом пике в 2006 году трудоспособное население России насчитывало 90 млн человек, сегодня — около 76 млн. А в относительных цифрах это означает снижение с 63% до 52% от общей численности населения. Нехватку рабочих рук мы, может быть, ещё как-нибудь заткнём в будущем привозными таджиками, но вот рассчитывать, что они нам ещё и на пенсию заработают, было бы совершенно детской наивностью.
medvedev george

«Эффект Стрейзанд»: как правильно спрятать особняк Медведева от посторонних глаз

Итак, свершилось. Всего за час изучив несколько тысяч страниц документов, фигурирующих в расследованиях ФБК, мировая судья Марина Васина постановила удалить из Интернета текстовый отчёт и видеоролик, где фигурируют медведевская усадьба «Миловка» в Плёсе, дворец в Знаменском, турбаза Псехако, родовое имение в Мансурово, «Скалистый берег» в Анапе, виноградники в Тоскане, поместье на 20 га в деревне Масловка, участок на 119 га в заповеднике Утриш, особняк Кушелева-Безбородко в Санкт-Петербурге, сразу две яхты «Фотиния», займ от Газпромбанка на 11 млрд рублей... Поскольку я заранее предсказывал, что все разговоры о «чести и достоинстве» Алишера Бурхановича сведутся к удалению ролика «Он вам не Димон» (и его текстовой версии dimon.navalny.com), то не стану изображать удивление по поводу такого вердикта. Напомню лишь об одном забавном обстоятельстве.

История, благодаря которой во всех языках мира появилось выражение «эффект Стрейзанд», была ровно о таком же глупом иске насчёт засекречивания объекта элитной недвижимости. Конкретно, одного особняка в Малибу, к которому прекрасная актриса и певица не хотела привлекать внимание широкой общественности. Вот он, выше, на снимке. А вот, для разнообразия, ниже — горнолыжный курорт Медведева на Северном Кавказе. Олимпийский объект, за возведение которого строителям вручили ордена. Подписчикам премьерского Инстаграма виды этого имения должны быть хорошо знакомы:

Фотографии особняка, которые адвокаты Барбры Стрейзанд в мае 2003 года потребовали удалить с сайта калифорнийских экологов Кеннета и Габриэль Эделман, были частью коллекции из 12.000 аэрофотоснимков тихоокеанского побережья, и фигурировали там под номером 3850 (сегодня, спустя 14 лет, в коллекции уже 88.000 снимков калифорнийских берегов). До обращения адвокатов Стрейзанд в Верховный суд Лос-Анджелеса воздушное фото с видом её особняка скачивалось ровно 6 раз за всё время существования на сервере, в том числе дважды — её собственными юристами. За следующий месяц после иска аудитория фотки, которую суду предлагалось засекретить, выросла до 420.000 человек.

Есть у дворцов и особняков такая неприятная особенность: их видно издалека. И с самолёта, и с квадрокоптера, и со спутника, и из кадастровых бумаг. Просто эти виды в обычное время мало кого интересуют: у публики полно забот, помимо разглядывания космических фотографий. Когда же их вдруг пытаются засекретить — будь то Люблинским мировым судом, или Верховным судом LA — вдруг откуда ни возьмись появляются миллионы людей, желающих взглянуть на эти снимки.

Этот непреложный закон Интернета сформулирован давно, а имя Барбры Стрейзанд он получил 12 лет назад — ещё до неудачной попытки Алишера Бурхановича отжать и «развивать» Яндекс.

Забавно, конечно, до какой степени наши бонзы не готовы учиться на чужих ошибках.
Что ж, придётся им учиться на своих. Это их священное конституционное право.

Bonus: как Игорь Сечин рекламировал свой дворец на Рублёвке.
Как Роскомнадзор и Госдума пропагандировали курение конопли.