Category: россия

00Canova

Печатников-гейт: точки над i

Тут мне пишут, что вице-мэр Леонид Печатников действительно ездит на «скорой помощи» с мигалкой.
А я в этом ни секунды не сомневался.

Просто есть мужской способ предъявлять обвинения, а есть пидорский. И я — за мужской.

Вот когда Лёха Навальный возьмётся за Печатникова, то мы узнаем всё. И номер той кареты «скорой помощи», на которой он ездит, и сколько город перевёл денег в коммерческие структуры, где его вице-мэр является совладельцем, и каким поставкам медикаментов в семь концов помешала ГКБ №62, и при чём здесь уточка (медведевский фармбизнес не вошёл в расследование «Он вам не Димон», однако по моим сведениям основной cash flow премьер-министра генерится как раз в фарме).

А ретранслировать ничем не доказанные обвинения из телеграм-канала на 17 подписчиков — это пидорский способ обнуления претензий за счёт их заведомо кривого озвучивания.

Никто не может быть судим дважды за одно преступление. Так гласит Закон.

Если первый раз обвинение предъявляет шутейная кремлёвская проститутка, то второй раз это же обвинение нельзя будет предъявить по-человечески, с нормальной доказательной базой, как принято в расследованиях ФБК.

Затем тёзка и полезен мэрии Москвы. Чтобы мешать серьёзным расследованиям коррупции на миллиарды.
Чтобы редуцировать их до пидорского визга про карету скорой помощи. Как раз за карету-то Печатников при необходимости отчитается на счёт раз. Она наверняка законно принадлежит EMC, то есть это личный печатниковский транспорт. Карету ему не Собянин выделил, он ею до Собянина единолично владел. Триллионы пиздятся совершенно не здесь, а в городских закупках лекарств, на которые у города Москвы больше в бюджете заложено, чем у всего российского минздрава. Вот там-то Печатников и стал неизвестным Форбсу миллиардером. И вот туда потешный разоблачитель не сунется со своим жгучим любопытством: жить-то хочется. И рекламных бюджетов от клептократии хочется. Поэтому наш борец форсит фиктивную тему о карете «скорой помощи» и не заикается о реальной теме закупочной цены лекарств в Московском регионе. Хотя в качестве директора СПИД.Центра он прекрасно в курсе этой проблемы.

Так почему ж он врёт? Да просто потому, что врать ему сегодня выгодней, чем говорить правду.

Сменится власть, и вы никуда не денетесь от его разоблачений, они будут переть из любого утюга. Всю правду он вам расскажет про госзакупки лекарств. Но пока что вынужден мочить Навального и Печатникова за мелкий прайс.

А я вам совершенно бесплатно сообщаю: воровство на лекарственных закупках в Москве — триллионный бизнес. В нём, конечно же, замазан Печатников, но совершенно не он один. Лекарства — это, по сути, такое же золотое дно, как Gunvor Геннадия Тимченко для продажи нефтепродуктов. Ничего не надо там изобретать, испытывать, доказывать. Достаточно одной подписи чиновника, чтобы госбабло на закупки в правильную сторону потекло. Чтобы препарат закупался не за тысячу рублей за границей у производителя, а за пять тысяч внутри страны у реселлера.

Помните юриста Константина Чуйченко, которого президент Медведев однажды спросил про воровство на господрядах? Чуйченко тогда ответил, что воруется триллион рублей в год, только по тем сделкам, которые можно отследить на портале госзакупок. Какая-то часть воруется на раздутых заказах в ИТ-сфере, но на фарме — и проще, и удобней. Таблетка может стоить в производстве рубль, а государство её закупит за миллион. Потому что рублёвую версию запретил закупать тот самый госчиновник, совладелец завода, где государство её же закупает за миллион.

В свете этих совершенно общеизвестных фактов история о Печатникове, ездящем на карете «скорой помощи» с мигалкой и ящиком коньяка — банальное отвлечение внимания от реальных проблем в пользу вымышленных. Ездить на служебном транспорте, принадлежащем EMC, ключевой акционер EMC имеет полное право. И ящик коньяка он там тоже имеет полное право держать. Проблема не в этом, проблема в централизованной госзакупке лекарств. Проследите, как за последние годы выдавлены с этого рынка поставщики доступных решений, и всё вам станет понятно — и про Печатникова, и про тех, кто его сегодня мочит.
00Canova

Муниципальные выборы 2017: Первые результаты

Решил немного отвлечься от постоянных прямых трансляций из Пизы и в очередной раз провести куда более важный для москвичей репортаж с муниципальной кампании 2017, а заодно и сообщить о первых достигнутых результатах. С момента написания моих последних постов на эту тему дела тут начали идти в гору, но впереди ждет еще больше работы. Начиналось все так:





Черное и красное на карте — это все плохо. Кандидатов по районам такого цвета либо очень мало, либо они неактивны. Желтый означает, что кандидаты есть, и они выполняют необходимый минимум активностей. Салатовый и зеленый — это уже очень хорошие районы. Здесь много независимых кандидатов, они ходят на тренинги, общаются между собой, координируются и создают команды. Так вот, если поначалу цветовая гамма по городу выглядела довольно депрессивно, то сейчас все несколько иначе:



Все еще остается несколько проблемных районов: не хватает кандидатов в Зеленограде(если вы оттуда, записывайтесь), стоят на месте сразу два центральных района Москвы — Хорошевский и Арбат. Кандидаты там есть, но они неактивные. Однако в целом всего за две недели работы муниципального штаба ситуация, как видно, конкретно улучшилась. Все это прямой итог неравнодушности ряда москвичей, ставших кандидатами, поддержавших рублем или оставивших свои подписи за них, и работы ветеранов независимых кампаний. Последние направляют кандидатов, помогают им на непростом пути выдвижения, следят за грамотным сбором документов, координируют действия и морально готовят к грядущим трудностям. Вот, например, отдел выдвижения, возглавляемый Ириной Правниченко:

Collapse )

00Canova

«Нелюбовь»: ответы на все вопросы от Звягинцева

В своей давешней нерецензии на «Нелюбовь» я ничего не стал писать про внезапный перенос действия из Питера в Москву. Потому что это был детектив, который нужно было дорасследовать перед тем, как о нём писать. Отдельное спасибо Антону Долину, помогавшему в этом факт-чекинге.

