Category: политика

yu

Денацификация. Начнём с Украины

Дорогие украинские друзья.
Чтоб вы ничего не перепутали.
За евреев я вам сегодня не предъявляю, потому что эта тема чуть более сложная.
Но вот конкретно на вашей совести геноцид поляков в Волыни.

И поляки вам за это предъявляют. Что довольно логично с их стороны. И выбор перед вами очень простой.

Вы можете извиниться и сказать: мы, сегодняшние, осуждаем гитлеровские зверства, и просим прощения за своё в них активное и деятельное участие. Нам стыдно, что мы убивали женщин, детей и стариков по причине их польской национальности.

Или, вместо этого, вы можете сказать: на нас в 2014 году напал Путин, поэтому мы теперь вправе обожествлять Шухевича и одобрять его резню, и гордиться, что мы дети и внуки волынских палачей.

Ровно это заявил сегодня ваш МИД в лице Маркияна Лубкивского.

Что путинская агрессия как бы даёт вам индульгенцию за Волынь.
Ну так услышьте меня. Любые события в ОРДЛО — детская хуйня по сравнению с Волынской резнёй.

Это был совершенно сознательный геноцид гражданского населения.

Россия извинилась за Катынь, Россия осудила катынский расстрел, где погибли 21.857 человек.
Украина не извинилась за убийство 60.000 этнических поляков на Волыни.

Если вы не сознаёте своей вины, если вы думаете, что можно называть улицы именем Шухевича, и с этим лезть в Евросоюз, то, слава Богу, Польша вас поправит.

Нельзя.

Либо вы признаете эти преступления, либо вы — нераскаявшиеся нацисты.
Тогда забудьте про Евросоюз.
И про мой ЖЖ, пожалуйста, забудьте.

Отныне никакой украинец не будет тут комментировать до того, как выразит однозначное отношение к Волынской резне.
Одобряешь геноцид, устроенный твоими дедами в гитлеровской форме?
Иди курить.
Осуждаешь геноцид, устроенный твоими дедами в гитлеровской форме? Скажи об этом вслух.

За подробностями отправляю к Павло Климкину и Маркияну Лубкивскому.

В мире нет второй страны, МИД которой одобрил бы гитлеровские зверства.
Вы такие одни.
Ваше право, но в этом ЖЖ вам не рады.
00Canova

Фейк о продаже Telegram, и кто за ним стоит

Что касается истории про Дурова, который «уже продал Телеграм», то тут всё предельно просто. Главное — следить за руками.

Ложь это, или правда — обсуждать довольно смешно. Разумеется, это очень глупая ложь, рассчитанная на людей, которые толком не знают ни об одной сделке по покупке стартапов за последние 20 лет, и не понимают в логике таких сделок ничего вообще.

В выкуп российскими инвесторами, частными или государственными, сервиса Telegram, профессионалу поверить вовсе невозможно.

У потенциальных западных инвесторов денег на этот выкуп примерно в 1000 раз больше, чем у российских, и их вхождение в актив не подразумевает его автоматический перенос под колпак ФСБ. Дуров просто не готов продавать никакую долю Telegram, покуда сторонняя консенсусная оценка капитализации сервиса не достигла определённых значений. То есть ему и от западных инвесторов никакие предложения не интересны, пока эта самая консенсусная оценка не перевалит за некий условный рубеж. Какой рубеж? Вот этого я с Павлом не обсуждал, и мысли его читать не обучен, так что зря врать не буду. Может, 19 ярдов (цена, по которой продался WhatsApp), может, 69 (текущая оценка Uber). В любом случае, первым лицам российского Forbes такой суммы не только в своём кармане не найти, но и занять негде. Под сделку «Купить, чтобы подарить ФСБ» их ни один банк в мире не прокредитует.

Так что наброс про «Дурова, продающего Telegram» интересен только с точки зрения анатомии дезинформации в России.

Давайте ж отследим, благо несложно.

Первые сообщения об этой «продаже» появлялись в виде анонимных вбросов в соцсетях.
То есть для кого-то это могло выглядеть интригующе, как дым, которого без огня не бывает.
Но для человека, понимающего, как устроен в России пиар, понятно было, что это довольно стандартная технология вброса через максимально деконкретизированный ОБС. Если этот ОБС конкретизировать — выйдет как с Печатниковым: тут же расщёлкают, где первоисточник, и окажется, что первоисточник никаким инсайдом от Дурова обладать не может, по определению.
Поэтому просто сотни комментаторов, в разных блогах и соцсетях, без единой ссылки или пруфа, создавали волну псевдознания, типа они где-то слышали о продаже, значит, наверное, авторитетный первоисточник существует.

Кто стоит за этим вбросом, я изначально не знал.
Думал, это тот же самый пиарщик, консультирующий Жарова, когда и о чём ему верещать.
Но потом на «Эхо Москвы», в эфир к Саше Плющеву, пришёл интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, который на самом деле очень хороший и честный мужик — безо всякого смущения скажу, что Навальный его не по делу демонизирует. Мариничев — человек, по большому счёту, очень правильный, с верной оценкой проблематики, просто он иногда так формулирует свои мысли, что крик души бизесмена легко принять за «одобрямс» политики партии. За что Навальный его и гнобит. Навальный в своём праве, некоторые заявления Мариничева действительно выглядят как одобрение суицида отрасли. Но я-то понимаю, что Мариничев пытался честно сказать о проблеме, даже если получилась адская страшилка.

И вот, в эфире Плющева этот самый Мариничев рассказывает, что покупателем Telegram может оказаться «Ростех».
Это такой нелепый наброс, что «Эхо» его даже через сутки после эфира боится расшифровать и выложить.
Слишком палево, слишком безудержная хуйня...

Но для меня тут уже всё встаёт на свои места, можно расслабиться.
Потому что в «Ростехе» есть такая забавная должность «директор по особым поручениям».
И занимает её очень понятный человек, Василий Бровко.
Это пиарщик без тени совести, ботовод, провокатор, профессиональный дезинформатор, который несколько лет пробыл соучредителем в ботоводческом совхозе «Апостол Медиа» Тины Канделаки, покуда его оттуда не забрали главным пиарщиком непосредственно к Чемезову в «Ростех». Туда, откуда совхоз и получал до этого основные бюджеты.

Именно он и организовал вброс про несуществующий выкуп, на который купился омбудсмен Мариничев как на «инфу 146%». Про сделку «Ростеха» о покупке Telegram. Я уверен, что за озвучивание этого наброса Дмитрий Мариничев не получил ни рубля. Он думал, что говорит правду. Ему же об этом нашептали правильные люди. Или правильные боты.

Но мы-то с вами, слава Богу, не служим ни в «Апостоле», ни в «Ростехе», ни в Администрации президента РФ.

Мы-то в курсе, что информация, озвученная Мариничевым — это деза в чистом виде.
Деза в интересах «Ростеха». Который якобы купил Telegram, избавив контору от всех проблем с невозможностью его прослушки.

Это была деза, позволяющая «Апостолу» претендовать на следующие казённые бюджеты. Вроде как в интересах страны, но, по сути дела — в интересах акционеров «Апостола». Которые в очередной раз доказали свою полезность при вбрасывании дезы про «Ростех». Даже если толпу ботов, поверивших в эту дезу, сгенерировал сам «Апостол». Но ведь оценщиком эффективности вброса на стороне заказчика выступал совладелец «Апостола».

Я хочу верить, что Сашу Плющева развели точно так же втёмную, как и Мариничева.

Но я очень рассчитываю, что впредь оба будут умней.

Update: Саша Плющев в Telegram переводит стрелки на другого участника того же эфира, Леонида Волкова.
Мол, именно Волков всем рассказывает, что Telegram продался большевикам.

Я такого от Лёни Волкова не слышал, а на эфире слышал буквально такой ответ:

мне кажется, что Дуров здесь нигде не поступился принципами, его не в чем упрекнуть, и исходя из такой презумпции добросовестности будем следить за дальнейшими шагами, насколько он в дальнейшем вот этот свой принцип будет соблюдать. Если будет, то тогда, мне кажется, что опасаться за данные не приходится, я по крайней мере, вот как пользовался Telegram как основным рабочим инструментом, так и продолжаю им пользоваться и считаю, что мои данные…

Мне к этому осталось добавить только одно слово, которого не дал произнести в эфире Плющев: защищены.
gandhi

Ответ Варламову про «самовыпил» Навального: при этой власти сидеть в тюрьме — не грех, а доблесть

Вот очень лениво мне опять спорить с Варламовым про Навального и наличие/отсутствие стратегии, выразившееся во второй подряд отсидке за митинг 12 мая на Тверской.

Но я, по возможности коротко, просто обозначу некоторые важные тезисы, которые мой друг Илья упустил из виду.

