Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

00Canova

Печатников-гейт: точки над i

Тут мне пишут, что вице-мэр Леонид Печатников действительно ездит на «скорой помощи» с мигалкой.
А я в этом ни секунды не сомневался.

Просто есть мужской способ предъявлять обвинения, а есть пидорский. И я — за мужской.

Вот когда Лёха Навальный возьмётся за Печатникова, то мы узнаем всё. И номер той кареты «скорой помощи», на которой он ездит, и сколько город перевёл денег в коммерческие структуры, где его вице-мэр является совладельцем, и каким поставкам медикаментов в семь концов помешала ГКБ №62, и при чём здесь уточка (медведевский фармбизнес не вошёл в расследование «Он вам не Димон», однако по моим сведениям основной cash flow премьер-министра генерится как раз в фарме).

А ретранслировать ничем не доказанные обвинения из телеграм-канала на 17 подписчиков — это пидорский способ обнуления претензий за счёт их заведомо кривого озвучивания.

Никто не может быть судим дважды за одно преступление. Так гласит Закон.

Если первый раз обвинение предъявляет шутейная кремлёвская проститутка, то второй раз это же обвинение нельзя будет предъявить по-человечески, с нормальной доказательной базой, как принято в расследованиях ФБК.

Затем тёзка и полезен мэрии Москвы. Чтобы мешать серьёзным расследованиям коррупции на миллиарды.
Чтобы редуцировать их до пидорского визга про карету скорой помощи. Как раз за карету-то Печатников при необходимости отчитается на счёт раз. Она наверняка законно принадлежит EMC, то есть это личный печатниковский транспорт. Карету ему не Собянин выделил, он ею до Собянина единолично владел. Триллионы пиздятся совершенно не здесь, а в городских закупках лекарств, на которые у города Москвы больше в бюджете заложено, чем у всего российского минздрава. Вот там-то Печатников и стал неизвестным Форбсу миллиардером. И вот туда потешный разоблачитель не сунется со своим жгучим любопытством: жить-то хочется. И рекламных бюджетов от клептократии хочется. Поэтому наш борец форсит фиктивную тему о карете «скорой помощи» и не заикается о реальной теме закупочной цены лекарств в Московском регионе. Хотя в качестве директора СПИД.Центра он прекрасно в курсе этой проблемы.

Так почему ж он врёт? Да просто потому, что врать ему сегодня выгодней, чем говорить правду.

Сменится власть, и вы никуда не денетесь от его разоблачений, они будут переть из любого утюга. Всю правду он вам расскажет про госзакупки лекарств. Но пока что вынужден мочить Навального и Печатникова за мелкий прайс.

А я вам совершенно бесплатно сообщаю: воровство на лекарственных закупках в Москве — триллионный бизнес. В нём, конечно же, замазан Печатников, но совершенно не он один. Лекарства — это, по сути, такое же золотое дно, как Gunvor Геннадия Тимченко для продажи нефтепродуктов. Ничего не надо там изобретать, испытывать, доказывать. Достаточно одной подписи чиновника, чтобы госбабло на закупки в правильную сторону потекло. Чтобы препарат закупался не за тысячу рублей за границей у производителя, а за пять тысяч внутри страны у реселлера.

Помните юриста Константина Чуйченко, которого президент Медведев однажды спросил про воровство на господрядах? Чуйченко тогда ответил, что воруется триллион рублей в год, только по тем сделкам, которые можно отследить на портале госзакупок. Какая-то часть воруется на раздутых заказах в ИТ-сфере, но на фарме — и проще, и удобней. Таблетка может стоить в производстве рубль, а государство её закупит за миллион. Потому что рублёвую версию запретил закупать тот самый госчиновник, совладелец завода, где государство её же закупает за миллион.

В свете этих совершенно общеизвестных фактов история о Печатникове, ездящем на карете «скорой помощи» с мигалкой и ящиком коньяка — банальное отвлечение внимания от реальных проблем в пользу вымышленных. Ездить на служебном транспорте, принадлежащем EMC, ключевой акционер EMC имеет полное право. И ящик коньяка он там тоже имеет полное право держать. Проблема не в этом, проблема в централизованной госзакупке лекарств. Проследите, как за последние годы выдавлены с этого рынка поставщики доступных решений, и всё вам станет понятно — и про Печатникова, и про тех, кто его сегодня мочит.
00Canova

«Серебряный дождь»: видео с эфиров, сердце вскладчину, золото «Спартака» и Марк Шагал

Как, возможно, уже успел где-нибудь узнать читатель, с этого понедельника у меня по будням выходит ежедневная программа «Самое время с Антоном Носиком» в эфире радиостанции «Серебряный дождь» (100.1FM в московском регионе, частоты для других городов вещания — здесь).