На днях я сходил на вечер Андрея Звягинцева в лектории «Прямая речь», и отдельно доспросил режиссёра про эту загадку, озадачившую практически всех людей, с которыми я обсуждал «Нелюбовь» после просмотра. Поделюсь результатами, потому что они занятны и поучительны. Кому не интересно, можно этот длинный текст просто пропустить. И сразу смотреть видос, провенанс которого описан ниже:

[Детектив про перенос действия «Нелюбви» из Петербурга в Москву]
Вводные:
Действие фильма начинается в квартире на высоком этаже многоквартирного панельного дома, на окраине российского мегаполиса.
Какого именно — нам не сообщают. В окне показывают пригородный пейзаж, больше сталкеровско-брейгелевский, чем угрюмо индустриальный, как Бирюлёво в «Елене». Зритель, разделяющий любовь Звягинцева и Соррентино к временной и географической конкретике, с первых кадров начинает напряжённо ожидать подсказок про время и место — и получает их примерно на 10-й минуте экранного действия, в сцене, где главный герой фильма Борис утром едет на своей Kia на работу.

В машине звучит радио, оно рассказывает новости. Вернее, одну новость. О депутатах питерского Заксобрания, обратившихся к губернатору Полтавченко с требованием «запретить в средствах массовой информации пропаганду конца света», наступление которого в ближайшие дни предсказал календарь майя. Помимо Полтавченко и питерского ЗАКСа в сообщении упоминается Ленобласть, которую конец света ожидает наряду с остальной планетой.

Одновременно с этой новостью в лобовом стекле мы видим номерной знак едущей впереди машины, и на нём — 178-й регион (Санкт-Петербург).

В этом месте прилежный зритель фильмов Звягинцева и Соррентино получает ответ на оба интересовавших его вопроса. Конец света по календарю майя ожидался 21 или 23 декабря 2012 года. Следовательно, действие фильма начинается за пару месяцев до этого события. Место действия — Питер и окрестности, потому что где ещё FM-радиостанция может за полторы минуты эфира успеть упомянуть и Полтавченко, и ЗАКС, и Ленобласть, не расшифровывая? Номерной знак 178-го региона в этом контексте смотрится как бонус для той части аудитории, которая восприняла новости по радио как просто фон, и пропустила акустическую подсказку...

Получив ответ на свои вопросы, бдительный зритель расслабляется — но ненадолго. Буквально ещё минут через 10 ему начинают очень конкретно рвать шаблон подсказками, что действие происходит всё-таки в Москве. Сначала парикмахерша рассказывает героине про мужа, который спивается в Капотне. Капотня — район московский. Потом герои говорят уполномоченному, что мать Жени живёт в Подмосковье, на Киевском направлении, и это в 3,5 часах езды от их дома (от питерской КАД до начала Киевского шоссе — километров 650). Потом начинается поисково-спасательная операция, и проходит она на таких брейгелевских холмах, которых в питерском болотном пейзаже представить себе невозможно. Жители московского северо-запада узнают в жилом массиве на заднем плане микрорайоны на Сходненской. Машины спасательного отряда, которые мы видим в этой части фильма — совершенно реальный московский автопарк волонтерской организации «Лиза Алерт».

Ну хорошо, ну ОК, ну ладно, про Питер мы обознались (или не мы?). Но потом фильм заканчивается, начинаются титры, и в них мы видим благодарность ТРК «Санкт-Петербург» за использованные в кадре материалы. Что с неизбежностью доказывает: при создании фильма кто-то заморочился покупать права именно у вещателей из СПб. Трудно придумать иную причину, кроме желания придать картине местный питерский колорит...

Как можно объяснить противоречие? Зрители, с которыми я это обсуждал, предложили разные разгадки, объясняющие, из-за чего по ходу съёмок сценарий мог быть переписан, с переносом действия в Москву. Пересказывать их не буду, читатель волен построить свои (мне бы понравилась отсылка к «Иронии судьбы», где уже путались местами московские и питерские новостройки). Но я отправился с вопросом к Звягинцеву, и его ответы оказались очень поучительны для каждого любителя поверять кинематографическую гармонию алгеброй, как мы тут это прежде делали, разбираясь с «Молодым папой».

Объяснения Звягинцева

Фильм изначально снимался только в Москве и области. Мысль снять его в Питере существовала только на очень ранней стадии работы над сценарием, но когда дело дошло до поисков натуры, питерский регион уже не рассматривался. Микрокрайон нашли на спутниковых картах Google Maps, и это было Южное Тушино. Район поисков (и место, где в начале фильма Алёша Слепцов привязывает ленту) — русло реки Сходни. Вид из окна квартиры — на Медвежьи озёра в Щёлковском районе Подмосковья. Космические объекты в кадре принадлежат филиалу Центра космической связи, торчащая из леса белая башня за окном — аэродрому «Чкаловский».

Сюжет из радиоэфира — фрагмент передачи Стаса Кучера на московской станции «КоммерсантЪ ФМ» за осень 2012 года. Отобрана она не потому, что новость питерская, а для временной привязки к концу света. Питерская инициатива по запрету пропаганды конца света там просто к слову пришлась.