Во-первых, у Навального есть некая принципиальная позиция по теме наших конституционных прав на свободу слова и собраний. Менять её просто из-за того, что на носу президентские выборы, было бы довольно странно. И «сидеть тише воды, ниже травы» эти 9 месяцев ради какой-то там эффективности президентской кампании — тоже нонсенс. Даже если б Навальный не был задержан 12 июня в подъезде дома и не поехал на месяц в ИВС, казаки продолжили бы громить штабы, арендодатели — расторгать договоры, бандосы — плескать в глаза кислотой с зелёнкой, ФСБ — перекусывать кабель в студии Фонда борьбы с коррупцией. Никакой комфортной президентской кампании Навальный, оставаясь собой, не может купить себе примерным поведением. И мне, как его стороннику, совершенно не интересны были бы такие сделки.

Во-вторых, об эффективности действий Навального следует судить не по тому, где он ночует, а по ключевым параметрам деятельности его кампании и проектов на настоящий момент. А там есть о чём поговорить. В 52 городах открыты предвыборные штабы, 529.584 человека оставили подписи за выдвижение кандидата, канал Навальный.Live продолжает бесперебойное вещание, несмотря на все чекистские кусачки и отказ арендодателей. Деньги собираются. Обещание представить незаконно задержанных в ЕСПЧ выполняется с беспрецедентным для российской правозащиты размахом: по итогам 26 марта в работе у РосЕвроСуда находятся 711 исков о незаконных задержаниях, а по итогам 12 июня — 282 иска в тот же суд. Все эти иски будут выиграны, и я сейчас объясню, почему.

Позиция Навального в этих исках абсолютно выигрышная: совершенно не случайно во вторник ЕСПЧ коммуницировал его жалобу на задержание 26 марта в ускоренном порядке. Не нужно теперь три года ждать назначения сроков слушания, крайний срок подачи объяснений ответчиком — конец нынешнего лета. Потому что все эти дела по задержаниям шиты белыми нитками: лжесвидетельствующие менты, которым за ложь в суде власть дарит квартиры, переписанные по три раза протоколы, судьи, отказывающиеся смотреть видеозаписи, зато диктующие гособвинителю «правильную» формулу обвинения, чтоб засудить наверняка… Всё это топорное административное производство задокументировано, снято на видео, записано в аудио, подкреплено судебными документами. Вопрос о нарушении права обвиняемых на защиту — он очень простой и понятный. Навальный лупит в эту точку совершенно виртуозно, и делает это эффективней всех российских юристов, когда-либо обращавшихся с исками в ЕСПЧ. Резник, Падва и Ко — просто дети в сравнении. Причём и меня, и всех задержанных на митингах Алексей Навальный, как и обещал, представляет в Страсбурге бесплатно. Если это — низкая эффективность, то покажите мне, пожалуйста, высокую.

И третье, самое главное. Для лидера, который мирно, без оружия, бросил вызов тоталитарной власти, сидеть за решёткой совершенно нормально и естественно. Махатма Ганди сидел, Нельсон Мандела сидел, Вацлав Гавел сидел, Лех Валенса был год интернирован в ИВС после объявления «Солидарности» вне закона. Председатель израильского Кнессета Юлий Эдельштейн, который сегодня прибывает в Москву с государственным визитом, тоже сидел в советском концлагере — с 1977 года он боролся за право евреев на выезд в Израиль и изучение иврита. В результате отсидел три года в лагерях Сибири и Бурятии, получил там множественные травмы и стал последним из освобождённых в СССР отказников (его выпустили на свободу в 1987 году, в День Независимости Израиля). Но абсолютно всего, за что он боролся, Юлий Эдельштейн добился, даже не дожидаясь конца советской власти. С 1987 года, когда он вышел на свободу, в СССР перестали сажать за изучение и преподавание иврита, с 1988 года начался свободный выезд в Израиль, в 1991 году уезжающих перестали лишать советского гражданства, а Москва и Тель-Авив восстановили разорванные после Шестидневной войны дипотношения. Недавно Путин с Биби отмечал 25-летие этой даты прямо на сцене Большого театра — не припомню другой страны, с которой бы в Москве так праздновался юбилей обмена послами…

К слову, политическая карьера Юлия Эдельштейна началась в партии ИбАл, которую собрал к выборам 1996 года Натан (Анатолий Борисович) Щаранский. Так вот, Щаранский от Верховного суда СССР получил приговор в 13 лет заключения за свою правозащитную деятельность — он был соратником академика Сахарова. Три года во Владимирской и Чистопольской тюрьме, потом лагеря строгого режима, из них 400 дней в ШИЗО. А после — обмен на берлинском мосту Глинике, медаль Свободы от президента США, 10 лет в правительстве Израиля, 8 лет на посту председателя Еврейского Агентства и, конечно же, полная отмена Россией неправосудного приговора за «измену Родине». Книгу воспоминаний о своей отсидке Натан Щаранский назвал цитатой из 22 псалма: «Не убоюсь зла».

Тюрьма не мешает побеждать, когда твоё дело правое. А когда политик, отправляясь за решётку, смеётся в лицо своим тюремщикам, и демонстрирует, что эффективность ФБК и кампании не снизилась из-за посадки Навального, Волкова, Рубанова, да хоть весь офис посади, как после 26 марта — то это очень важный урок и пример для сторонников, нынешних и потенциальных. Братья Навальные отнимают у власти самое главное и заветное её оружие — страх обывателя перед репрессиями. Не убоюсь зла, и точка. В ситуации, когда власть так бесстыдно фабрикует уголовные и административные дела, Навальный не может и не должен так лавировать между каплями, чтобы любой ценой оставаться на свободе. А вот демонстрировать, что ни тюрьма, ни кислота в глаза, ни отказ арендодателей, ни перерезанный кабель ему нипочём — это очень правильная стратегия, никакого отношения не имеющая к самовыпиливанию из политического процесса.

Только, пожалуйста, не надо мне тут в комментариях писать, что Варламов — мурзилка, работает на Кремль и прочие дежурные набросы. Они никакого отношения не имеют ни к реальности, ни к предмету нашего обсуждения. Илья Варламов — настолько же успешный мой коллега, блоггер, репортёр и журналист, насколько Алексей Навальный — успешный политик. Варламов, может быть, первый и единственный в России построил бизнес вокруг своего блога по уму — так, как это принято делать в Америке: с редакцией, с коммерческой службой, с технологическим процессом, позволяющим генерить любые фиды и стримы из тех мест, где сейчас происходят главные события дня. Илья Варламов первым и, по сути, единственным сделал в России то, что делали до него крутейшие американские блоггеры, превратившие это занятие в полноценный бизнес с оборотами и капитализацией. Если людям, желающим заниматься в России общественной деятельностью, стоит учиться у Навального и вдохновляться его примером, то людям, которые хотят в России сделать блоггинг профессией, учиться нужно у Варламова Ильи Александровича.

Я тут не пытаюсь умалить заслуги другого моего друга Тёмы Лебедева, который додумался до того же самого лет на 5 раньше, и тоже отлично зарабатывает на своём блоге. Но Тёма был главным дизайнерским брендом в русском Интернете и в те годы, когда не вёл никакого блога в ЖЖ, с такими клиентами, как Яндекс, Рамблер, МТС, БиЛайн, Nokia, Газпром, Альфабанк. А Варламов вырос в ЖЖ практически с нуля, из никому не известного фотографа. И этот его пример очень актуален для многих тысяч начинающих блоггеров. Учитесь.

Тут дальше в первой редакции поста следовало три экрана про то, какой Варламов хороший, но я их потёр, потому что обещал же, что коротенечко будет, и уже не справился. Просто поймите, что и у Варламова, и у Лебедева, и у Навального, и у Гавла-Манделы-Валенсы-Ганди, и у Эдельштейна со Щаранским, учиться нужно тому, в чём они преуспели. А искать повода набросить про них какую-нибудь гадость — путь жалкого лузера, мечтающего всё великое на свете редуцировать до собственного ничтожества, как очень точно замечал про это А.С. Пушкин.

Закончу цитатой из Махатмы Ганди, который успел «самовыпилиться» посредством тюрьмы и в Индии, и в Южной Африке.

Сначала они тебя не замечают, потом смеются над тобой, затем борются с тобой. А потом ты побеждаешь.

Алексей Навальный — побеждает. Даже не потом, а прямо сейчас. Да, он платит за это ту цену, которую Илья Варламов платить не готов: цену личной свободы и здоровья. Учитесь у Варламова делать бизнес и оставаться на свободе. Учитесь у Навального, как не бояться. Не бояться, и делать как надо. Если мы когда-нибудь победим эту подлую систему клептократии, то мы победим её только вместе: Навальный, Варламов, Лебедев, Гудков и Кац. При всех разногласиях, которые совершенно нормальны в цивилизованном обществе.
putin thimble

Откуда Путин взял то палёное видео, которое сегодня покажут по Первому каналу?

Совершенно точно я вчера в прямом эфире «Серебряного дождя» угадал, откуда у Путина взялась та переозвученная видеозапись из февраля 2013 года, снятая с борта американского Apache AH-64 в Афганистане, которую он показал Оливеру Стоуну и выдал за «работу нашей авиации» в Сирии в году 2016-м.