Помимо FM-диапазона, слушать эти эфиры вживую с 18:00 до 19:00мск можно на сайте самой радиостанции (стримы на 48 и 128Кб), или в приложениях «Серебряного дождя». СМС по ходу передачи принимаются на номер +7 903 7976333, и это самый правильный способ слушателю заявиться на разговор в эфире. Нужно оставить свой номер, имя, и указать, о чём будем говорить — студия вам отзвонит, чтоб зря не тратить ничьё время на дозвон, прозвон и висение просто так на линии. К сожалению, когда передача заканчивается, аудиозапись эфира автоматически нигде не архивируется. Выкладка архивов, аудио и видео — процесс ручной и пока что довольно асинхронный. Надеюсь, что это удастся со временем изменить, но на данный момент, к сожалению, так. Самая оперативная выкладка — на видеоканале «Серебряного дождя» в YouTube. Там сегодня доступны все три вышедших к этому дню выпуска: за понедельник 19.06, вторник 20.06 и среду 21.06. Впрочем, ниже в этом посте они тоже все три есть.

Мальчика, на лечение которого мы в передаче собираем деньги, зовут Иван Несмачный, это 15-летний спортсмен из Архангельска. Точнее было бы сказать, бывший спортсмен и, надеюсь, будущий. В ходе медосмотра этой весной его сняли с соревнований по гребному слалому, случайно обнаружив у парня врождённый порок сердца. Конечно, живи он не в Архангельске, а даже просто в Москве или Питере, этот порок могли б у него и выявить, и оперативно устранить ещё 15 лет назад. Практика Pomogi.org, «Детских сердец» Кати Бермант и других организаций, решающих такие вопросы, подсказывает, что коррекция врождённых пороков сердца у детей — хорошо поставленное на поток в России вмешательство (в отличие, скажем, от пересадки того же сердца, за которой детей иногда аж в Мадрас отправлять приходится, ибо детское донорство в РФ законодательно запрещено, спасибо лично Аркадию Мамонтову). Но случилось то, что случилось: был Ваня Несмачный спортсмен, заявленный на соревнования по гребному слалому, а стал в одночасье инвалид I группы с тикающей часовой миной в груди. Исправить этот порок сегодня позволяет весьма щадящая операция, без вскрытия грудной клетки, без многочасового наркоза и аппарата искусственного кровообращения. Просто завести ему в бедренную вену зонд, и с его помощью доставить до сердца «заплатку», она же, по-научному, окклюдер. Есть хорошее описание всей процедуры на сайте отделения детской кардиологии иерусалимской «Адассы».

Ивану Несмачному из Архангельска ехать за этим в Иерусалим не надо. Ему эту операцию сделают по месту жительства, в родном его Архангельске, и сделают ему её там бесплатно. Но вот на саму заплатку-окклюдер, стоимостью 273.000₽, в бюджете денег нет, и никакая клиника ему её тоже не подарит: квоты тамошний Минздрав выделил в нынешнем году только на полостные операции, не на эндоваскулярные. Ровно эти отсутствующие деньги на окклюдер, мы в эфире и собираем, с помощью СМС на короткий номер 2222.

Почему СМС? Потому что это радио. Разумеется, пользователю, который сидит в Интернете, может показаться не в пример удобней пожертвовать любым из альтернативных способов: на сайте фонда есть ссылки на оплату и для PayPal, и для Яндекс.Денег, и для платежа банковской картой, и для QIWI, и для Webmoney, даже для ебанкинга (счёт в ВТБ 24). Там и с суммой попроще (не нужно с остатком на счету номера сверяться), и комиссия меньше (для номера 2222 она составляет от 5 до 9%). Но в радийном эфире такую ссылку не озвучишь, и QR-код тоже не покажешь. Так что по радио объявляю именно 2222. И тут же в приходном отчёте на странице Ивана, на сайте Pomogi.org, добавляется строчка: СМС-пожертвования от слушателей "Серебряного дождя", с суммой собранного. Во вторник накидали 21.003₽, в среду — уже 24.356₽. Без малого 80 тыр отделяют юного гребца от заветного окклюдера. Трудно поверить, что к пятнице мы их не соберём.

Другая кампания, которую я анонсировал вчера на «Серебряном дожде» во время вчерашнего эфира — не благотворительность уже, а краудфандинг. Женя Фельдман, известный вам фотограф, фотокор «Новой» во время украинских событий и выборов в США, автор и ведущий фотохроники «Это Навальный», уже два фотоальбома издал на деньги, которые привлёк, в частности, от читателей этого ЖЖ. Первый альбом был про Украину, второй — про выборы Трампа, а теперь он собирает на фотохронику спартаковского золота. 100 страниц качественной профессиональной фотосъёмки — о долгожданном и совершенно неожиданном триумфе московского «Спартака», от болельщика, который ждал этой новости 16 лет. С предисловием другого спартаковского тифози, с говорящей футбольной фамилией Азар. В эфире я этот адрес назвать не могу — в смысле, это бесполезно, на слух не берётся. А тут — совершенно легко делюсь ссылкой.