Машина 178-го региона принадлежала одному из участников съёмочной группы. Он так припарковал её на площадке, что показалось удобным взять её в кадр в сцене утренней пробки, на номер при этом никто не смотрел, и не сопоставлял его с аудио, которое добавилось впоследствии при озвучке.

Что касается ТРК «Санкт Петербург», у них был куплен не радийный, а телевизионный эфир — сцены утренней гимнастики, которую смотрит Женя. «Редкая компания, которая всё ещё соглашается нам что-то продать», — заметил Звягинцев.

Вот так и развалилось всё сложнейшее детективное построение про перенос действия из Питера в Москву. Иногда сон — это просто сон, как учил доктор Фрейд в известном анекдоте.

С учётом этого облома страшно подумать, сколько интерпретаций «Молодого папы» основано на привязке к столь же несущественным для создателей фильма деталям.


Встреча Звягинцева со зрителями в воскресенье в «Прямой речи» продлилась 132 минуты, и это был потрясающе интересный, подробный рассказ и про «Нелюбовь», и про «Лиза Алерт», и про кастинг актёров, и про съёмку сексуальных сцен, и про каннско-венецианскую фестивальную кухню, и про выбор натуры, и про Бергмана, Брессона, Кассаветеса, и про хэппи-энд, и про настоящих врагов России (по версии Шнура), и про патриотическое российское кино... Удивительней всего был формат: поскольку вводной лекции режиссёр читать не стал, все 2 часа 12 минут он отдал под вопросы слушателей. Поэтому ответы его получились развёрнутыми и обстоятельными, как бывает в журнальных интервью, но не на встречах со зрителями или пресс-конференциях. Отдельно порадовало, до какой степени ответ на вопрос про судьбу Алёши Слепцова дословно совпал с тем, что я пытался объяснить читателям давеча в ЖЖ.

Мест в собственном зале «Прямой речи» на Ермолаевском — не больше 100, так что все билеты были распроданы за три дня до события. Вести трансляцию лекторию, к сожалению, не позволили. Но случилось так, что за минуту до начала встречи режиссёр любезно разрешил её вести мне — так что все 132 минуты его выступления оказались доступны сперва в прямой трансляции, а затем и на YouTube. Лекторий «Прямая речь» обещает к завтрему выложить расшифровку выступления. Как выложит — тут залинкую.

К счастью, это была не последняя встреча Звягинцева со зрителями по горячим следам каннской и московской премьеры. 19 июня в ЦДЛ будет следующая. И она пройдёт снова в том же формате — без вводной лекции, ответами на вопросы зала. Трансляция там будет не моя, а человеческая, то есть со стационарной профессиональной камерой, со звуком через микрофон, и за деньги. Даст Бог, придумается ещё и приём вопросов по удалёнке.
00Canova

Маленький шаг для москвича и огромный скачок для всей столицы



Продолжая тему моего недавнего поста о грядущих муниципальных выборах, решил немного отчитаться о том, как там идут дела. Пока что хорошего мало: из 40000 подписей для независимых кандидатов в муниципальные депутаты Москвы собрано только 5000. Но есть и хорошая новость: в отличии от большинства событий, кармически выпадающих на нашу долю, тут все зависит от нас.






Тем более, что на местах все на самом деле куда позитивнее. На интерактивной карте муниципального штаба можно обнаружить целую кучу районов, где не хватает совсем небольшого количество подписей для выдвижения кандидатов. К примеру, в том же Басманном районе не достает всего 29 подписей.



То есть если вы оттуда и сейчас читаете этот пост, то вы по сути одним росчерком можете оказать огромную помощь обычным москвичам, которые осознанно решили не мараться выдвижением от СР, КПРФ или, упаси боже, ЛДПР, а пошли независимыми кандидатами на свой страх и риск собирать подписи.Collapse )

dead cash

Нападение на Варламова: детектива не получилось

Похоже, история с двумя вчерашними нападениями на Варламова в Ставрополе раскрыта. Сомневаюсь, что тамошние менты осмелятся её расследовать, потому что тут действовала такая же крепкая спайка между криминалом, властью и крупным бизнесом, как и в деле о покушении на журналиста Олега Кашина.

Отличие состоит в том, что Кашин обидел политика, молодого губернатора Турчака, а бандитов для расправы нанял топ-менеджер из корпорации его отца. Когда вся эта цепочка была следствием установлена, дело тут же и замяли, потому что отец Турчака — человек со связями. Во вчерашнем нападении всё было наоборот: бизнес-структура, сросшаяся с местной властью, выступила не исполнителем расправы, а её инициатором. И целью была не месть за уже прозвучавшее высказывание, а попытка предотвратить публикацию нежелательного материала.

Варламов ни в какую ставропольскую политику вмешиваться, очевидно, не собирался (продать эту тему его подписчикам, мягко говоря, сложновато). Но он имел неосторожность обмолвиться 10 дней назад о своём интересе к жилищному комплексу «Перспективный» — это целый микрорайон, из самых густонаселённых в городе, застроенный силами местной группы компаний «ЮгСтройИнвест». Видимо, пресс-службой того самого ЖК упоминание в блоге Варламова было отслежено, и вызвало беспокойство. Один из топ-менеджеров «ЮгСтройИнвеста» с редкой фамилией Медведев, отвечающий там за пиар, по совместительству депутат Ставропольской гордумы, оказался участником (и, видимо, организатором) нападений на блоггера. Причём вчерашнему насилию предшествовала серия попыток разместить информацию об инциденте в популярных пабликах (информационных каналах) социальной сети ВКонтакте. В понедельник велись переговоры с площадками по цене и срокам публикации, а само размещение материала готовилось на утро среды.