Я сказал, что эту «куклу» президенту, очевидно, подсунули те же самые жулики-фотошопперы из графического отдела Минобороны, за разоблачение топорной работы которых ровно год назад посадили тюменского блоггера Алексея Кунгурова. В одном его посте рассказывалось, как эти же мастера виртуальной войнушки выдавали бомбёжку зернового элеватора в Сирии за уничтожение нефтехранилищ Исламского Г.

В декабре Кунгуров за свой пост получил 2 года колонии общего режима по 205-й террористической статье, но в СИЗО его упекли ещё 20 июня, до предъявления обвинения, на стадии предварительного следствия. Докопались до того, что он из-под подписки о невыезде отлучался в соседний город лекции читать — и изменили меру пресечения с подписки на полноценную тюрьму. Ибо цель тюменского УФСБ изначально состояла в том, чтобы Кунгурова упечь, так что приговора для этого не стали дожидаться. В настоящее время «РосЕвроСуд» Алексея Навального готовится обжаловать приговор Кунгурова в ЕСПЧ.

Сегодня некто Дмитрий Песков полностью подтвердил мою вчерашнюю догадку о происхождении палева с переозвученным роликом.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что видеозапись с авиаударами, которую Владимир Путин показал режиссеру Оливеру Стоуну, ему передал министр обороны Сергей Шойгу.

«Могу подтвердить, это действительно материалы нашего министерства обороны. Это часть доклада президенту, министр обороны давал это президенту», — сказал Дмитрий Песков.


В очередной раз подтвердилась правота Клода-Адриана Гельвеция: знание некоторых принципов избавляет от необходимости знания многих фактов. Если всему миру про наши операции в Сирии врёт Министерство обороны, уместно предположить, что и Путину про это врёт оно же.

Ту серию, в которой Путин демонстрирует Оливеру Стоуну борьбу с терроризмом в Сирии, в России покажут по Первому каналу буквально сегодня вечером. Переозвученное видео, которое Путин показывал режиссёру, смотрим здесь:
https://www.youtube.com/watch?v=2RDlaoVSp34
Оригинальное афганское видео американской военщины, которое кудесники Минобороны выдали за свои сирийские успехи, с 27 февраля 2013 года доступно на «взрослом» (18+) видеоканале AH64apachereaction, где его за последние 52 месяца успели посмотреть 1,4 млн человек. Очевидно, В.В. Путина и Оливера Стоуна среди них не было:
https://www.youtube.com/watch?v=hWuP6dmYOE0

Но самое удивительное в той сцене с липовым видео для доверчивого Стоуна — это Путин, ловко управляющийся со смартфоном. Мы так привыкли за последние 17 лет, что нацлидер забанен на Гугле и в Википедии, узнаёт все новости в распечатке, компьютер использует только настольный, с системным блоком под столом, и т.п. архаика, а тут вдруг здравствуйте, нате вам, смартфон, тачскрин, высокие технологии…

Приходится предположить, что у этого смартфона просто нет выхода в Интернет. Естественно, ролик Путин показывал не из Сети, а с локального диска устройства. А сеть, к которой цепляется этот девайс — суперзащищённый ведомственный канал связи, надёжно защищённый от внешнего проникновения. Целая рота специально обученных шалтай-болтаев несёт круглосуточную вахту, охраняя его секретность. То есть это такая карманная версия северокорейского Интернета, в которой живёт Главный Юзер Страны. Где нет никаких опасных для русского человека Гуглов и Википедий, а все видеоролики доставляются в переозвученном и перемонтированном варианте.
gandhi

Путин, Ганди и коза: диалог продолжается

Недавно в ходе прямой линии Путину задали вопрос: «Знаете ли Вы, как живут простые люди в России сегодня?»

Нацлидер ответил утвердительно:

У меня до сих пор есть привычка: я не могу оставить включённым свет. Когда я выхожу из помещения, я всегда выключаю свет. Поэтому я это очень хорошо знаю.

Очень живо представилась эта картинка: Путин, ходящий по анфиладам комнат в разных своих дворцах, и всюду выключающий свет из экономии электричества. Даже если не читать никаких докладов Немцова о 26 дворцах и пяти яхтах, где ему приходится это делать, всё равно экономия выглядит впечатляющей.

Сразу же вспомнился Махатма Ганди — тоже большой любитель такой эксцентрики.
На раннем этапе своей политической карьеры лидер индийского народа поклялся не пить коровьего молока — в знак протеста против жестокого, эксплуататорского обращения фермеров с бедными животными.
Он оставался верен этой клятве до самой гибели в 1948 году.
Страшно подумать, скольких коров удалось ему таким способом спасти от жестокого обращения за три десятилетия.
Наверное, не меньше, чем Путин электричества наэкономил за 17 лет президентства.

Проблема Ганди состояла в том, что мяса и яиц он тоже не ел, и врачи Британской Империи серьёзно тревожились за его здоровье.
Их тревога передалась жене лидера, Кастурбе, и она, вместе с соратниками, долго искала альтернативный источник животного белка, который позволил бы мужу дожить до роковых выстрелов на лужайке позади Бирла Хауса (см. фото). Таким источником, в итоге долгих поисков и сложного внутреннего компромисса, стало козье молоко. Под давлением Кастурбы и соратников Ганди вынужден был согласиться, что о страданиях козы в его клятве ничего не говорилось. С этого момента началась многолетняя эпопея «коза для Ганди», описанная в бесчисленном множестве мемуаров, исторических трудов и новостных заметок эпохи. Думаю, по сюжету о том, как местные индийские общины и государственные власти в разных частях света заморачивались поиском козы к предстоящему приезду Ганди, можно было бы снять совершенно роскошный сериал — там по ходу настоящие драмы разыгрывались. Например, когда Ганди, на пути из Бомбея в Лондон, пересаживался на парижском вокзале, бесчувственные жандармы не пустили козу на перрон... Только не спрашивайте, на фига козе перрон, и почему нельзя было подоить её загодя, как делалось в Вестминстерском дворце. Парижские соратники почему-то уверены были, что козу нужно доить в присутствии Махатмы.

Мой любимый эпизод из этой саги про козу относится к 1942 году. Индийский национальный конгресс был возмущён тем, что англичане, не спрашивая, втянули Индию в ненужный ей конфликт с Германией и Японией. Ганди, будучи пацифистом, отдельно возражал против войны как таковой. Поэтому в августе 1942 года началась массовая кампания протестов «Вон из Индии», направленная против британских захватчиков. Лондонские консерваторы поначалу пытались вести какие-то переговоры, пытаясь отсрочить переговоры о статусе Индии на время после окончания войны, но Индийский национальный конгресс отверг все эти гнилые отмазы, вместе с предложениями о сиюминутных уступках в деле местного самоуправления. С точки зрения Конгресса, Британия к тому моменту вполне победила Гитлера, причём уже целых два раза: сперва дома, а затем и в танковой битве под Эль-Аламейном. Последующая война на европейском континенте не казалась соратникам Ганди серьёзной причиной, чтобы из-за неё морозить процесс передачи власти в Индии до полной победы над немцами: ведь где Берлин, а где, извиняюсь, Тируванандапурам.

Движение «Вон из Индии» англичане жестоко и безжалостно подавили. Больше 100.000 человек было арестовано, многих оштрафовали. Индийский национальный конгресс запретили, а его руководство взяли под стражу. В частности, Махатму Ганди отправили в тюрьму Еравада в городе Пуне, ныне — столица штата Махараштра. И его верная помощница Мирабен (урождённая Мэдлин Слейд, британская аристократка и дочь контр-адмирала) немедленно направилась к директору тюремного комплекса, чтобы предупредить его о необходимости обеспечивать знаменитого узника козьим молоком, потому что он другое пить отказывается. В ответ суперинтендант Еравады с гордостью продемонстрировал своей посетительнице трёх козочек, привязанных во дворе тюрьмы. О диетических предпочтениях Махатмы британские угнетатели были к тому времени уже хорошо осведомлены.
00Canova

Как мы отпраздновали День России: фото, видео, размышления

Митинг вчера на Тверской прошёл для меня на удивление спокойно.
Причину читатель может узнать из моей трансляции.
Просто случилось так, что в ранней фазе прогулки, на Садовом кольце, в районе Дома Булгакова, мне повстречались две прекраснейших гостьи столицы — юная венецианка Саша и её подруга, римлянка Лавиния Лючия. Девочки учатся вместе в Англии, а в Москву приехали на каникулы.

Поэтому из режима «поиск приключений на свою жопу» (когда зло и весело помогаешь ОМОНу с немецкими овчарками правильно позировать для репортажной съёмки) я оперативно переключился в режим «разумная аккуратность», в который вхожу каждый раз, оказавшись в стрёмном месте с детьми, своими и чужими. Дальше в этой восхитительной компании двух итальянских барышень мы допоздна гуляли по Тверской и её окрестностям. Я рассказывал им про свой родной любимый город, мы любовались реконструкторами на Твербуле и противотанковыми ежами у Манежной, по пути нам встречались мои прекрасные друзья детства, и просто симпатичные, весёлые, незнакомые москвичи. В том числе и из числа тех, кто туда пришёл вовсе не на наш митинг.