И ещё одна новость, прозвучавшая в эфире во вторник, стоящая того, чтобы быть здесь залинкованной, хоть это уже не благотворительность, не краудфандинг, а чистая, беспримесная коммерция. Та самая Altmans' Gallery, откуда я за последний год сделал столько репортажей со второго этажа Новинского пассажа в Москве, открылась 15 июня в Тель-Авиве, в доме 1 на бульваре Ротшильда. Теперь и там можно прикупить у Егора Ильича своего собственного Шагала, Матисса, Кандинского, Уорхола, Дали, Миро, Пикассо и Норштейна, с провенансом и каталожными пруфами, за совершенно смешные по меркам арт-рынка деньги.

Вас, может быть, интересует, как это я так беззастенчиво вставляю рекламу в свои эфиры. Отвечу: это заранее очень подробно согласовано с юридической службой радиостанции. Чуть позже напишу отдельный пост, потому что тема действительно интересная: где лежит грань между полезной слушателю информацией, коммерческой рекламой и презренной джинсой. Для блогосферы сюжет даже актуальней во сто крат, чем для радиоэфиров. Потому что на радио это разделение затрагивает интересы коммерческой службы и акционеров, а вот в блоге размещение джинсы, то есть коммерческой рекламы под видом честной авторской рекомендации, нарушает, как мне кажется, законнные права всех читателей. А теперь — обещанные три эмбеда вышедших передач.
[Эфир за понедельник 19 июня]


[Эфир за вторник 20 июня]


[Эфир за среду 21 июня]


Услышимся сегодня и завтра в 18:00 на «Серебряном дожде».
0solovyevorel

Шувалов рассказал о диагнозе Путина. И сразу стало понятно, как его лечат

Игорь Иванович Шувалов, наконец, раскрыл происхождение всех тех идиотских законов, которые взбесившийся принтер напринимал про Интернет, начиная с 2012 года, и продолжает принимать в нынешнем созыве.

Оказывается, Владимир Путин серьёзно болен. Его диагноз — «цифровая экономика».

Именно для того, чтобы вылечить Вождя, принимаются все те дивные законопроекты и «пакеты Яровой», которые, по сути, направлены на уничтожение в России любой «цифровой экономики»: на снижение инвестиционной привлекательности и капитализации ведущих инновационных компаний, выдавливание лучших мозгов и перспективных проектов ИТ-сферы за пределы России, ограничение легальных сфер деятельности, платежей и трансграничной торговли, свёртывание научно-технического обмена.

Авось, когда Госдума, Роскомнадзор и Следственный комитет окончательно втопчут цифровую экономику России в асфальт, вождь, наконец, излечится от этой заморской инфекции. И вернётся к старому, доброму дербану нефтяных компаний.
всюду жизнь

Евгению Чудновец защищали не за ум и красоту

Читаю обсуждения Евгении Чудновец и тихо охуеваю от постановки вопроса.
Вот она какая оказалась, зачем только из тюрьмы вытаскивали…

Одну простую вещь не понимают люди, которые готовы пересмотреть своё отношение к кампании за освобождение Чудновец, с поправкой на всю ту ересь, которую барышня теперь несёт.

Правозащита — это та же, в сущности, медицина, хоть и лечит не телесные хвори, а социальные.
Вправляет вывихи не суставов, а судов. Облучает опухоли не в человеческих, а в государственных органах.

Врач исходит из того, что никакой человек не должен болеть, а больной не должен страдать.
Правозащитник исходит из того, что невиновный не должен сидеть, и никакой, сколь угодно виновный, осужденный не должен подвергаться пыткам.

Какое может быть дело врачу до того, умён его пациент или глуп, прогрессивен или старомоден, за какую он партию голосует, и что думает про #Крымнаш? Уважает ли современную медицину, и скажет ли спасибо, если выздоровеет? Не захочет ли он после выписки стать знахарем или шарлатаном? Все такие вопросы никак не могут и не должны влиять на цель, процесс и результат лечения. Эти материи просто посторонние тут, и ещё Гиппократ заповедал врачу на них не отвлекаться.

Точно так же и правозащитнику, добивающемуся отмены неправосудного приговора, не должно быть никакого дела до политических взглядов, человеческих качеств и умственных способностей невинно осужденного, а также на то, как он планирует распорядиться своей свободой, когда выйдет.