В среду, после первого нападения, заказчики разослали текст о нём и видеозапись тем площадкам, которые накануне подтверждали готовность разместить их информацию (не зная заранее тему). К чести администраторов пабликов, по меньшей мере двое из них отказались от публикации и вернули деньги, когда увидели текст, а сведения о заказе, вместе со скриншотами переговоров и видеороликами, переслали Варламову. Советую почитать переписку, финальные строки греют душу.

В официальном сообществе ЖК «Перспективный» во ВКонтакте этот текст был опубликован в той же редакции, в какой рассылался по разным пабликам. Через некоторое время публикаторы, видимо, осознали, что их роль получила нежелательную огласку, и победный отчёт о нападении на блоггера был из сообщества удалён. Впрочем, 44 минут с момента его публикации хватило для попадания в кэш Гугла, где он доступен и поныне, с несколькими красноречивыми комментариями от пары местных читателей, для которых известие о нападении, похоже, не стало новостью.

В общем, детективный сюжет на этом можно считать исчерпанным. Если бы нападение расследовалось силовыми структурами, не повязанными круговой порукой с крупным местным бизнесом, властью и криминалом, то можно было бы уже сегодня ожидать сообщений о раскрытии преступления на официальных сайтах ставропольских силовиков. Группа лиц, предварительный сговор, видео, фото, биллинги, логи местных операторов, финансовый след неудавшихся размещений — для установления всех причастных лиц работы там от силы на час. Никто ведь особенно не шифровался, даже переговоры о размещении поста велись с аккаунта вполне реального ставропольского пользователя… Но, думаю, небрежность в вопросах конспирации — не столько глупость, сколько вера в безнаказанность.

Разумеется, я не могу поручиться, что никого не будут искать и не найдут. Чтобы такое утверждать, нужно хорошо знать местные ставропольские расклады, а я про них не знаю вообще ничего. Если там не один, а, скажем, два или три полюса, то в силовых структурах могут найтись недоброжелатели «ЮгСтройИнвеста», заинтересованные в расследовании дела. Ещё круче, если у местной крыши этого холдинга есть какие-нибудь трения с федеральными силовиками (с бандитами и такое случается, представьте). В этом случае инициативу может проявить и Москва. Но это всё теоретические возможности, а на практике рука обычно руку моет. Даже если впишется какое-нибудь федеральное ведомство, судить преступников будут всё равно в Ставрополе, а уж местным судьям до своих бандитов всегда ближе, чем до Москвы…

Два важных урока, которые стоит извлечь из этой истории, таковы. Во-первых, организованное насилие как способ разрешения любых вопросов не может оставаться прерогативой власти. Власть тут только пример подаёт, а бандосы всех мастей ему следуют.

Во-вторых, если вас облили зелёнкой, не надо пытаться её смыть муравьиной кислотой, как советуют в Интернете разные умники: это токсичное и едкое вещество, вредное для кожи. Пользуйтесь мицеллированной водой. Помогло Навальному — поможет и вам.

Update: в новом посте Варламов подробно описал всю историю нападения и последующие свои приключения в милиции. Пока что худшие мои предположения подтверждаются. Милиция, хоть и не заодно с нападавшими, но явно сознаёт, что в деле участвуют серьёзные местные люди, и совершенно не рвётся никого найти по горячим следам. Даже дела уголовного до сих пор не завели, мотивируя слабым знанием применимых статей УК РФ. Варламов вернулся в Москву, и ставропольская милиция вправе надеяться, что больше он её своими жалобами не потревожит. По крайней мере, до следующего приезда в этот гостеприимный город.

До этого момента всё происходило именно так, как я и предвидел: рука руку моет. Но дальше на сцену могут выйти самые неожиданные действующие лица. Или не выйти, но наделать шороху из-за кулис.

Разумеется, интерес любых серьёзных игроков к этой истории будет напрямую зависеть от уровня её огласки. Поэтому многое тут зависит от прессы и соцсетей — чем больше мы будем об этом нападении писать, тем больше шансов, что найдутся заинтересованные в его расследовании.
01915

Вопрос к азербайджанским юристам

За недолгое время моей поездки в Республику Арцах я успел получить несколько сотен комментариев от пламенных патриотов Азербайджана. В основном — пожелания смерти и угрозы убийством, но то меньшинство, которое на этом фоне пыталось выглядеть цивильно, в юридических терминах предупреждало меня об уголовной ответственности за нарушение территориальной целостности Азербайджана. Которое является преступлением и наказуемо длительным тюремным сроком по законам этой суверенной бензоколонки.

А всего через несколько часов после моего возвращения из Арцаха поступила новость о том, что Служба безопасности Украины запретила въезд в страну певице Юлии Самойловой — за то же самое «нарушение территориальной целостности», выразившееся в её поездке в Крым.

Так что внимание, вопрос на засыпку, дорогие азербайджанские читатели.

Я уже понял, что всех жителей Республики Арцах вы считаете преступниками, незаконно находящимися на территории Азербайджана, где живым армянам находиться запрещено. Иностранных граждан, которые посетили Арцах, вы заносите в свой чёрный список, и готовы добиваться их экстрадиции из любой страны мира в азербайджанскую тюрьму по линии Интерпола.

Внимание, вопрос. А что вы предлагаете сделать с теми 5,6 млн человек, которые посетили Крым в 2016 году, нарушив территориальную целостность Украины? А с теми 4,59 млн человек, которые совершили это преступление в 2015-м? А куда б вы предложили деть тех 2,34 млн человек, которые постоянно проживают в том самом Крыму, в нарушение закона Украины о том, что находиться там нельзя? Вырезать? Депортировать? Всех — в украинскую тюрьму?

Раз уж вы заделались такими специалистами по международному праву, ответьте, пожалуйста.
Уверен, для читателей моего ЖЖ ваш ответ на этот вопрос будет много интересней и актуальней, чем все рассуждения о похлёбке, которой вы так мечтаете угостить меня в кьюрдаханской тюрьме.