Конечно, видели мы и черепашек-ниндзя, и задержания, и нескончаемые автозаки. Но сами под раздачу не попали, ухитряясь уходить из мест, где назревало винтилово, перцовый газ или мордобой, минут за 15 до начала движухи. Может быть, нам просто повезло в очередной раз, хотя у меня есть сильное чувство, что я уже как-то научился за эти годы митингов, пикетов, маршей и шествий спинным мозгом чувствовать, где назревают обострения.

Могу даже рационально объяснить это чувство. Эксцессы на уличных мероприятиях, по моему опыту, всегда провоцируются у нас действиями силовиков, а те не склонны лишний раз инициативничать и импровизировать. Чисто по статистике задержаний можно догадаться, что плотный винтаж происходит в ограниченный срок и на очень конкретных пятачках, где в данный момент поступила на него прямая команда. Не там, где народ что-то такое учудил, а там где начальство велело окружать, хватать и тащить. И группу ОМОНа, которой эта команда отдана, довольно легко отличить от той, которая просто топчется на месте без дела, в ожидании приказов начальства. Вот буквально взгляните на первое фото в этом посте. О том, что этим ребятам приказано винтить, я услышал из их разговоров, но на фото, где разговоров не слышно, об их намерениях можно, мне кажется, догадаться по позам, походке, выражениям лиц. Вот если б мой наркомфиновский сосед Александр Дейнека захотел бы написать полотно «Отряд полицаев выдвигается на избиение школьников», он примерно такими бы своих натурщиков и изобразил бы. К счастью, Дейнека увлекался героикой, а не уличным насилием. Просто у его героев body language очень выразительный.

Отдельно посмеялись мы вчера тому, как с 14:00 главный мент на Пушкинской площади начал в мегафон призывать граждан отправляться на Академика Сахарова, где в тот момент должен был проходить согласованный митинг Навального. Он оглашал этими призывами ровно тот самый Новопушкинский сквер, где мэрия накануне заботливо установила трибуну с гирляндами красных, синих и белых шаров, в ожидании концерта фолк-группы «Новые Кельцы». Не думал, что до такого доживу.

Ещё довольно непросто было на Манежной, где всё окончательно смешалось, отличать реконструкторов в исторических военных формах от реальных силовиков. Скажем, отряд ВВ в полевой форме от такой же численности отряда московских ополченцев осени 1941 года. Мы долго этому учились на разных примерах. Отдельно доставил мужчина в чёрном мундире и фуражке НКВД, потому что когда он поравнялся с двумя милиционерами в новенькой парадной форме, то различить их оказалось ужасно непросто… А самое крутое выступление имитаторов было то, что есть в моей трансляции с Тверского бульвара: французские солдаты времён то ли франко-прусской, то ли Первой мировой. В пыльных синих шинелях, и с такими выражениями лиц, как будто все они уже убиты. Начал что-то понимать про этот жанр: они ж не ряженые, а реально перевоплощаются в тех вояк. И некоторые — довольно убедительно.

Во всём опять виноват Навальный

Очень много написано в разных Фейсбуках негодующих текстов про Навального, который кого-то обманул, ввёл в заблуждение, или подставил под полицейские дубинки. Где-то там в голове у ораторов всё это склеивается с тем фактом, что в очередной раз вышло огромное количество молодёжи. Как мы помним, в методичках Администрации рассказываются страшилки о том, что каким-то хитроумным способом Навальный спецом втирается в доверие именно к школьникам и несмышлёным первокурсникам, обещает им всем по 10.000 евро и гарантирует им полную безопасность, уверяя, что митинг санкционирован, когда на самом деле это не так.

Разумеется, Навальный никакие 10.000 евро никому и никогда не обещал. И безопасность тоже ничью он не может гарантировать — достаточно вспомнить, что самого его винтят на каждой акции, а теперь, кажется, надумали пугать его ещё и статьёй Ильдара Дадина, дав только что 30 суток на основании рапорта, который сама судья помогала написать… И никакого возрастного таргетинга на школьников и их кумиров в Интернете нет ни у кампании Навального, ни у его штаба. 43 минуты ролика «Он вам не Димон», со скриншотами, кадастрами, выписками из ЕГРЮЛ — это не Саша Спилберг, не рэпер Птаха и не Алиса Вокс в клипе «Малыш». Таргетингом на условных «детей и юношество» у нас в Интернете совершенно другие люди занимаются, сорян.

А единственный разумный совет от организаторов по поводу винтилова на любой предстоящей акции — к нему всегда лучше быть готовым, сколько б раз она ни была санкционирована и согласована с властями. Самая урожайная на политзеков акция на Болотной была как раз согласована. Просто поступил приказ «размазать печень по асфальту» в честь инаугурации — и он был выполнен. Если при этом на Болотной и были какие-то люди, которые вели себя неадекватно, то вполне допускаю, что они могли быть и штатные провокаторы властей — как тот молодой человек в чёрном, за действия которого уже несколько лет пытаются осудить Дмитрия Бученкова, потому что Бученков — анархист, известен центру «Э», и на него есть давний зуб. Точно так же и блоггер Алексей Кунгуров, севший на два года за пост в ЖЖ с критикой бомбёжек Сирии, на самом деле — просто застарелое бельмо на глазу тамошнего ФСБ, оппозиционер со стажем и богатой историей конфронтации с этой конторой на совершенно локальные тюменские темы, а вовсе не пособник террористов ИГИЛ, как утверждается в его приговоре. Был бы человек, а статья найдётся, и никогда Навальный не утверждал обратного. Никогда он не говорил, что рисков нет, что никого не посадят, что ОМОН не будет зверствовать. И предупреждал об этом, и на его собственном примере имеющий глаза мог убедиться: риски есть, они совершенно реальные.

Что касается участия молодёжи в протестной движухе, то мы эту молодёжь за 2,5 месяца, прошедших после мартовского митинга на Тверской, достаточно посмотрели и послушали — как им вздорные училки и директрисы в разных концах страны пытаются втереть про Госдеп, запугать страшными карами, объяснить все стратегические преимущества хаты с краю… И что отвечают эти самые школьники своим педагогам на такую промывку мозгов, мы тоже слышали. Так что совершенно не вижу причин уподобляться Алисе Вокс и оскорблять эту молодёжь, обзывая её двоечниками, малышами и обезьянами. Эта молодёжь себе на уме, и она в своём праве.

Мотивации у неё могут быть действительно самые разные, совершенно необязательно связанные с конкретным расследованием про Димона, или даже с Навальным как политиком, претендующим на пост президента страны. Я думаю, что значительная часть выходит как раз против своих туповатых, лживых и трусливых училок и директрис, что это протест не против далёкого Медведева с Путиным и Сечиным, а против такого будущего, которое им уготовили эти самые директрисы, пытающиеся их запугать и унизить каждый день.

Конечно, есть и те, что идут туда просто за компанию, или чтобы перед девушкой покрасоваться. Но есть и такие, которым в родном для них с рождения Интернете государство пять лет кряду непрерывно пытается что-нибудь запретить, уничтожить, стереть, заблокировать, подсмотреть, подслушать и проконтролировать. Причём попытки эти, помимо своей оголтелости и навязчивости, ещё и откровенно тупы и смехотворно безграмотны. Например, блокировки сайтов, которые любой школьник обходит в один клик, хотя государство на них миллиарды уже потратило. Или фраза из первого «пакета Яровой» о том, что любая страница в Интернете с посещаемостью от 3000 непонятно кого/чего в сутки (хитов? хостов? сеансов? живых людей?), является «блогом», и в этой связи подлежит внесению в специальный государственный реестр для удобства преследования автора — такая фраза, может быть, кажется осмысленной Алисе Вокс. Но у школьника, который блоги сам и читает, и ведёт, и понимает, в чём их отличие от просто сайтов с 3000 хитов в сутки, возникает совершенно чёткое представление о том, что власть эта и нестерпимо глупа, и лжива, и активно ему враждебна.

«Ты можешь жить, любя, а можешь жить, грубя, но если ты — не мент, то возьмут и тебя», как пел 35 лет назад достаточно молодой в ту пору Борис Борисович, по очень сходному поводу. И мне самому, когда я организовывал в ту пору его квартирники в Москве, часто заканчивавшиеся винтиловом и битьём в ментовке на Гоголях, тоже не было 18 лет. И даже 16 не было, то есть по району я передвигался без паспорта, а этого на Речнухе в те годы было достаточно, чтобы любой проезжающий мимо милицейский патруль забрал тебя в 22:00 в 100 метрах от дома и доставил в обезьянник на ночлег. Так им в ту пору виделась «охрана общественного порядка». И да, опыт этих ночёвок в ментуре на кругу Петрозаводской улицы формировал моё отношение к совку не меньше, чем стихи Бродского, песни Гребенщикова, тамиздат, подпольные уроки иврита, или Сева Новгородцев в перепаянном приёмнике ВЭФ.