Решительно ничего такого не может сегодня сказать Евгения Чудновец, чтобы поставить под сомнение правильность борьбы за пересмотр её дела. Она может сегодня даже заявить, что напрасно её вытащили с зоны, ей там хорошо жилось. Может сказать, что освобождением обязана лично Путину, как Оксана Севастиди. Или обругать тех, кто боролся за его освобождение, как сделал Фарбер. Это всё не имеет решительно никакого значения. Главное — что невиновных, которые не должны были сидеть, выпустили на свободу, к родным и близким. Если о чём-то люди, которые этого добивались, и могут сожалеть — то лишь о том, что за прекращением дел в отношении заведомо невиновных не последовало хотя бы отстранение тех людей, которые эти дела фабриковали. Это действительно недоработка. И что некоторые из невинно осуждённых вышли по УДО, без оправдания, реабилитации, без права компенсации за отсиженное — тоже очень жаль. И что оборотни, которые сознательно фабриковали уголовные дела, подчас по коммерческому заказу, сохранили свои должности, сознавать неприятно.

А что там думает, говорит или пишет Чудновец про Навального, Соколовского, Чайку, Бастрыкина и «Русь сидящую» — решительно по барабану. Скажу вам больше. Если завтра ту же Чудновец упакуют по какому-нибудь новому фантастическому обвинению, то те же самые люди снова за неё и впишутся. Так же, как врач не откажет в лечении больному, который в прошлый раз на него жалобы писал.
inversia1eye

Стариков не пускать к врачу, а самозанятых — за границу

Единоросс Валерий Рязанский предложил ограничить для самозанятых россиян (которых в стране насчитывается от 15 до 25 млн человек) доступ к медицинской помощи и право на выезд за пределы Российской Федерации. Это, конечно, страшно трогательно: каждый раз, когда наши патриотические сенаторы и думцы затевают кого-нибудь примерно наказать, им тут же в голову приходит идея обязать злодея жить в Российской Федерации. Ирина Яровая, помнится, предлагала с помощью ограничений выезда бороться с преступлениями экстремистской и террористической направленности. Но пока что, кроме Алексея Навального, никакой сотрясатель основ конституционного строя этому изуверскому наказанию не подвергнут. Из «пакета Яровой» принудительное содержание осуждённых экстремистов и террористов в границах РФ было перед третьим чтением изъято.

Читатель вправе спросить, что за мудак такой этот сенатор Валерий Рязанский, грезящий о выездных визах для самозанятых. Спрашиваете — отвечаем. Это ровно тот самый мудак, который, возглавляя «Союз пенсионеров России», выступил год назад с инициативой: запретить пожилым гражданам РФ самостоятельно обращаться к врачам. По его задумке, начиная с 72-летнего возраста, россиянам должна быть доступна лишь помощь медсестры, в экстренном случае — фельдшера. А на врачебный приём предлагалось допускать только людей помоложе. Предложение вступило в неразрешимый конфликт с ФЗ-323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», не говоря уже о таких мелочах, как Конституция РФ. Так что впоследствии Рязанский от своей искромётной затеи отказался, и умолк на целый год. А теперь вернулся с не менее ошеломляющей инициативой.
flu

Всех ярче сверкают улыбки советских весёлых девчат

Изумительно нащупала неустранимое различие между Россией и Западом депутат-единоросс Елена Панина.

Вот её манифест в Фейсбуке:
Мы и Они
Мы никогда не сойдёмся с Западом. Мы слишком разные.

"Стихи и проза, лёд и пламень не столь различны меж собой."

И так было всегда на протяжении всей истории. 
Они - холодные и безразличные. 
Мы - тёплые и сочувствующие. 
К примеру, если ты лежишь в клинике в Европе на обследовании или на лечении, к тебе подойдут, вежливо сделают строго те процедуры, что назначены, дадут лекарства - и всё! Никаких попыток поговорить, никаких слов поддержки, ободрения, сочувствия, пожелания скорейшего выздоровления, наконец, надежды, вы не услышите.
У нас, если ты в больнице, медперсонал (врачи, медсестры, нянечки) тысячу раз улыбнутся тебе, скажут, что всё будет хорошо, пожелают скорейшего выздоровления. Я не идеализирую ситуацию, у нас хватает плохих больниц, есть и медперсонал бездушный и даже грубый в обращении с пациентами. Но преобладает всё-таки доброта, что в принципе свойственно русскому человеку. Поэтому мы никогда не поймём их, а они нас.
У нас один путь — договориться по основным моментам сосуществования на нашем шарике "Земля", чтобы не взорвать его к чёртовой матери. А пытаться что-то им доказать, в чём-то переубедить — не стоит. У нас разные понимания того, что морально, а что нет, что есть добро, а что есть зло, что иногда можно и нужно поступать по велению души, по совести, а не по инструкциям или предписаниям.
Короче, Мы никогда не станем Ими.
И слава Богу!

Геополитический анализ тут недалеко ушёл от киселёвских этюдов про «радиоактивную пыль», но это как бы уже нормуль, привычно. Поскольку в экономике, науке, технологии, уровне жизни и социальной защиты населения «нам» с «ними» тягаться не судьба — лишний раз напомним о готовности взорвать шарик к чёртовой матери: терять-то нам всё равно нечего... Вернее, пускай они думают, что нечего.