Моим читателям, страдающим в последние дни от нашествия азербайджанских экспертов по международному праву, предлагаю задавать кьюрдаханским кашеварам этот же простой вопрос. Авось задумаются, первый раз в жизни.
yaorange

Вы охуели, дорогие киевские коллеги

Медиаменеджер Артур Оруджалиев рассказал вчера в Фейсбуке об историческом решении оргкомитета ежегодной конференции украинских айтишников iForum:

Нормально ли то, что во время войны на разных мероприятиях в Украине все также выступают докладчики из России?
Эта тема вызывает дискуссии практически на всех мероприятиях. И, как мне кажется, на оргкомитете iForum.ua в этом году было принято очень правильное решение...
Гражданин России может принимать участие в мероприятии на территории Украины при условии, что он готов публично ответить на один простой и очевидный вопрос.
Вопрос звучит просто: Чей Крым?
И ответ на него простой: Это украинская территория, незаконно захваченная Россией в 2014 году.
Если граждане России хотят заниматься публичной деятельностью на территории Украины, то они должны придерживаться украинского законодательства.
Можно считать по-другому. Или быть не готовым об этом говорить вслух. Но тогда это стоит делать где угодно. Например, на кухне в Москве, но никак не на сцене в Киеве.


Больше 50 лет я живу на свете, и за это время успел посетить не один десяток стран Европы, Азии, Африки и Американского континента. Включая и не вполне демократичные, вроде Китая, Вьетнама, Казахстана, Белоруссии, и в целом мусульманские, вроде Иордании, Египта, Турции, Палестинской автономии. Некоторые из стран, где я бывал (а также Государство Израиль, гражданином которого я являюсь) находятся в состоянии войны и неурегулированных территориальных конфликтов с соседями. Но никогда в жизни меня при въезде или при получении визы не просили придерживаться местного законодательства касательно моих мыслей и личных мнений о международном положении, или сдавать устный экзамен на политическую лояльность властям страны, куда я приехал по делам или на отдых.

Иорданцы, у которых Израиль в 1967 году отвоевал Иудею, Самарию и Восточный Иерусалим, не требовали от меня сказать, что я поддерживаю возврат Израиля к границам 1948 года. Египтяне ни разу не просили признать их права на Сектор Газы (тоже отнятый у них в 1967 году). Грузины, у которых Россия в разные годы отжала Абхазию и Южную Осетию, не спрашивают российских граждан в аэропорту Руставели, чей Сухуми, и чей Цхинвал. Армяне в Звартноце не докапываются к гостям из 170 стран, где ещё не признан на государственном уровне геноцид 1915 года, с предложением осудить позицию их правительства по этому вопросу. Не говоря уже о том, что от украинцев, въезжающих в Израиль или Россию, никто не требует признать ответственность за сбитый над Чёрным морем Ту-154, на борту которого находились 40 израильтян и 38 россиян.

Есть межгосударственные конфликты, урегулирование которых может занять годы и десятилетия, а есть отношения между людьми. Отношения человеческие, профессиональные, коммерческие, академические, иногда — семейные. Именно в этих связях, а не в торжественном приёме перебежчиков, вроде Вороненкова, — залог будущего мира и добрососедства. А перенос межгосударственных конфликтов на личный уровень — это повестка партии войны. От взглядов Хазина, Прилепина и Ко она ничем принципиально не отличается. Ничто так не бесит партию войны, как мысль о возможности диалога между здравомыслящими людьми по разные стороны фронта.

Я очень рад, что среди моих украинских друзей и родных нет сторонников партии войны. И я очень сожалею, что оргкомитет iForum занял такую неконструктивную позицию.

Что же касается Крыма, вынужден напомнить киевским коллегам, что в Уголовном кодексе Российской Федерации существует статья 280.1 «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации», предусматривающая лишение свободы на срок до пяти лет. И есть уже практика привлечения людей к ответственности по этой статье. Практика состоит в том, что к уголовной ответственности по ней привлекают не за призывы, а за высказывание личного мнения, в котором начисто отсутствуют признаки побуждения кого бы то ни было к «действиям, направленным на…».

Разумеется, статья эта противоречит Конституции РФ. Однажды люди, которые внесли в российский уголовный кодекс, сами окажутся на скамье подсудимых за антиконституционный государственный переворот, который совершила в России Госдума VI созыва, отменив свободу собраний, свободу совести и свободу слова. Но это вряд ли случится до начала ближайшего iForum.

На сегодняшний день любой российский гражданин, публично требующий возвращения Крыма в состав Украины, обрекает себя на очень простой выбор: либо немедленное бегство из страны (с последующими обысками в квартирах всех родственников, оставшихся в России), либо очное уголовное преследование по политической статье (не экстремистской, как у меня, а сразу террористической), с арестом имущества, изъятием всей компьютерной техники и перспективой до 3,5 лет колонии общего режима по первой ходке. Причём за много месяцев до вынесения приговора, каким бы он в итоге ни оказался, в качестве минимальной меры пресечения с обвиняемого берётся подписка о невыезде. А можно и сразу загреметь в СИЗО на время следствия, как Кунгуров или Бубеев. Решение, какую меру пресечения попросить, принимает следователь, а суд соглашается с ним автоматически.

Вы считаете себя вправе требовать от российского коллеги, чтобы он подо все эти интересные перспективы подставился?
Просто потому, что иначе вы его не пригласите выступить на iForum?