Людей с богатой советской школой жизни за плечами осознание, что те порядки возвращаются, может сподвигнуть к молчанию в тряпочку, или к эмиграции. Но дети-то наши выросли в другом мире. У них нет друзей, посаженных по статье за чтение Солженицына, рецензирование Бродского, изучение иврита. Зато у них есть опыт верчения государства с его страшилками на причинном месте. Конечно, они понимают, что в выходе на митинг для них существует известный риск: и омоновские дубинки, и доставка в участок, и неприятности в школе/универе. Им об этом твердят буквально на каждом шагу: учителя, родители, политинформаторы, на всех бесцензурных сайтах постоянно есть сообщения о задержаниях и последующих приговорах. Возможно, этот риск добавляет их выходам на Тверскую и Марсово поле романтики приключения. Очень странно и нелепо обвинять в этом Навального, как будто он их силой туда тащил. Потому что он — первый, кто сам рискует, и первый же огребает. Ему, чтобы получить 30 суток, ни на какую Тверскую даже не нужно выходить. 26 марта его тоже свинтили, не доходя до Тверской. У него избирательное правоприменение буквально с доставкой на дом.

Я уже достаточно давно для себя сформулировал, во многих интервью говорил, и тут наверняка писал, в чём сила Навального. Сегодня, правда, было бы точней сказать: Навальных. Потому что есть ещё и Олег, и Юля. Сила их — в том примере, который они подают. Примере бесстрашия и неуязвимости перед лицом власти, которая, на самом деле, боится гуляющих по Тверской улице с российскими флагами москвичей. Боится безоружного Навального, просто приехавшего с семьёй отдохнуть в Анапу, просто выходящего из офиса ФБК после эфира. Омоновские дубинки — проявление отнюдь не силы, а страха этой власти. Конечно, эта власть может и посадить Навального на много лет в лагеря, и убить его. Немцова же не какие-то засланные ваххабиты убили, а воины кадыровского батальона, госслужащие РФ. А Олега Навального эта власть прессует со всей дури в орловской колонии номер пять, силами сотрудников, вдумайтесь в это название, Минюста — но он в ответ ей в лицо смеётся, причём на всю страну, публикуя тексты, картинки и колонки, за каждую из которых его карают карцером и отказывают в УДО.

Эти примеры говорят ровно об одной важной вещи. Нет порабощения крепче, чем твой собственный страх. «Я учу их не бояться, — писал про своих читателей Николай Гумилёв, — Не бояться, и делать, как надо». В этом поэт, которого личное бесстрашие привело в итоге к расстрелу в застенке, видел более важную свою заслугу, чем в красивых рифмах «обнаружив — кружев». В том же и заслуга Навальных, всех троих. Они показывают, что шакалья власть больше всего боится тех, сам кто её не боится. То есть в смелости и есть наша защита от произвола трусливых заворовавшихся гопников. А в том, чтобы повторять небылицы про Навального и его сторонников, — один грёбаный стыд. Сегодня это даже не за деньги делается, а вот есть среди нас люди, которые при виде омоновских дубинок начинают рефлекторно изображать благонадёжность. «Сам на митинг, конечно, не ходил, но осуждаю. Не бейте, пожалуйста, и не снимайте с довольствия».

Ну, и осуждай, на здоровье. Но стадо вооружённых жлобов, которое вчера набрасывалось на женщин, детей и стариков в центре Москвы в День России, оно же не из-за Навального так распоясалось. Чувство вседозволенности у них питается как раз покорностью людей, их готовностью терпеть и не отсвечивать. А когда этот ресурс заканчивается, этот же самый караул разбегается первым.

PS. К сожалению, у ЖЖ глючит сервер показа картинок, так что две из трёх фоток пока битые, постараюсь это починить, но пока что увы.
yaorange

Решение проблемы Крыма. Почему он не бутерброд.

Истина всегда лежит посередине.
Но не только по вектору, а также и по длительности высказывания.

Существуют утверждения такие длинные, что даже если в начале озвучивания они были справедливы и вполне соответствовали действительности, то при долгом разжёвывании они превращаются сперва в тавтологию, а потом и в полнейшее covfefe. Фокус в том, что если ты озвучиваешь одну и ту же правду пять раз подряд, она становится ложью, как будто ты сообщил слушателю пять разных вещей. Например, если Навальный один раз скажет «Относительно Путина моя позиция левая», то это, в общем, конечно, правда. В споре правозащитника с религиозным фундаменталистом первый всегда левее второго. Но если Навального заставить пять раз сказать, что он левый, то это будет уже ложь, потому что он и за частную собственность, и за ограничение вмешательства государства в жизнь людей, и за экономические свободы, и против госмонополий уже 10 лет борется. То есть по американским меркам он где-то в районе Tea Party. А левый у нас Удальцов, одобряющий сталинский террор, и Глазьев, призывающий государство печатать фантики вместо денег. Если Навальный пойдёт на выборы под левыми знамёнами, то это будет такой же обман публики, как печально известная статья Ходорковского «Левый поворот», в которой соавтор «Человека с рублём» вдруг заговорил на языке Полиграфа Полиграфовича. Слава Богу, Ходорковский той статьи не только не писал, но и не читал перед публикацией. Это была в чистом виде провокация, одновременно Березовского и ФСБ, в которой реальный автор текста выступал посредником. Пожелаем ему крепкого здоровья.

И наоборот, любой разумный ответ на сложный и спорный вопрос предусматривает учёт разных точек зрения на проблему. Это значит, что попытка уложить такой ответ в одну фразу в итоге сведётся к отсечению существенной части картины. Правильный ответ на спорный вопрос — он как решение суда, должен включать в себя и позицию обвинения, и позицию защиты, и оценку их аргументов, и собственное мнение судьи, как синтез всего прозвучавшего на процессе.

Вот, например, позиция Бориса Немцова по Крыму в эфире телеканала «Интер»:

Украине нужно понимать, что Крым и сейчас мог бы вернуться в состав страны, но для этого нужно, чтобы этого захотело население. Объективная реальность такова, что в РФ выше зарплаты и пенсии, поэтому Украине нужно стать более привлекательной. Нужно провести реформы, которые не проводились все 23 года, снизить налоги и потуже затянуть пояса, но повысить уровень жизни. Вот тогда и Крым назад захочет.

А вот та кричалка «Немцов обещал отдать Крым Украине», до которой это рассуждение редуцировалось в украинских СМИ и в устах Ксении Собчак — это такая же ложь заведомая, как «Крымнаш» и «Крым не ваш». Просто потому, что Крым — не бутерброд. Это не объект собственности, по которому можно совершать тотальные, всеобъемлющие сделки, без учёта мнения живых людей, населяющих тот самый Крым. То есть любое краткое высказывание по судьбе Крыма есть ложь.

Я это легко могу проиллюстрировать на примере того самого Иерусалима, который уже 50 лет как «наш».
Есть конституционный закон, принятый при Менахеме Бегине, как прямое продолжение постоянного урегулирования конфликта с Египтом. Там сказано, что Иерусалим — это столица Израиля, единая и неделимая, точка. Именно потому, что закончилось 32-летнее кровавое противостояние с самым могущественным и крупным врагом, появилась возможность поставить эту самую точку в вопросе о статусе Иерусалима.

Но есть арабы, которые в этом самом Иерусалиме живут — и в Восточном, и в Старом Городе, и в деревнях, прилегающих к Баке, Талпиоту, Гило, Французскому холму. В законе 1980 года ничего не сказано о том, что эти арабы теперь будут считаться евреями, что они должны исповедовать иудаизм, обязаны взять гражданство Израиля, или подлежат депортации на территорию Иордании. Признавая за самим собой право на город Иерусалим, Государство Израиль за живущими там неевреями признаёт ровно все те права, которые у них имелись до аннексии — имущественные, гражданские, политические, религиозные, культурные. Те права, которые у них появились в связи с вхождением территории в состав Израиля, даны им в дополнение, а не взамен. То есть не Израиль решает (под угрозой конфискации имущества), какое теперь гражданство будет у иерусалимских арабов, греков, армян, а решают это они сами, каждый в индивидуальном порядке, исходя из своего личного удобства.

Скажем, армяне, которые живут в Иерусалиме, — они не ереванские, а киликийские, то есть семьи их разбросаны по Ливану, Сирии и другим странам арабского востока, куда с израильским паспортом въезжать либо нельзя, либо опасно. Соответственно, этим армянам удобно оставаться и в 2017 году гражданами Иордании, чтоб свободно посещать родню. В этом нет никакого ущерба ни для прав Израиля на Иерусалим, ни для прав этих армян как жителей израильской столицы. Чтобы голосовать и баллотироваться на местных выборах, в горсовет и на пост мэра, иерусалимским арабам, армянам и грекам не нужно вообще ничего, кроме их иорданского паспорта. Точно так же они могут голосовать на выборах в Палестинской Автономии. А если захотят избирать или баллотироваться в депутаты Кнессета, придётся им всё же взять израильский паспорт. Но вот такого закона, как в США, по которому бы им запрещалось занимать какие-то должности, потому что они родились в другой стране, в Израиле нет, и быть не может.