Но вот принципиальное отличие современной России от Запада в этом манифесте уловлено очень точно.

Разница — в том, что у них там, у «холодных и безразличных», если ты лёг в больницу, то тебя будут лечить. И, если это возможно, то вылечат. А если невозможно, то облегчат страдания. Но не пожалеют и не посочувствуют. Даже не поймут, бессердечные, зачем нужно человека жалеть и ему сочувствовать, если можно тупо вылечить.

А у нас — и пожалеют, и посочувствуют, и головой покачают, и языком поцокают, и пожелают «Вы держитесь там!».
Но — не вылечат. И даже обезболивающих не дадут, сколько ни корчись от боли. Потому что за такими препаратами у нас строгий контроль, а врач с правом подписи уходит с работы в 17:00. Будут жалеть, сострадать, даже скупую слезу прольют, отправляя на каталке под простынкой. Но не сделают те процедуры, что назначены, и лекарства не дадут. Потому что для процедур нужна западная аппаратура, а у нас — импортозамещение. Лекарства, если это не йод, зелёнка, Кагоцел или Арбидол, тоже разрабатываются и производятся в странах бездушного Запада, а Минпромторг очень тепло, душевно и сердечно запрещает их ввоз в Россию из стран-производителей...

Вот и приходится депутату, который в 2013 году задекларировал 146.726.062 рубля дохода, 1806 квадратных метров недвижимости, гибрид Lexus LS600H, «Мерседес» S-класса и Jaguar XJ, терпеть холодность и безразличие западных врачей.
phone

Французский роуминг: чего я о нём не знаю

Много лет даю тут полезные советы читателю по поводу экономии на международном роуминге, по выбору конкретного оператора в разных странах, по настройкам APN, скоростям и т.п.

Сегодня, наоборот, хочу спросить у моих читателей — по теме, в которой с помощью официальных сайтов разбираться ужасно муторно, а человек с опытом ответит на счёт раз, особо даже в приложение не заглядывая.

Я на днях лечу во Францию, и там по ряду причин в первые сутки никакой возможности купить местный СИМ у меня не будет. Так что придётся, матеря всё на свете, обзавестись на эти сутки картой какого-нибудь такого российского оператора, у которого можно истратить гигу-полторы и не остаться без штанов. То есть буквально интересуют такие тарифы, где мега траффика в евросоюзном роуминге не стоит дороже 5 рублей.

Если б речь шла про Италию, таким оператором был бы мой обычный МегаФон, потому что его опция «Безлимитная Италия» (ныне в полуподпольном статусе, но кто знает, тому всё ещё подключают) даёт суточную квоту в 50 гигабайт за 500 рублей. Вычерпать их, конечно, невозможно, потому что канал для гостей зашейплен до 5Мбит/с в любую сторону, когда сам итальянский оператор в этом месте отгружает своим местным клиентам по 50Мбит/с. Но для почты, соцсетей и Инстаграма вариант абсолютно рабочий. И заранее точно знаешь, что при любом расходе мега дороже 500 рублей в сутки твой Интернет не обойдётся. Увы, для прямых трансляций безлимитная мегафоновская полоса годится только в Перископе. Фейсбук не справляется, а в YouTube я не транслирую.

По Франции я об аналогичных опциях у московских операторов ничего не слышал.
Подскажите, если кто вдруг доволен расценками своего ОпСоСа.
flu

Как не умереть от гомеопатии

Комиссия РАН опубликовала сегодня меморандум «О лженаучности гомеопатии».
В строгом соответствии с заголовком, в документе констатируется, что гомеопатия является лженаукой.

Гомеопатия как вид альтернативной медицины существует уже более 200 лет. За это время неоднократно предпринимались попытки подвести под гомеопатию научную базу. Все они оказались в итоге безуспешными, — пишут академики.

Государству рекомендовано отказаться от использования гомеопатических методик и препаратов в работе медицинских учреждений. В фармацевтике рекомендуют ввести специальную маркировку гомеопатических лекарств, предупреждающую об их бесполезности. В теле документа вывод о вреде гомеопатии занимает один экран, а рекомендации по её искоренению — примерно шесть.

К меморандуму прилагается FAQ, где разъясняется, почему человек, считающий, что гомеопатия ему помогла, должен срочно разувериться в собственном опыте и впредь полагаться лишь на результаты рандомизированных клинических тестов, опубликованные в peer reviewed медицинских журналах. Если эти результаты отнимают надежду — значит, надежду придётся оставить.

Примечательно, что текст меморандума и FAQ содержат взаимоисключающие утверждения.