Да вы просто охуели, дорогие мои киевские коллеги.
Других слов у меня нет.
00Canova

#МосковскиеСезоны: как написать три буквы на Центральном Телеграфе

6 лет назад Игорь Блинников, 40-летний безработный хакер из Новороссийска, порадовал московских автолюбителей, взломав экраны с видеорекламой по ходу Садового кольца. Блинникову удалось вычислить IP-адреса компьютеров, откуда реклама транслировалась на экраны, и получить к ним доступ. В ночь с 14 на 15 января 2010 года хакер залил в директории, откуда брались ролики для показа рекламы, порнуху со своего жёсткого диска. На протяжении 18 минут биллборды над тоннелями Садового кольца транслировали эту порнуху. Движение транспорта в центре столицы замерло. Водители останавливали машины, чтобы снять это дивное диво на телефон.
Наташа Резник в Лондоне
Блинникова потом ловили целый месяц. Оказалось, что доступ к московским рекламным серверам он получил через компьютер, физически расположенный в Грозном, зашёл туда из Нальчика, а в Нальчик логинился из Новосибирска. Если б хакер сообразил использовать цепочку, все звенья которой находились бы за пределами РФ, вряд ли его бы вычислили. Впрочем, для его дальнейшей судьбы это принципиального значения не имело, потому что в феврале 2010 Игорь Блинников был осуждён на 5 лет строгого режима за попытку продать переодетым полицейским 13 грамм травы.
Экран Центрального Телеграфа
Как бы то ни было, яркий образ столичных уличных видеоэкранов, транслировавших пользовательский контент, запомнился москвичам надолго. Так что я малость приофигел от новости о том, что с сегодняшнего дня и до 3 января 30 муниципальных видеоэкранов по всей Москве будут транслировать пользовательские селфи, выцепленные из соцсетей по хэштегу #МосковскиеСезоны. Главная точка трансляции — экран 26х17 на фасаде Центрального Телеграфа (он вместит за раз 12 селфи); ещё ближе к Кремлю, на катке площади Революции, установлен уличный монитор 14х6,5 метров, куда влезут 15 картинок сразу. В городских парках и на новогодних площадках муниципальных округов развеска экранов стартует завтра. Но у Кремля трансляция селфи из соцсетей уже идёт вовсю, можно начинать тестировать.
Билборд на площади Революции
Технология, которая используется для отбора и показа картинок — SNWALL, разработка агентства «Социальные сети». Придумалась она довольно давно, для обеспечения наглядного соцмедийного интерактива на разных публичных сборищах. 3 года отработала на Красноярском экономическом форуме и 4 года на Питерском. Так что «казуса Блинникова» создатели системы не опасаются: премодерация публикуемых фоток обкатывалась на вполне режимных мероприятиях, под надзором ФСО и под давлением очень изобретательного пользовательского креатива (сам лично в былые годы скормил модераторам системы не одну дюжину хуёв — надо полагать, наука им пригодилась). Пользовательская фотография до попадания на городской экран проходит и проверку на стоп-слова, и анализ изображения, и контроль живого модератора.

Впрочем, тем эта забава интересней. В существование абсолютно надёжных систем фильтрации лично я не верю. Так что будем испытывать систему на прочность — чем не развлечение в эти суматошные дни. Правила игры таковы: фигачишь селфи на фоне столицы в свой ВК, ФБ, Твиттере и/или Инстаграме, цепляешь хэштег #МосковскиеСезоны (регистр монопенисуален) — и ждёшь, пока твой портрет вылезет на городских экранах. Полный список мониторов и районных хэштегов (для целевого показа на окружных экранах) доступен на сайте мэрии.
barbed wire

Комсомолькише беобахтер: обыкновенный нацизм

Забрался вчера на верхнюю площадку Scala Contarini del Bovolo, наслаждаюсь прекрасным видом на крыши и колокольни Венеции, готовлюсь видеотрансляцию запилить...

Тут вдруг звонят с «Эха Москвы»:

— Антон Борисович, как Вы можете прокомментировать то, что в «Комсомольской правде» предлагают Вас лечить в газовой камере?

Да что тут комментировать, братцы. Чего мы не знаем про «Комсомольскую правду»? Газета принципиально стоит на нацистских позициях, не только в еврейском вопросе. Почитайте, что они пишут, например, о выхаживании недоношенных детей, о переписи российских школьников по нацпризнаку, о всемирном заговоре еврейского капитала, или про Ника Вуйчича. Это всё не вчера началось, и это их принципиальная позиция, в которой власть газету вполне поддерживает. Покуда блоггеров тащат в суд за фото Смоленска времён оккупации, или за карикатуру Кукрыниксов, нацистам из «Комсомолки» даже устное замечание от надзорных органов не угрожает — ни за абажуры, ни за газовые камеры, ни за призывы к утилизации детей-инвалидов.

«Комсомолка» — яркий, но далеко не единственный пример суверенного российского нацизма, лезущего ныне из всех щелей, в широком диапазоне от телегонии до телегонева и культурной политики. А почему эта идеология пришлась настолько ко двору в наше интересное время, больше 20 лет назад разъяснил профессор Умберто Эко.
dead cash

«Левиафан» в Левобережном районе Москвы: лофты, яхты и вертолёты под видом автобусной остановки

Действие «Левиафана» Андрея Звягинцева разворачивается в далёком селе Териберка, на берегу Баренцева моря, за Полярным кругом. Помимо красот арктической природы, режиссёр хотел показать нам такую российскую глушь, о существовании которой жители Москвы и Питера вряд ли догадываются (не говоря уже о том, чтоб туда съездить), — и рассказать о жутких нравах, царящих в этой самой глуши.

На самом деле, за сюжетами, аналогичными тому, что показан в «Левиафане», совершенно незачем было тащиться так далеко. На севере родной моей Москвы, в Левобережном районе, где я прожил полжизни, буквально в эти дни и прямо на наших глазах разворачивается история, очень близко повторяющая сюжет самого знаменитого российского фильма 2010-х годов.

Я говорю о «стройке века», затеянной московскими властями при деятельной поддержке ликсутовского Дептранса в районе Бутаковского залива, что к западу от Ленинградского шоссе, позади супермаркета Metro.