Как видите, история со статусом неизраильских жителей Иерусалима — сложная, и в одной фразе не помещается. В точности такой же сложный вопрос — о судьбе крымчан, если бы завтра полуостров оказался бы возвращён под власть Украины. Не угрожала бы им в таком случае уголовная ответственность за «сепаратизм», начиная с 2014 года? Что будет с имущественными сделками, заключёнными в период с 2014? Какая судьба ждёт людей, инвестировавших и/или переселившихся в Крым из России за тот же период? Депортация с конфискацией, тюрьма, или сохранение тех самых прав? Всё это — вопросы не к Навальному, Немцову, Ходорковскому или Путину. Всё это — вопросы ровно к тем политикам в Киеве, которых так возмущает утверждение, что Крым — не бутерброд. Окажись на месте Украины любая европейская страна, претендующая на территорию с населением в 2,3 млн человек, первейший вопрос, который обсуждали бы её власти и граждане, касался бы правовых гарантий для жителей присоединяемых территорий. Из Евросоюза, как мы знаем, даже уголовника не выдадут в ту страну, где обращение с ним может показаться жестоким по сравнению с европейскими нормами. А уж выдать Украине — в нагрузку к 27 тысячам квадратных км — 2,3 миллиона человек, которым там светит уголовное обвинение в госизмене, конфискация имущества и депортация из своих домов, не согласилась бы ни одна европейская страна. Великобритания и Франция совершили несколько таких ошибок в ХХ веке в Африке и Азии, и их результатом в большинстве случаев становился чудовищный геноцид местного населения.

Собственно и Израиль, получив под свой контроль 50 лет назад Рамаллу, Дженин, Хеврон, Вифлеем и Газу, ни разу не рассматривал вопроса об их аннексии ровно потому, что в этом случае он был бы обязан предоставить полноту своих гражданских и политических прав трём с половиной миллионам живущих там арабов. И Израилю, у которого, к слову сказать, территория на треть меньше Крыма, при любых правительствах, правых и левых, при генералах-ястребах и леваках-юристах во главе кабинета, всегда казалось проще отдать эту землю вместе с живущими там арабами под контроль любой договороспособной иностранной власти. В итоге 23 года назад передача такая состоялась. Сегодня больше 95% палестинского населения на тех территориях, которые прежде контролировались Израилем, живёт не под гнётом израильских оккупантов, как брешет их пропаганда, а под властью собственного правительства. У них там свой суд (карающий смертной казнью за сотрудничество с Израилем), своя экономика, своя цензура, свои тюрьмы и палачи. Валюта у них — иорданский динар и египетский фунт, помимо шекеля. Покуда жители Палестинской Автономии ещё занимали сотни тысяч рабочих мест на израильских предприятиях, все социально-пенсионные вычеты и удержания из их зарплат Израиль передавал в казну Автономии. Но даже эта схема, известная под названием two state solution, как мы видим, не оказалась слишком рабочей.

А у Украины даже такой хуёвой схемы нет. Один голый нудёж «Это наш бутерброд, отдайте».

Знаю, что сейчас в комментарии ко мне набегут батальоны диванных войск Юрия Стеця, и станут наперебой рассказывать, что это я опять отрабатываю свой «слишком мягкий» приговор в Пресненском суде, клевеща на великую и свободную Украину. Может быть, действительно по сравнению с 3,5 годами тюрьмы, назначенными украинцу за один ролик в YouTube, мой приговор действительно кажется им мягким, хотя сам я его оспариваю и со временем добьюсь полного оправдания в ЕСПЧ. Спасибо Алексею Навальному, который и меня, и моего заочного тюменского оппонента з/к Кунгурова там представляет. Но я б посоветовал моим украинским разоблачителям перестать так нелепо позориться перед российскими читателями. Которые знают, что за время уголовного преследования в Пресненском суде я восемь раз выезжал за границу — в Израиль, Италию, Испанию, Великобританию, Францию, и я прекрасно мог бы там остаться, как сделал, например, Пионтковский, привлечённый к ответственности через 2 месяца после меня.

Думаю, что чекисты, принявшие 8 раз за год решение разрешить мне выезд за пределы досягаемости Пресненского суда и любых экстрадиционных запросов, именно на такое моё поведение и рассчитывали. Они просто не вкурили, что вопрос о моём отъезде нужно обсуждать не со мной, а с двумя бабушками моего сына. Покуда у четырёх членов моей семьи нет положенного им даркона, я обречён возвращаться в Пресненский суд с собранной сумкой для СИЗО. Но вообще-то это я могу себе позволить обсуждать свои семейные обстоятельства, поскольку жив ещё. А вот украинским читателям стоит услышать слова моего друга Бориса Немцова, так что я их ещё раз тут повторю:

Украине нужно понимать, что Крым и сейчас мог бы вернуться в состав страны, но для этого нужно, чтобы этого захотело население. Объективная реальность такова, что в РФ выше зарплаты и пенсии, поэтому Украине нужно стать более привлекательной. Нужно провести реформы, которые не проводились все 23 года, снизить налоги и потуже затянуть пояса, но повысить уровень жизни. Вот тогда и Крым назад захочет.

Боря эти слова сказал три года назад в Киеве, на телеканале «Интер».
Не из страха, не по договорённости с Кремлём и Лубянкой, не в обмен на гарантии личной безопасности, а просто потому, что такова суровая правда.
Вам, дорогие украинские читатели, то же самое повторят любой Олланд и Макрон, любая Тереза Мэй и Ангела Меркель, любой Дональд Д. Трамп и Барак Х. Обама.
Не из заискивания перед Пресненским райсудом или чеченскими киллерами, а просто такова цивилизованная позиция всего мира по Крыму. Батальоны Стеця цивилизованного разговора не приемлют, они срут в комментах ЖЖ и пишут десятки тысяч доносов в Фейсбуке, но с каждым новым успехом цензуры на Украине эти батальоны предсказуемо отдаляются от населения страны.

Следствием правления Виктора Ющенко стала демократическая победа Виктора Януковича на президентских выборах в/на Украине. За которой последовала уже менее демократическая, но тоже победа его соратников на выборах в Раду. По своему развитию украинская демократия в тот момент зеркально повторила российский пример. А также, смешно сказать, азербайджанский.

Борис Немцов хорошо понимал, что для демократии в/на Украине нет худшей угрозы, чем отморозки и жулики у власти, размахивающие демократическими и националистическими флагами, подкармливая в населении ностальгию по совку.

Российские танки, отправленные Путиным в Киев — угроза, может быть, фантомная. А вот демократически избранный президент Украины, зовущий российские танки в Киев — закономерное следствие неадекватного поведения украинских властей при «демократии». Мы такого президента Украины уже видели.

Дорогие украинские читатели, перестаньте, пожалуйста, кормить Стеця, люди которого срут в комментариях к этому ЖЖ наперебой с людьми Пригожина.

Услышьте Бориса Немцова уже наконец. Он жизнью заплатил за то, чтобы быть услышанным.
Хотите быть в Европе — начните мыслить как европейцы, а не как грёбаные совки.
Судью, вынесшего приговор 3,5 года за ролик в YouTube, выволоките на площадь и сдерите с него кожу.
Чтобы прецедентом стал не его приговор, а его расплата за всемирный позор Украине.

И перестаньте дрочить так упоённо на Путина, оправдывая его действиями любой свой косяк.
Путин не собирается ни в какой Евросоюз.
Ему Чечня больше нравится. Стабильность, предсказуемость, госконтроль, простое решение вопроса с инакомыслящими.
Если вы считаете, что Украина должна тоже к этому всему стремиться, то фамилия вашего следующего президента будет снова Янукович. И название страны — даже не УССР, а УАО в составе РФ.
Чтобы этого не случилось, услышьте уже Немцова, наконец.
dead cash

Как Алишер Бурханович развивает Интернет

Изумительно мощно выступил сегодня с утра Алишер Бурханович Усманов в соцсети ВКонтакте.

«Я всё же решил необходимым сделать для себя это видеообращение к тем людям, которые, возможно, пока ещё думают, что ты говоришь правду. Их мнение для меня важно, тем более что к Интернету я имею гораздо более глубокое отношение, чем ты. Я его не пользую, я его развиваю».
Не очень хорошо у ташкентско-лондонского олигарха с велик-могучим русским языком, зато сколько воздуха, какая экспрессия. Я даже два раза посмотрел это замечательное кино.

Правда, навскидку из дебютного ролика видеоблоггера Усманова не очень понятно, как можно «развивать» Интернет, с таким демонстративным презрением относясь и к его пользователям, и к таким его классическим законам, как «эффект Стрейзанд», не говоря уже о самом успешном российском интернет-политике.