В меморандуме сказано:

Гомеопатия не является безвредной: больные тратят значительные средства на недействующие препараты и пренебрегают средствами лечения с подтвержденной эффективностью. Это может приводить к неблагоприятным исходам, в том числе к смерти пациентов.

В FAQ, наоборот, говорится:

Некоторые исследования показывают, что, хотя назначенный гомеопатом препарат неэффективен, иные советы, полученные от гомеопата (например, касающиеся здорового образа жизни), могут иметь положительный эффект для здоровья пациента.

То есть те вредные советы об отказе от средств лечения с подтверждённой эффективностью, которые в меморандуме объявляются необходимой частью гомеопатического лечебного процесса, на самом деле находятся целиком в сфере ответственности конкретного врача-гомеопата. Понимаю, что нарушу завет, содержащийся в FAQ, но всё же обращусь к истории личных наблюдений, благо мне за 50, и больше четверти века я работаю с новостями. Ни разу за это время, ни в личном опыте, ни в новостных лентах, мне не попалось информации о людях, которых конкретно гомеопаты отговорили, скажем, от операции по поводу острого аппендицита. Во всех резонансных случаях, которые на слуху и на памяти — Стив Джобс, сектанты, крестильная купель вместо нейрохирургической операционной — решение об отказе от лечения принимал не врач-гомеопат, а пациент, равноудалённый и от гомеопатической, и от аллопатической практики.

О том, что медицинскими процедурами могут пренебрегать адепты тоталитарных сект и традиционных конфессий, всем нам приходится читать регулярно. Также из личного опыта и из литературы я знаю немало случаев, когда вполне традиционная российская государственная медицина скрывала от пациентов правдивые сведения о существовании эффективных препаратов для облегчения их страдания — и назначала вместо них абсолютно неэффективные, морально устаревшие средства и процедуры, прописанные в медико-экономических стандартах. Такие примеры можно найти и в книге Катерины Гордеевой «Победить рак», и в рассказе Артемия Лебедева о том, как его лечили от малярии в Инфекционной больнице №2 на Соколиной горе. Мне самому год назад за дорогие деньги в Москве лечили синовит стопы четырьмя методиками и тремя препаратами, забыв для начала поставить правильный диагноз. Если следовать логике Меморандума РАН, сама возможность получения неверных рекомендаций от врача даёт основания объявить всю российскую медицину лженаукой.

Но мне кажется, что уместней считать антинаучной логику, при которой гипотетические частные случаи возводятся в статус общего и универсального правила.

Есть огромное количество вспомогательных общеукрепляющих методик, в диапазоне от поста и молитвы до физиотерапии и банального ЗОЖ, применение которых вместо активного вмешательства современной медицины в острой фазе заболевания может привести к тяжким последствиям для здоровья, включая смерть пациента. На мой взгляд, это не даёт оснований утверждать, что вред здоровью наступил вследствие поста, молитвы, физиотерапии или ЗОЖ. Отказ пациента от обращения к помощи профильного медицинского специалиста — это полностью самостоятельная проблема, а не какой-то уникальный результат приёма гомеопатических шариков внутрь. Утверждение Комиссии РАН об опасности гомеопатии для здоровья — не вывод из научных исследований, а банальное шельмование и подмена понятий. Гомеопатия действительно будет опасна, если использовать её вместо хирургии — но если использовать её вместе с подтверждённо эффективными методами медицинского вмешательства, то она не более опасна для жизни и здоровья, чем утренняя гимнастика, ЛФК или ЗОЖ. Подробнее читайте в книге Аси Казанцевой «В Интернете кто-то неправ», там глава про гомеопатию начинается буквально с истории девушки, которая пыталась отравиться гомеопатическими шариками... Что же касается вреда от траты лишних денег — будь то на гомеопатию или на покупку художественной литературы — мне представляется, что это тема скорей для проповедей Джироламо Савонаролы, чем для циркуляров РАН.

NB: Лично я считаю гомеопатию полной хуйнёй, и никогда в жизни я не обращался к помощи гомеопатов, и не планирую. Но это не их проблема, а моя. Очень часто средства, в которые человек не верит, не действуют на него именно потому, что он в них не верит. И нет решительно никакой проблемы, с точки зрения медицинской науки, в том, чтобы 200 лет, или 2000 лет, использовать для терапии те практики, в которых конкретный механизм полезного воздействия наукой пока не установлен. Так что аргумент «мы не знаем, как это работает» не кажется мне убедительным.

Тут нужно просто понимать одну простую вещь, которой не понимают мои друзья-дарвинисты, рвущиеся регулировать медицинскую практику, не имея ни образования, ни опыта лечения живых людей, ни даже банальной эмпатии к пациенту — одну голую веру в непогрешимость доктрины Докинза.

Вся история про здоровье/нездоровье, про лечение/излечение — это не про анализы, биопсию и данные вскрытия.

Это, извините ребята, история про самочувствие.