6 лет назад Правительство Москвы приняло Постановление №892, согласно которому на этой территории, в природоохранной зоне у воды, на деньги города будет разбит городской парк для местных жителей. Принятию этого постановления предшествовали общественные слушания, в ходе которых идея появления нового парка нашла поддержку у горожан: Левобережный район хоть и неплохо озеленён исторически, с каждым годом новостройки отъедают у природы всё новые участки. Достаточно вспомнить хоть недавнее преступление против экологии в парке Дружбы, где в ходе строительства нового стадиона практически загубили всю экосистему местных прудов…

Постановлению о создании парка на берегу Бутаковского залива не суждена была долгая жизнь. Приехал из Эстонии страшно деловой Ликсутов, и в 2011 году родился общегородской проект по строительству на всей территории города транспортно-пересадочных узлов (ТПУ). В исходном постановлении Бутаковский залив не фигурировал, но 3 года спустя придумался на территории запланированного парка ТПУ «Ленинградский», где жители здешних мест и транзитные пассажиры смогли бы пересаживаться с железнодорожного транспорта на речной. Что в этом районе нет ни линий ж/д, ни пристани для водного транспорта, никого не смутило. Постановлением Правительства Москвы от 30.07.2014 было зафиксировано принципиальное решение: парка не будет, а будет ТПУ.

Спустя ещё пару лет появился — и был утверждён городскими властями — подробный план строительства пересадочного узла. Совершенно конкретно там объясняется (см. слайд №12 официальной презентации), что ездит мимо Бутаковского залива такой автобус маршрута №905, полуэкспресс, доставляющий граждан до Химкинской больницы и ТЦ «Метро». 17% суточного пассажиропотока направляется на 905-м именно к этим двум остановкам. Следовательно, ради одного этого маршрута и нужно строить в природоохранной зоне ТПУ вместо городского парка. Чтобы эти самые 17% пассажиров с маршрута, который обслуживают 24 автобуса, могли «пересаживаться». А планы создания тут парковой зоны очень помешали бы этим пассажирам слезть и пересесть на другой автобус.

А вот, дорогие друзья, тот замечательный проект, по которому власти города планируют строить этот самый пересадочный узел «Ленинградский»:

Если кто вдруг не понял, объясняю.
Строиться там будут четыре причала для частных яхт, вертолётодром на 11 посадочных мест, два корпуса нового бизнес-центра, три здания многофункционального назначения (это такие здания, где владельцам яхт логично купить по квартирке — вроде тех, что на Водном стадионе, или в яхт-клубе Герцлии), а также церковь, куда без неё. Вот, собственно, проект застройки:

Вы, кажется, хотели спросить меня насчёт 905-го автобусного маршрута? Ой, извиняюсь, совсем забыл. В планах строительства ТПУ (общая площадь которого составляет, согласно проектной документации, больше 25 гектар) заложены аж 400 квадратных метров под остановку 905-го маршрута, и в общей сложности 3085 кв метров (0,3 га, или 1,2% от общей площади, выделенной под освоение под видом транспортного узла) под его установочно-разворотный пункт. Вот тут-то и будут «пересаживаться» (то есть слезать с 905-го и садиться в него) те самые 17% пассажиров, которые свои покупки из Metro привыкли возить домой автобусом. На яхты и вертолёты они тут пересаживаться, конечно, не будут, к этим охраняемым периметрам их охрана не подпустит. Но могут слезть с автобуса, потом обратно на него сесть. Грузчики и кассирши Metro, наверное, очень оценят новую удобную остановку. А владельцы яхт и вертолётов, так и быть, потерпят её соседство. Им же нужна прислуга по дому, няни, уборщицы и прочий персонал. 905-й автобус нужен как раз для того, чтоб не гонять за этим персоналом шофёра на персональном транспорте к «Речному вокзалу». Билет от Белорусского вокзала до будущего ТПУ стоит всего 50 рэ.

Вот такой дивный проект строительства транспортно-пересадочного узла на пересечении Ленинградки c 75-м километром МКАДа утвердило минувшим летом правительство Москвы. Подрядчиком выбрали киприотский офшор «Унвия» (ближе Кипра, знамо дело, для Москвы застройщиков нет — зря, что ли, Иван III выписывал грека Аристотеля Ф. для строительства Успенского собора в Кремле?!). Киприоты назначили субподрядчиком «НДВ Недвижимость» Александра Хрусталёва, который с тех пор, как завёл себе в собственность вертолёт, обнаружил, что в Москве очень плохо с посадочными площадками — и теперь активно помогает Ликсутову устранить этот недостаток по всей Белокаменной, создав для этих нужд специальную компанию «Хелипорты». Субподряд на строительство вертолётной площадки у Ленинградского шоссе тем самым «Хелипортам», разумеется, и достался.

С этого места начинается обещанный «Левиафан». Потому что, с одной стороны, есть неравнодушные жители Левобережного района, сплочённые недавней схваткой против уничтожения парка Дружбы. С другой стороны, есть законные собственники тех участков, которые подлежат изъятию в пользу города для постройки ТПУ. Те и другие, естественно, против строительства и яхт-клуба, и вертолётной площадки. Просто горожане — за парк, который им 6 лет назад обещан, а собственники — за то, чтобы у них хотя бы землю по-человечески выкупили, а не конфисковали под предлогом строительства транспортной развязки. Но в текущем моменте и те, и другие просто против бессовестной, беззастенчивой схемы попила природоохранной зоны между чиновниками-бизнесменами и просто бизнесменами, под предлогом решения транспортных проблем столицы.