Но в принципе о том, как Усманов развивает свой крупнейший интернет-актив, лучше любых слов рассказывает график, приведённый ниже. На всякий случай, поясню, что на нём изображено.

Как мы помним, развод Алишера Бурхановича с Юрием Бенционовичем несколько лет назад сопровождался разменом акций, находившихся в их совместном владении. То есть Усманов патриотичненько отдал свалившему с концами в Калифорнию Мильнеру все американские активы (прежде всего, значительный пакет акций Facebook), а себе забрал мильнеровскую долю в Mail.Ru Group, став её единственным и главным мажоритарием. Вот и посмотрим, какова была дальнейшая судьба тех и других акций.

Тот самый случай, когда простенькая картинка нагляднее тысячи умных слов. Красным цветом показана судьба Фейсбука, откуда Усманов вышел, а синим — судьба Mail.Ru Group, куда он аж трижды вошёл — сначала с Мильнером, потом вместо Мильнера, а в итоге слил её со своим же МегаФоном. Отдельно следует отметить, что за всё время нахождения холдинга в руках Усманова он ни на неделю не прекращал скупку долей в различных российских интернет-активах. То есть число юрлиц, которые ныне входят в эту группу, за эти годы значительно выросло. А капитализация, тем не менее, продолжала и продолжает падать по мере «развития». Лучше б он свой Интернет «пользовал», ей Богу, чем так развивать.

При этом никому же не приходит в голову сомневаться, что Алишер Бурханович — крайне успешный бизнесмен. Меж тем, график подсказывает, что его размен с Мильнером был катастрофически нелепым деловым решением. Акции, от которых Усманов избавился, выросли в цене почти что вчетверо, а те, что он приобрёл, подешевели на четверть. И ни на какой форс-мажор этой неприятности не спишешь: любой здравомыслящий инвестор после духоподъёмных новостей про #Крымнаш и бешеный принтер поспешил выйти из российских ценных бумаг. Для такого решения совершенно не нужно быть ни Альбертом Эйнштейном, ни Уорреном Баффетом, ни многократным чемпионом Англии, России и Узбекистана по подъёму бабла в рывке. Достаточно прочитать хотя бы проспекты эмиссии Яндекса и той же Mail.Ru Group, где инвесторов прямым текстом предупреждали о страновых рисках, связанных со спецификой поведения российских властей на интернет-рынке. Не могли не предупреждать, потому что утаивание такой существенной информации от инвесторов по американским законам чревато и уголовным преследованием, и миллиардными гражданскими исками. Как же мог такой ушлый делец, как Алишер Бурханович, не внять своим собственным предупреждениям?!

Ответ на этот вопрос стоит поискать в материалах Люблинского суда, где сегодня прошло предварительное заседание по иску Усманова к Навальному, а также в том самом ролике «Он вам не Димон», который является предметом этого иска. Конечно же, Алишер Бурханович прекрасно понимал, какая судьба ждёт российские и американские ценные бумаги после Крыма и войны на Украине. То, что в случае обычного биржевого игрока было бы очень плохим бизнесовым решением, в случае нашего начинающего видеоблоггера являлось просто частью правил игры. Той же самой игры, в рамках которой случился и его сказочно выгодный «обмен землями» с благотворительным фондом Ильи Елисеева, и его комичный иск в Люблинском суде, и демонстративный сброс акций Apple в знак протеста против политики США. Есть в России такие активы, инвестировать в которые много выгодней, чем в любой Фейсбук или Теслу. А как они выглядят и называются, можно посмотреть в ролике Алексея Навального «Он вам не Димон».
00Canova

Алиса Вокс и Светлана Алексиевич: тайны кремлёвской бухгалтерии

Медуза попыталась установить заказчиков «политического» ролика Алисы Вокс, о котором здесь рассказывалось в понедельник. Ничего особенно сенсационного выяснить не удалось, зато опубликовали очень дельный комментарий эксперта, объясняющий два разных механизма финансирования провластных политических акций, во всём диапазоне от НОДовско-СЕРБовского насилия до анонимных роликов про «Навального-фашиста» в YouTube.

Механизмы эти — в точности такие же, как при производстве телевизионных сериалов. Часть их снимается сразу на деньги конкретного телеканала, по его предварительному заказу, а другая часть — на собственные средства продюсерской компании, планирующей впоследствии продать готовый продукт потенциальному прокатчику.

Это же происходит и с провластными акциями, в Интернете и реале. Часть этой деятельности осуществляется по предварительному заказу, в соответствии с утверждённой сметой. Другая часть никем не заказывалась, но совершается в расчёте на то, что её заметят, одобрят и задним числом оплатят. Глядя со стороны, не так уж просто разобраться, какая из акций изначально проводилась по начальственному указанию, а какая — лишь в надежде на последующее начальственное одобрение. Тем более, что одни и те же конторы могут в одном случае работать на Кремль, а в другом — на себя, пытаясь вымутить себе новые заказы.

Последний вариант — самый изящный и очень распространённый среди клептократов: сперва у государства берутся деньги под один политический проект, на эти деньги потом создаётся другой, и на него снова цыганят госфинансирование. Ярким примером такого может служить политическая карьера нижнетагильца Игоря Холманских. На глаза Кремлю этот неприметный топтун с «Уралвагонзавода» попался после обращения к Путину, в котором он от имени уральских пролетариев предлагал приехать в Москву, чтобы разогнать протестные выступления белоленточников, если полиция с задачей не справляется. Сразу после этого яркого выступления Холманских начали приглашать в Москву на эфиры федеральных телеканалов, а 5 лет назад скромный труженик УВЗ был и вовсе назначен полпредом Путина по Уральскому федеральному округу. Вся эта история может показаться сказкой про Золушку, но только если не знать, что весь конферанс для «потомственного рабочего с Урала» изначально писался политтехнологами в Москве, на деньги, выделенные В.Ю. Сурковым, а попадание Холманских в эфир телемоста с Владимиром Путиным было результатом довольно хлопотных согласований, репетиций и долгого предварительного кастинга среди нижнетагильских ряженых пролетариев.

Довольно значительная часть провластных акций совершается безо всяких руководящих указаний, именно в надежде на то, чтобы в дальнейшем получить госзаказ на их продолжение за деньги. Помимо Холманских, можно тут вспомнить Вована с Лексусом, чьи первые шаги были просто телефонным хулиганством двух великовозрастных дебилов. Уместно вспомнить и правило, подмеченное Навальным при открытии региональных штабов президентской кампании: чем ниже рейтинг правящего единоросса в субъекте федерации, тем нахрапистей действует тамошняя гопота, пытаясь сорвать мероприятия оппозиции. Дело не в том, что Кириенко лично обзванивает губернаторов и велит заслать казачков к тому или иному штабу, а в том, что для местных властей это уличное насилие — понятный способ выслужиться перед Кремлём, доказать свою лояльность и эффективность. Хотя вектор у гопоты явно прокремлёвский, заказчики нападений выступают по отношению друг к другу не как соратники, а как соперники. Победителем явно окажется тот руководитель региона, который вообще не допустит открытия в его столице штаба кампании Навального, но пока что это не удалось даже владивостокским клептократам, задействовавшим беспрецедентный силовой и технический ресурс в связке с местным ФСБ.

В качестве наглядного примера никем не заказанной, но очевидно корыстной, провластной провокации стоит упомянуть сегодняшнюю выходку пресловутых «русских хакеров», создавших в Твиттере фейковый аккаунт от имени свеженазначенного министра культуры Франции Франсуазы Ниссен, чтобы сообщить в нём о смерти писательницы Светланы Алексиевич, про которую, как и про Навального, заранее понятно, что в Кремле её не любят, а Нобелевку считают себе пощёчиной. Легко догадаться, что за этой выходкой в Твитере стоит одна из тех команд, которые до 7 мая финансировалась из бюджетов на избрание Марин Ле Пен президентом Франции, а нынче осталась не у дел, зато с кучей бесполезных знаний и наработок во французском медиапространстве. Сообщение о смерти Алексиевич — это их отчаянная попытка продемонстрировать потенциальному заказчику свои навыки и возможности по манипуляции общественным мнением и вбросу дезы в европейские СМИ через соцсети.