Пациент приходит к врачу не со съехавшей формулой крови и не со стёклышками гистологии.
Он приходит со своим страданием.
Задача врача — это страдание облегчить, любой ценой.
Так видит свою цель, например, израильская медицина, и не случайно в Израиль из Америки богатые люди лечиться едут, а в обратную сторону — никогда.
Немецкую медицину, которая лечит не больного, а болезнь, в Израиле считают продуктом той же примерно ментальности, что и Аушвиц. Медик, при диагностических процедурах причиняющий больному дополнительные страдания, а не устранение предмета исходных жалоб, воспринимается в Израиле скорей как садист, чем как врач.

Облегчить страдание больного могут не только антибиотики, цитостатики, иммунодепрессанты, пробирочный эффект которых описан в peer reviewed журналах.
Страдание пациента могут облегчить очень разные факторы и агенты: друзья и родственники, животные, музыка, клоуны, религия, чтение, дизайн больничных интерьеров.
Наука может, конечно, измерить эффект каждого из этих методов воздействия на самочувствие пациентов.
Может, но не обязана.
Имеет право и вообще отказаться исследовать.
Потому что для науки нет, в сущности, разницы между живым и трупом.
И то, и другое — объект беспристрастного peer reviewed исследования, с применением статистических методов для рандомизации результатов.
У живого возьмём гистологию, у мёртвого — аутопсию, но в контексте рандомизации не увидим принципиальных различий даже в микроскоп.
Категория страдания науке чужда. Как и задача его облегчения.

Для практической медицины разница есть.
Задача практической медицины — облегчить любое человеческое страдание.
Всеми способами, включая ненаучные, лженаучные, антинаучные на сегодняшний день.

Может быть, через 20, 200 или 2000 лет наука сумеет описать конкретные механизмы влияния веры пациента на эффективность его лечения. И тогда эта вера будет стимулироваться таблеткой, уколом, электродами. Но на сегодня всё, что популярная наука может сказать — «Это мы не проходили, это нам не задавали». И всё, что популярная наука может нам предложить в отношении недоизученных ею методик — это пересмотреть отношение к личному опыту. Если не опубликовано peer reviewed исследования о вредных последствиях наступления на грабли, — считай шишку на своём лбу антинаучным результатом. Делай вид, что шишки у тебя на лбу нет. Ибо провозгласила секта свидетелей Докинза: чего не описано в peer reviewed журналах, того не может быть, ибо этого не может быть никогда. Хотя, казалось бы, для того и выходят каждый месяц те самые журналы, чтобы сообщать о том, чего вчера в них не было написано. И что, с точки зрения тоталитарной секты свидетей Докинза, безусловно опровергалось той самой наукой, поскольку номер, где это доказывается, ещё не проиндексировал PubMed.

Я очень за науку, я очень против лженауки.
Зря что ли 6 лет естественнонаучное медицинское образование получал.
Но когда эта борьба ведётся методами комиссаров в пыльных шлемах, в одной отдельно взятой стране с дисфункциональной медицинской наукой и полностью дегуманизированной практикой, с канонической апелляцией к Путину, чтоб срочно запретил, то у меня нет ни малейшей веры в пользу и состоятельность этих усилий.

Гомеопатия мне, допустим, не поможет — а что вы, ребята, предлагаете взамен?
Медико-экономические стандарты им. Голиковой?
Импортозамещение им. Мантурова?
Оптимизацию им. Печатникова?
Святую веру в неизлечимость диагнозов, излечение которых пока не описано в peer reviewed журналах?

Конечно, люди, которые борются со лженаукой, не ответственны ни за современное состояние российской медицины в научном плане, ни за её дегуманизацию в плане практическом. Я их в этом и не виню. Я просто констатирую, что слухи об угрозе гомеопатии для жизни и здоровья россиян преувеличены, не основываются на научных данных, и использование авторитета РАН для их тиражирования больше вредит авторитету Академии, чем способствует укреплению чьего бы то ни было здоровья.
ambulance

Как на самом деле называется Роспотребнадзор, и чем он на самом деле занимается

Вчера Роспотребнадзор распространил официальное сообщение «О вспышке норовирусной инфекции в США». В нём говорится:

Согласно информации официальных органов здравоохранения штата Колорадо с середины декабря 2016 г. по настоящее время в округе Дуглас (штат Колорадо, США) наблюдается эпидемический подъем заболеваемости норовирусной инфекцией. В общей сложности зарегистрировано 9 вспышек с числом пострадавших более 200 человек. Вспышечная заболеваемость регистрируется преимущественно в социальных учреждениях (приюты, дома ребенка) и лечебно-профилактических организациях.