Поскольку конфискация земель проводится на основании механизма безотзывной оферты, логично было бы оспорить это решение в ФАС как злоупотребление монопольным правом городских властей. Но УФАС по городу Москве действует под строжайшим запретом принимать жалобы на отчуждение земель муниципалами, если оно происходит под предлогом дорожно-транспортного строительства. Так что антимонопольщики ушли дальше бороться с Босхом, отказавшись даже читать поданные жалобы.

Дальше есть предусмотренный законом механизм согласования планов застройки с жителями района. Пресловутые слушания. Которые в случае с проектом 2010 года прошли без проблем. А с новым ТПУ — проблемы неизбежны. Но, слава Аллаху, наша столица богата на решальщиков с обширным опытом проведения общественных слушаний без помех со стороны жителей района.

Слушания назначили на 13 октября в детском клубе «Ладога». Разумеется, жители района на них явились. Но обнаружили, что и здание, и сам зал, где слушания будут проводиться, оцеплены мускулистыми представителями некоего безымянного ЧОПа, с чётким списком, кого им запускать внутрь. Понятно, что в этом списке фигурировали не 53 тысячи зарегистрированных в Левобережном районе москвичей, а 4-5 фамилий представителей управы и застройщика. Не было там даже фамилий муниципальных депутатов от района. Для их попадания в зал потребовалось вызвать наряд милиции.

Для обеспечения массовки в зале с заднего крыльца к детскому клубу подогнали автобус с пенсионерами, для которых 500 рублей за участие в таком шоу — хорошая, годная прибавка к пенсии от управы. Пенсионеры заняли половину зала, и выслушали доклад представителя МЧС (не могу знать, настоящего или ряженого) о том, что вертолётная площадка позарез нужна его ведомству для разучивания чрезвычайных ситуаций в Бутаковском заливе. Там же, как известно, зона повышенной опасности — то землетрясения, то диверсанты ЦРУ, МЧС туда каждый день хочет вертолёт отправить, а сажать некуда. Построят ТПУ — можно будет всех спасти. И покупателей Metro, и кассирш, и случайных пассажиров 905-го маршрута. Пенсионеры проводили спасателя аплодисментами, и дружно проголосовали за строительство ТПУ. Жителям, пытавшимся в это время прорваться в зал, где проходили слушания, сломали пару лицевых костей, и демократия восторжествовала.

Назавтра активисты из числа местных жителей пошли по району с подписными листами, и собрали больше 1200 подписей против строительства ТПУ вместо парка. 19 октября — крайний срок сдачи этих подписей в управу. Их, очевидно, больше, чем те 50 голосов пенсионеров, из которых формировался одобрямс при поддержке соцработниц и ЧОПа. Но явно никто в управе не готов нарушить плавное течение согласовательных процедур. Так что следующим адресом, куда эти подписи отправятся, станет прокуратура. От которой я, честно говоря, не жду серьёзной помощи в этом деле. Но просто важно понимать, что история эта — в процессе и в развитии. Будем за ней следить. Фильм «Левиафан» задумывался как притча, а тут у нас reality show. И исход его в некоторой степени зависит от неравнодушия каждого, кто дочитал до этой строчки.

Друзья мои, нет в Москве такого парка, такой природоохранной зоны, которую эстонский предприниматель Максим Ликсутов не мог бы закатать в асфальт или превратить в элитный коттеджный посёлок для своих друзей, под предлогом создания нового ТПУ. Если говорить конкретно о Левобережном и Ховринском районах, то там уже какое-то космическое количество бабла освоено на транспортных развязках, метрострое и прочих полезных, но почему-то не реализованных городских решениях. Нам обещали продлить метро после «Речного вокзала» — до станций «Беломорская», «Улица Дыбенко», «Ховрино», «Левобережная». Правильные подрядчики освоили миллиарды на проектировании, потом все эти прожекты были заморожены. Что-то — отложено по пять раз (как станция «Беломорская»), что-то просто похоронено навсегда (как станция «Улица Дыбенко»). А где-то, наоборот, затеваются грандиозные стройки века.

Всё это возможно лишь до тех пор, покуда вопросы решаются под ковром. Вспомним опять же «Левиафан». Герой Романа Мадянова очень нервничал, покуда думал, что о его проделках узнают люди в Москве. И сразу успокоился, когда понял, что Вдовиченков блефует, и Москва не при делах.

Не дадим Ликсутову и его подельникам такого комфорта. Будем следить за судьбой Бутаковского залива. За ЧОПами, привлечёнными к обеспечению правильного голосования. За бенефициарами этой бессовестной стройки. За судьбой природоохранной зоны. За условиями выкупа земли. Будем за этим следить и рассказывать. Не дадим им обделывать подобные схемы в уютной тиши сигарных комнат, решать судьбу московских природоохранных зон в узком кругу бизнес-партнёров.

У них есть ЧОПы, армия соцработников, автобусы с пенсионерами, карманные управы. У нас есть лайки, шеры, кросспосты, ретвиты. Сделаем так, чтобы вся Россия узнала про узел, где владельцы вертолётов хотят комфортно пересаживаться на свои же яхты, вместо городского парка. И про муниципальных чиновников, которые этот «узел» вместо парка крышуют. Я не могу обещать вам, что мы в этой конкретной схватке победим. Но я могу обещать им, что они о своём грандиозном распиле пожалеют.

Вот материалы для самостоятельного изучения по теме этой «стройки века»:
страница общественных слушаний на сайте управы «Левобережный»
страница городских активистов, выступающих против строительства ТПУ, с хорошей подборкой документов, хронологией и видео со слушаний
репортаж телеканала До///дь, где можно видеть реакцию заинтересованных лиц

Я надеюсь, что к моему призыву распространять информацию присоединятся не только ЖЖ, Твиттер и Фейсбук. Но и те СМИ, которые по сей день остались независимыми, уделят внимание этому вопиющему распилу природоохранной московской земли под причалы для яхт и вертолётные площадки.