Другой вопрос, что, судя по топорности исполнения задумки, вбросом занималась не целая контора, работавшая по французскому направлению, а какой-то её сокращённый отдел, или оставшийся без заказов подрядчик. Мало того, что аккаунт был создан за сутки до вброса, так в нём ещё и таймстемпы проставлялись по московскому, а не европейскому времени, что довольно странно для министра культуры Франции, которая сегодня наверняка находится в Каннах, на премьере звягинцевской «Нелюбви». На разоблачение фальшивки наблюдательным читателям Твиттера с головой хватило 20 минут. Та же провокация силами конторы осуществлялась бы с куда более серьёзным инструментарием: аккаунт взяли бы старый, прокачанный, с длинной историей и миллионами ботов в подписчиках, снабдили бы запись хэштегами и вывели их в топ, а комментаторов, разоблачивших фейк, оперативно банили бы, не давая им возможности отображаться в ленте комментариев. Весь этот протокол давно освоен политтехнологическими конторами, которые работают с соцсетями, но отдельный сотрудник, следуя инструкциям своего бывшего нанимателя, не имеет доступа к его ресурсам. Поэтому провокация и выглядит такой дешёвой и топорной. При съёмках ролика Алисы Вокс ресурс был задействован посолидней — но даже при двукратной переплате артистам массовки за съёмочный день львиная доля бюджета оказалась распилена между продюсером певички и чиновником, обеспечившим госзаказ. Представляю себе, как теперь кусает себе локти звезда «Лабутенов», догадавшись, что на этой политической халтуре, на самом деле, было освоено в пять раз больше средств, чем ей рассказывал посредник...

PS. Читатель вправе задать вопрос, почему я тут говорю только о провластных публичных акциях, и ничего не упоминаю про оппозиционные. Ответ лежит на поверхности. Когда знаменитого американского бандита спросили, почему он грабил банки, он объяснил: because that’s where the money is. Достаточно вспомнить, как обставлен любой запутинский митинг или курултай, и сравнить с тем, как проходят в Москве протестные акции, чтобы догадаться: у оппозиции в России банально нет денег на прокорм всей той своры кургинянов, шевченок, фёдоровых и хирургов, которые за последнее пятилетие наели себе такое сытое лицо с доходов от политических акций. В тех редких случаях, когда деньги у оппозиции всё же появляются (как, например, у Навального, который в 2013 году собрал на свою мэрскую кампанию вдвое больше совокупного оборота крупнейших краудфандинговых платформ России), то тратятся они на реальную деятельность, видимую невооружённым глазом, а не на её имитацию, вроде того «съезда чернобыльцев», на котором спалился единоросский пассионарий и экс-депутат Максим Мищенко, изначальный автор идеи поставить уличное насилие на службу Кремлю. Сейчас он, кстати, совмещает нахождение в тульском СИЗО с фиктивной службой в рядах вооружённых сил. Жалование контрактника — не Бог весть, конечно, какие доходы, порядка 270 тыр к этому дню набежало, но птичка, как известно, по зёрнышку клюёт, и странно было бы требовать от единоросса, чтобы он добровольно отказался от казённых денег... Что же касается эпичного путинского наброса про 654 российских НКО, якобы получивших из-за рубежа миллиард долларов за 4 месяца, то следа этих денег по-прежнему не могут найти все силовые ведомства великой страны. Так что если и впрямь из-за границы с января по апрель 2013 года поступил тот самый миллиард, то поискать его стоит на панамских счетах Ролдугина, в квартире полковника Захарченко и за высокими заборами медведевских фамильных владений. Которые, как мы помним, профинансированы как раз деньгами некоммерческих организаций, в том числе — и переводами из офшоров острова Кипр, где структуры вице-президента «Газпромбанка» хапнули 11-миллиардный кредит у его же никосийского филиала.
yaorange

Ну, здравствуй, украинское чучхэ

Указом Петра Порошенко на Украине сегодня запретили не только Яндекс, ВКонтакте и Одноклассники.Ру, о чём пишут в российских газетах.

Санкционный список «компаний страны-агрессора» насчитывает 223 страницы и 468 наименований. Конечно, с точки зрения клинической психиатрии и политологии чучхэ, перечень сайтов — самое в нём смешное. Не удивительно, что именно эти сервисы попали в заголовки. Но там, вообще-то, очень много чистого, беспримесного безумия, помимо запрета узнавать погоду на Яндексе, перекрытия украинским пользователям доступа к их почте, файлам в облаке и аккаунтам в соцсетях. Например, объявление вне закона переводчиков «Лингво», Антивируса Касперского, бухгалтерии 1С. Запрет доступа украинских компаний к трём из пяти крупнейших рекламных площадок в этой стране (см. график). Прекращение деятельности филиалов российских ИТ-компаний по всей Украине — в Харькове, Николаеве, Сумах, Херсоне — это в общей сложности тысячи рабочих мест для айтишников, на услуги которых в ближайшую тысячу лет украинский рынок не сможет предложить никакого сравнимого спроса. Угадайте, где им всем предстоит искать работу, если указ президента Украины будет в итоге исполнен.

Одну вещь хочется тут сказать если не в оправдание действий Петра Порошенко, то в его защиту. Конечно, он идиот и гондон. Но нельзя не видеть, что его действия — не источник проблем страны, а лишь их точное отражение. И всё это не с Крыма началось, а примерно с Кучмы, который примерно в одни с Путиным годы начал насаждать в стране «стабильность».

Главная проблема Украины состоит в том, что у власти там, независимо от лозунгов, был и остаётся в точности такой же чистый, беспримесный номенклатурно-коррупционный совок, что и в России. Со всеми его повадками и ухватками, включая стратегическую ставку государства на скрепы, против мозгов. Посмотрите на антитабачные законы Украины, на её запрет игорного бизнеса, на ограничения для иностранных инвесторов. Всё это принималось ещё при «оранжевом» президенте Ющенко и премьере Тимошенко, и всё это до запятой копировало худшие российские нормы. Посмотрите на знаменитый закон о рекламе, запрещающий использование русского языка — он ведь не при «оранжевых» принят, а задолго до них, при Кучме, и теми политиками, которые в 2004 году составили группу поддержки Януковича. Российские пропагандоны, конечно, видят в этом запрете проявление «украинского национализма», но на самом-то деле он совершенно путинский по духу и букве. Главное в нём — не то, какой язык в пользу какого дискриминируется, а то, что государство берёт на себя роль регулятора в таких вопросах, которые ни в одном правовом демократическом обществе его не могут касаться.

Конечно, с началом войны тенденция резко усугубилась, потому что «скрепы» получили поддержку патриотически настроенной интеллигенции, и тут уж резьбу окончательно сорвало. Если кто случайно не в курсе, с 1 января нынешнего года в/на Украину запрещено ввозить любые книги, изданные в «стране-агрессоре», включая собрания сочинений Толстого, Достоевского, Шекспира и атлас анатомии человека под редакцией братьев Синельниковых. Это при том, что из 200 наименований книг, которые входят в программу курса MBA, на Украине издано ровно 4 (прописью: четыре), остальные 196 там изучаются по московским и питерским изданиям.

Принципиальное отличие Украины от России заключается в том, что у нас есть вот эти условные 14% «несогласных», которые последовательно выступают и против «закона подлецов», и против «пакета Яровой», и против войны на Украине. Они выходят на улицы, они поддерживают работу ФБК, их клеймят «врагами народа» за то, что они продолжают выступать перед своими читателями и слушателями в Киеве и Одессе. А на Украине, в связи со спецификой военного времени, таких «несогласных» не видно и не слышно. Хотя они там, конечно же, есть, но являются заложниками мнимого выбора: либо ты за любую номинально антироссийскую движуху, либо ты — сепар, ватник и колорад. И когда украинский суд даст тебе 3,5 года тюрьмы за ролик в YouTube, то ни одна душа за тебя не впишется. Сначала скажут «Так ему и надо, национал-предателю», а потом, когда вышестоящая инстанция отменит приговор, станут этим хвастаться, как будто это их демократическая заслуга. Хотя в момент вынесения приговора украинские «демократы» его как раз одобряли.

Меня эта ситуация откровенно ужаснула ещё в 2014 и 2015 годах, когда я общался с киевскими коллегами на открытии iForum. Я пытался объяснить им, что ни при каких обстоятельствах не может айтишник поддерживать государственные законы о запрете «Маши и медведя», или «Белой гвардии», высылать из страны журналистов «Новой», «Эха» и Ленты.Ру. Потому что ценностный выбор тут — не между Россией и Украиной, а между Первой поправкой и «пакетом Яровой», между цивилизацией XXI века и доктриной чучхэ. Цензура не может быть направлена против внешнего врага, она всегда работает только против собственных граждан, ограничивая их свободу выбора. Но мои киевские собеседники меня не слышали. Они говорили, что кремлёвская пропаганда смертельно опасна для суверенной украинской государственности, цензура — единственный способ защитить молодую демократию, что отдельные перегибы неизбежны, а когда лес рубят — щепки летят.

Сегодня вся украинская ИТ-отрасль стала той самой щепкой. Для людей, одобрявших цензуру, настал тот интересный момент, о котором предупреждал Нимёллер.
Державные скрепы мощным бетховенским стуком постучались в их дверь. Одним росчерком пера президент Порошенко далеко опередил Роскомнадзор и Ирину Яровую в движении к Пхеньяну.

Очень интересно послушать, что теперь скажут люди, убеждавшие меня 2-3 года назад в пользе цензуры для развития украинской демократии.
И что они станут делать.
Здравый смысл подсказывает, что для начала движения по десоветизации Украины сегодняшний указ Порошенко дал долгожданный третий звонок.
Надеюсь, он будет услышан.