Сегодня Роспотребнадзор издал новый циркуляр: «О вспышке эпидемического паротита в США». Вот что в нём сказано:

С декабря 2016 г. по настоящее время в 5 округах штата Вашингтон (Кинг, Спокан, Пирс, Снохомиш, Якима) наблюдается эпидемический подъем заболеваемости эпидемическим паротитом (свинка). В общей сложности зарегистрировано более 300 заболевших человек, при этом наибольшее число пострадавших зарегистрировано в округе Кинг.

К этому часу оба сообщения — в топе новостей на официальном сайте ведомства. Российским гражданам настоятельно рекомендуется «учитывать данную ситуацию при планировании поездок».

Подумалось, что если б Федеральная служба по надзору в сфере прав потребителей и благополучия человека (так она официально называется) уделяла поменьше внимания событиям в округе Дуглас, штат Колорадо, и в округе Кинг, штат Вашингтон, а побольше внимания своим непосредственным обязанностям по надзору, скажем, в Иркутске, то многих трагедий можно было бы избежать. Есть даже точная цифра:

По данным Росстата, в период с января по октябрь 2016 года из-за случайных отравлений алкоголем в России скончались 6902 человека.

Чисто для сравнения, в США (население 325,5 млн человек) от «отравления алкоголем» умирают в среднем 2200 человек в год. Причём у них в статистику alcohol poisoning включены все смертные исходы, связанные с передозировкой совершенно легального, а не палёного спиртного. Не знаю, нужно ли россиянам учитывать эту информацию при планировании поездок. И как им её учитывать.
inversia1eye

Московский бизнес на лекарственных закупках: кто бенефициар?

В сегодняшних «Ведомостях» — статья «Почему Москва платит так дорого за лекарства».
Объяснение предсказуемое: потому что их поставляют городу правильные фармкомпании, афилиированные с правильными людьми.

Департамент здравоохранения Москвы по итогам 2016 года занимает пятую строчку в федеральном рейтинге государственных заказчиков, по сумме сделанных закупок. То есть Роскосмос и Минобороны всё ещё тратят больше денег, чем ДЗМ, но вот уже федеральный всероссийский Минздрав — отстаёт от московского ведомства по годовым расходам.

При этом схема заключения госконтракта на закупку лекарств весьма проста и коррупциогенна.
Тендер объявляется по максимально возможной на рынке цене препарата, +10% НДС. Стартовая цифра прописана в государственном реестре предельных отпускных цен производителя на препараты из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарств.

Если на тендер заявляются несколько участников, их заявки соревнуются между собой по цене.
Если участник — только один, торги признаются несостоявшимися, и именно с этим единственным поставщиком заключается договор, по той самой цене, максимальной, стартовой, +10%.
За один прошлый год по такой схеме Департамент здравоохранения Москвы провёл 26 закупок: с единственным поставщиком, по максимальной допустимой цене препарата.

Самое любопытное, что для выявления конских накруток, возникающих в таких тендерах, не нужно смотреть гугловские таблицы от Анатолия Махсона и другие сведения о 62-й онкобольнице. В той же самой госконтрактной системе на сайте zakupki.gov.ru можно найти информацию о разных контрактах Департамента столичного здравоохранения по одному и тому же препарату трастузумаб, в одном 2016 году. Так, в декабре на аукцион заявилось несколько участников, и цена за упаковку упала вдвое от стартовой — до 34,7 тыр. А в августе на таком же аукционе торги признали не состоявшимися, и правильная фармкомпания «Продвижение» (единственный участник тендера) продала препарат городу по цене в 66.180₽ за упаковку.

Понятно, что когда один и тот же товар, в одном и том же городе, в одном и том же полугодии, одним и тем же закупщиком, приобретается за 34.712,80 и за 66.180 российских рублей — то маржа от этой вилки превышает и себестоимость препарата, и любой иной законный доход поставщика. В свете такой арифметики в объяснениях не нуждается ни увольнение Махсона, ни 18 ведомственных проверок 62-й онкобольницы за прошлый год, ни борьба за централизованное проведение всех московских сделок по дорогим лекарствам через Агентство по закупкам ДЗМ.

«Ведомости» называют и крупнейшего бенефициара лекарственных контрактов Департамента:

У кого чаще всего закупает Москва? По сумме сделок лидируют «Фармадис», «Тагор», «Эзра» и «Аквиста». Все они так или иначе были связаны с основателями, менеджерами ЕМС или их партнерами, подсчитали «Ведомости». За прошлый год, по подсчетам «Ведомостей», перечисленные компании выиграли городские аукционы на 14,7 млрд руб. Это 27% от закупок департамента и ГКУ за 2016 г. Ближайшие конкуренты – «Фармстандарт» и принадлежащий ему «Биокад» получили заказы на 8,9 млрд руб., «Р-фарм» – на 7,4 млрд руб.

На всякий случай, осталось уточнить, что частный медицинский холдинг EMC — та самая структура, откуда перешёл на работу в правительство Москвы вице-мэр Леонид Михайлович Печатников.